double arrow

Кирилл Туровский


Кирилл Туровский (ок. ИЗО — ок. 1193) — третий великий подвижник-просветитель древнебелорусских земель. Неизвестны точные даты его рождения, смерти. Можно предположить, что ро­дился он на рубеже 30—40 гг. XII в., так как Кирилл стал епископом Турова не позже 1169—1170 гг. А по сложившейся традиции в рус­ской церкви епископом назначали в возрасте 35—40 лет.

Первоначальную грамоту он постигал дома. Богатые родите­ли имели возможность содержать домашнего учителя (скорее все­го, ученого грека). Затем, как и все дети княжеско-боярского

чиг-

Раздел I

рода, учился в школе при монастыре. Скорее всего — при Бори­соглебском, славившемся богатой библиотекой. Некоторые ис­следователи считают, что он мог учиться и в Киеве — духовном центре Руси того времени. Одно несомненно — Кирилл Туровс­кий имел глубокое духовное образование.

В его творчестве можно выделить четыре периода: ранний мона­стырский, столпнический, епископский и поздний монастырский. Эти периоды позволяют проследить становление Кирилла Туровско­го как богослова, философа, литератора и оратора-проповедника.

Любовь к просвещению, неприятие мирской суеты стали при­чинами его решения связать свою жизнь с монастырем. Уже в мо­настыре он, как один из наиболее образованных монахов, привле­кается игуменом к учительствованию. Молодой монах отличался не только богословской ученостью, но и особой любовью к уединен­ному духовному самообразованию, что в условиях роста его извес­тности делать было все труднее. И он решается на редкую в древне­русских землях и крайнюю монашескую аскезу — столпничество (от слова столб, столп - высокий каменный столп с открытой пло­щадкой наверху, где монахи проводили в молитвах многие годы).




Столпничество было распространенной формой особого мона­шеского духовного подвига в Византии и Сирии. Наиболее извес­тные столпники - Симеон Столпник (V в.) и Симеон Дивногорец (VI в.), которые провели на столпах более десятка лет. Избирая такой способ служения Богу, столпники вступали, как ни стран­но, в активные отношения со значительно большим кругом лиц, чем если бы оставались в монастыре. В итоге они производили на народ более сильное воздействие, чем даже князья.

У Кирилла Туровского был пример монахов Киево-Печер-ской лавры. Знал он из книг и о духовных подвигах сирийских столпников. Кирилл выбрал столпничество именно как возмож­ность более результативного воздействия на мир.

Его столпом, по-видимому, стала небольшая деревянная ба­шенка на берегу Припяти. Летописец так отмечает это событие: «Стремясь к большему подвигу, блаженный Кирилл вошел в столп и затворился в нем. Здесь он пребывал некоторое время, 22

Философская мысль Беларуси периода Киевской Руси



отдаваясь посту, молитве и изложению писаний божественных» [9.С.88]. Сюда Кирилл принес и свои любимые книги, здесь и рас­цвел его литературно-проповеднический талант. Далее летописец говорит: «И славен сделался он во всей стране той (в Туровской области), а потому, умоленный от князя и народа, возведен был на епископский престол и посвящен митрополитом Киевским во епископа города Турова, что близ Киева» [9.С.88 ].

По просьбе князя и народа Кирилл занимает кафедру Туров­ской епархии (основана в 1005 году), в которую территориаль­но входили такие крупные города, как Брест, Пинск, Слоним, Новогрудок, Волковыск, Слуцк — почти половина современной Беларуси.

Епископский период в творчестве Кирилла потребовал не­сколько иных мировоззренческих установок. Задача духовного пастыря виделась ему уже не в прославлении аскетического мо­нашества как единственного способа приобщения человека к Богу, а в поиске путей к Богу для простых мирских людей. Для этого же необязательно уходить из мирской жизни. Эту земную сферу греховного надо преодолевать своими ежедневными и ежечасными делами.

После ухода от епископства, где-то около 1182 г., начинается чет­вертый период в творчестве Кирилла. История умалчивает об этом факте его жизни. Можно предположить, что это было самостоятель­ное решение, связанное с непринятием церковной политики стяжа­тельства, стремлением духовенства кч богатству. В летописях нет описания этого периода, хотя и исчисляется он целым десятилетием.



Предположительно именно в эти годы Кирилл Туровский со­здает свои лучшие произведения — молитвы, которые с первых веков существования христианства осознавались в качестве глав­ного духовного содержания жизни человека. Христианские под­вижники показывали, что молитва наряду с чтением Священного Писания дисциплинирует разум человека, прекращает бессмыс­ленные блуждания ума, вводит его в содружество с Богом.

Кирилл Туровский оставил нам богатое богословско-фило-софское наследие. Всего подвижник написал 36 молитв. Он — ав-

Раздел

тор 12 торжественных поучительных слов на религиозные празд­ники, наказов, сказаний, воззваний-обращений к князьям, прит­чей, повестей.

Известны несколько его притч: «Притча о человеческой душе и теле» — ее краткое изложение, «Притча о слепце и хромце», «Повесть о белоризице-человеке и о монашестве».

По количеству написанного и известности ему не было рав­ных в XII в. на территории Древней Руси. Литературное мастер­ство и ораторское искусство восхищали его современников, которые назвали Туровского «Златоустом, паче всех воссиявшим нам на Руси».

Сам Кирилл Туровский свое творчество оценивал сдержанно: «Молю вся Христианы и благоверныя черноризца и преподобныя иерея, и всякого взрасту христианского роду: отци и братие и гос-подие, елико вас увидите сие мое написание, не пореците мене грубости ради, но помолитеся о мне и всех Владыце и Богу, да приму отпуст многих ми зол, грешен бо есмь человек, и многих мо­литв требую в правду, да Владыку миластиваго обращу» [8.С.90].

За свой духовный подвиг Кирилл Туровский, как и Евфро-синья Полоцкая, канонизирован (причислен к святым Русской православной церкви).

В 1993 г. Белорусская православная церковь, весь белорус­ский народ торжественно отметили 800-летие со дня смерти Ки­рилла Туровского. В Турове, на Замковой горе, где он когда-то жил, был открыт памятник - на фоне четырехконечного креста фигура Кирилла с Библией в левой руке.

В своих произведениях Туровский довел до совершенства символико-аллегорический метод толкования Священного Писа­ния. Для него одна строка Библии разворачивалась в целое по­вествование. Примечательно, что такой метод используется и со­временными литераторами, — например, описание суда и казни Иисуса Христа в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Для Кирилла характерно не буквальное цитирование источ­ников. В каждом предложении чувствуется глубокая мысль авто­ра, особенно это касается такого жанра еготворений, как «Прит-24

Философская мысль Беларуси периода Киевской Руси

ча». Перед ним был великий пример Спасителя, который учил прит­чами и простой народ, и своих учеников: «Потому говорю им притча­ми, что они видя не видят, и слыша не слышат и не разумеют» [2.С. 1027]. В «Притче о человеческой душе и теле» он пишет: «Давайте не просто поговорим языком, написанное произнеся, но с рассуж­дением вчитываясь, постараемся делом исполнить это» [10.С.291].

По своей структуре «Притча» состояла из введения (общих богословско-философских рассуждений), начала (сюжета из Свя­щенного Писания), истолкований и толкований (богословско-философских рассуждений применительно к рассматриваемому сюжету), сравнений-сопоставлений (богословско-философских рассуждений) и обличения грехов (богословско-философских рассуждений).

Такое «чтение-рассуждение» и позволило ему создавать лите­ратурные шедевры.

Онтология.Философские взгляды Кирилла Туровского но­сят явно выраженный теоцентрический характер. Его понима­ние бытия основывается на Бытии Священного Писания. Мир, как творение Божье — аксиома для средневекового христиан­ского мыслителя.

Кирилл в своих взглядах на мир и человека близок к патристике Августина Блаженного, у которого человек и мир выступают как единство микро- и макрокосмоса. Особенно четко это единство прослеживается в учении Кирилла Туровского о природе.

Согласно ему, природа носит в себе одушевленное выраже­ние творческой мысли своего Творца. Человек, постигая приро­ду, находит в ней родственное своей душе. Природа и человек развиваются не стихийно, а по воле Божьей и в этой связи имеют единые, одинаково проявляющиеся законы.

Только в конце XXв. мы начинали понимать всю трагичность человеческого господства над природой, следствие которого — экологический кризис, переживаеемый человечеством.

В XIIв. Кирилл Туровский говорил о необходимости гармо­нии природы и человека, как вытекающей из единой Божествен-

Раздел 1

ной сущности. Он призывал любить природу, что соответствует Бо­жественному замыслу. Природа может исцелить «телесные недуги» человека и обеспечить его земное существование. Все явления при­роды не только символизируют, но и раскрывают содержание Свя­щенного Писания, помогают человеку глубже понять его смысл.

Гносеология. Вера и разум. Воснове гносеологии Кирилла находится аллегория. С ее помощью он устанавливает соответ­ствие между божественной и человеческой истиной, богослови­ем и философией.

В вопросе соотношения веры и разума предпочтение отдается вере. В подтверждение этому Кирилл Туровский приводит пример из «Слова о расслабленном» Иоанна Златоуста. Больному является Бог и спрашивает его, хочет ли он выздороветь и верит ли, что Бог может его излечить. Больной же думает, что только врач спо­собен это сделать. Богу удается убедить больного отказаться от мирской мудрости и во всем полагаться только на свою веру.

Вместе с тем Туровский , отдавая предпочтение вере, не по­рывает с разумом. Божественные слова имеют тайный смысл и трудно понять их. Для того и необходим разум, знания: «Ибо сладко — медвяный сот и хорошо — сахар, обоих же лучше книж­ное знание: потому что оно сокровище вечной жизни» [10.С.291].

Разум нуждается в строгом контроле, сознательном руковод­стве. Предоставленный сам себе, человеческий разум легко за­бывает «о разуме истинном» и покоряется телесным чувствам. Ус­тами он объедается, а руками ненасытно прибирает богатства. Избежать этого можно, только уравновесив свой разум Богоот-кровенной истиной, верой. Разум, дополненный верой, превра­щается в «стройный разум».

Следовательно, ни разум, ни вера сами по себе не в состоя­нии познать истину.

Преобразовав разум в «стройный разум» и объединив его с верой, философ одновременно отдает предпочтение вере, кото­рая должна направлять разум. В этом он тоже близок к Августи­ну Блаженному с его формулой: верю, чтобы понимать. У Туров­ского такая мысль: познавай, веруя. Поскольку разум способен 26

Философская мысль Беларуси периода Киевской Руси двигаться в противоположном направлении от истины, то вера и удерживает его в границах богооткровенной нормы.

Решая проблему богопознания, Кирилл Туровский, таким об­разом, продолжает традиции ранней патристики, в которой Бог непознаваем в логических понятиях. Бог как трансцендентный (находящийся за пределами сознания и познания) дух выступает в качестве абсолютного субъекта и познать его можно через по­знание сотворенного им совершенного мира.

Учение о человеке. Втворчестве Кирилла Туровского, как и у всякого средневекового богослова-философа, центральное ме­сто занимает проблема спасения человека, освобождение его от греха. В своих притчах, поучительных словах и молитвах он выс­тупает с позиций последовательного христианского антропо­центризма. Согласно этому учению, человек — центр вселенной, венец творения. Однако человек, будучи созданным самовласт­ным и свободным, впал в грехи: «Нет места чистого в нем, все скверна». Кирилл Туровский страстно призывает стать на путь избавления: «Доколе тебе, бедная душа, быть в узах, объятой страстями, обидами, немилосердием, гордостью и пьянством».

Человек, по мнению философа, состоит из противоречивого единства тела и души. Душа является основой человека. «Тело без души хромо и не зовется человеком, но трупом» — утверждает он. В притче «О слепце и хромце» автор в свойственной ему манере аллегорий-сравнений мастерски показывает это. Хромец — тело человека, слепец — его душа. Этот союз слепого и хромого сим­волизирует собой несовершенство и человека, и общества.

Греху в одинаковой степени подвержены и тело, и душа. Но только душа может и должна с помощью молитвы вывести себя и тело из состояния греховности. Молитва у Кирилла Туровского вы­ступает подлинной внутренней жизнью души, утверждая онтологи­ческое значение личностного начала в человеке. Только в молитве человек, находясь в «пограничной ситуации» между земным, мирс­ким и высоким, духовным, «горним» бытием, способен переживать свою жизнь при помощи таких понятий, как «растление», «пад­кость до греха», «бездуховность», «страх», «отчаяние», «безысход-

Раздел I

ность», «решимость», «раскаяние», «вера», «надежда». Казалось бы, такой взгляд носит несомненный экзистенциально-пессимистичес­кий характер. Однако философ призывает человека мобилизовать с Божьей помощью свои душевные силы на преодоление безысход­ности. Он надеется и верит, что человек через молитву-сопережива­ние, через путь веры и надежды на Бога преодолеет в себе неверие-пессимизм и станет на праведный путь.

Туровский утверждает, что Бог невидим. Однако внимательно вчитываясь в его труды, возникает незримое ощущение, что Бог для него где-то всегда рядом и только искренняя молитва являет­ся единственно возможным средством преодоления отпадения от Него человека.Такое преодоление возможно благодаря не только всесилию и всемогуществу Бога.

Не менее важным обстоятельством является то, что Иисус Христос, по словам Кирилла Туровского, «по плоти нашия об­щинник». Поэтому Он знает как никто другой человеческую гре­ховную природу, и, не взирая на все ее несовершенства, остается «человеколюбцем». Поскольку в человеке происходит постоянная внутренняя борьба между божественным началом и греховным состоянием, сохранить божественное в человеке возможно лишь при постоянстве человеческого единения-общения с Богом. Не­смотря на то, что «тело хромо, а душа слепа», а именно так мысли­тель характеризует человеческое несовершенство — только душа с помощью молитвы способна вывести человека на праведный путь сопряжения его с высшей духовной субстанцией — Богом.

У Кирилла Туровского вырисовывается, таким образом, трех­мерная характеристика человека. Двухмерность всегда толкает его на грех. Только третье измерение — духовное, реализующееся в молитвенной устремленности человека к Богу, способно при­близить его к Всевышнему. Молитва, таким образом, отчетливо раскрывает смысл жизни человека. Ставя целью спасение инди­видуальной души, молитва приводит человека к необходимости преодоления личностного зла.

Человек свободен в выборе между злом и добром. Бог ориен­тирует человека только на добро, а за зло отвечает сам человек. Только с помощью Бога он в состоянии его победить. 28

Философская мысль Беларуси периода Киевской Руси

Кирилл Туровский реагирует и на страшную беду, обру­шившуюся на Русскую землю - междоусобицы, он призывает князей к миру и согласию.

Между тем междоусобицы постепенно, но неуклонно ослаб­ляли культурно-духовный потенциал Полоцкого, Турово-Пинс-кого и Смоленского княжеств.

Это явилось, по-видимому, одной из причин последующего трехвекового молчания. Но уже в XIY в. все громче заявляло о себе Великое княжество Литовское. Шел трудный процесс ста­новления белорусского этноса. И уже в XVI в. творческий дух на­рода предстал целым созвездием имен.

Вопросы для самоконтроля

1. Какое мировоззрение господствовало у древних славян в дохристианскую эпоху?

2. Какова роль христианства в распространении письмен­ности на древнебелорусских землях?

3. В чем особенности становления философского знания в Беларуси в эпоху Киевской Руси?

4. Назовите основные этапы развития отечественной фило­софской мысли.

5. Что такое «стройный разум» в гносеологии Кирилла Туровского?

6. В чем состоит «трехмерность» человека по Кириллу Туровскому?

7. Как решают проблему преодоления личностного зла Ев-фросинья Полоцкая, Климент Смолятич и Кирилл Туровский?

8. Почему философская мысль в Беларуси имеет ярко вы­раженный нравственный характер?

9. В чем проявилась патриотическая традиция в трудах Кли­мента Смолятича и Кирилла Туровского?

Раздел I

Литература к I разделу

I. Цитируемая:

1. Арлоу У. А. Таямнщы полацкай псторьи. Мн., 1994.

2. Библия. М., 1988.

3. Волошина Т.А., Астапов С.Н. Языческая мифология славян. Р-н-Д., 1996.

4. Гранстрем Е.Г. Почему Климента Смолятича называли «фи­лософом» // Памятники русской литературы X-XVII вв. Л., 1970.

5. Злато слово. Век XII. М., 1986.

6. Златоструй. Древняя Русь. Х-ХШ вв. М., 1990.

7. Кшгажыщй i хаджэнняу. Мн., 1994.

8. Лабынцау Ю. «Напой росою благодати...». Малпгоуная паэ-з1я Клрыла Тураускага. Мн., 1992.

9. Памятники древнерусской церковно-учительской литера­туры. Вып. 1. СПб, 1892.

10. Памятники литературы Древней Руси XII века. М., 1980.

11. Прокопий Кесарийский. Война с готами. М., 1950.

12. Родник златоструйный: Памятники болгарской литерату­ры XI-XVIII веков. М., 1990.

II. Используемая:

1. Арлоу У. А. Ефрасшня Полацкая. Мн., 1992.

2. Галактионов А.А., Никандров П.Ф. Русская философия IX-XIX вв. Л., 1989.

3. Замалеев А.Ф. Философская мысль в средневековой Руси (Х1-ХУ1вв.).Л., 1987.

4. Замалеев АФ., Зоц ВА Мыслители Киевской Руси. Киев, 1987.

5. Иванов К.А. Средневековый монастырь и его обитатели. СПб, 1910.

6. Иоанн Златоуст. Слова и беседы на разные случаи. СПб, 1864.

Философская мысль Беларуси периода Киевской Руси

7. Клевченя А.С. У истоков белорусской культуры (Ки­рилл Туровский) // BecHiK Бел. ун-та. Сер. 3.1984. № 3.

8. Козел А.А. «Грешный ибо я человек и многих молитв нуж­даюсь воистину...» // Тураушчына: мшулае, сучаснасць, будучы-ня. Вып. 2. Турау-Мшск, 2001.

9. Конан У. «Паче всех воссиявший»//Крынща. 1994. № 7. С. 14-18.

10. Коринфский А.А. Народная русь. М., 1995.

11. Майоров Г. Г. Формирование средневековой философии. М., 1979.

12. Мельшкау А.А. Кдрыл, епюкап Тураусю. Мн., 1997.

13. Мыошцел! i асветнш Беларуа: X - XIX ст. Энцыкл. давед. Мн., 1995.

14. Наследие Кирилла Туровского и современная обществен­но-культурная жизнь. Гом., 1994.

15. Оргиш В.П. Древняя Русь: Образование Киевского госу­дарства и введение христианства. Мн., 1980.

16. Очерки истории философской и социологической мысли Белоруссии. Мн., 1973.

17. Палама Григорий. Триады в защиту священно-безмолству-ющих. М., 1995.

18. Поболь Л.Д. Славянские древности Белоруссии: Т. 1—3. Мн., 1971-1974.

19. Полное собрание творений св. Иоанна Дамаскина. СПб, 1913.

20. Раппов О.М. Русская церковь в IX - перв. трети XII в. Принятие христианства. М., 1988.

21. Рогалев А.Ф. Белая Русь и белорусы: (В поисках истоков). Гом., 1994.

22. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981.

23. Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 1. (XI- перв. пол. XIY в.), Л., 1987.

24. Соколов В.В. Средневековая философия. М., 1979.

Раздел I

25. Становление философской мысли в Киевской Руси. М., 1984.

26. Тарасау K.I. Памяць пра легенды: Постащ беларускай мшуушчыны. Мн., 1990.

27. Творения святого отца нашего Кирилла епископа Туров­ского. Киев, 1880.

28. Филист Г.М. Введение христианства на Руси: Предпосыл­ки, обстоятельства и последствия. Мн., 1988.

29. Хоружий С.С. Неопатристический синтез и русская фило­софия //■ Вопросы философии. 1994. № 5.

30. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней и средневековой философии. М., 1991.

31.ЧаропкаВ. 1мяулетатсе. Мн., 1994.

32. Чыгрынау П.Г. Грамадская думка у Беларуси пал1тычна-пстарычны аспект X - пач. XX ст. Мн., 1996.

33. Шалькев1ч В.Ф. Фшасофская думка у Беларусь Мн., 1976.

Философская мысль Беларуси периода Киевской Руси

Хрестоматийное приложение к I разделу

Месяца майя в 24 денъ. Повестьжытия и преставлениясвятыя иблаженный ипреподобный Еуфросинии, игуменьи







Сейчас читают про: