Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

XXVII. Замок в Дампьер-сюр-Бутонн. Кессоны верхней галереи. Первая серия




Кессон 1 . — Рядом на одном участке земли растут два дерева одинаковой высоты и толщины: одно зелёное и крепкое, другое сухое, безжизненное[286]. На соединяющей их ленте слова:

SOR.NON.OMNIBVS.ÆQVE.

Участь у всех разная

Применительно к человеческому существованию эта истина кажется нам тем более относительной, что, независимо от того, какая у нас судьба, печальная или благосклонная к нам, какая жизнь, безмятежная или полная тревог, все мы без различий и исключений приходим к одному: к смерти. Но в свете герметики всё иначе — эта истина принимает ярко выраженный положительный смысл, близкий сердцу Адепта.

Согласно алхимическому учению, металлы, для тех или иных промышленных нужд извлечённые из руды и вынужденные приноравливаться к требованиям человека, становятся жертвами своей несчастливой участи. В виде рудной породы они медленно эволюционировали к совершенному состоянию природного золота, но по извлечении они погибают от пагубного восстанавливающего действия огня (feu réducteur). При плавке металл теряет питательные элементы минерализирующего начала, поддерживающие его жизнедеятельность, временное переходное состояние металла фиксируется, и он умирает. Таков смысл двух символических деревьев, одно из которых выражает жизнеспособность минерала, другое — безжизненность металла.

Из этой простой картинки проницательный исследователь, достаточно сведущий в основах нашего искусства, сможет сделать важный и полезный для себя вывод. Если алхимик вспомнит, что старые Мастера рекомендовали начинать работу с того места, где Естество заканчивает свою , и если он умеет убивать живое, дабы восстанавливать мёртвое , он догадается, какой металл ему надо взять и какой минерал избрать для начала первой работы. Затем по аналогии с природными процессами алхимик соединит возрождённое к жизни вещество с другим веществом (известно, что живое жаждет живого), и, если он нас правильно понял, ему доведётся увидеть своими глазами и пощупать своими руками материальное свидетельство великой истины…

Слова наши скупы, о чём сожалеем, но подчинение правилам традиционной дисциплины не даёт нам возможности ни уточнять, ни разъяснять всё это.

Кессон 2 . — Крепостная башня на склоне холма, вверху галерея с навесными бойницами и амбразурами. Башня увенчана куполом, в ней узкое зарешеченное окно и наглухо запертая дверь. Тучи орошают суровую неприступную башню дождём. Надпись гласит, что дождь золотой.

AVRO.CLAVSA.PATENT.

Золото растворяет (отворяет) затворённые врата

Кто этого не знает! Однако для Философа неприемлем переносный смысл этого изречения, подразумевающий фаворитизм, приобретение привилегий, незаконных льгот. Речь здесь идёт не о тлетворном золоте, а о мифо-герметическом эпизоде легенды о Юпитере и Данае. Поэты рассказывают, что Данаю её отец, аргосский царь Акрисий, заключил в башню, так как от оракула узнал, что ему суждена смерть от руки внука. Однако сколь бы прочны ни были стены темницы, для воли бога они не препятствие. Зевс, большой любитель приключений и метаморфоз, всегда стремящийся обмануть бдительность Геры и увеличить своё потомство, приметил Данаю. Не стеснённый в выборе средств, он проник к ней золотым дождём. По прошествии положенного срока пленница произвела на свет сына, которого нарекли Персеем. Рассерженный Акрисий велел заколотить Данаю с сыном в ящик и бросить в море. Ящик течением прибило к острову Сериф, где рыбаки вытащили необычное судно на берег, открыли его, освободили Данаю с Персеем и привели к царю Полидекту, встретившему их с большим радушием.




В этой удивительной истории скрыта важная тайна — тайна приготовления герметического субъекта, первоматерии (matière première) Делания, и получения Серы, primum ens [287]камня.

Даная олицетворяет здесь наш грубый минерал (notre minéral brut), извлечённый из рудника. Это земля Мудрецов (terre des sages ), содержащая активный и скрытый дух, который, по словам Гермеса, один лишь способен осуществить «из этих вещей чудо единой вещи». Слово «Даная» происходит от дорийского Δάν (terre, земля ) и άη (souffle, esprit, дыхание, дух ). Философы учат, что их первоматерия (matière première) есть частица изначального хаоса, о чём свидетельствует греческое имя Акрисия , царя Аргоса и отца Данаи: 'Ακρισία означает смешение, беспорядок (confusion, désordre ), 'Αργός — грубый, невозделанный, неоконченный (brut, inculte, inachevé ). Зевс, в свою очередь, означает небо (ciel ), воздух (air ) и воду (eau ), что напоминает и о плаче, так что греки говорили о дожде: Υει ό Ζευς (Юпитер посылает дождь или, дословно, плачет ). Этот бог олицетворяет, таким образом, воду, которая обладает проникающей способностью, то есть воду металлическую, потому что она состоит из золота или, по крайней мере, содержит его. Речь идёт о герметическом растворителе, который, отстоявшись после ферментации в дубовой бочке, похож на жидкое золото. Анонимный автор одной неизданной рукописи XVIII в.[288]пишет по данному поводу следующее: «Если слить эту воду, то вы своими глазами увидите сверкающее золото в своём изначальном состоянии, переливающееся всеми цветами радуги». Сам союз Зевса и Данаи указывает на то, как следует применять растворитель: тонкий размолотый порошок вещества нагревают с небольшим количеством воды, затем постепенно, по мере её адсорбции реакционную массу дополнительно увлажняют — процесс, который Мудрецы называют впитыванием влаги (imbibition ). Получают пасту, которая становится всё мягче, превращается в сироп, масло и, наконец, в светлую жидкость. Далее, воздействуя на неё при определённых условиях огнём, часть жидкости ещё более сгущают в некую массу, которая осаждается на дно сосуда. Осадок тщательно собирают. Он представляет собой нашу драгоценную Серу, новорождённого ребёнка, маленького царя и нашего дофина (дельфина ), символическую рыбу, иначе рыбу-прилипалу (rémora ) или кормчего (pilote )[289], Персея или рыбу из Красного моря (греч. Περσεύς) и т. д.



Кессон 3 . — Клинок сабли дотрагивается до стеблей четырёх распустившихся цветков. Надпись к этой небольшой картинке:

NVTRI.ETIAM.RESPONSA.FERVNTVR.

Следуй также предречённый правилам

Это совет Мастеру, выполнив который он может быть уверен, что должным образом проведёт варку — вторую операцию Магистерия. Nutri etiam responsa feruntur , посредством каменных букв вещает ему дух нашего философа.

Предначертанных правил (oracles ) всего четыре, им соответствуют четыре цветка или цвета (fleurs ou couleurs ), проявляющиеся при развитии Ребиса, так что алхимик по внешним признакам может судить о последовательных стадиях внутренней работы. Стадии, каждой из которых соответствует свой цвет, именуют Режимами (Régimes ) или Царствами (Règnes ). Обычно их насчитывают семь, причём с каждой стадией Философы соотносят какое-нибудь высшее олимпийское божество, а также одну из планет, влияющих на процесс одновременно с одноимёнными богами. Считается, что планеты и божества проявляют свою силу согласно неизменной иерархии. За царством Меркурия ('Ερμης — base, fondement, основа, фундамент ), первой стадией Делания, следует царство Сатурна (Κρόνος — le vieillard, lefou, старик, безумец ). Затем правит Юпитер (Ζεύς — union, mariage, союз, брак ), вслед за ним Диана ('Αρτεμις — entier, complet, полный, целый ), или Луна , в сверкающем одеянии из белых волос или снежинок. Далее трон переходит к Венере ('Αφροδίτη — beauté, grâce, красота, изящество ), чей цвет зелёный. Однако её вскоре прогоняет Марс ('Αρης — adapté, fixé, приспособленный, фиксированный, застывший ), но и этого воителя в одежде цвета спёкшейся крови низвергает с трона Аполлон ('Απολλων — le triomphateur, триумфатор ), Солнце Магистерия, император в (алой) багрянице, который после гибели своих предшественников окончательно утверждает свои власть и господство[290].

Некоторые авторы, связывая стадии варки, для каждой из которых характерна своя окраска, с семью днями творения, определяют рабочий цикл как Hebdomas hebdomadum (дословно Седмица седмиц ) или просто Великую Седмицу , так как в своей микрокосмической деятельности алхимик должен строго следовать всем условиям Великого Делания самого Творца (Créateur).

Однако стадии могут выражаться более или менее отчётливо: продолжительность и интенсивность окраски в разных случаях может быть разная. Поэтому мастера часто отмечают лишь четыре основных цвета , наиболее чётких и стабильных, а именно: чёрный, белый, жёлтый или лимонный и красный. По окончании цветения надо отсечь один за другим все четыре цветка герметического сада, отсюда и оружие на нашем барельефе. Здесь важно не торопить события в тщетной надежде сократить время эксперимента, иногда немалое, усиливая пламя, необходимое для проведения данной конкретной стадии. Старые авторы призывают к осторожности, предостерегая неофитов от пагубного нетерпения. Prœcipitatio a diabolo [291], говорят они. Стремясь раньше времени получить желаемое, неофит сожжёт цветы компоста , и вся работа неизбежно пойдёт насмарку. Лучше, как учит Адепт из Дампьера, следуя предначертанным правилам, терпеливо и упорно ждать появления необходимого цвета столько времени, сколько потребуется.

Кессон 4 . — Развалины старой башни, ворота которой сорваны, так что вход оказывается свободен: темница отворена. Внутри видны цепи, в верхней части — три камня . Рядом с развалинами ещё двое цепей, вынесенных из тюрьмы. Эта картина указывает на последовательное получение трёх камней или снадобий (trois pierres ou médecines ) Гебера. Философы называют первое философской Серой (Soufre philosophique ), второе — Эликсиром или питьевым Золотом (Elixir ou Or potable ), третье — Философским Камнем, Абсолютом или Универсальным снадобьем (Absolu ou Médecine universelle ). Каждый из этих камней нужно подвергнуть варке в атаноре, темнице Великого Делания — поэтому последняя цепь всё ещё на месте. При этом два камня в результате «умерщвления плоти и покаяния» сбросили оковы.

Надпись на барельефе передаёт слова апостола Петра (Камня ) (Деян. 12:2), которого ангел чудесным образом вызволил из темницы:

NV(N)C.SCIO.VERE.

Теперь я вижу воистину!

Слова ликования, выражение глубокой радости, крик торжества, который испускает Адепт перед явленным чудом. До этого момента его могли осаждать сомнения, но ввиду очевидного осязаемого успеха он уже не боится, что ошибается; он обнаружил путь, познал истину, получил Donum Dei . Теперь великая тайна известна ему вся целиком… Увы, сколь немногие из сонма ищущих могут похвалиться, что добились цели и своими глазами увидели, как перед ними отворяются двери темницы, навсегда запертые для большинства людей!

Тюрьма также выражает несовершенное тело, изначальный субъект Великого Делания; водная и металлическая душа этого вещества связана и удерживается насильно. «Это вода-пленница, — говорит Николя Валуа[292], — она кричит без умолку; „Помоги мне, и я помогу тебе; вызволи меня из тюрьмы, и, если тебе это удастся, я сделаю тебя хозяином крепости, в которой томлюсь“. У воды, заключённой в это тело, то же естество, что и у воды, которой мы его питаем. Это естество можно назвать Меркурием Трижды Величайшим (Mercure Trismegiste), которого подразумевает Парменид, говоря: „Естество радуется в Естестве, Естество преодолевает Естество, Естество содержит Естество“. Заключённая в плен вода радуется вместе со своим товарищем, пришедшим освободить её от пут, смешивается с ним, преобразует темницу в себя и его, отбрасывая всё чужое. В результате обе воды превращаются в неизменную и меркуриальную воду. Поэтому нашу божественную воду (Eau divine ) по праву нарекли Ключом, Светом, Дианой , которая озаряет ночной сумрак. Это и есть вступление на путь Делания, свет, который просвещает всякого человека».

Кессон 5 . — Философы утверждают экспериментально доказанный факт, что их камень есть не что иное, как результат полной коагуляции меркуриалънои воды (coagulation complète de l’eau mercurielle ). Эту мысль отражает и наш барельеф с кубическим камнем — старинным символом вольных каменщиков — плывущим по морским волнам. Эта операция лишь на первый взгляд кажется невозможной, на самом деле она вполне естественна, ведь меркурий несёт в себе растворённое серное начало, благодаря которому впоследствии коагулирует. К сожалению только, этот потенциальный реагент действует крайне медленно и первое время нельзя заметить ни малейшего признака протекания какой-либо реакции. Это объясняет неудачу многих алхимиков, которые, быстро разочаровавшись, оставляют своё тягостное занятие, напрасное, как им кажется, между тем как они были на верном пути и работали с исходными веществами, приготовленными по всем правилам нашего искусства. Это к ним Адепт относит слова Иисуса, которые тот сказал шедшему по воде Петру (Мф. 14:31):

MODICE.FIDEI.QVARE.DVBITASTI

Маловерный! Зачем ты усомнился?

На самом деле ничего нельзя познать без веры, без неё человек бессилен. Не было случая, чтобы скептицизм и сомнение создали что-нибудь прочное, возвышенное, долговечное. Надо почаще вспоминать латинское изречение: Mens agitat molem [293]— глубокое убеждение в его истинности приведёт мудреца-Мастера к счастливому завершению его трудов. Именно в непоколебимой вере почерпнёт он необходимые силы для разрешения этой великой тайны. Мы ничуть не преувеличиваем: перед нами самая настоящая тайна, ведь всё здесь противоречит химическим законам, да и механизм процесса весьма неясен — тайна, которую не объяснит самый эрудированный учёный, самый искусный Адепт. Видимо, естество в простоте своей любит загадывать нам загадки, перед которыми пасует наша логика, отступает наш разум, признаётся в своём бессилии здравый смысл.

Изготовление кубического камня, который изобретательная природа производит из одной только воды — универсальной материи (matière universelle) перипатетиков — и чьи шесть граней нужно обтесать согласно правилам тайной геометрии (géométrie occulte), представлено на любопытном барельефе XVII в., украшающем фонтан Вербуа в Париже [XXVIII].

Эти два сюжета тесно связаны между собой, и мы разберём здесь парижский барельеф более подробно в надежде пролить свет на чересчур лаконичное символическое изображение в Сенте.

Фонтан, сооружённый в 1633 г. бенедиктинцами из Сен-Мартен-де-Шан, первоначально находился внутри монастыря у крепостной стены. В 1712 г. монахи передали его городу Парижу в общественное пользование вместе с соответствующим участком, куда он должен быть перенесён при условии, «что в одной из старинных башен их монастыря будут проделаны окно и дверь на улицу»[294]. В результате фонтан поместили перед так называемой башней Вербуа на улице Сен-Мартен и нарекли источником святого Мартина. Это своё имя он сохранял более столетия.

В небольшом сооружении, реставрированном за государственный счёт в 1832 г., есть «неглубокая прямоугольная ниша; по бокам её две дорические пилястры с выступами, имеющими узор в виде извивающихся и переплетающихся линий, поддерживают слившийся с архитравом карниз. На карнизе располагается что-то вроде шлема, который венчает рамка с крыльями, а над ней морская раковина. В верхней части ниши — барельеф с кораблём в центре»[295]. В высоту каменный барельеф достигает 80 см, в ширину 105 см. Автор его неизвестен.

Во всех описаниях фонтана Вербуа, списанных, судя по всему, одно с другого, лишь вскользь отмечается, что основной элемент его украшения — корабль (vaisseau ). Рисунок Муази, иллюстрирующий заметку Амори Дюваля, также не сообщает ничего нового. На представленном сбоку фантастическом корабле нет и следа его необычного груза, а среди завитков морских волн мы тщетно стали бы искать прекрасного большого дельфина, сопровождающего корабль. Впрочем, многие люди, которые не желают вникать в детали, видят здесь лишь геральдический корабль Парижа, не подозревая, что данный сюжет хранит в себе совсем другую, отнюдь не тривиальную истину.

Разумеется, кто-то может усомниться в справедливости нашего умозаключения, и в огромном камне , прикреплённом к судну, с которым он составляет единое целое, увидеть обычный тюк с товарами. В этом случае, однако, затруднительно объяснить, почему на рее грот-мачты — поднятый парус (voile levée ) — особенность, проливающая свет на единственный лишённый покрова (dévoilé ) объёмистый груз. Цель создателя этого произведения очевидна: речь идёт не о тюке с товарами, а о тайном грузе, который обычно скрывают от любопытных взглядов.

Кроме того, корабль, показанный сзади, словно удаляется от зрителя. Ясно, что он движется лишь благодаря бизани (voile d'artimon )[296]. Ветер дует в корму, а значит, в бизань , и бизань одна разгоняет скользящий по волнам корабль. А между тем кабалисты хотя и пишут artimon , произносят antémon или antimon , слово, которым они обозначают сокрытое имя субъекта Мудрецов. 'Ανθεμον по-гречески цветок , а первоматерию (matière première) называют цветком всех металлов (fleur de tons les métaux ) или цветком цветков (flos florum ). 'Ανθεμον произошло от ανθος (jeunesse, молодость, gloire, слава, beauté, красота , наиболее благородная часть, всё, что блестит и сияет наподобие огня, brille à I'instar du feu ). Неудивительно, что Василий Валентин в своей Триумфальной колеснице Сурьмы (Char triomphal de l’Antimoine) обозначил описываемую им первичную субстанцию (prime substance) Делания как огненный камень (pierre de feu ).

Если камень, как мы видели, прикреплён к герметическому кораблю, значит, он ещё на стадии получения. Значит, во что бы то ни стало ему надо помочь проделать весь путь, так чтобы ни бури, ни подводные камни, ни дорожные случайности не помешали ему достичь благословенной гавани, к которой его подводит естество. Облегчить его путешествие, предвидеть и устранить возможные причины кораблекрушения, не дать кораблю с драгоценным грузом сбиться с верного курса — такова задача алхимика.

Постепенное медленное течение процесса объясняет, почему камень представлен здесь в виде грубо обтёсанной глыбы, которой ещё надо придать окончательную кубическую форму. Перекрещивающиеся верёвки, которыми камень крепится к корпусу судна, достаточно ясно свидетельствуют о переходном состоянии камня. Известно, что в умозрительном отношении крест (croix ) — выражение динамического начала, духа , в то время как с практической точки зрения он графически представляет тигель (creuset )[297]. Именно здесь, в сосуде (на корабле )[298]дух металла с помощью огня сближает молекулы, что приводит к концентрированию меркуриальной воды. Дух — единственная сила, способная осаждать плотные массы вещества подобно тому, как он принуждает кристаллы раз за разом принимать одну и ту же форму, по которой их можно идентифицировать. Поэтому Философы символически представляют молекулярные агрегаты меркуриального твёрдого вещества, образованные посредством духа, в виде тюков, крепко связанных крест-накрест. Итак, камень накрепко связан, подобно secchina (от греч. σηκάζω, enfermer, clore, запирать, заключать ), и это воплощённое состояние достигается с помощью креста , образа Страстей, другими словами, в тигле при тщательном соблюдении температурного режима. Заметим также, что верёвка по-гречески κάλώς, омоним наречия κάλως, означающего надлежащим, действенным способом (de manière convenable et efficace ).

Первичная коагуляция, когда маслянистый лёгкий камень только появляется на поверхности жидкости, — стадия самая трудоёмкая. Надо усилить меры безопасности и проявить максимальную осторожность при работе с огнём, чтобы камень раньше времени не окрасился в красный цвет и не опустился на дно. Сначала образуется тонкая плёнка, она вскоре ломается, её частицы стягиваются, срастаются, утолщаются, как бы образуя плоский островок — остров Космополита, легендарный Делос, — который покачивается на волнах и постоянно перемещается с места на место. Остров — ещё один образ всё той же герметической рыбы , рождённой в море Мудрецов — в нашем меркурии (notre mercure), которого Гермес называет mare patens [299], — другими словами, кормчего (pilote ) Делания, первой твёрдой массы Делания или камня на зачаточной стадии. Одни называют эту рыбу рыбой-прилипалой (échénéis ), другие с тем же правом — дельфином (dauphin ). Легенды приписывают рыбе-прилипале способность останавливать и делать неподвижными (arrêter et fixer ) самые мощные корабли. Дельфин, чья голова на нашем барельефе высовывается из воды, также несёт вполне определённый смысл. Греческое δελφίς означает матка (matrice ), меж тем известно, что Философы именовали Ртуть (mercure) вместилищем и маткой камня.

Во избежание недоразумения ещё раз повторим, что речь тут идёт не об обыкновенной ртути (mercure vulgaire), хотя, будучи жидкостью, та могла бы способствовать изменению и усвоению тайной воды (eau secrète ), то есть влажного металлического корня (humide radical métallique ). Посвящённый высокого ранга Рабле[300]XXVIII дал краткую и точную характеристику философского меркурия (mercure philosophal). Описывая подземный храм божественной бутылки (Dive bouteille ) (Пантагрюэль , кн. V, гл. XLII), он рассказывает о круглом фонтане (fontaine circulaire ) в центре, в самом глубоком месте. Фонтан окружают семь колонн, «которые суть камни». «Древние халдеи и маги, — говорит автор, — установили между вышеперечисленными камнями и семью небесными планетами тесную связь. И вот, чтобы связь эта всем и каждому была понятна, на первой, сапфировой колонне над капителью находилось сделанное из драгоценного очищенного свинца изображение Сатурна, стоявшего совсем прямо, с косой в руках и с журавлём у ног, журавлём золотым, искусно покрытым эмалью, цвет коей в точности соответствовал представлению о расцветке Сатурновой птицы. На второй, гиацинтовой колонне с левой стороны стоял Юпитер из Юпитерового олова и держал на груди орла золотого и покрытого эмалью — в подражание естественной его расцветке. На третьей стоял Феб из чистого золота и в правой руке держал белого петуха. На четвёртой — Марс из коринфской бронзы[301], со львом у ног. На пятой — Венера с голубем у ног, отлитая из бронзы, напоминающей ту, что Аристонид избрал для статуи Афаманта (Athamas)…. На шестой — Меркурий из застывшей, неподвижной, но податливой ртути (Mercure en hydrargyre fixe, maleable et immobile ), с аистом у ног …»[302]Текст вполне ясный и недвусмысленный. Ртуть Мудрецов (mercure des sages), по свидетельству всех писавших на эту тему, представляет; собой тело металлического вида, твёрдой консистенции и, следовательно, не такое подвижное, как обычная ртуть, малолетучее даже на огне, склонное к самопроизвольному затвердеванию при простой варке в закрытом сосуде. Соотнесение аиста с меркурием вытекает из значения греческого слова πελαργός (аист ), образованного из πελός (brun livide ou noir, синевато-коричневый или чёрный ) и άργός (белый ) — двух окрасок (couleurs), как птицы, так и философского меркурия (mercure philosophique); πελαργός означает также горшок (pot ) из белой и чёрной глины (terre blanche et noir ), эмблему герметического сосуда (vase hermétique ), то есть меркурия, чья живая белая вода теряет белизну, блеск, умерщвляется и чернеет, передавая свою душу эмбриону камня, который появляется на свет в результате его разложения и питается его прахом (cendres).

С целью показать, что первоначально фонтан Вербуа был посвящён философской воде (eau philosophale ) — матери всех металлов и основе сакрального Искусства, — бенедиктинцы из Сен-Мартен-де-Шан установили на карнизе, поддерживающем барельеф, скульптуры, которые представляют различные атрибуты этой чрезвычайно важной жидкости. На двух пересекающихся вёслах и кадуцее расположен петас Гермеса в виде крылатого железного шлема, который сторожит маленькая собачка (chien). Ниспадающие из забрала верёвки образуют завитки на вёслах и крылатом жезле божества Делания.

У греческого πλάτη (aviron, весло )[303]есть также значение сосуд (vaisseau ) и решето для просеивания (van ). Это решето из ивовых прутьев имеет форму раковины (coquille ), которую связывают с Ртутью. Кабалисты заменяют слово van (решето ) сходным по звучанию vent (ветер ). Отсюда аллегорическая фраза из Изумрудной скрижали касательно камня: «ветер носил его в своём чреве». Это решето и есть матка, корабль с камнем на борту, эмблема Ртути и основной элемент нашего барельефа. Известно также, что кадуцей наряду с крылатым петасом и крылышками на ногах — атрибут посланца богов. Заметим, кстати, что греческое Κηρύκειον (caducée, кадуцей ) звучанием напоминает Κήρυξ (coq, петух ), а петух как провозвестник света посвящён Меркурию. Все эти символы, как мы видим, сходятся к одной и той же вещи, которую олицетворяет собачка, опирающаяся на свод шлема (κράνος — tête, sommet, голова, вершина ), тот, в свою очередь, указывает на важнейшую стадию, кульминационный момент нашего искусства, ключ к Великому Деланию. Ноэль в Словаре мифологических сюжетов пишет, что «собака была посвящена Меркурию как самому хитрому всевидящему богу». Согласно Плинию, мясо молодых собак считалось таким чистым, что его приносили в жертву богам; из него приготавливали для богов пищу. Изображение собаки на шлеме, защищающем голову, помимо всего прочего в зашифрованном виде представляет Меркурия. Тут фигурально выражен кинокефал (κυνοκέφαλος, пёсьеголовый ), мистический образ, которым почитавшие его египтяне наделяли иных из своих высших божеств, в частности бога Тота, впоследствии превратившегося в Гермеса греков, Трижды Величайшего (Trismégiste ) Философов и Меркурия латинян.

Кессон 6 . — На садовом столике игральная кость, на переднем плане три травянистых растения. Мы видим также латинское слово:

VTCVMQVE.

Неким образом

Изображение вроде бы наводит на мысль, будто камень образуется случайно и знание Магистерия зависит от счастливого броска кости. Однако мы доподлинно знаем, что наша наука — истинный дар Божий, духовный свет, который даётся в откровении, — никак со случайностью не связана. Разумеется, здесь, как и везде, можно нечаянно наткнуться на способ, который позволит провести прежде не удавшуюся операцию, однако алхимия немного бы стоила, если бы сводилась к какому-либо специальному методу или лабораторному приёму. Наша наука — нечто значительно большее, чем просто синтез драгоценных металлов, и философский камень — лишь первая ступень, дающая Адепту возможность подняться к высшему знанию. Мы можем утверждать, что Делание подчиняется строгим закономерностям, даже в том, что касается области материальных проявлений. У него свои правила, свои принципы, условия, тайные реагенты. Оно слишком тесно связано с целым рядом взаимообусловленных процессов и разного рода влияний, чтобы зависеть от сугубо эмпирических причин. Надо все эти процессы изучить, понять их суть, определить условия, предусмотреть возможные ошибки и лишь затем приступать к Деланию. Те же, кто не в состоянии воссоздать Делание «в духе», лишь потеряют время и зря израсходуют силы, пытаясь осуществить его на практике. «У мудрого глаза его — в голове его, а глупый ходит во тьме» (Эккл. 2:14).

Следовательно, у игральной кости здесь другой, эзотерический смысл. Её кубическая форма (κύβος — dé à jouer, cube, игральная кость, кубик ) указывает на обтёсанный куб нашего философского камня, а также краеугольного камня Церкви. Но правильная манипуляция с камнем предполагает трёхкратное повторение одной и той же серии из семи операций, всего их двадцать одна. Это число в точности совпадает с суммой точек на шести гранях игральной кости; сложение шести цифр даёт двадцать один. Если читать цифры сначала слева направо, а потом справа налево, то получается три раза по семь:

1 2 3

6 5 4

Помещённые при пересечении сторон вписанного шестиугольника, эти цифры отражают круговое движение, свойственное другой эмблематической фигуре Великого Делания — змею Уроборосу aut serpens qui caudam devoravit [304]. Такая арифметическая особенность характерна для процесса Делания, что превращает наш кубик, или игральную кость, в символ нашей минеральной квинтэссенции (notre quintessence minérale)[305]. Он связан также с престолом великой богини Исиды, который имел форму куба.





Дата добавления: 2015-03-08; просмотров: 328; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10186 - | 7576 - или читать все...

Читайте также:

 

3.81.29.254 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.008 сек.