double arrow

Год и 9 мес


Год и 9. Здесь я хочу отметить, что с этого возраста ребенок перестает вредничать. Прошел месяц с тех пор, как у него появились первые признаки негативизма, и за это время вы разобрались, что он подрос, у него другие возможности, соотнесли свое поведение, и все закончилось. Такие перемены в поведении ребенка, связанные с его взрослением, всегда сглаживаются за месяц. В общем, нужно 3 недели, чтобы вы поняли, что, где и как, перестроились и опять пошли в светлое будущее.

Ребенок может управлять эмоцией, и у него появляются бессознательные страхи. На это обращаю внимание, потому что у малыша как раз в этом возрасте наступает период бессознательного страха, когда он начинает бояться, казалось бы, безобидных вещей. Например, перышки, которые из подушек вылезают. До этого времени мы с ними играли, а потом вдруг начинаем их бояться. Совершенно неизвестно, почему эти страхи возникают. Здесь приведен примерный перечень того, чего дети часто начинают бояться.

Теперь я расскажу, как с этими страхами обращаться. Во-первых, ни в коем случае – вот я опять в который раз читала в журнале рекомендацию психолога: «Если у вас ребенок чего-то боится, познакомьте его с этим страхом, наполните страхом все комнаты, чтобы страх стал не страшным. Рисуйте его регулярно, вешайте на стенки». Это срабатывает как? Эпопеи с этими страхами я очень хорошо знаю, потому что у меня есть знакомые психологи, которые рассказывают мне, как они это все снимают. Это совершенно безумная, неправильная тактика, неприемлемая для этого возраста. Потому что для ребенка страх становится нестрашным только в том случае, если его можно победить. Он не должен ничего наводнять. Причем это решается буквально за несколько часов. Зачем же нам тогда огород городить и месяцами его к чему-то приучать, сводить его и себя с ума, когда это решается очень быстро. Если ребенок боится перышка, как его можно победить? Его можно собрать и спустить в унитаз. Или сжечь его на свечке. Вы его победили – вы уничтожили страх. Когда он видит пути, которыми можно этот страх уничтожить, он перестает его бояться. Он сохраняет к перышку отношение как к чему-то неприятному, но перестает его бояться.

Гораздо хуже, когда, например, дети боятся черных гладких поверхностей. Потому что черные гладкие поверхности бывают разные. В частности, такая замечательная история с индийским слоном. Стоял себе, никого не трогал, в серванте индийский слоник. Красивый, черный и гладкий. Ребенок ходил, его не замечал, а потом вдруг перестал заходить в комнату. Не могли понять, в чем дело, потом выяснили, что вот этого слона он боится. Хорошо, что выяснили. Сочинили историю: слона спрятали куда-то, а ребенку рассказали, что пришли охотники, забрали слона, посадили в клетку, и теперь он в зоопарке. Ребенка этого возраста не смущает, что слон преобразился: в зоопарке он другой, но это не важно. Страх прошел. Потом, когда в 6 лет ему этого слона показали, он даже не вспомнил, что когда-то чего-то боялся. Просто есть период, на который распространяются эти страхи. Если мы его проживаем нормально, они уходят и не возвращаются.

Следующее: у ребенка может появиться страх темноты. До этого возраста ребенок входит в темное помещение, его ничего не смущает, а тут вдруг мы почему-то останавливаемся около темной комнаты и говорим, что мы не можем туда войти, что нам бы с кем-нибудь туда бы. Он приглашает кого-нибудь, чтобы ему включили свет. С этим страхом не нужно ничего делать – нужно просто порадоваться, что он появился. Это значит только то, что ребенок начал забывать свое внутриутробное существование.

Теперь что касается бытовых навыков и личной гигиены. Должно у нас быть отмечено, что это период наскальной росписи и татуировки. Хочу сделать пометочку: рисование. С года и 9 мес. малыши начинают активно развивать свои художественные способности. У нас прекращается организованное рисование на листах бумаги и начинается период наскальной росписи и татуировки. Выражается он в том, что мы расписываем стены, мебель, собственные руки, ноги, живот. Если до этого мы на себе рисовали эпизодически, то теперь, пока картину маслом не напишем, оторваться нет никакой возможности. Но мы ничего не запрещаем. Удивительно: рисование появляется у детей в год и 9 мес. – это такой магический возраст, когда оно обязательно появляется. И вы об этом узнаете, открыв дверцу шкафа, где уже есть роспись, или вдруг увидев после ремонта красиво расписанную стену, отделанную дополнительно какой-нибудь очень неподходящей краской. Это же отражение истории человечества в индивидуальном развитии ребенка. Вы представляете, какая за этим стоит грандиозная история! Не разрешать нельзя, потому что все равно будет рисовать, но тогда уже до 50 лет, на всех стенах. А только в 50 лет пересмотрит свои ошибки.

Смотрите, что мы делаем: мы выделяем участок стены, оклеиваем его подходящими обоями, на которых можно рисовать, причем приколотые листы ватмана и специальные доски не подходят – надо рисовать именно на стене. Поэтому лучше наклеить обои, окрасить их какой-нибудь краской, чтобы можно было перекрашивать, оклеить их бордюрной лентой – очень важно проложить границу. Если он рисует на мебели, там, может быть, какая-то доска и подойдет. Но если мы рисуем на стене, там требования конкретные: должна быть именно стена. Это не оберегает от того, чтобы рисунки появлялись по всей квартире, но их объем резко сокращается. Если у нас есть своя стена, все остальное оказывается либо совсем не покрашено, либо покрашено только чуть-чуть. Еще такой вариант: сделали ремонт, купили обои с запасом. Когда ребенок отрисовал, просто переклеили стену теми же обоями.

Года

2 года. Там, где у нас книги и чтение, давайте отметим, что дети рассматривают книги вверх тормашками. Они обычно начинают

рассматривать книги вверх тормашками раньше, а в этом возрасте продолжают и, как бы вы ни крутились, они все равно будут переворачивать книгу вниз головой. В чем сакраментальный смысл этого действия? Да просто в том, что он вам дает книжку смотреть, а не себе. Они прекрасно знают, где у нее верх и низ, но разворачивают ее как бы для внешнего наблюдателя. И если вы находитесь с ним, предполагается, что внешний наблюдатель находится напротив вас вдвоем, которому он опять-таки дает эту книжку. Вы просто берете свою другую книжку и читаете правильно, а эту он продолжает держать. Делаете ему такой реверанс. Или лучше сядьте к нему с другой стороны.

Теперь социальная адаптация. Хочу добавить, что ребенок начинает выделять младших детей. Во-первых, младше себя, во-вторых, самого младшего, кроме себя. То есть если есть группа, он выделит самого младшего в группе, помимо себя, и будет его как-нибудь оберегать. Будем его защищать, а всем остальным делать «ни-ни-ни».

Кроме всего прочего, у нас продолжается провокационное поведение с целью проверки рамок дозволенного. Если вы где-то дали слабинку и как-то эту рамку пошатнули, мы обязательно будем подходить и проверять, как она стоит. Стоит ли ее пододвинуть чуть-чуть подальше? Он, по идее, приходит для самоопределения. «Я вас правильно понял, что я теперь могу посуду бить?» Вы говорите: «Нет-нет! Неправильно! Ничего ты не можешь». Здесь надо быть очень аккуратным, что вы ему наопределяете. Один раз можете промахнуться, второй раз – ни в коем случае. Я здесь всегда рассказываю анекдот про апельсины. Приходит человек в аптеку и говорит: «Взвесьте мне, пожалуйста, 2 кг апельсинов». Ему медсестра объясняет: «Вы понимаете, это аптека, мы апельсины не продаем». – «Так у вас есть апельсины?» – «Нет у нас апельсинов». Он уходит, потом опять: «Взвесьте мне, пожалуйста, 2 кг апельсинов». – «Это аптека, здесь апельсины не продают!» Он уходит и приходит в третий раз. Все делает то же самое. Ему опять объясняют, что это аптека, здесь апельсины не продают. Он уходит. Потом опять возвращается. Медсестра вешает на дверь табличку: «Апельсинов нет». Он заходит и говорит: «Так все-таки они были!» Здесь то же самое.

Бывает, что ребенок уяснил, что с мамой чего-то делать нельзя, а вот окружающие ему позволяют, если он начинает капризничать. Вы представляете, сколько можно так топтаться на одном месте! Лучше уж всем определиться с самого начала. Это плохо для психики ребенка, прежде всего. Потому что его постоянно провоцируют к неправильным действиям, то дают, то забирают. Это странные взрослые получаются, не совсем в себе; это не нужно, потому что он тогда к окружению будет относиться соответствующим образом.


Сейчас читают про: