double arrow

Какова причина напряженности, которую мы ощущаем в теле?

Первоначальным источником всех напряжений является становление. Человек всегда пытается кем-то стать, никто не довольствуется тем, чем является. Существующее не признается, существующее отвергается, что-то другое принимается как идеал, которым нужно стать. Таким образом, основная напряженность всегда существует между тем, кто вы есть, и тем, каким вы хотите стать.

Вы хотите кем-то стать. Напряжение указывает на то, что вы не довольны тем, каков вы есть, я вы стремитесь стать таким, каковым вы пока не являетесь. Напряженность возникает между этими двумя. Ваша тяга к становлению является неуместной. Потому что, если вы хотите стать богатым, знаменитым, могущественным, или даже если вы хотите стать свободным, освободиться, стать божественным, бессмертным, даже если вы жаждете спасения, мокши, то напряженность будет возникать.

Все, что вы желаете как чего-то, что должно осуществиться в будущем, — против вас такого, как вы есть, и создает напряженность. Чем более труднодостижимым является идеал, тем непременно сильнее будет напряженность. Поэтому человек, являющийся материалистом, обычно не так напряжен, как человек религиозный, потому что религиозный человек стремится к невозможному, далекому. Расстояние до него настолько велико, что только очень большая напряженность может заполнить разрыв.

Напряженность означает разрыв между тем, кем вы являетесь, и тем, кем хотите быть. Если разрыв большой, то и напряженность будет большой. Если разрыв маленький, то и напряженность будет маленькой. И если разрыва вообще не будет, то это означает, что вы удовлетворены своим положением. Другими словами, вы не стремитесь быть каким-нибудь другим, иным, чем вы являетесь сейчас. Тогда ваш ум существует в данный момент. Нет причин для напряженности, вы чувствуете себя легко с самим собой. По-моему мнению, если нет разрыва, то именно тогда вы религиозны.




Разрыв может иметь много уровней. Если стремление является физическим, то напряженность будет физической. Когда вы стремитесь получить определенное тело, определенной формы, если вы желаете чего-либо другого, чем то, что вы есть на физическом уровне, тогда напряженность будет в вашем физическом теле. Человек хочет быть красивым. Ваше тело становится напряженным. Эта напряженность возникает в вашем первом теле, физиологическом, но если она настойчивая и постоянная, то она может пойти вглубь и распространиться на другие уровни вашего существа.



Если вы стремитесь добиться сверхъестественных способностей, то напряженность возникает на психическом уровне и распространяется дальше. Распространение сравнимо с падением камня в озеро. Он падает в определенном месте, но волнение, им созданное, распространяется до бесконечности. Таким образом, напряженность может начаться в любом из ваших семи тел, но первоначальная причина всегда одна и та же: разрыв между состоянием нынешним и состоянием, к которому вы стремитесь.

Если у вас определенный склад ума и вы хотите его изменить, преобразить, если вы хотите быть умнее, сообразительнее, то опять возникает напряженность. Только если мы полностью принимаем себя, тогда напряженность отсутствует. Такое полное приятие является чудом, единственным чудом. Было бы весьма удивительно, если бы удалось найти человека, который полностью принимает себя.

В самой жизни напряженности нет. Напряженность всегда возникает из-за гипотетических, несуществующих возможностей. В настоящем напряженности нет, напряженность всегда ориентирована на будущее. Она возникает из воображения. Вы можете вообразить себя каким-то другим, а не таким, каковым вы являетесь. Возможность, которую вы себе представили, вызывает напряженность. Поэтому чем у человека лучше развито воображение, тем больше вероятность возникновения напряженности. В таком случае воображение становится деструктивным.

Воображение может также становиться конструктивным, творческим. Если ваша способность фантазировать полностью сконцентрирована на настоящем, на данном моменте, вы начинаете воспринимать свою жизнь как поэзию. Ваше воображение не создает стремления, оно расходуется для жизни. Жизнь в настоящем — выше напряженности.

Животные не испытывают напряженности, деревья не испытывают напряженности, потому что у них нет способности фантазировать. Они ниже напряженности, а не выше ее. Их напряженность является просто возможностью, которая не становится действительностью. Они развиваются. Наступит момент, когда напряженность взорвется в их телах и они начнут стремиться к будущему. Это неотвратимо случится. Воображение становится активным.

Воображение становится активным, прежде всего, из-за будущего. Вы создаете образы, и, поскольку они не соответствуют реальности, вы продолжаете создавать все новые и новые образы. Но что касается настоящего, то в обыкновенных условиях вы не можете использовать воображение по отношению к нему. Как можно фантазировать в настоящем времени? В этом, как представляется, нет необходимости. Это положение должно быть понято.

Если вы сознательно живете в настоящем, то вы не будете жить в вашем воображении. Тогда воображение будет вольно творить в пределах настоящего. Нужен только правильный фокус. Если воображение сфокусировано на подлинном, оно начинает творить. Творчество может принять любую форму. Если вы поэт, оно становится взрывом поэзии. Поэзия будет не стремлением к будущему, но выражением настоящего. Или если вы художник, то это будет взрыв живописи. Картина не будет чем-то таким, что вы себе представляете, но чем-то, что вы знаете и чем живете.

Когда вы не живете в воображении, то вам дан настоящий момент. Вы можете выразить его или погрузиться в тишину.

Но молчание теперь уже не является практиковавшимся мертвым молчанием. Молчание также является выражением настоящего момента. Момент настолько глубок, что теперь его можно выразить только при помощи безмолвия. Даже поэзия не адекватна, живопись не адекватна. Выразить его невозможно. Безмолвие — единственное выражение. Безмолвие — это не что-то негативное, но, скорее, положительное цветение. Что-то распустило внутри вас цветок безмолвия, и при помощи этого безмолвия выражается все, чем вы живете.

Нужно понять также и второй пункт. Это выражение настоящего посредством воображения является ни воображением будущего, ни противодействием прошлому. Это не выражение какого-либо известного переживания. Это переживание переживания, как вы ощущаете его, как оно у вас происходит. Не пережитое переживание, но живой процесс переживания.

И еще — ваше переживание и ощущение переживания не являются двумя явлениями. Они являются одним и тем же. И тогда уже нет художника. Ощущение переживания само стало картиной, само ощущение переживания выражает себя. Вы не творец. Вы — творчество, живительная энергия. Вы не поэт, вы — поэзия. Переживание это не для будущего и не для прошлого, оно не из будущего и не из прошлого. Момент сам стал вечностью, и все проистекает из него. Это цветение...

Если вы можете почувствовать этот ненапряженный момент в вашем теле, то вы познаете такой вид здоровья, какое не было известно вам прежде, положительное здоровье... Ваше тело может быть свободным от напряженности, только если вы живете от мгновения к мгновению. Если вы едите и момент этот стал вечностью, тогда не существует прошлого и будущего. Существует только процесс еды. Вы не делаете что-то — вы стали действием. Напряженности не будет, ваше тело чувствует удовлетворение. Или, если вы погружены в сексуальное общение и секс является не просто облегчением от сексуального напряжения, а скорее положительным выражением любви, и если момент этот стал всеобъемлющим, полным и вы в нем полностью, то вы познаете положительное здоровье в вашем теле.

Если вы бежите и бег стал всей суммой вашего переживания, если вы являетесь ощущениями, которые к вам приходят, не что-то отдельное, но одно с ними, если нет будущего, у бега нет Цели, бег сам является целью, то вы познаете положительное здоровье. Тоща ваше тело не испытывает напряженности. На физиологическом уровне вы познали момент жизни без напряжения.

Напряженность тела была создана теми, кто, во имя религии, проповедовал отношение, направленное против тела. На Западе христианство было настроено неприкрыто враждебно по отношению к телу. Фиктивное разделение, пропасть была создана между вами и вашим телом, и тогда ваша позиция становится источником напряженности. Вы не можете есть без напряженности, вы не можете спать без напряженности, каждое действие тела становится напряженностью. Тело является врагом, но вы не можете существовать без него. Вы должны оставаться с ним, вы должны жить со своим врагом, поэтому постоянно существует напряженность и вы никогда не можете расслабиться.

Тело не ваш враг, и оно никоим образом не безразлично л не враждебно по отношению к вам. Само существование тела является счастьем. И в тот момент, когда вы воспримете тело как дар, как божественный дар, вы возвратитесь обратно к телу. Вы полюбите его, вы ощутите его — едва заметны способы ощущать его.

Вы не можете чувствовать тело другого человека, если вы никогда не чувствовали свое собственное, вы не можете любить тело другого человека, если вы не любили свое собственное, это невозможно. Вы не можете заботиться о теле другого человека, если вы не заботились о своем собственном — и никто не заботится! Вы можете сказать, что вы заботитесь, но я настаиваю: никто не заботится. Даже если вы, по-видимому, заботитесь, то в действительности вы не заботитесь. Вы заботитесь по какой-то другой причине — из-за мнения других людей, из-за выражения чьих-то глаз, вы не заботитесь о теле для себя. Вы не любите свое тело, и если вы не любите его, то вы не можете быть в нем.

Полюбите свое тело, и вы почувствуете такое расслабление, которое вы никогда прежде не чувствовали. Любовь расслабляет. Где любовь, там и расслабление. Если вы кого-нибудь любите, если между вами и ним или вами и ней существует любовь, то

тогда вместе с любовью приходит музыка расслабления. Тогда приходит расслабление.

Когда вы расслабляетесь с кем-то, то это единственный признак любви. Если вы не можете с кем-то расслабиться, то вы не любите, другой, враг, всегда там. Вот почему Сартр сказал: «Другой — это ад». Там для Сартра ад, и не может быть иначе. Когда любовь не струится между обоими, то другой — это ад, но если любовь струится между обоими, то другой является небесами. И поэтому, является ли второй небесами или адом, зависит от того, струится ли между ними любовь.

Когда вы любите, то наступает тишина. Язык теряется, слова становятся бессмысленными. Вам нужно так много сказать, ничего не говоря одновременно. Тишина окутает вас, и в этой тишине цветет любовь. Вы спокойны. В любви нет будущего, нет настоящего, только когда любовь умирает, существует прошлое. Вы только помните мертвую любовь, о живой любви никогда не помнят, вы ею живете, не существует разрыва, чтобы помнить о ней. Любовь в настоящем, нет ни будущего, ни прошлого. Если вы кого-нибудь любите, то вам не нужно притворяться. Вы можете быть самим собой. Вы можете отложить маску и расслабиться. Когда вы не любите, то вам нужно носить маску. Вы напряжены, потому что ежесекундно там другой, вам нужно притворяться, вам нужно быть начеку. Вам нужно быть или агрессивным, или занять оборонительную позицию: это сражение, битва — вы не можете расслабиться.

Блаженство любви более или менее является блаженством расслабления. Вы чувствуете себя расслабленным, вы можете быть самим собой, вы можете быть обнаженным — в смысле таким, как вы есть. Вам не нужно беспокоиться о себе, вам не нужно притворяться. Вы можете быть открытым, уязвимым, и при этой открытости вы расслабляетесь.

То же явление возникает, если вы любите свое тело, вы становитесь расслабленным, вы заботитесь о нем. Это не неправильно. Любить свое тело — это не нарциссизм. На самом деле это первый шаг к духовности.

Когда я нахожусь в состоянии эмоционального стресса, реагирует мое тело. Я слышал вашу беседу о таковости и приятии вещей такими, каковы они есть, и она явилась ключом к успокоению моего ума. Нет ли у вас другого ключа, чтобы успокоить мое тело?

Золотой ключ таковости — это не обыкновенный ключ: это отмычка. Она подходит к уму, она подходит к сердцу, она подходит к телу, просто для тела потребуется немного больше времени. Когда вы слышали мою беседу о таковости, то сначала успокоилось ваше сердце, оно почувствовало прохладный ветерок таковости, глубокое приятие жизни. Но когда успокаивается сердце, оно начинает изменять ваш ум. Вторым будет ум. И это займет немного больше времени, чем в случае сердца.

Но этот же ключ подойдет, и ваш ум тоже остынет. Тело будет третьим, потому что таково положение: ваша сущность — это ваш центр, самым близким к нему является сердце, затем круг ума, а затем внешний круг тела. Тело находится дальше всех от вашей сущности, так что информация доходит до него с опозданием. Итак, лежа в постели, позвольте вашему телу ощущать таковость, и если оно болеет насморком, то это ничего. Насморк является не болезнью, а способом очищения. На внутреннем механизме вашего тела имеется слой слизи. Это что-то вроде смазки для того, чтобы ваше тело было более легким, более плавным. И так же, как и в случае любого механизма, вам нужно время от времени менять смазочное вещество, по крайней мере один или два раза в год слизь, которая состарилась и перестала быть такой действенной, каковой она была, должна быть удалена, и тело вырабатывает новую слизь.

Насморк не является болезнью, вот почему нет лекарства от насморка. Если бы он был болезнью, то существовало бы и лекарство, вот почему говорят: «Если вы не будете принимать лекарство, то насморк будет длиться семь дней, если вы будете принимать лекарство, то насморк будет длиться одну неделю». С лекарством или без лекарства — это не болезнь, это очищение. Итак, примите его, и даже если тело немного больно, не сопротивляйтесь. Принимайте лекарство, но все отношение, вся психология будет другой.

Лекарство может применяться при двух диаметрально противоположных точках зрения. Первая заключается в том, чтобы уничтожить болезнь. Это отрицательное отношение. Это отношение, присущее почти всем людям. Тот, кто понимает таковость, не займет такую позицию. Его позиция будет такой: возможно, это заболевание является в этот раз необходимым. Вы не отвергаете его. Вы принимаете лекарство только для того, чтобы помочь телу принять болезнь, дать вашему телу достаточно силы, чтобы вы могли жить с этой болезнью в таковости. Вы не принимаете лекарство против болезни, вы принимаете лекарство, чтобы помочь вашей витальности, вашему здоровью, чтобы быть достаточно сильным, чтобы принять эту болезнь как друга и не создавать противодействия. И вас удивит, что идея таковости поможет вам при беспорядочном состоянии вашего сердца, эмоций, чувств, при смятении ума, при болезни тела.






Сейчас читают про: