double arrow

Христос – Посланник и Первосвященник по чину Мелхиседека. Ветхозаветное священство и священство Христа (Евр.)


[Кассиан]. Упоминание Первосвященнического служения Сына вводит основную догматическую тему Евр. Учение Евр. есть учение о Первосвященническом служении Сына Божия. Оно развивается в центральной части послания 3:1-10:18. Составители Евр. различают в Первосвященническом служении два момента: служение Апостола (в русском переводе: посланника) и служение собственно Первосвященника (3:1). Служение Иисуса, как Апостола, сопоставляется с служением Моисея (3:2-6). Будучи верен, как Моисей, Поставившему Его, Он выше его, поскольку Бог выше твари, и Сын выше слуги.

Собственно первосвященническому служению Иисуса посвящен отрывок 4:14-10:18. Общая тема отрывка намечена в 4:14-16. Искушенный по человечеству, во всем, кроме греха, Иисус Сын Божий, Великий Первосвященник, прошел небеса. Perfectum греческого слова говорит о Его пребывании по ту сторону небес, – и доступ к престолу благодати открыт и для нас. К развитию этой темы составители Евр. приходят путем сопоставления Первосвященнического служения Христова со служением Первосвященников Ветхого Завета. Первое сопоставление предлагается в 5:1-10. Стт. 1-4 и 7 должно показать, что в служении Христовом присутствуют черты, которые мы вправе оценивать, как существенные признаки служения Первосвященнического. С каким бы моментом в истории Страстей мы ни связывали молитву Христову «с сильным воплем и слезами» (5:7), несомненно, что для составителей Евр. она была прообразована, в Ветхозаветном богослужебном строе, молитвою Первосвященника, в день Очищения, в недрах Святого Святых.

Но, отвечая всем существенным признакам Первосвященнического служения – и общим и частным, – Христос отличается от Первосвященников Ветхого Завета, как «Священник вовек по чину Мелхиседека» (5:6, ср. 10). В таковом Своем достоинстве Он и стал «для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (5:9)

В 6:13 составители послания останавливаются на обетовании, данном Аврааму, которое, будучи непреложно, как всякое обетование Божие, было, сверх того, закреплено клятвою Божией Аврааму (6:13-20). Обетование получает осуществление чрез служение Иисуса, как Первосвященника по чину Мелхиседека. В этом Своем достоинстве, он вошел предтечею за нас во внутреннейшее за завесу (стт. 19-20). Его вхождением за завесу доступ в святилище открыт и нам. Но принципиально возможное еще не осуществилось на деле. Как Он вошел, так войдем и мы. Но наше вступление – в будущем. Стт. 19-20 по-новому выражают мысль 4:14-16. Ранее высказанная мысль связывается в гл. 6 с Первосвященническим служением Иисуса по чину Мелхиседека.

Превосходство этого Священства над священством Левитским и есть тема гл. 7. Составители Евр. отправляются от образа Быт.14. По смыслу своего имени, Мелхиседек есть Царь правды. Как Царь Салима, он есть Царь мира. Но для них еще знаменательнее молчание книги Бытия. Отсутствие сведений о происхождении Мелхиседека и о той судьбе, которая его постигла после его встречи с Авраамом, толкуется ими в том смысле, что он был «без отца, без матери, без родословия», и не имел «ни начала дней, ни конца жизни» (ст. 3). Мы узнаем раввинистический метод толкования, которого ап. Павел держался в Рим. и Гал. Это – те свойства, которыми Мелхиседек прообразует Сына Божия в Его Первосвященническом служении. Мало того, Авраам при встрече с Мелхиседеком принес ему десятину и получил от него благословение; тем самым, Мелхиседек выше Авраама, но в лице Авраама ему принес десятину и бывший в чреслах Авраама Левий, тот самый Левий, который, в лице своих потомков, получает десятину от других колен (7:4-10). Отсюда вытекает превосходство священства по чину Мелхиседека над священством по чину Авраама. Но возникновение нового священства на месте старого доказывает отмену старого, а вместе с ним и закона, как бессильного и ненужного (7:11-19). Сущность нового священства, связанного с новым, лучшим, заветом, подкрепленным клятвою Божией, указана в 7: 20-28: прежних священников было много, потому что они были под властью смерти. Они были немощные люди и приносили повторные жертвы. Иисус, в лучшем завете, пребывает, как Священник вовек. Он есть Сын, вовеки совершенный, и Его жертва, в которую Он принес Самого Себя, есть жертва, однократная и неповторимая. «Место» служения Первосвященника Нового Завета есть святилище небесное во славе, «скиния истинная, которую воздвиг Господь, а не человек» (8:1-2). Там и приносит Он Свою жертву.

[Польсков]. Возможно, что это учение – ядро христологии послания. Фактически автор говорит, что все ветхозаветное священство было прообразом и тенью истинного священства Первосвященника Христа. Теме этой посвящены 5-10 главы. Будучи Человеком, хотя и безгрешным, Христос Своей жизнью должен был явить нам образец полного доверия, полного посвящения Себя на служение Богу. Это ветхозаветное понимание совершенства – полное предание себя Богу. Совершенства человеческой природы нельзя достичь без упования на Бога, без общения с Ним. Христос в Себе осуществил это общение и открыл нам путь ко спасению.

В Ветхозаветном священстве этого достичь было нельзя. Первосвященство Христа, как сказано, по чину Мелхиседекову. Почему такое необычное сравнение выбирает автор послания? Автор считает, что в образе Мелхиседека в Ветхом Завете есть много черт, которые в полноте реализованы были во Христе. В частности, само имя, Мелхиседек, Царь Салима, Царь мира, есть пророческое предсказание о будущем всемирном царствовании Христа. Не известно, откуда Мелхиседек, он не имел ни рода, ни племени, не знал, кто отец и кто мать, и о Христе: никто не знает Истинного Отца, несмотря что по человечеству Он от Девы. Его происхождение также таинственно. Но самое важное – Мелхиседек не происходил из священнического рода, более того, Авраам, придя с войны, принес Мелхиседеку десятину от своих побед и поклонился. А в лоне Авраама Мелхиседеку поклонился Левий, еще не рожденный. Таким образом, левитское священство приклонило главу перед священником Мелхиседеком. Также и Христос, Который по человечеству не от колена Левия, Его первосвященство же превосходней законного левитского.


Сейчас читают про: