double arrow

Образование единого Русского (Московского) государства


В 1237—1240 гг. русские князья потерпели тяжелое пораже­ние в результате нашествия войск Монгольской империи во гла­ве с ханом Батыем. Истории русских земель в XIII—XV вв. по­священа обширная историография. Но если образование единого Русского государства (несмотря на различия в подходах к этой проблеме) достаточно хорошо изучено в трудах как дореволюци­онных авторов, так и в работах М.Н. Тихомирова, Л.В. Черепнина, А.А. Зимина, В.А. Кучкина, A.M. Сахарова и других, то во­просы взаимоотношений Монгольской империи и Золотой Орды с русскими князьями привлекли внимание исследователей в мень­шей степени (А.С. Насонов, Б.Д. Греков, Г.Ф. Федоров-Давы­дов, В.Л. Егоров), исключая историков-евразийцев Г.В. Вернад­ского и Л.Н. Гумилева. Роль Золотой Орды и шире — восточно­го влияния в истории государственного управления и становле­ния единого государства оценивается в историографии со взаи­моисключающих позиций, что определяется не столько собственно фактическим материалом и состоянием источников, сколько историософскими предпочтениями авторов. Основными источниками являются летописные своды общерусского характера, кото­рые с XIV в. велись в Москве и выражали великокняжескую мос­ковскую концепцию формирования единого государства, а также местные летописи отдельных земель, точнее, как правило, их фрагменты, позволяющие увидеть этот процесс с позиций регионализма. Наряду с летописями большое значение приобретают судебные грамоты, Судебник 1497 г., княжеские грамоты, акты и делопроизводственные документы, данные геральдики, сфра­гистики и других вспомогательных исторических дисциплин, археологии. Дополнительными источниками по теме являются повести, жития, произведения Нила Сорского, Иосифа Волоцкого, Филофея и других религиозных и общественных деятелей, записки западных и восточных путешественников.




Монгольская империя и Золотая Орда

В 1206 г. на собрании монгольской племенной знати — ку­рултае было оформлено создание Монгольского государства. Его возглавил один из монгольских ханов Темучин, провозглашен­ный Чингисханом. В последующие десятилетия в результате по­бедоносных походов монголы создали крупнейшую в истории континентальную империю.

Государственное управление в Монгольской империи было тесно связано с военными потребностями и опиралось на тради­ционную иерархию кочевого общества. В ее основу были поло­жены принципы родоплеменного быта — вожди возглавляли род, несколько родов объединялись в племя, племена — в союзы пле­мен, и т.д. В результате вся система управления носила автори­тарный аристократический характер и была неотделима от воен­ной иерархии, строившейся на основе десятичной системы. Роды и племена в зависимости от их численности в случае войн, кото­рые велись практически непрерывно, выставляли конные десят­ки, сотни, тысячи и т.д. Военно-территориальные начальники — ханы, царевичи, беки, найоны, богатуры. Все они не избирались, а провозглашались на курултаях в соответствии со своим проис­хождением и с санкции верховной власти.



Чингисхан обладал неограниченной властью и осуществлял ее через наследственную кочевую аристократию. После завоева­ния Северного Китая в управлении империи был использован значительный китайский административный опыт. Основу пра­вовой системы Монгольской империи составляла Великая Яса Чингисхана, которая способствовала консолидации монгольских и тюркских племен, а также провозглашала веротерпимость в пределах империи.

Монгольская империя заняла гигантскую территорию от Ти­хого океана до Восточной Европы. В советской литературе обще­ственный строй монголов характеризовался как «кочевой феода­лизм» (Б.Я. Владимирцов), а государственное управление как «военно-феодальное» с сильными родовыми традициями. Завое­ванные монголами страны и народы рассматривались как досто­яние рода Чингизидов. Лица, не принадлежавшие к Чингизи­дам, не имели права претендовать на суверенную власть в пределах империи. Империя объединяла конгломерат народов, отно­сящихся к различным культурам и цивилизациям, и не могла существовать длительное время как достаточно прочное центра­лизованное государство. Уже Чингисхан разделил свою страну на улусы, т.е. народы, данные им в удел сыновьям — Джучи, Чагатаю и Угедею. В начальный период эти улусы («улус» с до­бавлением имени хана в монгольской традиции означал официальное название государства) имели ограниченный государствен­ный суверенитет. Владения Джучидов (при ханах Бату и Берке), как и других монгольских царевичей, составляли единую импе­рию с центром в Каракоруме. К тому же великий хан (каан) имел собственные домены на территории улусов, царевичи — анало­гичные анклавы с оседлым населением, облагаемым налогами, на территории вне собственных государственных образований. По мысли Чингисхана, такое взаимопроникновение и переплетение интересов его потомков должно было предотвратить распад огром­ной империи. На протяжении всего XIII в. все правители отчис­ляли часть доходов в пользу казна. Из Каракорума присылались «численники» для проведения переписи подвластных и зависимых народов с целью установления размеров собираемой дани, здесь же вассальным правителям утверждались инвеституры. Ханы улусов в этот период не чеканили собственную монету и не могли проводить самостоятельную внешнюю политику.



В 1242 г. после похода на Русь и Центральную Европу улус Джучи разделился на владения двух ханов — Бату и Орды. Госу­дарственная территория Бату именовалась в русских источниках «Орда», а уже после свержения ига, со второй половины XVI в., за ней в отечественных источниках закрепилось название «Златая Орда» или «Великая Орда Златая». А улус Орды в восточных и русских источниках назывался Синяя Орда.

Золотая Орда была одним из крупнейших государств средне­вековья. Источники позволяют определить его территорию лишь суммарно, без четкого выделения границ. Ядро территории Зо­лотой Орды образовывали причерноморские, прикаспийские и северокавказские степи. Природные и растительные особенности Руси, не приспособленные для ведения кочевого хозяйства, с этой точки зрения считались неудобными и не интересовали Золотую Орду в плане приращения территории, были пограничными. Русские княжества не входили в состав Золотой Орды, но были на положении полузависимых, облагаемых данью территорий. Границей между Золотой Ордой и Русью была река Дон, а роль бу­фера выполняли заброшенные территории.

В основе административно-территориального деления Золо­той Орды лежала улусная система. Во главе определившихся в XIV в. четырех территориальных единиц (всего в источниках упо­минается 12 улусов) стояли улусбеки (эмиры), которые несли перед ханом определенные военные и экономические обязатель­ства. В то же время они не имели наследственных владений — хан мог лишить прав владения улусом любого представителя ко­чевой аристократии. Первоначально административное устрой­ство Золотой Орды по монгольской традиции представляло со­бой отражение кочевого военного устройства. На этой же основе происходило формирование аппарата управления государством. Улусы делились примерно на 70 «областей» (называемых в ис­точниках также улусами, ордами), во главе с эмирами, которые в войске выполняли роль темников, «области» делились на «рай­оны» во главе с тысячниками. В ходе становления Золотой Орды происходит синтез и частичное вытеснение кочевых традиций за­имствованным китайским, а также исламским (особенно со вре­мен хана Узбека — XIV в.) опытом государственности.

В отличие от большинства кочевых государств в Золотой Орде существовал развитый чиновничий аппарат. Хан определял лишь принципы и основные направления функционирования государ­ства, не занимаясь конкретными вопросами управления.

Высшими сановниками были назначаемые из улусбеков беклярибек и везир. Их компетенция описывается источниками не­полно и противоречиво. Вероятно, первенствующая роль принад­лежала беклярибеку, который выполнял функции главнокоман­дующего, ведал внешней политикой и контролировал, по неко­торым данным, судебную систему и религиозные вопросы. Не­которые беклярибеки (Ногай, Мамай) фактически становились правителями Золотой Орды.

В руках везира была сосредоточена высшая исполнительная власть. Он возглавлял центральный орган исполнительной влас­ти — диван. В структуру последнего входило несколько палат (также называемых диванами) во главе с секретарями. Везир кон­тролировал сбор налогов и дани с подвластных народов, в его ведении находились ханская казна, назначение баскаков, секре­тарей и других чиновников.

Политика Золотой Орды в отношении русских земель на про­тяжении ее истории, по мнению исследователей, прошла несколь­ко этапов:

1-й этап (1243—1257 гг.). Формальный контроль осуществ­лялся из Каракорума, а непосредственная исполнительная власть и организация военных походов на Русь находились в руках золотоордынских ханов.

2-й этап (1257—1312 гг.). Пик распада русских земель и на­чальный этап этногенеза великороссов. Наиболее тяжелый пери­од ига Орды: организуется структура вассальной зависимости Руси от Орды, баскаческая система, проводится перепись населения.

3-й этап (1312—1328 гг.). Отмена баскачества. На фоне исламизации и преодоления кочевых традиций в Золотой Орде про­исходит становление великокняжеской системы управления рус­скими землями при постоянном вмешательстве ханов во внутри­политическую жизнь Руси.

4-й этап (1328—1357 гг.). Рост антиордынских настроений, борьба политических центров за первенство среди русских кня­жеств, имеющих особые отношения с ханской властью.

В дальнейшем идет процесс неуклонного возрастания воен­ной и экономической мощи русских земель во главе с Москвой, укрепление их единства. Русским князьям удается, воспользо­вавшись распрями в Золотой Орде, ослабить иго и после сокру­шительного удара в 1380 г. на Куликовом поле, несмотря на вос­становление Тохтамышем зависимости русских княжеств, фак­тически исключить организацию и проведение военных набегов на Московское государство в XV в.







Сейчас читают про: