double arrow
DIVISA ET INDIVISA. ликим преступлениям и великим бедствиям» Германии, а также восхваляет немецкие

ликим преступлениям и великим бедствиям» Германии, а также восхваляет немецкие

«сокровища мужества, дисциплины и организованности». Де Голль таким образом возвращал немцам самоуважение. По Елисейскому договору (январь 1963 г.), подписанному с канцлером Аденауэром, он устанавливает особые отношения, каких не было ни с одной другой нацией Европы. С этого времени обширная программа франко-германского сотрудничества во внешней политике, обороне, образовании и по делам молодежи, скрепленная регулярными встречами глав государств, становится единственным серьезным источником лидерства в Западной Европе16. [ДУОМОН]

В политике послевоенной Италии видны те же недостатки, что и у французской Четвертой республики, но здесь не появился свой де Голль. После упразднения монархии в 1946 г. политическая жизнь дальше строилась на основе общественного противодействия возврату фашизма, на укреплении позиций христианских демократов, представленных во всех послевоенных правительствах, на жизнеспособной муниципальной и региональной администрации. Последовательность государственной политики резко контрастировала с


нестабильностью кабинетов. Поляризация антикатолических и антиклерикальных левых, среди которых преобладали коммунисты, и консервативных правых породила вспышки насилия. Терроризм Красных бригад достиг высшей точки в 1978 г., когда был убит премьер-министр, а затем в 1980 г., когда в результате взрыва бомбы в Болонье погибло множество людей. Сохранялось глубокое различие между процветающим севером Италии, в особенности Турином и Миланом, и отсталым югом, где хозяйничала мафия и где, казалось, невозможны реформы. Итальянская экономика медленно оправлялась от войны, но, войдя в ЕЭС, стала быстро двигаться вперед. Экономические успехи компенсировали политическую слабость. Италия была активным членом НАТО, представляя собой надежный бастион на южном фланге в Средиземном море и служа базой американского Шестого флота (Неаполь). Слабость внутренней политики также усиливала приверженность Италии европейскому федерализму.




Политика Западной Германии после 1949 г., по правде говоря, не была захватывающей

— что свидетельствовало, возможно, о ее действеннос-

ти. В течение 17 лет правящей оставалась ХДС (с Аденауэром и Эрхардом), затем она уступила власть на 3 года (1966) коалиционному правительству, на смену которому пришла СДПГ с Вилли Брандтом (1969-1974) и Гельмутом Шмидтом (1974-1982) во главе, а затем снова (после 1982) ХДС с Гельмутом Колем в качестве канцлера. По конституции Бундесбанк был независим от федерального правительства, в то же время значительная власть предоставлялась региональным правительствам земель (некоторые из которых были старше ФРГ). Вот почему центральная власть в Бонне имела возможность концентрировать свое внимание на координации внутренней политики и внешних сношениях. Пропорциональное представительство в федеральном парламенте (но веймарской системе) было изменено, чтобы минимизировать разрушительное влияние второстепенных партий. Профсоюзы, перекроенные по совету англичан, оказались более эффективными, чем сами английские. Хотя Германии предстояло перевооружиться после вступления в НАТО, но ее оборонительная политика оставалась в большой степени зависимой от Америки. Wirtschaftswunder (экономическое чудо) 1950-х годов (см. ниже) доставило стране, помимо процветания, стабильность и престиж, что способствовало возрождению Германии. Аденауэр двигался шаг за шагом к тому, чтобы обещанием партнерства Германии добиваться от союзников уступок. Западная Германия получила статус суверенного государства в 1952 г. и стала членом НАТО в 1955 г., членом ЕЭС - в 1956 г., членом ООН - в 1973 г. После этого безмятежный политический ландшафт оживлялся (или нарушался) только деятельностью движения за мир (против атомного оружия), движения защитников окружающей среды — зеленых, и на короткое время — террористами из группы Баадера- Майнхофа. Длительная конфронтация с Восточной Германией несколько ослабла после 1970 г. в связи с остполитик (новой восточной политикой) (см. ниже), которая наконец увенчалась успехом объединения в 1990 г. Годами Западную Германию считали экономическим гигантом и политическим пигмеем. Это не вполне справедливо; но груз истории, несомненно, удерживал политиков от слишком категорического определения своей позиции но отношению к Германии, и он же предрасполагал немцев к принятию идеи европейского








Сейчас читают про: