double arrow
Ренессанс и Реформация, ок. 1450-1670 405

Но было несколько ключевых вопросов, по которым ни одна партия не обнаруживала и намека на терпимость. Парламентская философия низких налогов лишала короля средств для эффективного правления. Английский истеблишмент был озабочен только интересами Англии и проявлял полное безразличие к особым интересам Ирландии или Шотландии. И сверх всего того, в религиозных вопросах обе стороны горели решимостью преследовать своих оппонентов в надежде навязать единую религию. Война велась «не за религиозную свободу, а между гонителями»54. Роялисты поддержали Акт о единообразии. Парламент же, когда пришел момент его военного триумфа, попытался навязать пресвитерианский ковенант. Обе стороны обнаружили невозможность насадить абсолютное единообразие.

Были в этой войне и свои ужасы. Такие хорошо засвидетельствованные жестокости, как всеобщее избиение в Болтоне (июнь 1644 г.), произведенное вступившими туда войсками принца Руперта Рейнского, или ужасное разграбление Дрогеды (1649 г.), где Кромвель истребил все население ирландского города, сопровождались также практикой убийства пленных и уничтожения деревень, о чем осталось меньше свидетельств.

За четыре года борьбы заключалось множество соглашений с участием как местных, так и центральных властей. Роялисты с их главным штабом в церкви во имя Христово в Оксфорде первоначально имели перевес в большинстве английских графств. Но силы парламента при поддержке Шотландской Лиги сторонников Ковенанта укрепились в Лондоне и, следовательно, в органах центрального правительства. Со временем они смогли собрать профессиональную армию — Армию нового типа, создатель которой, грозный Оливер Кромвель, (1599-1658 гг.), постепенно приобрел ведущую роль как в военных, так и в политических делах. Часто получалось так, что парламент контролировал города, а король




— деревню. Ни одна сторона не имела решающего перевеса до тех пор, пока парламент постепенно не воспользовался преимуществами лучшей организации, непобедимого генерала и поддержки шотландцев. После первоначального столкновения у Эджхилла (24 сентября 1642 г.) севернее Оксфорда, важнейшие сражения происходили в Марстонских болотах в Йоркшире (2 июля 1644 г.) и в Незби (14 июня 1645 г.).

Как только король сдался шотландцам в Ньюарке в 1646 г., всякое открытое сопротивление со стороны роялистов прекратилось.



По мере того как военные действия замедлялись, политическая ситуация набирала революционную скорость. Парламентский лагерь быстро радикализировался как в своей приверженности республике, так и в своих связях с экстремистскими сектантами- евангелистами (протестантами), включая левеллеров [уравнителей] и диггеров. Не имея возможности принудить короля к соглашению, Кромвель решил ero казнить — что и было приведено в исполнение перед дворцом в Уайтхолле 31 января 1649 г. и положило начало Английской республике. Не будучи в состоянии контролировать Долгий парламент, Кромвель подверг его чистке. Не имея возможности справиться с Ирландией и Шотландией уговорами, он вторгся сначала в Ирландию, а затем в Шотландию. Победа Кромвеля над шотландцами при Вурстере (1651 г.) была абсолютной. Тем не менее он так и не смог осуществить такое политическое урегулирование, которое бы соответствовало его военным победам. Не сумев руководить даже Охвостьем парламента из отобранных сторонников, он его распустил. «Необходимость, — сказал он им, — не имеет закона над собой». Кромвель стал править как лорд-протектор через полковников 11 военных округов. Дело парламента фактически потерпело политический крах, поскольку парламентарное правление было отменено.

Великий Оливер был человеком исключительной целеустремленности. «Мистер Лили,

— сказал он как-то портретисту, — я желаю, чтобы вы написали картину, во всем похожую на меня, отметив все шероховатости, прыщи и бородавки; иначе я не заплачу вам ни фартинга». Но он не предложил никаких устойчивых решений и был склонен приписывать все (даже резню в Дрогеде) воле Божьей. После его смерти дело роялистов возродилось. Не было иной альтернативы, кроме как вернуться к status quo ante bellum. Следовало восстановить и монархию, и парламент. Карл II вернулся из изгнания 29 мая 1660 г., на условиях, которые были предложены Актом компенсации и забвения. Королю и парламенту предстояло вновь научиться сосуществовать.

В некоторых отношениях гражданские войны в Англии обнаруживали характерные приметы






Сейчас читают про: