double arrow

С чего начиналась экономическая наука



Экономическая мысль - яв­ле­ние весь­ма древ­нее. С тех пор как че­ло­век на­чал ос­ва­ивать при­ро­ду в хо­зяй­с­т­вен­ных це­лях, он стал за­ду­мы­вать­ся над эко­но­ми­чес­ки­ми воп­ро­са­ми, со­би­рать и обоб­щать фак­ты. Сна­ча­ла это бы­ли, ско­рее, тех­но­ло­ги­чес­кие и тех­ни­чес­кие воп­ро­сы, ко­то­рые за­тем, по ме­ре обоб­ще­ния фак­тов, ста­ли под­во­дить к ана­ли­зу со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­ких сто­рон хо­зяй­с­т­вен­ной жиз­ни.

Первые эко­но­ми­чес­кие трак­та­ты мы на­хо­дим в ре­ли­ги­оз­ных кни­гах Древ­не­го Вос­то­ка, в иудей­с­ких, хрис­ти­ан­с­ких и му­суль­ман­с­ких ка­но­ни­чес­ких тек­с­тах. Обыч­но мы нес­коль­ко пре­умень­ша­ем сте­пень раз­ви­тос­ти эко­но­ми­чес­ких от­но­ше­ний древ­не­го ми­ра. Не­ожи­дан­ным, нап­ри­мер, яв­ля­ет­ся для нас тот факт, что на Древ­нем Вос­то­ке дос­та­точ­но раз­ви­ты­ми бы­ли то­вар­ные и де­неж­но-кре­дит­ные от­но­ше­ния, ведь из школь­ных кур­сов ис­то­рии из­вес­т­но, что эко­но­ми­ка древ­не­вос­точ­ных дес­по­тий ос­но­вы­ва­лась на на­ту­раль­ном про­из­вод­с­т­ве. Меж­ду тем в Биб­лии, в пер­вых кни­гах Мо­исея, опи­сы­ва­ют­ся нор­маль­ные то­вар­но-де­неж­ные от­но­ше­ния, осу­щес­т­в­ля­емые по из­вес­т­ной фор­му­ле Т-Д- Т. При этом в ка­чес­т­ве де­нег, как пра­ви­ло, выс­ту­па­ет се­реб­ро. За се­реб­ро по­ку­па­ют ра­бов, зем­лю, хлеб, дру­гие то­ва­ры1. В до­ку­мен­тах, от­но­ся­щих­ся к эпо­хе Но­во­ва­ви­лон­с­ко­го цар­с­т­ва (VII-VI вв. до н.э.), упо­ми­на­ют­ся арен­д­ные кон­т­рак­ты, куп­чие, рас­пис­ки, нак­лад­ные. Дош­ли до нас бух­гал­тер­с­кие сче­та и век­се­ля то­го вре­ме­ни. В Но­во­ва­ви­лон­с­ком цар­с­т­ве не бы­ло еще мо­нет, день­ги пред­с­тав­ля­ли со­бой прос­тые се­реб­ря­ные слит­ки, цен­нос­т­ное со­дер­жа­ние ко­то­рых оп­ре­де­ля­лось их ве­сом, но уже су­щес­т­во­ва­ли нас­то­ящие бан­ки, "де­ло­вые до­ма", осу­щес­т­в­ляв­шие все глав­ные бан­ков­с­кие опе­ра­ции: при­ни­ма­лись вкла­ды, вы­да­ва­лись кре­ди­ты, про­из­во­ди­лись учет век­се­лей, оп­ла­та че­ков, без­на­лич­ные рас­че­ты, фи­нан­си­ро­ва­лась внут­рен­няя и внеш­няя тор­гов­ля2.




1 При­ме­ча­ния и ссыл­ки к каж­дой те­ме да­ны в кон­це гла­вы.

Взлет эко­но­ми­чес­кой мыс­ли, свя­зан­ной с то­вар­но-де­неж­ны­ми от­но­ше­ни­ями, про­изо­шел в ан­тич­ном ми­ре. У ис­то­ков эко­но­ми­чес­кой на­уки, как и мно­гих дру­гих об­щес­т­вен­ных на­ук, сто­ят ве­ли­кие древ­нег­ре­чес­кие уче­ные - Ксе­но­фонт (ок. 430-355 гг. до н.э.), Пла­тон (427-347 гг. до н.э.) и Арис­то­тель (384-322 гг. до н.э.).



Ксе­но­фонт, ви­ди­мо, пер­вый в ис­то­рии на­пи­сал спе­ци­аль­ные эко­но­ми­чес­кие ра­бо­ты "Эко­но­ми­кос"3 (в рус­ских пе­ре­во­дах "До­мос­т­рой") и "О до­хо­дах". Он жил и ра­бо­тал в кри­зис­ный для гре­чес­ко­го ра­бов­ла­дель­чес­ко­го строя пе­ри­од, ког­да у сво­бод­но­го на­се­ле­ния гре­чес­ких по­ли­сов не ос­та­лось на­дежд на вос­ста­нов­ле­ние хо­зяй­с­т­ва пос­ред­с­т­вом де­мок­ра­тии и по­яви­лась тя­га к дес­по­ти­чес­ким ре­жи­мам (что про­яви­лось в хва­леб­ном опи­са­нии де­яний пер­сид­с­ко­го ца­ря Ки­ра4). Дли­тель­ная Пе­ло­пон­нес­ская вой­на (431-404 гг. до н.э.) при­ве­ла к по­бе­де оли­гар­хи­чес­кой Спар­ты, а афин­с­кая де­мок­ра­тия не вы­дер­жа­ла ис­пы­та­ния и вско­ре бы­ла сме­те­на за­во­ева­ни­ями Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­с­ко­го, а поз­же - Ри­ма.

Ксенофонт - бе­зус­лов­ный сто­рон­ник круп­но­го ра­бов­ла­дель­чес­ко­го сель­с­ко­го хо­зяй­с­т­ва, от­ри­ца­тель­но от­но­ся­щий­ся к ре­мес­лен­ни­кам и тор­гов­цам. Но доб­ро­со­вес­т­ность уче­но­го зас­тав­ля­ет его с ува­же­ни­ем от­но­сить­ся к день­гам как к ору­дию об­ме­на и на­коп­лен­но­му сок­ро­ви­щу. Приз­на­вая те­зав­ра­цию де­нег, он од­нов­ре­мен­но осуж­да­ет при­ме­не­ние де­нег в ка­чес­т­ве рос­тов­щи­чес­ко­го и ку­пе­чес­ко­го ка­пи­та­ла. Но са­мое при­ме­ча­тель­ное зак­лю­ча­ет­ся в том, что этот прин­ци­пи­аль­ный про­тив­ник ры­ноч­ных от­но­ше­ний прек­рас­но по­ни­ма­ет роль раз­де­ле­ния тру­да в про­цес­се раз­ви­тия ры­ноч­ных свя­зей (и, нап­ро­тив, зна­че­ние объ­ема рын­ка для раз­ви­тия раз­де­ле­ния тру­да). "…В не­боль­ших го­ро­дах, - пи­шет Ксе­но­фонт, - один и тот же мас­тер де­ла­ет ло­же, дверь, плуг; стол, а не­ред­ко тот же че­ло­век со­ору­жа­ет и дом, при­чем он рад, ес­ли хоть так най­дет дос­та­точ­но за­каз­чи­ков, что­бы про­кор­мить­ся. Ко­неч­но, та­ко­му че­ло­ве­ку, за­ни­ма­юще­му­ся мно­ги­ми ре­мес­ла­ми, не­воз­мож­но из­го­тов­лять все оди­на­ко­во хо­ро­шо. Нап­ро­тив, в круп­ных го­ро­дах бла­го­да­ря то­му, что в каж­дом пред­ме­те нуж­ду ис­пы­ты­ва­ют мно­гие, каж­до­му мас­те­ру до­воль­но для сво­его про­пи­та­ния и од­но­го ре­мес­ла. А не­ред­ко до­воль­но да­же час­ти это­го ре­мес­ла; так, один мас­тер шьет муж­с­кую обувь, а дру­гой - жен­с­кую. А иног­да да­же че­ло­век за­ра­ба­ты­ва­ет се­бе на жизнь един­с­т­вен­но тем, что шьет за­го­тов­ки для баш­ма­ков, дру­гой - тем, что вы­ре­за­ет по­дош­вы, тре­тий - толь­ко тем, что вык­ра­ива­ет пе­ред­ки, а чет­вер­тый - тем, что сши­ва­ет все вмес­те. Ра­зу­ме­ет­ся, кто про­во­дит вре­мя за столь ог­ра­ни­чен­ной ра­бо­той, тот в сос­то­янии вы­пол­нять ее на­илуч­шим об­ра­зом"5. Как ви­дим, Ксе­но­фонт выс­ка­зы­вал об­щие идеи, че­рез 2200 лет де­таль­но раз­ра­бо­тан­ные Ада­мом Сми­том6.

Парадоксальна судь­ба фи­ло­соф­с­ких тру­дов Пла­то­на. Пос­ле­до­ва­тель­ный кон­сер­ва­тор, сто­рон­ник оли­гар­хи­чес­ко­го строя, он соз­дал ги­по­те­ти­чес­кую мо­дель об­щес­т­ва, ко­то­рая в бу­ду­щем ис­поль­зо­ва­лась в ка­чес­т­ве при­ме­ра… ев­ро­пей­с­ки­ми со­ци­алис­та­ми! Рас­смат­ри­вая ры­ноч­ные свя­зи, Пла­тон об­ра­тил вни­ма­ние на то, что ры­нок раз­де­ля­ет лю­дей (в си­лу раз­де­ле­ния тру­да), но од­нов­ре­мен­но и свя­зы­ва­ет их в не­кое об­щес­т­вен­ное един­с­т­во. Од­на­ко ры­ноч­ные от­но­ше­ния - удел низ­ших сос­ло­вий: ре­мес­лен­ни­ков, тор­гов­цев, сво­бод­ных зем­ле­дель­цев. Выс­шие же сос­ло­вия, преж­де все­го ин­тел­лек­ту­аль­ная эли­та, арис­ток­ра­тия и во­ен­ные, дол­ж­ны быть ос­во­бож­де­ны от хо­зяй­с­т­вен­ных за­бот. Им сле­ду­ет жить зам­к­ну­ты­ми об­щи­на­ми, не иметь час­т­ной соб­с­т­вен­нос­ти, семьи, ка­ких-ли­бо час­т­ных ин­те­ре­сов. Прав­да, со­дер­жать эли­ту обя­за­ны ра­бы и сво­бод­ные тру­дя­щи­еся, но за­то внут­ри арис­ток­ра­ти­чес­кой об­щи­ны жизнь дол­ж­на ид­ти впол­не "по-со­ци­алис­ти­чес­ки", по об­ще­му по­ряд­ку, пла­но­мер­но и на об­щую (для арис­ток­ра­тии) поль­зу7.

В иде­аль­ном об­щес­т­ве Пла­то­на все сво­бод­ные граж­да­не, не объ­еди­нен­ные в элит­ные об­щи­ны, мо­гут иметь дом и зе­мель­ный на­дел, по­лу­чен­ные от го­су­дар­с­т­ва на ус­ло­ви­ях вла­де­ния и поль­зо­ва­ния. При этом го­су­дар­с­т­во дол­ж­но стро­го сле­дить за соб­лю­де­ни­ем иму­щес­т­вен­но­го ра­вен­с­т­ва граж­дан и не до­пус­кать, что­бы один граж­да­нин был бо­га­че дру­го­го бо­лее чем в че­ты­ре ра­за.

Однако ес­ли го­во­рить о проб­ле­ма­ти­ке то­вар­но­го об­щес­т­ва, то на­иболь­ший вклад в ис­сле­до­ва­ние ры­ноч­ных про­цес­сов внес Арис­то­тель. Ис­сле­дуя то­вар­ные свя­зи в об­щес­т­ве, пол­ном не­ра­вен­с­т­ва, он об­на­ру­жил, что в ос­но­ве эк­ви­ва­лен­т­нос­ти об­ме­нов ле­жит неч­то, что де­ла­ет то­ва­ры рав­ны­ми и со­из­ме­ри­мы­ми. Это неч­то уче­ный ви­дел в день­гах. Са­ми по се­бе день­ги не мо­гут быть пред­ме­том соб­с­т­вен­нос­ти, ибо они все­го лишь удоб­ное ору­дие об­ме­на, но пос­коль­ку день­ги все же ста­но­вят­ся объ­ек­та­ми час­т­ной соб­с­т­вен­нос­ти, это об­с­то­ятель­с­т­во и де­ла­ет об­щес­т­во без­н­рав­с­т­венным8.

С Арис­то­те­ля на­чи­на­ет­ся тра­ди­ция по­ис­ка ис­точ­ни­ка об­щес­т­вен­но­го бо­гат­с­т­ва. Под­хо­дя к эко­но­ми­ке с эти­чес­кой точ­ки зре­ния, Арис­то­тель об­на­ру­жи­ва­ет две фор­мы бо­гат­с­т­ва: нрав­с­т­вен­ную - эко­но­ми­ку и без­н­рав­с­т­вен­ную - хре­ма­тис­ти­ку. Под эко­но­ми­кой он по­ни­мал хо­зяй­с­т­во­ва­ние, т.е. на­ту­раль­ный про­из­вод­с­т­вен­ный про­цесс, име­ющий сво­им ре­зуль­та­том пот­ре­би­тель­ную сто­имость, вещь, год­ную для пот­реб­ле­ния. Хре­ма­тис­ти­ка же - это ис­кус­ство де­лать день­ги, обо­га­ще­ние с по­мощью куп­ли и про­да­жи то­ва­ров, что, по мне­нию Арис­то­те­ля, есть не­ес­тес­т­вен­ный ис­точ­ник бо­гат­с­т­ва. Уже здесь мы ви­дим за­ро­ды­ше­вое по­ни­ма­ние про­ти­во­ре­чи­во­го и слож­но­го со­дер­жа­ния то­ва­ра как един­с­т­ва пот­ре­би­тель­ной сто­имос­ти и ме­но­вой сто­имос­ти. Арис­то­тель не сом­не­ва­ет­ся в том, что нрав­с­т­вен­но - обо­га­щать­ся бла­го­да­ря зат­ра­там тру­да и без­н­рав­с­т­вен­но - бла­го­да­ря куп­ле и про­да­же ре­зуль­та­тов тру­да9.

Если для Арис­то­те­ля фи­зи­чес­кий труд, хо­тя и нрав­с­т­ве­нен, но яв­ля­ет­ся уде­лом низ­ших клас­сов об­щес­т­ва и ра­бов, то для сред­не­ве­ко­вой ре­ли­ги­оз­ной ли­те­ра­ту­ры ха­рак­тер­на апо­ло­гия тру­до­вой де­ятель­нос­ти. "В по­те ли­ца тво­его ешь хлеб твой" - один из са­мых рас­п­рос­т­ра­нен­ных мо­ти­вов хрис­ти­ан­с­кой ли­те­ра­ту­ры. Для Фо­мы Ак­вин­с­кого (1226-1274) тру­до­вое про­ис­хож­де­ние не толь­ко бо­гат­с­т­ва во­об­ще, но и цен­нос­т­но­го бо­гат­с­т­ва - уже об­щее мес­то. Мы при­вык­ли счи­тать, что пер­вую мо­дель сто­имос­т­ных об­ме­нов, свя­зан­ных с ве­ли­чи­ной зат­рат тру­да, дал Уиль­ям Пет­ти. Это не впол­не со­от­вет­с­т­ву­ет дей­с­т­ви­тель­нос­ти. Фо­ма без оби­ня­ков пи­шет, что ес­ли обувь об­ме­ни­ва­ет­ся на дом, то этот об­мен дол­жен про­из­во­дить­ся в про­пор­ции, в ко­то­рой стро­итель "пре­вос­хо­дит са­пож­ни­ка в зат­ра­тах тру­да и рас­хо­дах"10.

Выдающийся араб­с­кий мыс­ли­тель­Ибн Халь­дун(1332 -1406) пря­мо ука­зы­ва­ет на тру­до­вое про­ис­хож­де­ние сто­имос­ти: "Боль­шая часть то­го, что че­ло­век на­коп­ля­ет и из че­го из­в­ле­ка­ет не­пос­ред­с­т­вен­ную поль­зу, рав­но­цен­на сто­имос­ти че­ло­ве­чес­ко­го тру­да11. Ему да­же не чуж­до по­ни­ма­ние то­го, что сто­имость оп­ре­де­ля­ет­ся не ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми, а об­щес­т­вен­но не­об­хо­ди­мы­ми зат­ра­та­ми че­ло­ве­чес­ко­го тру­да: "Сто­имость до­хо­да оп­ре­де­ля­ет­ся зат­ра­чен­ным тру­дом, мес­том, ко­то­рое дан­ное из­де­лие за­ни­ма­ет сре­ди дру­гих ви­дов из­де­лий, и не­об­хо­ди­мос­тью его для лю­дей"12.

Однако сколь бы ни бы­ли ге­ни­аль­ны до­гад­ки мыс­ли­те­лей сред­не­ве­ковья по по­во­ду про­ис­хож­де­ния бо­гат­с­т­ва, в це­лом эти мыс­ли­те­ли рас­смат­ри­ва­ли бо­гат­с­т­во в на­ту­раль­но-ве­щес­т­вен­ном пла­не. Лишь поз­д­нее, по ме­ре раз­ви­тия то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний, все боль­ший ин­те­рес ста­ли про­яв­лять к сто­имос­т­ной фор­ме бо­гат­с­т­ва, и в час­т­нос­ти к на­ибо­лее раз­ви­той его фор­ме - де­неж­ной. Сфор­ми­ро­ва­лась пер­вая шко­ла бур­жу­аз­ной эко­но­ми­чес­кой мыс­ли - мер­кан­ти­лизм.

2. Предшественники: меркантилисты и физиократы

В XV- XVI вв. в Ев­ро­пе эко­но­ми­чес­кая мысль пре­тер­пе­ла пер­вые ка­чес­т­вен­ные из­ме­не­ния: на­чал­ся дол­гий путь по­ис­ка ис­точ­ни­ков бо­гат­с­т­ва, но не во­об­ще, а имен­но ка­пи­та­лис­ти­чес­ко­го бо­гат­с­т­ва, воп­ло­щен­но­го в при­бы­ли. Это бы­ла до­воль­но бур­ная эпо­ха, ко­то­рую со­вер­шен­но спра­вед­ли­во на­зы­ва­ют эпо­хой пер­во­на­чаль­но­го на­коп­ле­ния ка­пи­та­ла, эпо­ха тор­го­вой и по­ли­ти­чес­кой эк­с­пан­сии ев­ро­пей­с­ких го­су­дарств, ве­ли­ких ге­ог­ра­фи­чес­ких от­к­ры­тий, ин­тен­сив­но­го раз­ви­тия ми­ро­вой тор­гов­ли, об­ра­зо­ва­ния пер­вых ко­ло­ни­аль­ных им­пе­рий Но­во­го вре­ме­ни. В этот пе­ри­од ши­ро­ко раз­ви­ва­ет­ся бан­ков­с­кая де­ятель­ность, по­яв­ля­ют­ся тор­го­вые до­ма и пер­вые мо­но­поль­ные объ­еди­не­ния тор­гов­цев. Бур­жу­азия, сов­сем не­дав­но счи­тав­ша­яся треть­им сос­ло­ви­ем, "под­лым клас­сом", вы­хо­дит на пе­ре­до­вые по­зи­ции не толь­ко в эко­но­ми­ке, но и в по­ли­ти­ке. На­ко­нец, про­ис­хо­дят пер­вые бур­жу­аз­ные ре­во­лю­ции.

События и яв­ле­ния то­го вре­ме­ни адек­ват­но от­ра­жа­лись мо­ло­дой бур­жу­аз­ной эко­но­ми­чес­кой на­укой. Ев­ро­пей­с­кие мер­кан­ти­листы (от франц. mer­can­tile - тор­го­вый) не бы­ли про­фес­си­ональ­ны­ми уче­ны­ми. Это - куп­цы, про­мыш­лен­ни­ки, во­ины, аван­тю­рис­ты. Но они точ­но оп­ре­де­ля­ли те спо­со­бы, с по­мощью ко­то­рых воз­ни­ка­ли пер­вые круп­ные бур­жу­аз­ные сос­то­яния, - та­ки­ми спо­со­ба­ми бы­ли тор­гов­ля, кре­дит и вой­на. Эко­но­ми­чес­кая мысль ста­но­ви­лась бо­лее изощ­рен­ной, ведь те­перь она име­ла де­ло с до­воль­но аб­с­т­рак­т­ной фор­мой бо­гат­с­т­ва - де­неж­ной. В день­гах, в зо­ло­те и се­реб­ре, ви­де­ли тог­да цель эко­но­ми­чес­кой де­ятель­нос­ти. Лю­ди бук­валь­но "гиб­ли за ме­талл". Трак­та­ты и пам­ф­ле­ты то­го вре­ме­ни пос­вя­ще­ны не­пос­ред­с­т­вен­но по­ис­ку спо­со­бов на­коп­ле­ния де­нег в го­су­дар­с­т­ве и час­т­ных ру­ках.

В раз­лич­ные пе­ри­оды де­неж­ные на­коп­ле­ния осу­щес­т­в­ля­лись раз­ны­ми спо­со­ба­ми. В XV-XVI вв. боль­шие на­деж­ды воз­ла­га­лись на ад­ми­нис­т­ра­тив­ное ре­ше­ние проб­лем пос­ред­с­т­вом жес­т­кой го­су­дар­с­т­вен­ной по­ли­ти­ки13. Ев­ро­пей­с­кие го­су­да­ри и пра­ви­тель­с­т­ва с по­мощью дек­ре­тов и по­ли­цей­с­ких мер ог­ра­ни­чи­ли вы­воз зо­ло­та из стра­ны и сти­му­ли­ро­ва­ли ввоз де­неж­но­го ма­те­ри­ала из ко­ло­ний. Од­на­ко дос­та­точ­но ско­ро воз­ник­ло и пер­вое ра­зо­ча­ро­ва­ние в та­ком под­хо­де к бо­гат­с­т­ву. Это про­изош­ло в XVI - на­ча­ле XVII в., ког­да дол­гож­дан­ное и вож­де­лен­ное зо­ло­то хлы­ну­ло из Аме­ри­ки в Ев­ро­пу. Ка­за­лось бы, вот-вот дол­ж­на нас­ту­пить эпо­ха все­об­ще­го проц­ве­та­ния и обо­га­ще­ния. Но ни­че­го это­го не про­изош­ло. Вмес­то ре­аль­но­го проц­ве­та­ния ев­ро­пей­с­кие на­ро­ды стол­к­ну­лись с пер­вой ин­ф­ля­ци­он­ной "ре­во­лю­ци­ей цен". И уже тог­да на­ча­ли по­ни­мать, что день­ги - это еще не пол­ное счас­тье. И уж тем бо­лее де­ло не в их ко­ли­чес­т­ве.

Начался вто­рой пе­ри­од раз­ви­тия мер­кан­ти­лиз­ма - пе­ри­од тор­го­во­го ба­лан­си­ро­ва­ния, ког­да не го­су­дар­с­т­вен­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние, а эко­но­ми­чес­кие ме­то­ды бы­ли приз­ва­ны на по­мощь мо­ло­дой бур­жу­азии. Прак­ти­ки и те­оре­ти­ки не­воль­но об­ра­ща­лись к про­из­вод­с­т­ву, вна­ча­ле с чис­то мер­кан­ти­лис­т­с­ки­ми це­ля­ми. Ес­ли в стра­не нет се­реб­ря­ных и зо­ло­тых руд­ни­ков, рас­суж­да­ли они, - это вов­се не зна­чит, что нет иных спо­со­бов обо­га­ще­ния, кро­ме зах­ва­та чу­жих тер­ри­то­рий. Эф­фек­тив­ный спо­соб есть: на­до про­из­во­дить как мож­но боль­ше эк­с­пор­т­но­го то­ва­ра. Ес­ли боль­ше эк­с­пор­ти­ро­вать, а мень­ше им­пор­ти­ро­вать, то раз­ни­ца бу­дет саль­ди­ро­вать­ся день­га­ми, и день­ги са­ми при­те­кут в стра­ну. Воз­ник­но­ве­ние про­из­вод­с­т­вен­но­го мо­ти­ва в эко­но­ми­чес­кой мыс­ли од­нов­ре­мен­но бы­ло и на­ча­лом кри­зи­са мер­кан­ти­лиз­ма, для ко­то­ро­го ос­нов­ная фор­ма бо­гат­с­т­ва бы­ла воп­ло­ще­на в день­гах, по­лу­ча­емых в сфе­ре об­ра­ще­ния.

Впрочем, бы­ло бы оши­боч­ным пред­по­ло­же­ние, что эко­но­мис­ты той да­ле­кой эпо­хи не по­ни­ма­ли зна­че­ния про­из­вод­с­т­ва. Да­же в ран­них мер­кан­ти­лис­т­с­ких трак­та­тах (Анто­нио Сер­ра) ку­пец всег­да со­сед­с­т­ву­ет с ре­мес­лен­ни­ком, про­мыш­лен­ни­ком. Де­ло толь­ко в сме­не ак­цен­тов: поз­д­ние мер­кан­ти­лис­ты, не ума­ляя зна­че­ния де­нег, боль­ше на­дежд ста­ли воз­ла­гать на про­из­вод­с­т­во.

Представителями это­го "про­из­вод­с­т­вен­но­го" мер­кан­ти­лиз­ма бы­ли в За­пад­ной Ев­ро­пе То­мас Мен (1571-1641) и Ни­ко­лас Бар­бон (1640-1698), а в Рос­сии - ве­ли­кий мыс­ли­тель Иван Ти­хо­но­вич По­сош­ков (1652-1726). Мер­кан­ти­лис­ты ши­ро­ко про­па­ган­ди­ро­ва­ли тру­до­вую эти­ку впол­не в ду­хе хрис­ти­ан­с­кой мо­ра­ли. Труд у них уже трак­ту­ет­ся как один из ис­точ­ни­ков бо­гат­с­т­ва. В час­т­нос­ти, Т.Мен в 1621 г. пи­сал: "Труд де­ла­ет не­ко­то­рые стра­ны, ко­то­рые са­ми по се­бе бед­ны (при­род­ны­ми ре­сур­са­ми и дра­го­цен­ны­ми ме­тал­ла­ми. - Авт.), бо­лее бо­га­ты­ми и силь­ны­ми с по­мощью дру­гих стран, ко­то­рые име­ют боль­ше воз­мож­нос­тей, но ме­нее тру­до­лю­би­вы"14. А даль­ше Мен выс­ка­зы­ва­ет­ся и вов­се "клас­си­чес­ки": "…Всем нам в це­лом и каж­до­му в от­дель­нос­ти сле­ду­ет нап­рячь все си­лы ума и со­об­ра­зи­тель­нос­ти, для то­го что­бы по­мочь уве­ли­че­нию ес­тес­т­вен­но­го бо­гат­с­т­ва стра­ны с по­мощью тру­да и раз­ви­тия ре­ме­сел"15. Это выс­ка­зы­ва­ние - еще од­но до­ка­за­тель­с­т­во то­го, что об­щеп­ри­ня­тое мне­ние о мер­кан­ти­лис­тах как иде­оло­гах ис­к­лю­чи­тель­но тор­го­во­го ка­пи­та­ла не впол­не вер­но. И по­доб­ных при­ме­ров не счесть. Ано­ним­ный ав­тор в 1622 г. пи­шет без оби­ня­ков: "В прев­ра­ще­нии сы­рых ма­те­ри­алов в про­мыш­лен­ные из­де­лия зак­лю­ча­ет­ся та­кое ог­ром­ное бо­гат­с­т­во и ус­той­чи­вое на­коп­ле­ние де­неж­ных средств, что это не под­да­ет­ся изоб­ра­же­нию… По­лу­чен­ное та­ким пу­тем бо­гат­с­т­во пре­вос­хо­дит зо­ло­то, до­бы­тое из руд­ни­ков"16.

Некоторые пред­с­та­ви­те­ли мер­кан­ти­лиз­ма опе­ре­жа­ли дос­ти­же­ния сов­ре­мен­ной эко­но­ми­чес­кой те­ории. От­ме­тим в этой свя­зи не­боль­шой трак­тат Н.Бар­бо­на "Очерк о тор­гов­ле" (1690). В про­ти­во­по­лож­ность мно­гим мер­кан­ти­лис­там, обу­ре­ва­емым "го­су­дар­с­т­вен­ным вос­тор­гом", Бар­бон - яв­ный сто­рон­ник сво­бо­ды тор­гов­ли, пол­ный оп­ти­миз­ма по по­во­ду раз­ви­тия ры­ноч­ных от­но­ше­ний. Пос­коль­ку то­ва­ры вос­п­ро­из­во­ди­мы, пос­толь­ку они не­ис­то­щи­мы, счи­та­ет он. "Иму­щес­т­во че­ло­ве­ка ко­неч­но, а за­па­сы при­ро­ды бес­ко­неч­ны и ни­ког­да не мо­гут быть ис­то­ще­ны. А то, что бес­ко­неч­но, не мо­жет и уве­ли­чи­вать­ся от бе­реж­ли­вос­ти, ни умень­шать­ся от рас­то­тель­нос­ти"17. Ос­т­рый взгляд прак­ти­ку­юще­го биз­нес­ме­на и уче­но­го поз­во­лил Бар­бо­ну уви­деть в сто­имос­ти то­ва­ра мно­го­фак­тор­ное яв­ле­ние. Он, с од­ной сто­ро­ны, прек­рас­но по­ни­ма­ет, что в сто­имос­ти на­до ис­кать тру­до­вое со­дер­жа­ние, и этим пред­вос­хи­ща­ет клас­си­чес­кое по­ни­ма­ние эко­но­ми­чес­ких яв­ле­ний18. С дру­гой сто­ро­ны, он осоз­на­ет, что "сто­имость всех то­ва­ров про­ис­те­ка­ет из их по­лез­нос­ти. Бес­по­лез­ные ве­щи не име­ют ни­ка­кой цен­нос­ти, или, как го­во­рят по-ан­г­лий­с­ки, они не хо­ро­ши ни для че­го"19.

Конечно, при же­ла­нии мож­но об­ви­нить Бар­бо­на в от­сут­с­т­вии мо­низ­ма во взгля­дах. Но мы еще уви­дим да­лее, что ор­то­док­саль­ный мо­низм мо­жет лег­ко вы­ро­дить­ся в схо­лас­ти­чес­кий дог­ма­тизм. Ши­ро­та же взгля­да всег­да обес­пе­чи­ва­ет боль­шее по­ле для даль­ней­ших раз­ра­бо­ток. В дан­ном слу­чае мо­жет воз­ник­нуть по­доз­ре­ние, что Бар­бон пу­та­ет сто­имость с це­ной. Но и это не так. Он ви­дит то, че­го не за­ме­ча­ют мно­гие сов­ре­мен­ные эко­но­мис­ты: сто­имость - это скры­тая от глаз по­тен­ция, це­на же - ак­ту­али­зи­ро­ван­ная (вы­яв­лен­ная и из­ме­рен­ная с по­мощью де­нег) сто­имость20. Впро­чем, "луч­шим судь­ей цен­нос­ти то­ва­ров яв­ля­ет­ся ры­нок, так как при сте­че­нии по­ку­па­те­лей и про­дав­цов луч­ше все­го уз­на­ет­ся ко­ли­чес­т­во то­ва­ров и пот­реб­ность в них. Ве­щи сто­ят как раз столь­ко, за сколь­ко их мож­но про­дать"21. Вряд ли тут най­дут­ся серь­ез­ные ар­гу­мен­ты для воз­ра­же­ний. А ведь это на­пи­са­но за­дол­го до А.Сми­та.

Особую роль Бар­бон от­во­дит про­цен­ту. С по­мощью про­цен­та на ка­пи­тал биз­нес­ме­ны мо­гут су­дить о сво­их ре­аль­ных до­хо­дах и убыт­ках. Фак­ти­чес­ки речь идет об аль­тер­на­тив­ных из­дер­ж­ках и до­хо­дах. "Одно из ис­поль­зо­ва­нии про­цен­та: по не­му ку­пец выс­чи­ты­ва­ет при­быль или убы­ток, - пи­шет Бар­бон. - Ку­пец ожи­да­ет бла­го­да­ря тор­гов­ле по­лу­чить боль­ше, чем про­цен­ты на свои то­ва­ры… То, что ку­пец по­лу­ча­ет сверх про­цен­тов, есть его до­ход, что ни­же про­цен­тов - убы­ток, но ес­ли ку­пец по­лу­ча­ет толь­ко про­цен­ты на свой то­вар, то это не до­ход и не убы­ток. Вто­рым ис­поль­зо­ва­ни­ем про­цен­тов яв­ля­ет­ся то, что они слу­жат для вы­чис­ле­ния сто­имос­ти зе­мель­ной рен­ты, по ним ус­та­нав­ли­ва­ют це­ну на зем­лю при про­да­же и по­куп­ке… В за­ви­си­мос­ти от ве­ли­чи­ны про­цен­т­ной став­ки ус­та­нав­ли­ва­ет­ся це­на зем­ли в стра­не"22.

Справедливости ра­ди от­ме­тим, что в ду­хе мер­кан­ти­лис­т­с­ких тра­ди­ций Бар­бон счи­тал, что и став­ку про­цен­та, и "сто­имость де­нег" нуж­но ус­та­нав­ли­вать за­ко­ном, - это обес­пе­чит ста­биль­ность де­неж­но-кре­дит­ной сфе­ры. Ес­ли та­кие идеи се­год­ня выг­ля­дят сред­не­ве­ко­вым анах­ро­низ­мом, то впол­не от­ве­ча­ет тен­ден­ци­ям пос­тин­дус­т­ри­аль­но­го раз­ви­тия и сов­ре­мен­ным пред­с­тав­ле­ни­ям о по­лез­нос­ти благ сле­ду­ющая сен­тен­ция Бар­бо­на: по­лез­ность всех то­ва­ров зак­лю­ча­ет­ся в том, что­бы удов­лет­во­рять нуж­ды и пот­реб­нос­ти че­ло­ве­ка. Су­щес­т­ву­ют две глав­ные пот­реб­нос­ти, с ко­то­ры­ми че­ло­век ро­дит­ся, - это пот­реб­нос­ти те­ла и пот­реб­нос­ти ду­ха. И ес­ли пот­реб­нос­ти те­ла ог­ра­ни­че­ны, то "пот­реб­нос­ти ду­ха бес­ко­неч­ны"23.

Ярким пред­с­та­ви­те­лем эко­но­ми­чес­кой на­уки пе­ри­ода раз­ло­же­ния мер­кан­ти­лиз­ма и од­ним из ос­но­ва­те­лей клас­си­чес­кой по­ли­тэ­ко­но­мии стал ан­г­ли­ча­нин Уиль­ям Пет­ти (1623-1687). Он ав­тор мно­го­чис­лен­ных эко­но­ми­чес­ких трак­та­тов, глав­ный из ко­то­рых "Трак­тат о на­ло­гах и сбо­рах". Мы уже упо­ми­на­ли о том, что мне­ние, буд­то У.Пет­ти пер­вым оп­ре­де­лил сто­имость че­рез зат­ра­чен­ный труд, не впол­не вер­но. Но это не ума­ля­ет зна­че­ния тру­дов вы­да­юще­го­ся уче­но­го, ко­то­рый дей­с­т­ви­тель­но впер­вые стал ис­кать за­ко­ны эко­но­ми­чес­кой жиз­ни, пы­тал­ся объ­яс­нить "та­ин­с­т­вен­ную при­ро­ду" де­нег, на­ло­гов, рен­ты, про­цен­та, це­ны зем­ли и дру­гих яв­ле­ний. Имен­но это об­с­то­ятель­с­т­во и де­ла­ет его "отцом по­ли­ти­чес­кой эко­но­мии", ибо от эм­пи­ри­чес­ко­го опи­са­ния эко­но­ми­чес­ких яв­ле­ний Пет­ти пе­ре­хо­дил к те­оре­ти­чес­ко­му аб­с­т­ра­ги­ро­ва­нию, глу­бо­ко про­ни­кал в сущ­ность эко­но­ми­чес­кой жиз­ни. Врач по об­ра­зо­ва­нию, он счи­тал об­щес­т­во "по­ли­ти­чес­ким" те­лом и ис­кал за­ко­но­мер­нос­ти его фун­к­ци­они­ро­ва­ния.

В сво­их ис­сле­до­ва­ни­ях Пет­ти впер­вые при­ме­нил ста­тис­ти­чес­кие ме­то­ды. В кни­ге "По­ли­ти­чес­кая ариф­ме­ти­ка" он пи­шет: "Вмес­то то­го что­бы упот­реб­лять сло­ва толь­ко в срав­ни­тель­ной и пре­вос­ход­ной сте­пе­ни и при­бе­гать к умоз­ри­тель­ным ар­гу­мен­там, я всту­пил на путь вы­ра­же­ния сво­их мне­ний на язы­ке чи­сел, ве­сов и мер… упот­реб­ляя толь­ко ар­гу­мен­ты, иду­щие от чув­с­т­вен­но­го опы­та, и рас­смат­ри­вая толь­ко при­чи­ны, име­ющие ви­ди­мые ос­но­ва­ния в при­ро­де"24.

Приведем здесь хрес­то­ма­тий­ную вы­дер­ж­ку из "Трак­та­та о на­ло­гах и сбо­рах", где Пет­ти разъ­яс­ня­ет сущ­ность эк­ви­ва­лен­т­но­го об­ме­на то­ва­ров ис­хо­дя из зат­рат тру­да: "Если кто-ни­будь мо­жет до­быть из пе­ру­ан­с­кой поч­вы и дос­та­вить в Лон­дон од­ну ун­цию се­реб­ра в то же са­мое вре­мя, в те­че­ние ко­то­ро­го он спо­со­бен про­из­вес­ти один бу­шель хле­ба, то пер­вая пред­с­тав­ля­ет со­бою ес­тес­т­вен­ную це­ну дру­го­го"25. За­пом­ним, од­на­ко, что сто­имость ("ес­тес­т­вен­ную це­ну") Пет­ти трак­ту­ет еще по-мер­кан­ти­лис­т­с­ки. Для не­го сто­имость соз­да­ет­ся толь­ко тру­дом, зат­ра­чен­ным на про­из­вод­с­т­во де­неж­но­го ме­тал­ла, а день­ги в об­ме­не как бы на­де­ля­ют сто­имос­т­ны­ми ха­рак­те­рис­ти­ка­ми все ос­таль­ные то­ва­ры26. Здесь за­ло­же­ны идеи, ко­то­рые поз­же, в 70-х го­дах XIX в., бу­дут ре­ани­ми­ро­ва­ны в ви­де кон­цеп­ции "вме­не­ния" сто­имос­ти.

Труды У.Пет­ти и дру­гих эко­но­мис­тов XVII-XVI­II вв. го­то­ви­ли ре­во­лю­цию в по­ли­ти­чес­кой эко­но­мии, осу­щес­т­в­лен­ную клас­си­ка­ми. Смысл этой ре­во­лю­ции зак­лю­чал­ся в пе­ре­хо­де от ис­сле­до­ва­ния сфе­ры об­ра­ще­ния к ис­сле­до­ва­нию сфе­ры про­из­вод­с­т­ва как ис­точ­ни­ка ве­щес­т­вен­но­го и сто­имос­т­но­го бо­гат­с­т­ва.

Своеобразно про­ис­хо­дил пе­ре­ход к клас­си­чес­ко­му уче­нию во Фран­ции. Здесь воз­ник­ло уче­ние фи­зи­ок­ра­тов, од­ним из ос­но­во­по­лож­ни­ков ко­то­ро­го стал вы­да­ющий­ся эко­но­мист (впер­вые имен­но этим тер­ми­ном наз­вав­ший соб­с­т­вен­ную про­фес­сию) Фран­суа Ке­нэ (1694-1774). Он соз­дал пер­вую в ис­то­рии эко­но­ми­чес­кую шко­лу в бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва, т.е. мес­то, где со­би­ра­лись взрос­лые и да­же вы­со­ко­пос­тав­лен­ные лю­ди для об­суж­де­ния эко­но­ми­чес­ких воп­ро­сов. Бу­ду­чи прид­вор­ным вра­чом, Ке­нэ ор­га­ни­зо­вал свою шко­лу в Вер­са­ле. Это не по­ме­ша­ло ему выс­ка­зы­вать до­воль­но ра­ди­каль­ные идеи и сво­бод­но об­щать­ся с не­ко­то­ры­ми де­яте­ля­ми, иде­оло­ги­чес­ки воз­дей­с­т­во­вав­ши­ми на ак­тив­ных учас­т­ни­ков бу­ду­щей Ве­ли­кой фран­цуз­с­кой ре­во­лю­ции. Кста­ти, шко­лу Ке­нэ по­се­тил мо­ло­дой А.Смит, ко­то­рый всю жизнь с ува­же­ни­ем от­зы­вал­ся о фи­зи­ок­ра­тах, хо­тя и кри­ти­ко­вал их.

Слово "фи­зи­ок­ра­тия" пе­ре­во­дит­ся как "власть при­ро­ды". Со­дер­жа­ние тру­дов Ке­нэ нель­зя по­нять, ес­ли не вспом­нить осо­бен­нос­ти эко­но­ми­чес­ко­го раз­ви­тия Фран­ции то­го пе­ри­ода. По срав­не­нию с Ан­г­ли­ей, где ши­ро­ко раз­ви­ва­лись тор­гов­ля и про­мыш­лен­ность, Фран­ция ос­та­ва­лась аг­рар­ной стра­ной, ос­нов­ны­ми про­из­во­ди­те­ля­ми бо­гат­с­т­ва здесь бы­ли крес­ть­яне-фер­ме­ры. Они бы­ли опу­та­ны сетью ата­вис­ти­чес­ких фе­одаль­ных за­ви­си­мос­тей, но их по­ло­же­ние нес­рав­ни­мо, ска­жем, с по­ло­же­ни­ем рус­ских кре­пос­т­ных крес­ть­ян. Сте­пень их сво­бо­ды бы­ла зна­чи­тель­но вы­ше. Вып­ла­чи­вая зем­лев­ла­дель­цам де­неж­ную рен­ту, фран­цуз­с­кие крес­ть­яне ве­ли впол­не са­мос­то­ятель­ное то­вар­ное хо­зяй­с­т­во. Ма­ну­фак­ту­ры же во Фран­ции раз­ви­ва­лись в рам­ках сень­ори­аль­ных хо­зяйств и об­с­лу­жи­ва­ли пре­иму­щес­т­вен­но знать. Эти осо­бен­нос­ти и при­ве­ли к то­му, что, с точ­ки зре­ния Ке­нэ, глав­ным объ­ек­том эко­но­ми­чес­кой на­уки дол­ж­на стать аг­рар­ная сфе­ра.

Кенэ сос­ре­до­то­чил свое вни­ма­ние на про­из­вод­с­т­ве - в этом его "клас­си­цизм". Но ве­ли­чай­шей зас­лу­гой уче­но­го бы­ло то, что он рас­смат­ри­вал про­из­вод­с­т­во не как еди­нов­ре­мен­ный акт, а как пос­то­ян­но во­зоб­нов­ля­емый про­цесс, т.е. как вос­п­ро­из­вод­с­т­во. Сам тер­мин "вос­п­ро­из­вод­с­т­во" вве­ден в на­уку Ке­нэ. Бо­лее то­го, впер­вые в ис­то­рии вос­п­ро­из­вод­с­т­вен­ный про­цесс по­ка­зан ис­сле­до­ва­те­лем на мак­ро­эко­но­ми­чес­ком уров­не как не­кий об­щес­т­вен­ный фе­но­мен, как неп­ре­рыв­ный об­мен ве­ществ в об­щес­т­вен­ном ор­га­низ­ме. Нет ни ма­лей­ше­го пре­уве­ли­че­ния в ут­вер­ж­де­нии, что Ке­нэ - ос­но­ва­тель мак­ро­эко­но­ми­чес­кой те­ории.

Кенэ соз­дал пер­вую мо­дель дви­же­ния то­вар­ных и де­неж­ных по­то­ков в об­щес­т­ве, оп­ре­де­лил ус­ло­вия ре­али­за­ции об­щес­т­вен­но­го про­дук­та, по­ка­зал те­оре­ти­чес­кую воз­мож­ность неп­ре­рыв­нос­ти об­щес­т­вен­но­го вос­п­ро­из­вод­с­т­ва то­ва­ров, ка­пи­та­лов и про­из­вод­с­т­вен­ных от­но­ше­ний. Его мо­дель эк­ви­ва­лен­т­но­го об­ме­на дос­та­точ­но аб­с­т­рак­т­на, но это на­уч­ная аб­с­т­рак­ция, поз­во­ля­ющая про­ник­нуть в суть ве­щей. Не зря все круп­ные ис­сле­до­ва­те­ли мак­ро­эко­но­ми­ки так или ина­че об­ра­ща­лись к тру­дам Ке­нэ.

Центральной ка­те­го­ри­ей в уче­нии Ке­нэ бы­ло по­ня­тие чис­то­го про­дук­та. Чис­тый про­дукт - это при­мер­но то, что впос­лед­с­т­вии наз­ва­ли при­ба­воч­ной сто­имос­тью, то, что ос­та­ет­ся у про­из­во­ди­те­ля от вы­руч­ки пос­ле вы­че­та всех из­дер­жек. По мне­нию фи­зи­ок­ра­тов, чис­тый про­дукт про­из­во­дит­ся ис­к­лю­чи­тель­но в тех от­рас­лях про­из­вод­с­т­ва, где про­ис­хо­дит ре­аль­ный фи­зи­чес­кий при­рост ма­те­рии (отсю­да и власть при­ро­ды). Не бу­дем об­ви­нять фи­зи­ок­ра­тов в на­ив­нос­ти, вспом­ним вре­мя и мес­то, в ко­то­рых фор­ми­ро­ва­лись их взгля­ды. Сель­с­кое хо­зяй­с­т­во и до­бы­ва­ющая про­мыш­лен­ность да­ют при­рост ма­те­рии, сле­до­ва­тель­но, счи­та­ли они, здесь и соз­да­ет­ся чис­тый про­дукт. А вот в об­ра­ба­ты­ва­ющей про­мыш­лен­нос­ти, в ре­мес­ле ма­те­рия убы­ва­ет, зна­чит, здесь не про­из­во­дит­ся об­щес­т­вен­но­го бо­гат­с­т­ва. Ре­мес­лен­ни­ки- бес­п­лод­ный, или сте­риль­ный, класс. (Кста­ти, тер­мин "класс" по от­но­ше­нию к об­щес­т­вен­ным груп­пам лю­дей, раз­ли­ча­ющим­ся по то­му, как они от­но­сят­ся к чис­то­му про­дук­ту, то­же впер­вые при­ме­нил Ке­нэ.) Крес­ть­яне, фер­ме­ры - глав­ные про­из­во­ди­те­ли чис­то­го про­дук­та. Но они не пот­реб­ля­ют его, а вы­нуж­де­ны пе­ре­да­вать в ви­де зе­мель­ной рен­ты соб­с­т­вен­ни­кам зем­ли, а так­же ко­ро­лю и цер­к­ви. Ре­мес­лен­ни­ки и про­мыш­лен­ни­ки иг­ра­ют в об­щес­т­ве вспо­мо­га­тель­ную, об­с­лу­жи­ва­ющую роль, не­пос­ред­с­т­вен­но не учас­т­вуя в соз­да­нии чис­то­го про­дук­та. От­сю­да и нес­коль­ко не­обыч­ная клас­со­вая струк­ту­ра об­щес­т­ва, по вер­сии фи­зи­ок­ра­тов.

Попробуем вос­п­ро­из­вес­ти мо­дель Ке­нэ (схе­ма 1) и про­ком­мен­ти­ро­вать ее, приз­вав чи­та­те­ля "вклю­чить" эко­но­ми­чес­кое во­об­ра­же­ние, без ко­то­ро­го в эко­но­ми­чес­кой на­уке вряд ли во­об­ще мож­но ра­зоб­рать­ся.

Схе­ма 1. "Зиг­заг Ке­нэ" (См.: Ке­нэ Ф. Из­б­ран­ные эко­но­ми­чес­кие про­из­ве­де­ния. - М., 1960. - С. 360-369.)

В пер­вой стро­ке схе­мы Ке­нэ (автор на­зы­ва­ет ее таб­ли­цей) по­ка­за­ны де­неж­ные фор­мы до­хо­да, в пос­ле­ду­ющих стро­ках - про­дук­ты, про­из­ве­ден­ные за год в це­но­вом вы­ра­же­нии. Вни­ма­тель­но рас­смот­рим "зиг­заг Ке­нэ", пос­то­ян­но пом­ня о том, что в пер­вой стро­ке - день­ги, а ни­же - про­дук­ты.

В те­че­ние го­да в стра­не про­из­ве­де­но на 5 млрд лив­ров сель­с­ко­хо­зяй­с­т­вен­но­го про­дук­та и на 2 млрд лив­ров про­мыш­лен­ной про­дук­ции. Кро­ме то­го, к на­ча­лу рас­смат­ри­ва­емо­го пе­ри­ода у фер­ме­ров име­ет­ся в на­ли­чии 2 млрд лив­ров де­нег. Про­дукт сто­имос­тью 2 млрд, по­ка­зан­ный в са­мой ниж­ней стро­ке, не учас­т­ву­ет в об­щес­т­вен­ном об­ра­ще­нии. Это "еже­год­ные аван­сы", так ска­зать, обо­рот­ный ка­пи­тал, обес­пе­чи­ва­ющий про­пи­та­ние са­мих фер­ме­ров и се­ме­на для бу­ду­ще­го го­да. В об­ра­ще­ние, та­ким об­ра­зом, всту­па­ют 3 млрд лив­ров про­дук­ции сель­с­ко­го хо­зяй­с­т­ва, 2 млрд лив­ров про­мыш­лен­ной про­дук­ции и 2 млрд лив­ров де­нег. Из 3 млрд лив­ров про­дук­ции фер­ме­ров 1 млрд дол­жен обес­пе­чить амор­ти­за­цию ос­нов­но­го ка­пи­та­ла, а 2 млрд - чис­тый про­дукт - пос­ле их ре­али­за­ции дол­ж­ны прев­ра­тить­ся в рен­ту зем­лев­ла­дель­цев. (Кста­ти, чис­лен­ные дан­ные, при всей их ус­лов­нос­ти, дос­та­точ­но точ­но от­ра­жа­ют ре­аль­ные хо­зяй­с­т­вен­ные по­ка­за­те­ли Фран­ции то­го вре­ме­ни.)

Движение де­неж­ных и то­вар­ных по­то­ков на­чи­на­ет­ся с то­го, что фер­ме­ры вып­ла­чи­ва­ют соб­с­т­вен­ни­кам 2 млрд лив­ров в ви­де де­неж­ной рен­ты (I акт). Соб­с­т­вен­ни­ки сра­зу же на­чи­на­ют эти день­ги тра­тить, ведь в мо­де­ли опи­сы­ва­ет­ся ры­ноч­ное об­щес­т­во. Один мил­ли­ард тут же воз­в­ра­ща­ет­ся фер­ме­рам, так как соб­с­т­вен­ни­ки по­ку­па­ют у них про­дук­ты пи­та­ния. Те­перь в вер­х­ней стро­ке у фер­ме­ров есть 1 млрд де­нег, а про­дукт на ту же сум­му ре­али­зо­ван и пот­реб­лен (II акт). У соб­с­т­вен­ни­ков ос­тал­ся еще 1 млрд лив­ров. Его они от­да­ют ре­мес­лен­ни­кам, по­ку­пая у них из­де­лия - одеж­ду, обувь, пред­ме­ты рос­ко­ши и др. Те­перь у ре­мес­лен­ни­ков по­явил­ся 1 млрд "жи­вых де­нег" и ре­али­зо­ван их про­дукт на ту же сум­му (III акт). Ре­мес­лен­ни­ки тут же от­да­ют эти день­ги, по­ку­пая у них про­дук­ты пи­та­ния. У фер­ме­ров опять ока­за­лось 2 млрд лив­ров де­нег, они ре­али­зо­ва­ли вто­рой мил­ли­ард про­дук­та (IV акт). Но и фер­ме­ры воз­в­ра­ща­ют этот мил­ли­ард ре­мес­лен­ни­кам, по­ку­пая у них из­де­лия, в том чис­ле ору­дия тру­да. Те­перь весь про­мыш­лен­ный про­дукт ре­али­зо­ван, а у ре­мес­лен­ни­ков ока­зал­ся вновь 1 млрд лив­ров де­нег (V акт). Этот мил­ли­ард воз­в­ра­ща­ет­ся ре­мес­лен­ни­ка­ми фер­ме­рам, так как "бес­п­лод­ный класс" по­ку­па­ет на эти день­ги сель­с­ко­хо­зяй­с­т­вен­ное сырье для пос­ле­ду­ющей об­ра­бот­ки. Те­перь весь про­дукт фер­ме­ров ре­али­зо­ван, у них вновь ока­за­лось 2 млрд лив­ров де­нег для вып­ла­ты рен­ты бу­ду­ще­го го­да (VI акт).

Все ус­ло­вия вос­п­ро­из­вод­с­т­ва на­ли­цо: весь го­до­вой про­дукт ре­али­зо­ван и день­ги сно­ва у фер­ме­ров, ко­то­рые мо­гут рас­п­ла­тить­ся с соб­с­т­вен­ни­ка­ми, что­бы на сле­ду­ющий год на­чать все сна­ча­ла.

Обратим вни­ма­ние на сле­ду­ющее:

• в мо­де­ли Ке­нэ опи­са­но прос­тое вос­п­ро­из­вод­с­т­во в на­ци­ональ­ном мас­ш­та­бе без учас­тия внеш­не­го рын­ка;

• в мо­де­ли ис­поль­зу­ют­ся аг­ре­гат­ные мак­ро­эко­но­ми­чес­кие по­ка­за­те­ли, опи­са­ны то­вар­ные и де­неж­ные по­то­ки на уров­не на­ци­ональ­но­го хо­зяй­с­т­ва в те­че­ние го­да;

• в мо­де­ли пред­по­ла­га­ет­ся пос­то­ян­с­т­во цен при сво­бод­ной кон­ку­рен­ции в тор­гов­ле и пол­ных га­ран­ти­ях соб­с­т­вен­нос­ти зем­ле­дель­цев27 (в ус­ло­ви­ях пред­ре­во­лю­ци­он­ной по­лу­фе­одаль­ной Фран­ции это бы­ло дос­та­точ­но ра­ди­каль­ным пред­по­ло­же­ни­ем бур­жу­аз­но­го тол­ка);

• 2 млрд лив­ров ока­за­лось дос­та­точ­но, что­бы об­с­лу­жи­вать ре­али­за­цию про­дук­та сто­имос­тью 5 млрд лив­ров (3 млрд сель­с­ко­хо­зяй­с­т­вен­но­го и 2 млрд ре­мес­лен­но­го про­дук­та), бла­го­да­ря вы­со­кой ско­рос­ти об­ра­ще­ния де­нег;

• вни­ма­тель­ный ана­лиз схе­мы лег­ко вы­явит ошиб­ку, зак­лю­ча­ющу­юся в том, что ре­мес­лен­ни­ки ре­али­зо­ва­ли весь про­дукт, не ос­та­вив се­бе ни­че­го для "еже­год­ных аван­сов", т.е. их внут­рен­нее вос­п­ро­из­вод­с­т­во ста­но­вит­ся проб­ле­ма­тич­ным.

Отмеченная ошиб­ка Ке­нэ - ре­зуль­тат его взгля­да на зна­че­ние про­мыш­лен­нос­ти то­го вре­ме­ни. Судь­ба ре­мес­лен­ни­ка это­го уче­но­го прос­то не ин­те­ре­со­ва­ла. Он был иде­оло­гом фер­мер­с­т­ва, вед­ше­го то­вар­ное про­из­вод­с­т­во.

Таким об­ра­зом, "зиг­заг Ке­нэ" от­ра­жа­ет все ус­ло­вия и про­пор­ции вос­п­ро­из­вод­с­т­ва и ста­но­вит­ся пер­вой в ис­то­рии эко­но­ми­чес­кой на­уки мак­ро­эко­но­ми­чес­кой мо­делью.

Однако Ке­нэ не был су­гу­бо ака­де­ми­чес­ким уче­ным. Соз­да­вая свою те­орию, он преж­де все­го ду­мал о го­су­дар­с­т­вен­ной эко­но­ми­чес­кой по­ли­ти­ке, на­де­ясь, что его тру­ды ста­нут те­оре­ти­чес­кой ба­зой для нор­ма­тив­ных ак­тов. Из его вос­п­ро­из­вод­с­т­вен­ной кон­цеп­ции вы­те­ка­ет дос­та­точ­но ра­ди­каль­ная на­ло­го­вая прог­рам­ма: коль ско­ро фер­ме­ры про­из­во­дят, но не пот­реб­ля­ют чис­тый про­дукт, то и пла­тить на­ло­ги с не­го они не дол­ж­ны. Кто по­лу­ча­ет и пот­реб­ля­ет чис­тый про­дукт, тот и пла­тит. "Соб­с­т­вен­ни­ки, го­су­дарь и вся на­ция весь­ма за­ин­те­ре­со­ва­ны в не­мед­лен­ном ус­та­нов­ле­нии на­ло­га, це­ли­ком па­да­юще­го на до­ход от зем­ли, - пи­шет Ке­нэ, - ибо вся­кая дру­гая фор­ма об­ло­же­ния про­ти­во­ре­чи­ла бы ес­тес­т­вен­но­му по­ряд­ку, бы­ла бы вред­на и для вос­п­ро­из­вод­с­т­ва, и для са­мо­го на­ло­га…"28 В са­мом де­ле, что мо­жет взять го­су­дар­с­т­во с про­мыш­лен­ни­ков? Ни­че­го, ведь это "бес­п­лод­ный класс" (не­яв­но выс­ка­зан­ная су­гу­бо бур­жу­аз­ная мысль: про­мыш­лен­ность не­об­ла­га­ема на­ло­гом; поз­же в раз­ви­той фор­ме ее пов­то­рит Д.Ри­кар­до). Мож­но ли об­ла­гать на­ло­гом фер­ме­ров? И это проб­ле­ма­тич­но. Ес­ли отоб­рать у них часть "еже­год­ных аван­сов", то тог­да зем­ле­дель­цы или бу­дут не­до­едать, или у них не хва­тит средств (се­мян) для нор­маль­но­го вос­п­ро­из­вод­с­т­ва про­дук­ции. Ес­ли об­ло­жить на­ло­гом 1 млрд, пред­наз­на­чен­ный на воз­ме­ще­ние зат­ра­чен­но­го ос­нов­но­го ка­пи­та­ла, воз­ник­нет не­раз­ре­ши­мая за­да­ча вос­ста­нов­ле­ния амор­ти­за­ци­он­но­го фон­да. Ос­та­ют­ся 2 млрд чис­то­го про­дук­та. Но эти сред­с­т­ва пе­ре­да­ют­ся соб­с­т­вен­ни­кам зем­ли. Их-то и ос­та­ет­ся об­ло­жить на­ло­гом.

Кенэ зна­ет ис­тин­ные при­чи­ны упад­ка зем­ле­дель­чес­кой стра­ны. Их, по его мне­нию, во­семь:

• неп­ра­виль­ная фор­ма на­ло­го­во­го об­ло­же­ния;

• из­лиш­нее бре­мя на­ло­гов;

• из­ли­шес­т­ва в рос­ко­ши;

• чрез­мер­ные су­деб­ные рас­хо­ды;

• лич­ная нес­во­бо­да оби­та­те­лей де­рев­ни;

• от­сут­с­т­вие сво­бо­ды во внут­рен­ней тор­гов­ле;

• от­сут­с­т­вие внеш­ней тор­гов­ли;

• от­сут­с­т­вие воз­в­ра­та го­дич­но­го чис­то­го про­дук­та про­из­во­ди­тель­но­му клас­су.

Радикализм Ке­нэ не­сом­не­нен. Прой­дет нем­но­го вре­ме­ни, и Ве­ли­кая фран­цуз­с­кая ре­во­лю­ция по-ино­му раз­ре­шит про­ти­во­ре­чия об­щес­т­ва, еще бо­лее ре­ши­тель­но ре­али­зо­вав прог­рам­му бур­жу­азии. Ре­во­лю­ци­оне­ры си­лой кон­фис­ку­ют зем­лю арис­ток­ра­тии и рас­п­ре­де­лят ее рав­ны­ми пар­цел­ла­ми сре­ди зем­ле­дель­цев, на­ив­но по­ла­гая, что этим бу­дет обес­пе­че­но под­лин­ное ра­вен­с­т­во. У Ке­нэ бо­лее мяг­кая прог­рам­ма - пос­те­пен­ная, так ска­зать, "экспроп­ри­ация" круп­ной зе­мель­ной соб­с­т­вен­нос­ти пос­ред­с­т­вом на­ло­го­об­ло­же­ния. Не­ко­то­рые ком­мен­та­то­ры - сов­ре­мен­ни­ки ре­во­лю­ции счи­та­ли, что ес­ли бы ко­роль пос­лу­шал­ся Ке­нэ, то ре­во­лю­ции вмес­те с граж­дан­с­кой вой­ной, ги­белью ты­сяч лю­дей, гиль­оти­ной и, на­ко­нец, на­по­ле­онов­с­кой дик­та­ту­ры мож­но бы­ло бы из­бе­жать. Ке­нэ - гу­ма­нист. Для не­го жизнь че­ло­ве­чес­кая есть са­мос­то­ятель­ная цен­ность. В статье "На­се­ле­ние" он ут­вер­ж­да­ет: "Мо­гу­щес­т­во го­су­дар­с­т­ва сос­тав­ля­ют лю­ди: бла­го­да­ря их пот­реб­нос­тям рас­тут бо­гат­с­т­ва; чем боль­ше на­ро­ды уве­ли­чи­ва­ют про­дук­цию, в ко­то­рой они нуж­да­ют­ся, и чем боль­ше они ее пот­реб­ля­ют, тем они ста­но­вят­ся бо­га­че29.

Впрочем, меч­та уче­ных о том, что­бы их тру­ды слу­жи­ли ос­но­вой для соз­да­ния бла­го­ра­зум­ных за­ко­нов, так и ос­та­ет­ся не­ре­али­зо­ван­ной.



Сейчас читают про: