double arrow

Естественное право (ius naturale): понятие и значение в развитии отдельных институтов римского права



Естественное право римляне понимали как некий высший закон, как состояние порядка в природе и обществе. Законы (иные акты людей), устанавливаемое людьми позитивное право, не должны нарушать этот всеобщий порядок. Нарушение этого порядка, следовательно ius naturale, порождает бесправие, произвол, беззаконие (параномию). Напротив, соответствие человеческих установлений естественному праву порождает справедливость (aequitas), которая и является целью права.
Такое понимание права недвусмысленно следует из следующего высказывания Павла (Д.1.I.11.): "...право означает то, что всегда является справедливым и добрым - каково естественное право". Таким образом, то, что не порождает справедливость, не имеет ценности права.
Философская конструкция справедливости являлась основанием для правотворческой деятельности преторов и юристов, которые в своих эдиктах и комментариях отстраняли закон, уже не соответствующий понятию aequitas и, таким образом, создавали новое, более совершенное право.
Таким образом, естественное право должно пониматься не как система норм, как позитивное право, а как философское обоснование постоянного совершенствования позитивного права применительно к реальной действительности.
Более того, представления о естественном праве выражают отношение римлян к праву как явлению по природе своей нравственному: omne ius hominum causa constitutum est.
Восприятие права как нравственного явления подтверждается достижениями римской юриспруденции. При разборе дела юристы интерпретировали существующие правовые нормы в духе их соответствия требованиям естественного права и справедливости и в случае коллизии зачастую изменяли старую норму с учетом новых представлений о справедливости и справедливом праве (aequum ius). Подобная правопреобразующая (и нередко правообразующая) интерпретация юристов мотивировалась поисками такой формулировки предписания, которую бы дал в изменившихся условиях сам справедливый законодатель. Принятие правовой практикой новой интерпретации (прежде всего в силу ее аргументированности и авторитетности ее автора) означало признание ее содержания в качестве новой нормы, а именно, нормы ius civile. Правопреобразующая деятельность юристов обеспечивала взаимосвязь различных источников римского права и содействовала сочетанию стабильности и гибкости в дальнейшем его развитии и обновлении.




Основной тезис теории естественного права (Гроций, Гоббс, Чокк, Монтескье, Руссо и др.) заключается в том, что наряду с правовыми нормами, установленными государством, право вклю­чает в себя также естественное право. Последнее понимается как совокупность прав, которыми все люди обладают от природы в силу самого факта своего рождения: право на жизнь, свободу, равенство, частную собственность, право быть счастливым и т. д. Государство не может посягать на эти естественные и неотъем­лемые права человека.



Возникновение естественно-правовой теории связано с разви­тием революционной буржуазной идеологии в XVII—XVIII вв.

Естественно-правовая теория весьма наглядно демонстрирует ценностный подход к пониманию такого явления, как право. Однако в период борьбы буржуазии за власть, становления развития основных принципов буржуазной законности эта теория сыграла определенную прогрессивную роль. Не случайно в тех или иных модификациях она сохраняет свое значение и сегодня.

Согласно теории возрожденного естественного права (совре­менная модификация естественно-правовой теории), то право, которое создается государством, является производным по отно­шению к высшему, естественному праву, вытекающему из чело­веческой природы. Позитивное право, то есть нормы, установ­ленные государством, признается правом только в том случае, если оно не противоречит естественному праву, то есть общече­ловеческим принципам свободы, равенства, справедливости для всех людей.

В рамках теории возрожденного естественного права выделя­ются два основных направления — неотомистская теория права и "светские" концепции естественного права.

Неотомизм — по существу, новейшая интерпретация средне­векового учения Фомы Аквинского. Рассматривая вопрос о при­роде, сущности права, неотомистская теория пытается найти ос­новные права в мировом порядке, согласующемся с религиозны­ми догматами, вечным законом, высшим божественным разумом. Божественный закон призван устранять несовершенство челове­ческого, положительного закона, если он расходится с естествен­ным правом. Сторонники неотомизма подчеркивают превосход­ство естественного права над правом человеческим, позитивным, то есть установленным государством. При этом они отмечают, что право частной собственности, хотя и имеет государственное про­исхождение, не противоречит естественному праву.

"Светская" доктрина естественного права исходит из этичес­кой первоосновы права, из необходимости соответствия правовых установлении моральным требованиям естественного права, ос­нованного на стандартах справедливого поведения. Для этой тео­рии характерным является признание в качестве основы "пра­вильного", "законного" права некоей естественной нормативной системы, не совпадающей с позитивным правом.

Позитивизм — направление юриспруденции, которое, фети­шизируя словесно-символическую форму существования права, фиксирует в основном лишь результаты правотворческой деятель­ности, отрывая тем самым нормативные установления от суще­ствующих правоотношений. Это учение основывается на анализе и оценке правовых норм с формальной точки зрения, то есть с точки зрения их внешней формы. Иными словами, акцент делается на формальной характеристике права. Не случайно поэтому позитивизм нередко остается на уровне описательной социологии.

Юридико-позитивистские концепции, воспринимающие право через его текстуальную форму и, по сути дела, отождест­вляющие право с его текстуальной формой, рассматривают право либо в качестве фактических результатов правоприменительной деятельности, либо в качестве нормативно-правовых текстов.

Действительно, текстуальная форма права — необходимый его атрибут, однако полное отождествление права как сложнейшего социального феномена с текстуальностью как одним из призна­ков атрибутов права, думается, ошибочно. При этом положитель­ным моментом здесь является внимание к позитивному содержа­нию правовых текстов.

Право есть нормативно закрепленная справедливость. В свою очередь, закон, не соответствующий справедливости, не есть право, а справедливый закон — это правовой закон.

"Широкое" толкование права включает в его понятие не толь­ко нормы, но и правоотношения (нередко и правосознание, субъ­ективные права граждан). Сторонники такого толкования исходят из различения права и закона. При этом подчеркивается, что норма права, взятая вне регулируемых общественных отношений, лишается своих регулятивных свойств, утрачивает свою сущность. Это не мешает, однако, рассматривать нормативность как важ­нейшее качество права. Речь идет не об отказе от понимания права как системы норм, а о поиске более емкого определения, которое должно охватить все богатство правовой материи. Нормы

— важнейший, но не единственный элемент права как сложного, единого, целостного явления. Нормы, если они действующие, не могут застыть в кодексах и предписаниях закона; они воплоща­ются в правоотношениях. Таким образом, право выражается дво­яко, в предписаниях закона и правоотношениях.

Приверженцы "широкой" концепции права понимают (и видят в этом его социальную ценность) право как систему норм свобо­ды, которые объективно обусловлены, отражают идеалы равенства и справедливости и приобретают юридическую силу посредством их официального признания. Право формируется обществом, и законодатель формулирует лишь то, что уже сложилось (или скла­дывается) в обществе. При этом важно, чтобы официальный закон был справедливым, то есть правовым. В правовом государ­стве должен господствовать правовой закон, отвечающий идеям демократии, свободы, справедливости и гуманности.

Следует подчеркнуть, что сторонники и той, и другой позиции

— "широкого" и собственно нормативного понимания права — сходятся в том, что определение права в качестве основного, главного элемента включает систему норм, установленных либо санкционированных и охраняемых государством.

Позитивное право действительно вырастает из общественного правосознания, в том числе и из имеющихся в обществе правовых идей и представлений, тех или иных устоявшихся жизненных правил и обычаев, но это отнюдь не означает, что следует при­знавать действующим юридическим правом все, что имеет пра­вовое значение. Такое широкое понимание права под предлогом несводимости права к закону вольно или невольно допускает отход от законности, ослабляет роль и авторитет закона в обще­стве.

Новые идеи различения права и закона, признания правовых или нравственных, но обязательных для самого государства и его политики постулатов, от которых не должны отступать ни зако­нодатели, ни сами законы демократического и правового государ­ства, сейчас только начинают складываться в российском праве и правоведении. В этих правовых конституционных идеях отра­жены общечеловеческие идеи о сущности права как средстве общественного согласия, учета интересов всех социальных групп общества, принятые демократическими государствами современ­ного мирового сообщества.



Сейчас читают про: