double arrow

Происхождение и структура современной российской политической элиты


Становление современной российской политической элиты на­чалось во второй половине 80-х годов XX в. благодаря политичес­ким реформам, осуществленным в стране под руководством гене­рального секретаря Центрального комитета Коммунистической

[135]

партии Советского Союза (КПСС), первого и последнего Прези­дента СССР М.С. Горбачева. Всем, что мы имеем сейчас хорошего и плохого, мы обязаны этому политическому лидеру. Если бы не было М.С. Горбачева, не было бы и Б.Н. Ельцина, не было бы нынешнего российского государства, не было бы того порядка нашей жизни, который этим государством поддерживается.

Нынешняя российская политическая элита возникла путем трансформации прежней советской элиты [Крыштановская..., 269— 290]. Достаточно вспомнить, что сам первый Президент России был секретарем сначала Свердловского обкома, затем Московского горкома и кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. Да, он был в оппозиции правящей верхушке Компартии и в конечном счете вышел из нее, а затем и приостановил ее деятельность, но тем не менее много лет он был в составе правящей элиты СССР, как и многие нынешние российские руководители. В этом нет ничего удивительного, наоборот, это естественно, поскольку у российско­го народа в начале создания демократического федеративного го­сударства не было другой элиты, кроме советской.

Что представляла собой эта элита? Э. Гидденс пишет, что она включала в себя руководящих партийных работников и менедже­ров (руководителей) крупных промышленных предприятий, рекру­тированных в основном из среды рабочих и крестьян (в 1961 г. они составляли 85% членов ЦК компартии). Он также подчеркива­ет (в 1989 г.), что в составе советской элиты «доля выходцев из низших слоев по-прежнему гораздо выше, чем обычно на Западе» [Гидденс, 1992, 100], но в то же время несмотря на эгалитарист­скую (от франц. egalite — равенство) идеологию высшее руковод­ство КПСС пользовалось привилегиями, недоступными остально­му населению: поездки в зарубежные страны за государственный счет, доступ в спецмагазины с товарами повышенного качества, внеочередное получение жилья и т.д. [Там же, 101]. Борьба с при­вилегиями — это то, с чего начал Б.Н. Ельцин свой разрыв с КПСС и свое восхождение на должность первого Президента де­мократического российского государства.

Надо отметить, что как в движении «Демократическая Рос­сия», так и в движении «Коммунисты России», боровшихся за места в Верховном Совете РСФСР в 1990 г., не было сторонни­ков сохранения привилегий, однако стратегии этих движений были различными и отличались в оценке роли рынка и государ­ства, частной и общественной собственности в экономической жизни страны. Если сравнить составы избранного тогда Верхов­ного Совета РСФСР с составом Верховного Совета СССР (из­бранного в 1989 г.), то станет очевидно их сходство (табл. 10).

[136]

Таблица 10 Социальный состав Верховного Совета СССР и РСФСР, % от числа депутатов

._____________________________________ ■- Социальные группы СССР (1990) РСФСР (1992)
Руководители государственных и общественных органов
Руководители предприятий и их структурных подразделений
Инженерно-технические работники
Рабочие и колхозники
Другие группы

Источники: Политические процессы в условиях перестройки. М., 1992. Вып. 2. С. 36; Смена. 14 апр. 1992. С. 1.

Единственное изменение — уменьшение доли рабочих и крес­тьян и увеличение доли разного рода руководителей. В высших ор­ганах власти СССР и РСФСР периода перестройки преобладали все те же партийные, государственные, хозяйственные, профсоюз­ные, комсомольские руководители и специалисты различного профиля (как, впрочем, и в Конгрессе США, с той разницей, что у нас руководители преобладали над специалистами, а у них — на­оборот). Так что СССР, а тем более РСФСР управляли вовсе не «кухарки», а нормальная, по советским меркам, политическая элита, состоящая из людей, имеющих необходимое образование и пожизненно занимающихся политической деятельностью, т.е. как это ни странно — из профессионалов. Этим во многом объясняет­ся преемственность прежней советской и нынешней российской элит. Профессионалы формируются десятилетиями, а перестройка (либеральный период российских реформ) продолжалась всего шесть лет (с 1985 по 1991 г.).

К началу 90-х годов были созданы условия для появления по­литиков нового типа. По всем стандартам формирования кадровых работников любой сферы (10—12 лет), в России только сейчас при­ходит время политиков, способных действовать в условиях демо­кратии. До них проявили себя две когорты российских политиков: горбачевская (разрушившая власть коммунистов) и ельцинская (разрушившая власть советов). Следующей когорте на площадке, расчищенной предшественниками, предстоит создавать новую рос­сийскую политическую культуру и соответствующую ей систему политических институтов. Об этом пойдет речь в последующих главах, а здесь мы постараемся кратко воспроизвести коллектив­ный жизненный путь современной российской правящей элиты,

[137]

учитывая неразрывную связь ее экономической, политической и интеллектуальной частей.

В работе О.И. Шкаратана и Ю.Ю. Фигантера приводятся важ­ные эмпирические данные, характеризующие советскую правящую элиту [Шкаратан и Фигантер, 86—89]. Проведенное этими социо­логами исследование состава членов КЦ КПСС в период с 1966 по 1986 г. дает довольно полное представление об основных чертах высшего слоя советского общества. Так, в 1986 г. у 45% членов ЦК КПСС родителями были крестьяне-бедняки, а у 27% — неква­лифицированные рабочие и батраки, т.е. среди них 72% составля­ли выходцы из низших слоев общества [Там же, 87].

Можно сомневаться в правомерности самого деления людей на высший, средний и низший классы и слои, можно вспомнить и то, что морально безупречных людей среди низших слоев общества не меньше, чем среди высших, а аморальных людей среди высших слоев не меньше, чем среди низших, однако низкая профессио­нальная компетентность в сфере управления государством, обу­словленная недостаточной подготовкой низших слоев к этой дея­тельности, не требует особого доказательства. Но оставим в покое социальное происхождение и проанализируем качество образова­ния (культурный капитал) членов ЦК КПСС в 1986 г. (начало перестройки).

Из 319 обследованных названными выше авторами членов ЦК 88% имели высшее образование, в том числе: техническое — 48,1%, сельскохозяйственное — 16,4%, военное — 12,5% (всего — 77%). Юридическое образование имели 1,4%, экономическое — 2,5%. Второе высшее образование было у 27,6% членов ЦК (40,4% имевших высшее образование), из них высшее партийное (комсо­мольское) — 57,5%, военное — 22,2%, экономическое — 2%. Вто­рого юридического образования не было ни у кого [Там же, 88].

В то время главной проблемой стала разработка программ эко­номической, политической и правовой реформы страны. Можно представить, насколько компетентны были члены ЦК в этих во­просах.

Следует учитывать и то, что 78,6% членов ЦК КПСС были одновременно депутатами Верховного Совета СССР, т.е. в высшем органе государственной власти было точно такое же качество экс­пертизы принимаемых решений. Не удивительно, что деклариро­ванная на весь мир перестройка закончилась не обновлением, а полным крахом социалистического строя и советской власти, что исторически и не было неизбежно, поскольку в Швеции, напри­мер, не меньше, а больше социализма, чем было в СССР, и никто не может с полной уверенностью доказать, что этот вариант разви-

[138]

тия хуже, чем американский. А ведь у руководителей перестройки был еще и немецкий вариант социально ориентированной рыноч­ной экономики, обеспечивающий высокую экономическую эффек­тивность при таком качестве социальных гарантий, которое было невозможно даже в наиболее передовых социалистических странах. Конечно, заимствовать чужой опыт практически невозможно, но можно, по крайней мере, организовать дело так, чтобы не по­терять контроль над ходом экономических и политических процес­сов и в конечном счете — власть в стране. Этот факт и служит обобщенным показателем профессионального уровня бывшей со­ветской элиты, хотя бьшшей ее можно назвать условно, поскольку нынешняя российская элита в значительной степени образовалась из советской, вернее, из ее молодого поколения: «новыми русски­ми» стали дети и внуки «старых русских», олицетворявших собой Россию советского периода (табл. 11).

Таблица 11 Рекрутация современной элиты из советской номенклатуры,%

Группы элиты Окружение Президента Лидеры партий Региональ­ная элита Правитель­ство Бизнес-элита
Всего из советской номенклатуры
В том числе из: партийной
комсомольской
советской
хозяйственной
другой

Источник: Общая и прикладная политология / Под. ред. проф. В.И. Жукова, проф. Б.И. Краснова. М., 1997. С. 624.

Обстоятельное исследование процессов трансформации совет­ской номенклатуры в российскую элиту, проведенное сотрудника­ми Института социологии РАН под руководством О.В. Крышта-новской, свидетельствует о правомерности этого вывода. Социоло­ги изучили 3610 биографий членов элит: 1996 человек — бреж­невской, 789 — горбачевской, 825 — ельцинской, а также взяли глубинные интервью у членов элиты, провели контент-анализ прессы, экспертные опросы и анализ статистики, т.е. применили весь арсенал методов эмпирического исследования. Исследователь­ская группа выделила следующие «сквозные» функциональные группы элиты: высшее руководство, правительство, парламент,

[139]

партийные лидеры, региональное руководство, бизнес-элита. В со­став современной российской политической элиты были включе­ны: Президент РФ и его ближайшее окружение, Правительство РФ, депутаты Федерального Собрания РФ (лидеры крупнейших партий и главы региональных администраций в большинстве своем входят в состав Федерального Собрания) [Крыштановская..., 269-271]. На основе обобщения фактического материала социологи вы­явили основные направления трансформации старой элиты в новую: приватизация финансов, сфера распределения, междуна­родные контакты, наиболее рентабельные виды производства [Там же, 277—293], и пришли к выводу, что в России произошла «рево­люция, в которой победило молодое поколение номенклатуры», и что эта революция привела к перераспределению власти «между группой более молодых, прагматичных номенклатурщиков, часть которых стала политиками, часть — бизнесменами» [Там же, 294]. Что представляет собой новая российская политическая элита? Об этом можно судить на основе анализа состава высших законо­дательных органов страны. Рассмотрим состав Государственной Думы первого (1993), второго (1995) и третьего (1999) созыва (табл. 12, 13).

Таблица 12 Социальный состав Государственной Думы первого созыва (1993)

Социальные группы % от общего числа депутатов Госдумы
Работники науки, культуры, искусства, образования
Работники исполнительных органов власти
Работники аппарата общественных организаций
Предприниматели
Работники сельского хозяйства
Работники правоохранительных органов
Инженерно-технические работники
Работники представительных органов власти
Работники средств массовой информации
Военнослужащие
Рабочие
Другие группы

Источник: Думский вестник. 1994. № 1. С. 8.

[140]

Таблица 13

Социальный состав Государственной Думы второго (1995) и третьего (1999) созывов*

\ Социальные группы % от общего числа депутатов Госдумы
1995 г. 1999 г.
Работники законодательных органов власти
Работники исполнительных органов власти
Работники органов местного самоуправления
Работники аппарата общественных организаций
Инженерно-технические работники
Работники науки, культуры, искусства, образования
Работники средств массовой информации
Работники правоохранительных органов 1;5 1,5
Другие группы 19.5 18,5**

Источник: Г осударственная Дума Федерального Собрания Российской Федера­ции второго созыва. М., 1996. С. 9-10.

* Рассчитано по кратким биографиям депутатов [см.: Власть. 2000. № 3. С. 20—44]. ** В Госдуме этого созыва 13% депутатов до избрания были руководителями гос­предприятий, а 3,5% — предпринимателями.

Надо отметить несопоставимость категорий учета качественного состава не только Верховного Совета РСФСР (см. табл. 10) и Го­сударственной Думы разных созывов (см. табл. 12, 13). Тем не менее попытаемся выявить признаки присутствия в этих органах прежней и нынешней правящей элиты. В Госдуме первого созыва половину депутатов составляли специалисты технического и гума­нитарного профилей, половину — работники государственного ап­парата, руководители предприятий и предприниматели. В Думе второго и третьего созывов преобладали работники органов зако­нодательной власти (46 и 42% соответственно). Среди новых депу­татов много тех, кто уже работал в представительных органах фе­дерального и регионального уровней. Вторая по численности груп­па депутатов состояла из руководителей предприятий, а также ра­ботников органов исполнительной власти федерального и регио­нального уровней (всего 23% в Думе второго созыва и 29,5% в Думе третьего созыва).

[141]

Мы видим, что в 1993 г. еще наблюдались реликты советской системы представительства (только без рабочих и крестьян); фун-ционеры + специалисты. В 1995 и 1999 г. более 40% депутатов профессионально занимались законотворчеством, а около четвер­ти — государственным управлением. Важно и то, что около трети депутатов третьей Думы были депутатами второй и первой Дум, а часть впервые избранных депутатов была народными депутатами СССР и РСФСР. Это говорит о том, что депутатская деятель­ность в России все больше становится профессиональной.

Совет Федерации — Верхняя палата Федерального Собрания — в настоящее время образуется из руководителей администрации и органов представительной власти субъектов Федерации (предпола­гается замена руководителей представителями обеих региональных властей). Эта палата обновляется после региональных выборов. В Федеральном Собрании представлены следующие группы рос­сийской правящей элиты: лидеры наиболее влиятельных партий и движений, региональные лидеры, работники госадминистрации, предприниматели. Остальные группы правящей элиты сосредото­чены в правительстве и аппарате Президента. Разумеется, надо учитывать и наличие контрэлиты — лидеров и активистов различ­ных политических партий и общественных организаций, не пред­ставленных во всех перечисленных структурах и образующих оп­позицию политическому курсу этих структур. Кроме того, оппози­ция существует и в самих структурах, например в Государственной Думе (фракции КПРФ, «Яблоко» и др.). Имеются противоречия и между федеральной и региональными элитами, но это обычное явление для любого правящего меньшинства.

Для нормального функционирования элиты в условиях демо­кратии важны не только отношения между ее отдельными группа­ми, но и отношение к ним основной массы рядовых граждан. Со­ставить представление об этом можно на основе всероссийских ис­следований, проведенных различными социологическими центра­ми. Необходимо разделить данные, полученные до 1999 г. и с на­чала 2000 г. (рис. 23, 24).

Анализ этих данных показывает, что уровень доверия населения к основным группам российской политической элиты во второй половине 90-х годов XX в. был различным. Наибольшим доверием пользовались руководители регионов. Доверие Правительству, Со­вету Федерации, Государственной Думе было намного ниже, но практически не менялось в течение всего периода. Доверие Прези­денту росло до 1997 г., а в 1998 г. резко снизилось (как и доверие руководителям регионов). Эти данные свидетельствуют о нараста-

[142]

Источник: Россия: преодоление национальной катастрофы. Социальная и со­циально-политическая ситуация в России в 1998 году / Под ред. Г.В. Осипова, В.К. Левашова, В.В. Локосова. М., 1999. С. 173 (за 1995 и 1996 г. данных по Администрации Президента нет).

нии кризиса власти, который в декабре 1999 г. вынудил Б.Н. Ель­цина добровольно уйти в отставку.

Парламентские (1999) и особенно президентские (2000) выборы изменили ситуацию в стране. Сложилось новое соотношение ос­новных группировок политической элиты, которое способствовало изменению отношения населения к ним. Об этом свидетельствуют Всероссийские опросы Фонда «Общественное мнение» (рис. 24).

К этим данным следует добавить результаты замеров личного рейтинга Президента В.В. Путина. «Положительно, с доверием» к нему относились: 44% опрошенных во II квартале 2000 г., 40% — в III квартале, 38% — в IV квартале и 39% — в начале 2001 г. [Поле мнений..., 9].

С учетом различия инструментария этих опросов можно ут­верждать, что в 2000 г. в сравнении с предшествующим периодом возрос уровень доверия населения группам политической элиты,

[143]

 


Источник: Поле мнений. Дайджест результатов исследований. Вып. 07. Январь 2001. С. 10.

действующим в сфере федеральной исполнительной власти. Уро­вень доверия группам элиты, представленным в региональных ор­ганах исполнительной власти, несколько снизился, а уровень дове­рия группам элиты, действующим в органах федеральной предста­вительной власти, практически не изменился. Эти данные можно рассматривать как свидетельство приостановки того процесса деле-гитимации власти политической элиты России, который наблюдал­ся в течение второй половины 90-х годов XX в.* Более того, в на­чале 2001 г. четко обозначился определенный рост доверия населе­ния практически ко всем группировкам российской правящей элиты в сравнении с последним кварталом 2000 г. (см. рис. 24).

Повышение уровня доверия элите со стороны населения созда­ет благоприятные условия для повышения эффективности осу­ществляемого ею руководства государственной администрацией. Однако элита не может успешно руководить администрацией без сотрудничества с общественностью (ориентированных на полити­ческое участие граждан), которая разделена на множество борю­щихся за влияние на администрацию группировок.

* Доверие населения политической элите является одним из показателей легитим­ности ее власти.

[144]

Эффективность гражданского контроля над администрацией за-виситХот характера взаимоотношений не только различных группи­ровок правящей элиты, но и от характера взаимоотношений элиты и общественности, от мнения которой в свою очередь во многом зависит степень доверия основной массы рядовых граждан правя­щей части, политической элиты.


Сейчас читают про: