double arrow

Понятие глобальных проблем современности


Современный научный, хозяйственный и политический лексикон включает в себя понятие «глобальные проблемы современности». Нередко и массовое сознание апеллирует к данному выражению, находя в нём удачный маркер для обозначения всей совокупности выявившихся и нерешенных проблем мирового развития. Но в отличие от обиходного языка, не дифференцирующего и не отражающего экзистенциальные проблемы современного человечества на уровне их сущности, язык науки уходит от простых поверхностных констатаций общемировых дел и стремится закрепить их глубинное содержание в специальных понятиях.

Впервые сам термин, а затем и понятие «глобальные проблемы» начинает употребляться в исследовательской литературе в конце 60-х – начале 70-х гг. Для его введения в научный оборот сложились, как было указано при рассмотрении вопроса, посвященного истории глобалистики, объективные предпосылки в виде: демографической динамики, роста промышленного производства (капиталовложений), явной нехватки основных жизнеобеспечивающих ресурсов, в т.ч. продуктов питания, наконец, загрязнения окружающей среды. Однако, для того чтобы конкретизировать содержание и объем данного понятия потребовалось немало теоретических усилий. При этом ученые отталкивались от посылки, что мир – это созданная эволюционно/ революционным путем сложная, подвижная и внутренне противоречивая социоприродная целостность (социоэкосистема). Последняя, либо несет прямые угрозы и опасности в виде естественных и рукотворных катаклизмов, либо содержит их в себе в виде слабо улавливаемых[37] деструктивных и долгосрочных тенденций.




Заметим, что при вычленении содержательных моментов понадобилось установить и описать само качество глобальности. Затем, привести к структурно-содержательному соответствию понятия «глобальный мир» и «глобальные проблемы», которые, как мы увидим ниже, имеют весьма определенные взаимосвязи. В этом направлении (глобалистикой) были сделаны конкретные шаги, которые сейчас, в большинстве случаев, признаны концептуальными инвариантами. Так, определение глобальных проблем, предложенное в начале 80-х г. ХХ века советскими учеными В.В.Загладиным и И.Т.Фроловым, прочно вошло в научный обиход и активно используется в настоящее время. Оно сконструировано на основе выделения и суммирования четырех признаков: глобальные проблемы – это общечеловеческие проблемы; они представляют собой объективный фактор развития общества во всех основных регионах планеты; их нерешенность несёт значительные угрозы и блокирует возможный переход к позитивному будущему; к их решению необходимо приступать незамедлительно, для чего должна быть осуществлена координация всех социальных сил, независимо от их политических и идеологических пристрастий[38]. Здесь важно напомнить, что советская глобалистика – в своих мировоззренческо-методологических поисках – была сторонницей оптимистической ориентации, в то время как западная мысль смотрела на болевые точки мирового развития сквозь призму пессимизма.



Тем не менее, интеграция усилий ученых, о которой писал в 60-е г. ХХ ст. П.А.Сорокин[39], стала вполне свершившимся фактом. Благодаря ему, те концептуальные инварианты, которые указывают на природу, структуру и границы глобальных проблем, стали общеупотребительными. Сейчас можно говорить о состоявшейся конвенции западных, советских и современных ученых СНГ, Японии, Китая, Индии, Латинской Америки и Африки о глобальных проблемах как неотъемлемой (коренной) черте современности. Таким образом, эти инварианты можно представить в виде масштабных, крайне подвижных и жизненно-рисковых связей мирового характера, в которые включены все регионы (всё человечество и окружающая среда) без остатка:

Ø глобальными можно назвать те проблемы, которые затрагивают интересы и судьбу всех без исключения землян;

Ø глобальными можно назвать те проблемы, которые выступают в качестве объективного фактора жизни для всех участников мировой истории, равно как и тех, кого принято считать неисторическими народами;

Ø глобальными можно назвать те проблемы, для решения которых нужны усилия всего человечества, а не отдельных государств или групп государств;



Ø нерешенность (частичная или псевдорешенность) глобальных проблем влечет за собой лавинообразное их нарастание и способна разбалансировать, а со временем - опрокинуть всю геобиосоциальную систему;

Ø глобальными можно назвать те проблемы, которые генерируют т.н. «пограничную ситуацию» («быть или не быть», «или... или», более определенно – «жизнь» или «смерть») и понуждают искать единственно оправданный (с экологической, социально-исторической, антропологической, этической и эстетической точек зрения) выход из неё.

Как видим, более-менее четкое осознание признаков глобальных проблем, взятых в тесном соотнесении с самим фактом образования глобальной социоприродной среды, подводит к рациональной их взаимоувязке и фиксации средствами глобалистики. Но если содержательная сторона понятия «глобальные проблемы» в принципе не является предметом дискуссий, то объем данного понятия – величина достаточно вариативная. Вместе с тем, глобалистика видит выход из этой ситуации в том, чтобы внести определенность в реальное масштабирование или проявленность глобальных проблем. Тем более в свете набирающей силу глобализации (новых факторов и тенденций мирового развития), заметно их обостривших.

Итак, глобалистика исходит из того, что современные глобальные проблемы могут иметь различную природу и сферы влияния. Так различают локальный, региональный и глобальный уровни развертывания глобальных проблем[40]. В первом случае, т.е. на локальном (от лат. locus – место; local – местный) уровне, глобальные проблемы касаются отдельных больших государств или территорий. К примеру, сюда можно отнести наводнения на Западной Украине в 2008 году, затронувший экосистему, поселенческую и транспортную структуры нескольких административных областей. Разумеется, речь идет о несбалансированной хозяйственной политике (неэффективная ирригационная система, вырубка лесов, несанкционированная застройка угодий и т.п.), проводящаяся различными субъектами практически по всей стране. Во втором случае речь идет об отдельных континентах, крупных социально-экономических районах мира, за рамки которых, те или иные проблемы, как правило, не выходят. Например, специфическая для социального состояния Африканского континента (южнее Сахары) – бедность, и как следствие, развитие пиратства. Наконец, собственно глобальный уровень существования проблем формально тождественен географическому масштабу планеты, а содержательно – той специфике (целям, средствам и масштабам) деятельности современного человека и тех последствий, которые эта деятельность собой несёт. Прежде всего – в виде деструктивных в отношении природы, общества, человека, да и жизни вообще, фактов и процессов.

Ниже мы дадим детальную расшифровку всей системы кристаллизовавшихся глобальных проблем, здесь же подчеркнем, что стремительная милитаризация мира, проблема НТП, расширение сферы глобального капитализма, сопровождающееся значительной поляризации богатого «Севера» и бедного «Юга», голод и необразованность большой части землян, распространение пандемий при отсутствии элементарного здравоохранения в ряде стран мира, последовательное загрязнение окружающей среды и дефицит энергоресурсов стали лакмусовой бумагой общего положения дел в ойкумене.

В контексте рассматриваемого вопроса целесообразно затронуть аспект, связанный с актуальным (возможным) взаимным переходом проблем между уровнями. Ряд исследователей склонен думать, что между указанными уровнями существуют сложные структурные и динамические связи. По-сути речь идет о прямых и обратных межуровневых связях. Анатомия их образования проста: зародившись как локальная, отдельная проблема может при совокупности определенных обстоятельств «дорасти» до глобального уровня. Так, изначально СПИД был локальным явлением Африканского континента (со всеми присущими ему внутренними этно-политическими, социально-экономическими и демографическими проблемами), но за счет усилившейся общей и трудовой миграции, международной проституции и наркотрафика он вырвался на глобальный уровень. В свою очередь, феномен международного терроризма, заявивший о себе в ряде громких и чудовищных акций в США, странах ЕС, России, может быть спроецирован на локальный и частный ареалы, в зависимости от интересов террористических группировок к тому или иному обществу или личности.

Отсюда целесообразно предложить схему, отражающую «вертикальную» (межуровневую) диалектику взаимопереходов:







Сейчас читают про: