double arrow
Аграрная политика

Решения сентябрьского Пленума 1953 г. дали колхозам и совхозам относительную хозяйственную самостоятельность, позволили материально стимулировать крестьян. Закупочные цены на пшеницу возросли в 1952—1958 гг. в 6 раз, на крупный рогатый скот — в 12 раз, денежные выплаты на трудодень — в 3 раза. Значительно увеличились доходы колхозников от продажи молока, масла. Летом 1957 г. были полностью отменены обязательные поставки сельхозпродуктов личными подсобными хозяйствами колхозников, рабочих совхозов и горожан.
В конце 1950-х гг. колхозы получили право подключаться к общесоюзным энергетическим сетям, в то время как раньше они могли пользоваться лишь маломощными сельскими энергосетями. Это значительно повысило энерговооруженность сельского хозяйства, позволило механизировать ряд работ, в частности доение скота.
Однако в основном развитие сельского хозяйства пошло по экстенсивному пути. В 1954 г. Хрущев обратился в ЦК с запиской «Пути решения зерновой проблемы». Он писал: «Дальнейшее изучение состояния сельского хозяйства и хлебозаготовок показывает, что объявленное нами решение зерновой проблемы не соответствует фактическому положению дел в стране с обеспечением зерном». (Это был прямой выпад в адрес Маленкова, который на XIX съезде КПСС провозглашал, что в СССР полностью решена зерновая проблема.)
В записке сообщалось, что в 1953 г. было заготовлено 1850 млн. пуд. (столько же, сколько и в 1948 г. и на 375 млн. пуд. меньше, чем в 1949 г.). 160 млн. пуд. пришлось взять из государственного резерва.
Отметив, что «в связи с общим ростом народного хозяйства, значительным увеличением численности городского населения и ростом реальной заработной платы из года в год увеличивается расход хлебопродуктов», Хрущев делал вывод: необходимо резко увеличить производство зерна. Для этого он предлагал предпринять распашку целинных и залежных земель в Казахстане, Западной Сибири, на Урале и в Поволжье. Хрущев считал, что это позволит значительно увеличить производство в кратчайшие сроки, а затем вернуться к намеченным сентябрьским Пленумом интенсивным мерам.
Первоначально планировалось распахать 13 млн. га, однако планы вскоре были значительно перевыполнены. Только за первые два года было распахано 33 млн. га целинных и залежных земель, а за 1954—1960 гг. —
41,8 млн. га, в т.ч. 25,5 млн. — в Казахстане, 11,1 млн. в Сибири, 2,9 млн. на Урале и 2,3 млн. в Поволжье. На целине сооружались «агрогорода», создавались крупные зерновые совхозы. Распашка целинных земель требовала большого количества рабочих рук. Только в 1954—1957 гг. на целину переехали 56 тыс. семей, главным образом из колхозов центральной России. Освоение целины стало «ударной комсомольской стройкой», к нему широко привлекали городскую молодежь.
В 1956—1958 гг. целинные земли обеспечили стране половину урожая зерновых. И в дальнейшем от 25% до 40% зерна собирали на целине. Среднегодовые сборы зерна составили в 1959—1964 гг. 129,3 млн. т против 80,9 млн. т в 1949—1953 гг.
Вместе с тем освоение целины встретило немало трудностей и породило серьезные проблемы. Распашка земель велась в степных районах, не имевших жилья, дорог и иной инфраструктуры. Это требовало огромных капиталовложений. Себестоимость целинного хлеба была очень высока. Затраты на освоение целины не позволили осуществить крупные капиталовложения в сельское хозяйство остальной страны, прежде всего — нечерноземной зоны РСФСР, привели к отказу от курса сентябрьского Пленума 1953 г. на интенсификацию сельскохозяйственного производства. Вместе с тем условия жизни самих целинников оставались крайне тяжелыми: приходилось подолгу жить в палатках и вагончиках, не хватало воды и самых элементарных товаров. В 1959 г. это даже привело к волнениям в поселке Темиртау близ Караганды.
Освоение целины велось без серьезной экологической экспертизы. Предупреждения ученых о том, что на засушливых степных землях необходимо внедрять паровые севообороты, многолетние травы, применять мелкую пахоту, сочетать зерновое хозяйство с животноводством, не были приняты во внимание. Результатом явились пыльные бури и эрозия почв. Лишь спустя несколько лет, когда на целине резко упала урожайность, власть признала правоту специалистов.






Как Вы считаете: оправдалась ли в целом стратегия развития сельского хозяйства, основанная на освоении целины?

К 1959 г. благодаря снижению налогов на колхозы и личное подсобное хозяйство, техническому перевооружению колхозов и освоению целины валовая продукция сельского хозяйства увеличилась на 50%, в том числе в земледелии на 54%, а в животноводстве на 24%. Средняя урожайность зерновых составила в 1959—1964 гг. 10,4 ц/га против 7,7 ц/га в 1949—1953 гг.
Тем не менее, в начале 1960-х гг. в стране вновь стало не хватать зерна. В 1963 г. СССР был вынужден впервые после войны закупить хлеб за границей. (Решение о покупке зерна за границей принималось непросто. Следует отдать должное Хрущеву, решительно отказавшемуся следовать политике сталинских лет, когда продовольствие экспортировалось, а собственное население обрекалось на голод или в лучшем случае недоедание. Тем не менее необходимость прибегать к импорту зерна свидетельствовала о критическом положении в сельском хозяйстве СССР.) Отчасти это объяснялось ростом потребления. Так, в семьях колхозников потребление мяса выросло к 1958 г. по сравнению с 1940 г. в 2 раза, рыбы и кондитерских изделий — в 3 раза, сахара —
в 6 раз.

Почему стал возможен и на какие доходы опирался подобный рост потребления в деревне?

Но главное было в ином. Среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства, достигшие в 1953—1958 гг. 7,6%, в 1959—1964 гг. снизились до 1,5%. В первую очередь это объяснялось крайне непродуманной аграрной политикой, которая подчинялась сиюминутным волевым решениям. Стремясь быстро обеспечить страну зерном, Хрущев по примеру США увлекся внедрением кукурузы, обеспечивающей, по его мнению, высокие урожаи. Посевы кукурузы стали быстро расширяться (в 1956 г. под них отводилось 18 млн. га, в 1962 г. — 37 млн. га), вытесняя традиционные зерновые культуры и кормовые травы. Кукурузу сеяли даже в северных областях, вплоть до Вологодской, хотя эта культура теплолюбива и севернее Москвы зерна практически не дает. Одновременно началась распашка чистых паров и лугов, в т.ч. заливных. Все это привело к снижению урожаев хлебов и разрушению кормовой базы животноводства.
В 1958 г. было принято решение о продаже колхозам и совхозам техники МТС. Машино-тракторные станции преобразовывались в ремонтные. Само по себе это решение было разумным, так как работники МТС, получавшие зарплату в зависимости от количества вспаханных гектаров, не были заинтересованы в качественной обработке почвы. К тому же колхозы теперь освобождались от диктата со стороны директоров МТС. Но реализация этой меры оказалась неудачной. Колхозам пришлось выкупить технику за один год, по высоким ценам. В результате многие колхозы, особенно слабые, понесли тяжелые убытки. Большинство механизаторов МТС, несмотря на предоставленные льготы, не пошли работать в колхозы, а постарались перебраться в города.
Продолжилось укрупнение колхозов (уже в 1950—1952 гг. в результате слияния хозяйств число колхозов сократилось с 252 тыс. до 94 тыс.). В 1955 г. оставалось 83 тыс. колхозов, в 1957 г. — 68 тыс., в 1960 г. — 45 тысяч. Одновременно шло преобразование колхозов в совхозы. К 1960 г. в стране было 7 тыс. совхозов, в руках которых находилось 30% посевных площадей. Создавались и гигантские колхозы. Но если на Кубани или в Ставропольском крае с их огромными станицами это было отчасти оправдано, то в российском Нечерноземье в один совхоз или колхоз-гигант объединялись 50—100 деревень, разбросанных на обширной территории. Бездорожье, отсутствие средств связи делали подобные хозяйства неуправляемыми. Поэтому началось переселение жителей отдаленных деревень на центральные усадьбы совхозов и колхозов. Этот процесс продолжался и в 1970—1980-х гг. Всего за 1959—1989 гг. в СССР исчезли 194,5 тыс. деревень. Конечно, в крупном селе было легче обеспечить необходимый уровень комфорта: провести в дома водопровод, газ и электричество. (Если в 1958 г. электричеством пользовались лишь 30% колхозных дворов, то в 1964 г. — 68%.) Следовало заасфальтировать улицы, открыть школы и детские сады. Но зато пашни и выпасы вокруг опустевших деревень перестали использоваться, заросли сорняками и кустарником. Площадь сельскохозяйственных угодий заметно сократилась.
С 1958 г. началось наступление на личные подсобные хозяйства колхозников, рабочих и служащих. Колхозник и рабочий совхоза должны были отдавать все силы общественному хозяйству, не отвлекаясь на собственное подворье. Хрущев был искренне уверен, что крупное хозяйство более производительно, чем мелкое. Немалую роль сыграли и догматические идеологические соображения: СССР вступал в период развернутого строительства коммунизма, следовательно общественная собственность должна была окончательно восторжествовать.
К тому же Хрущев считал роль личных подсобных хозяйств в сельскохозяйственном производстве незначительной. При этом он опирался на данные не о валовом, а лишь о товарном производстве. Но ведь большая часть продукции, произведенной на приусадебных участках не продавалась, а использовалась для собственного стола.
Размеры приусадебных участков были уменьшены. В декабре 1958 г. Пленум ЦК потребовал, чтобы рабочие и служащие совхозов продали личный скот своим предприятиям. В 1959 г. жителям городов и рабочих поселков запретили держать скот на личных подворьях. Хотя формально запрет держать скот касался лишь горожан, а ограничения — рабочих совхозов, на практике они затронули и колхозников. (Хрущев рассчитывал в перспективе отказаться и от содержания личного скота на подворьях колхозников, но соглашался не торопиться, считая, что скупать скот можно «лишь в тех колхозах, где хорошо развито общественное животноводство, можно удовлетворить потребности колхозников в молоке».) Скупка скота велась за бесценок, под угрозой лишения выпасов. Для того, чтобы получить право накосить сено для собственной коровы (да и то на неудобьях), крестьянин должен был заслужить расположение колхозного начальства ударным трудом в колхозе и сдачей продукции с подворья.

К каким последствиям для страны в целом должно было привести ограничение личного подсобного хозяйства?

В 1957 г. Хрущев, стремясь доказать преимущества социализма, выдвинул авантюристическую программу — «Догнать и перегнать Америку по производству мяса, молока и масла на душу населения!» Он говорил: «Это будет нашим большим завоеванием. Ведь сейчас США действуют на психику людей всего западного мира своим объемом производства». На XXI съезде КПСС Хрущев призвал в течение нескольких лет увеличить производство мяса в 2,5—3 раза. Очевидно, что решить такую задачу невозможно, поскольку производство мяса зависит от поголовья скота, рост которого подчиняется биологическим законам. Тем не менее, местные власти с энтузиазмом подхватили почин Хрущева. Рязанская область в 1958 г. вдвое перевыполнила план сдачи мяса, а в 1959 г. обещала перевыполнить план уже в 3,8 раза. Хрущев наградил область орденом Ленина, первый секретарь обкома А.Н.Ларионов получил Золотую звезду Героя социалистического труда. Достижения рязанской области пропагандировались по всей стране. Ее примеру последовали многие другие области края. Крах авантюры был закономерен: оказалось, что на рязанщине были пущены под нож даже племенное поголовье и молодняк, колхозников принуждали сдавать личный скот на мясо в счет колхозных поставок. План 1959 г. по мясозаготовкам был провален. Ларионов покончил жизнь самоубийством.

Почему в сельском хозяйстве оказались возможны методы, подобные «рязанскому опыту»?

Авантюристическая аграрная политика привела к массовому бегству населения из деревни. В 1960—1964 гг. в город переселились 7 млн. сельских жителей. Подавляющее большинство — 6 млн. — составили молодые люди. Молодежь отпугивало сохраняющееся преобладание в деревне ручного труда, а в город влекли возможность приобрести квалифицированную и лучше оплачиваемую работу, бытовой комфорт и более разнообразный досуг.

Урбанизация — естественный для индустриального общества процесс. Почему же отток населения СССР из деревни ученые считают признаком серьезного неблагополучия?

В начале 1960-х гг. Хрущев начал осознавать, что положение в сельском хозяйстве вновь ухудшается, и попытался переломить ситуацию. В 1962 г. были повышены на 35% закупочные цены на мясо-молочную продукцию. В феврале 1964 г. Пленум ЦК провозгласил курс на интенсификацию сельского хозяйства (применение удобрений, орошение, комплексная механизация и химизация). В сентябре 1964 г. было принято постановление о создании птицепрома (первого аграрно-промышленного объединения). Строительство птицефабрик позволило обеспечить страну мясом птицы и яйцами. Капиталовложения в сельскохозяйственное производство возросли почти в 5,5 раз по сравнению с 1953 г. Таким образом, в 1963—1964 гг. Хрущев сделал попытку вернуться к курсу сентябрьского Пленума 1953 г. Однако эти решения явно запоздали.

Ошибочные решения в сельском хозяйстве обычно связывают с импульсивностью и некомпетентностью Хрущева. Какие еще объяснения Вы могли бы предложить?






Сейчас читают про: