double arrow

Экономическая безопасность — основа национальной безопасности страны


Обеспечение экономической безопасности входит в состав важнейших функций государства. Проблема экономической безопасности никогда не существовала сама по себе. Она является производной от задач экономического роста на каждой ступени развития общества. Конкретное содержание этой проблемы изменяется в зависимости от сложившихся в данный период внутренних и внешних условий.

Для противодействия угрозам экономической безопасности силы обеспечения национальной безопасности во взаимодействии с институтами гражданского общества нацелены на поддержку государственной социально-экономической политики, направленной на совершенствование структуры производства и экспорта, антимонопольного регулирования и поддержку конкурентной политики.

Закон Российской Федерации «О безопасности» определяет экономическую безопасность России как защиту жизненно важных интересов всех жителей страны, российского общества в целом и государства в экономической сфере от внутренних и внешних угроз. Экономическая безопасность является главным компонентом системы национальной безопасности. Гарантии экономической безопасности являются необходимым условием для обеспечения стабильного развития национальной экономики.




Экономическая безопасность основана на независимости, стабильности и росте национальной экономики, что является обязательным условием нормального ее функционирования.

Концепция национальной безопасности Российской Федерации является нормативно-правовым актом, закрепляющим основные положения национальной безопасности, в том числе и экономической.

В соответствии со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации главными стратегическими рисками и угрозами национальной безопасности в экономической сфере являются сохранение экспортно-сырьевой модели развития национальной экономики, снижение конкурентоспособности и высокая зависимость ее важнейших сфер от внешнеэкономической конъюнктуры и т.д.

Опыт становления и развития российского бизнеса свидетельствует о том, что за последние десятилетия крайне усложнился сам процесс управления корпоративными структурами, причем он находится в прямой зависимости не только от уровня развития экономики, но и от того, что происходит в различных сферах жизни и деятельности государства и общества в целом.

Сегодня уже ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что эффективность бизнеса независимо от форм его собственности и уровня капитализации во многом обусловлена средой его функционирования, как внутренней, так и внешней. Это находит свое выражение в широком спектре постоянно и динамично меняющихся опасностей и угроз, способных оказывать негативное воздействие на результаты деятельности компании, уровень ее безопасности, конкурентоспособность и т. д.



Все это в комплексе приводит к тому, что на современном этапе развития экономики проблема обеспечения безопасности становится многоплановой задачей, которая выходит за рамки охранной функции. При этом сама организация безопасности требует комплексного подхода с учетом специфики и конкретных условий деятельности компании, на основании которых определяются отдельные направления, по которым и обеспечивается защита собственников, инвесторов, наращивается конкурентоспособность.

На современном этапе государственного строительства, в условиях осложнения производственно-хозяйственных связей хозяйствующих субъектов, вхождения России в ВТО, нарастающих процессов глобализации экономики, в целях обеспечения защиты интересов собственников, инвесторов необходимо в первую очередь решить вопрос о разработке общегосударственной концепции защиты частной собственности. Следующим этапом должно стать внедрение системы обеспечения экономической безопасности хозяйствующих субъектов, основанной на общегосударственных стандартах, которые, в свою очередь, должны соответствовать и международным требованиям, в российскую действительность.

Прогностическая функция выходит на первое место, значительно потеснив функцию реагирования на негативные проявления. Как сказал В.В. Путин; «Нам необходимы механизмы реагирования не только на уже существующие опасности. Нужно научиться "смотреть за горизонт", оценивать характер угроз на 30-50 лет вперед. Это серьёзная задача, требующая мобилизации возможностей гражданской и военной науки, алгоритмов достоверного, долгосрочного прогноза».



Существенную угрозу экономической безопасности хозяйствующим субъектам представляет опасность захвата зарубежными инвесторами контрольных пакетов акций ведущих российских предприятий. В соответствующей ситуации они способны заблокировать производство конкурентоспособной продукции и не допустить ее не только на мировой рынок, но и на внутренний рынок Российской Федерации.

Экономической безопасности организации существенно угрожают также криминализация всех сфер жизни общества, коррумпированность чиновников, агрессивность мафиозных структур, угрозы личной безопасности руководства. Степень этих угроз зависит от коммерческой деятельности, масштабов организаций, функционирующих на рынке.

Следует подчеркнуть, что кроме вышеназванных основных угроз экономической безопасности, которые непосредственно влияют на ее уровень, существуют угрозы, которые не несут в себе собственно экономической составляющей, но также оказывают значительное (а иногда и определяющее) влияние на безопасное функционирование производственного потенциала России и могут нанести ему ощутимый ущерб. К ним относятся негативные процессы и действия в политической, социальной, правовой, информационной сферах, недостатки в организационной и информационной деятельности государства; криминализация экономики.

Экономическая безопасность органически включена в систему национальной безопасности вместе с такими ее слагаемыми, как обеспечение надежной обороноспособности страны, поддержание социального мира в обществе, защита от экологических бедствий. Здесь все взаимосвязано и одно направление дополняет другое: не может быть военной безопасности при слабой и неэффективной экономике, как не может быть ни военной безопасности, ни эффективной экономики в обществе, раздираемом социальными конфликтами. Подчеркивая такую взаимосвязь, надо вместе с тем учитывать, что решающая, базисная роль в ней принадлежит экономической безопасности.

Сама экономическая безопасность имеет достаточно сложную внутреннюю структуру.

Анализ реальных процессов и осмысление богатейшего отечественного и зарубежного опыта решения этой проблемы позволяет вычленить три ее важнейших элемента:

- экономическую независимость, которая в условиях современного мирового хозяйства отнюдь не носит абсолютного характера. Международное разделение труда делает национальные экономики взаимозависимыми друг от друга. В этих условиях экономическая независимость означает возможность контроля государства за национальными ресурсами, достижение такого уровня производства, эффективности и качества продукции, который обеспечивает ее конкурентоспособность и позволяет на равных участвовать в мировой торговле, кооперационных связях и обмене научно- техническими достижениями;

- стабильность и устойчивость национальной экономики, предлагающие защиту собственности во всех ее формах, создание надежных условий и гарантий для предпринимательской активности, сдерживание факторов, способных дестабилизировать ситуацию (борьба с криминальными структурами в экономике, недопущение серьезных разрывов в распределении доходов, грозящих вызвать социальные потрясения, и т. д.);

- способность к саморазвитию и прогрессу, что особенно важно в современном динамично развивающемся мире. Создание благоприятного климата для инвестиций и инноваций, постоянная модернизация производства, повышение профессионального образовательного и общекультурного уровня работников становятся необходимыми и обязательными условиями устойчивости и самосохранения национальной экономики.

В условиях кризисных и крупномасштабных переходных процессов экономического и политического характера механизмы стабилизации и обеспечения безопасности представляют собой достаточно противоречивую систему. Взаимосвязь экономической и политической безопасности видна, когда факторы политической и национально- этнической стабильности и безопасности могут достаточно долго "покупаться" за счет огромных экономических издержек (заведомо неэквивалентный обмен, потери в результате предоставления так называемых "технических" кредитов и пр.). Размеры этих издержек (особенно в условиях кризисной ситуации) уже сами по себе становятся фактором экономической дестабилизации и некомпенсируемых потерь национального хозяйственного и природно-экономического потенциала.

Развитие глобальной экономической конкуренции сопровождается усилением геополитического соперничества, в том числе за контроль над сырьевыми, энергетическими, водными и продовольственными ресурсами.

Для России трансформация мировой экономики создает новые возможности для развития внешнеэкономической интеграции, укрепления и расширения позиций на мировых рынках, импорта технологий и капитала. Таким образом, экономическая безопасность самым тесным образом связана с внешнеэкономической деятельностью и таможенным делом.

Второй вызов - ожидаемая новая волна технологических изменений, усиливающая роль инноваций в социально-экономическом развитии и снижающая влияние многих традиционных факторов роста.

В ближайшее десятилетие развитые страны перейдут к формированию новой технологической базы экономических систем, основанной на использовании новейших достижений в области биотехнологий, информатики и нанотехнологий, в том числе в здравоохранении и других сферах. Это потребует от специалистов экономической безопасности тесных взаимосвязей с информационной, экологической медико-биологической сферами деятельности и специальностями.

Существует тесная взаимосвязь экономической безопасности с системой национально-государственных интересов. Именно через категорию национально-государственных интересов сплетаются воедино проблемы экономического потенциала и экономической мощи государства: состояние генофонда нации, предпосылки и условия ее физического здоровья и социально-культурного процветания; геополитические и геоэкономические позиции страны в современном мире.

Все это находи свое выражение в законодательстве, нормативных правовых актах принимаемых государством. Поэтому экономическая безопасность тесным образом связана с правом и правоприменительной деятельностью, строится строго в рамках действующих законов и ориентирована на развитие нормативной правовой базы в стране.

Состояние экономической безопасности оценивается перечнем параметров, критериев и индикаторов, определяющих пороговые значения функционирования экономической системы. Как свидетельствует опыт многих зарубежных стран, за пределами этих значений система теряет способность к динамичному саморазвитию и конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках, становится объектом экспансии инонациональных и транснациональных монополий, в ней усиливается коррупция и криминалитет. Это обуславливает тесную взаимосвязь экономической безопасности с прикладными социологией, политологией, эконометрикой, статистикой и другими научными дисциплинами.

По данным МВД РФ, по итогам 2013 года в России было выявлено 141,2 тыс. преступлений экономической направленности, что на 18,4% меньше, чем в позапрошлом году. Таким образом, статистика МВД продолжает фиксировать устойчивое снижение экономической преступности. Стоит отметить, что преступность в целом в 2013 году снизилась только 4,2%. Таким образом, удельный вес экономических преступлений в общем объеме зафиксированных правонарушений также уменьшился – с 7,5% в 2012-м до 6,4% в 2013 году.

Лучше общего тренда выглядели фальшивомонетничество (сокращение на 30,4%) и нарушение авторских и смежных прав (-27,8%). Напротив, по сравнению с позапрошлым годом значительно увеличилось число преступлений, связанных с изготовлением и оборотом немаркированной продукции (почти в 1,5 раза) и незаконным оборотом драгоценных металлов и камней (рост на 14,1%). На 1% выросло число выявленных случаев незаконного предпринимательства. Материальный ущерб от преступлений экономической направленности (по оконченным уголовным делам) составил 229,86 млрд руб.

Диаграмма 1. Динамика экономической преступности в 2007-2013 годах (тыс.)

В 2013 году наиболее распространенным видом экономических правонарушений, опередив мошенничества, стали преступления коррупционной направленности (41,5 тыс. случаев). Их доля в общей структуре экономической преступности достигла 29,4%. Мошенничества, на которые приходится 24,6% выявленных экономических преступлений, или 34,7 тыс. случаев, оказались на втором месте.

Стоит отметить, что в 2013-м было зафиксировано значительно меньше случаев мошенничества, чем в 2012-м, однако такое снижение, вероятно, обусловлено не столько динамикой преступности, сколько изменениями методики учета – с 2013 года в данном разделе учитываются только 2-4 части статьи 159 статьи УК РФ. На третьем месте – фальшивомонетничества (16,8 тыс. или 11,9%).

Диаграмма 2. Структура экономической преступности в 2014 году.

Что касается экономической преступности по сферам деятельности, то наиболее распространенными остаются преступления, связанные с финансово-кредитной системой (27,9% от общего числа преступлений). На втором месте правонарушения, связанные с потребительским рынком (16,9%), на третьем – с недвижимостью (6,2%). Реже всего в минувшем году правоохранительные органы фиксировали преступления в сфере внешнеэкономической деятельности – всего 0,9%. Однако именно преступления в сфере ВЭД чаще всего – в 72,6% случаев – совершались в крупном размере или влекли значительный ущерб.

Диаграмма 3. Экономические преступления по сферам деятельности

Доля тяжких и особо тяжких преступлений, а также преступлений, совершенных в крупном, особо крупном размере или повлекших значительный ущерб, в 2013 году увеличилась, хоть и незначительно. Таким образом, продолжился тренд предыдущих лет, иллюстрирующий, что снижение количества преступлений не означает уменьшения их размаха.

Диаграмма 4. Динамика тяжких преступлений, а также преступлений, совершенных в крупном размере

По данным за 2013 год, в крупном или особо крупном размере совершались все преступления, связанные с изготовлением и оборотом немаркированной продукции, а также все нарушения при банкротствах (неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство). Близкий к стопроцентному результат показали также нарушение авторских и смежных прав (99,4%) и незаконное предпринимательство (99,5%).

Скорее всего, это связано с тем, что менее серьезные случаи нарушения авторских прав и незаконной предпринимательской деятельности подпадают под действие административного, а не уголовного законодательства. Зато в течение 2013 года не было выявлено ни одного крупного коммерческого подкупа. Также практически не было зафиксировано крупных случаев изготовления, хранения, перевозки или сбыта поддельных денег или ценных бумаг (для краткости в данном материале данные преступления обобщены под термином «фальшивомонетничество») – всего 0,2%.

Диаграмма 5. Доля преступлений, совершенных в крупном, особо крупном размере или повлекших значительный ущерб

Как и в позапрошлом году, в 2013-м наиболее часто экономические преступления выявляли сотрудники полиции (130 тыс. преступлений, или 92%). Около 2 тыс. преступлений, или 1,5%, обнаружили следователи СК РФ, более 500 правонарушений, или 0,4%, зафиксировали сотрудники таможенных органов. Оставшиеся 6,1% пришлись на долю других структур. Стоит отметить, что таможенники, несмотря на относительно небольшой вклад в общий объем, чаще всего выявляют серьезные нарушения – почти 93% обнаруженных ими преступлений были совершены в крупном размере.

Тенденции продолжают сохраняться и в 2014 году. Подразделениями органов внутренних дел в январе-июле 2013 года выявлено 69,1 тыс. преступлений экономической направленности, их удельный вес в общем массиве преступлений экономической направленности составил 90,7%.

Материальный ущерб от указанных преступлений (по оконченным уголовным делам) составил 128,1 млрд. руб.

Тяжкие и особо тяжкие преступления в общем числе выявленных преступлений экономической направленности составили 60,6%.

Аналогичные данные приводят и международные эксперты. Компания Pricewaterhouse Coopers (PWC) обнародовала всемирный обзор экономических преступлений за 2014 год. Согласно данным опроса PwC, по частоте совершения экономических преступлений Россия (60%) значительно опережает не только среднемировой уровень (37%), но даже страны Африки (50%). Два года назад этот показатель по РФ лишь незначительно превышал средний по миру (37% против 34%). Тем не менее, результат 2014 года лучше, чем 2009-го, когда о корпоративных мошенничествах и других правонарушениях завил 71% российских респондентов.

Основным видом экономических преступлений, с которым сталкиваются компании как в России, так и в мире, является незаконное присвоение активов (исследование PwC трактует этот термин весьма широко, относя к нему как многомиллионные хищения на уровне топ-менеджмента, так и банальное воровство со складов). Данные по России в этой части соответствуют общемировым тенденциям. О том, что их компании стали жертвами воровства, сообщили примерно 69% организаций как в России, так и в мире [здесь и далее – процент от числа всех респондентов, столкнувшихся с экономическими преступлениями]. Это чуть меньше, чем в 2011-м году, когда о незаконных присвоениях активов заявили 72% опрошенных из РФ.

Как в России, так и в мире благоприятную почву для злоупотреблений создает процесс закупок, однако исследователи PwC выявили здесь отечественную специфику. Согласно их данным, российские предприниматели считают наиболее рискованными этапы выбора поставщиков (71% респондентов) и процесс подачи конкурсных заявок (66% респондентов), что является сопоставимым с результатами в целом по миру (61% и 45% соответственно). В то же время, что касается мошенничества на этапе проверки качества (процесс сдачи-приемки товаров или услуг), в России результаты намного хуже, чем в целом по миру (60% против 22%). Вместе с тем, во всем мире достаточно распространено мошенничество на этапе заключения контракта с поставщиком (43%), а в России этот вид нарушений встречается реже (26%).

Рисунок 1. Мошенничество в закупках в мире и РФ

Иначе обстоит дело со вторым по распространенности видом экономических преступлений — коррупцией.

В апреле 2012 года Россия присоединилась к конвенции ОЭСР по борьбе с коррупцией, а в январе 2013-го вступили в силу изменения в федеральный закон «О противодействии коррупции», обязывающие компании принимать меры по предупреждению преступлений такого рода. Все это должно было снизить уровень взяточничества и «откатов», однако, как показало исследование PwC, произошло ровно наоборот. За последние два года в России с коррупцией столкнулись 58% респондентов против 40% в 2011-м году (в мире – 27% и 24% соответственно).

Рисунок 2. Основные экономические преступления, с которыми сталкиваются компании в России и мире (в процентах опрошенных)

Что касается других распространенных мошенничеств, киберпреступлений и манипулирования данными бухгалтерской отчетности, результаты по России практически совпадают со среднемировыми. С этими преступлениями, по данным PwC, в течение минувших двух лет сталкивались около четверти респондентов.

Что касается размера ущерба, причиненного компании совершенным мошенничеством, то здесь наблюдается интересная тенденция. В 2014 году 29% респондентов заявили о том, что потери их компаний от действий мошенников были меньше $100 тыс.; 46% респондентов сообщили об убытках в размере от $100 тыс. до $5 млн; 13% - $$5-100 млн, 3% - свыше $100 млн. Два года назад 40% компаний заявили о потерях до $100 тыс.; 34% - от $100 тыс. до $5 млн, 15% - от $5 млн до $100 млн. Ущерб свыше $100 млн отметили 7% опрошенных, что было намного больше, чем в среднем по миру (0,6%). Остальные респонденты не смогли оценить размер причиненного ущерба.

Таким образом, с одной стороны, хотя очевиден сдвиг модального интервала в большую сторону (с «до $100 тыс.» в 2011-м году до «от $100 тыс. до $5 млн» в 2014-м), средний размер ущерба имеет тенденцию к снижению за счет уменьшения доли афер, совершенных в особо крупном (по критериям PwC, а не российского уголовного законодательства) размере.

Рисунок 3. Ущерб, причиненный компаниям от совершенных экономических преступлений

Согласно данным PwC, в совершении экономических преступлений представители российских компаний стали чаще винить не собственных сотрудников, а третьих лиц (45% в сравнении с 36% в 2011 году), причем респонденты отмечали, что в 53% таких случаев виновником был клиент, а в 20% – агент или посредник. Напротив, количество опрошенных, обвинявших в экономических преступлениях сотрудников, уменьшилось с 55% до 49%. «Причиной этого может быть то, что компании стали лучше контролировать свои внутренние процессы и собственных сотрудников, по сравнению с внешними процессами и третьими лицами», — считают аналитики.

Типичный портрет корпоративного мошенника за минувшие два года не изменился: это по-прежнему довольно молодой мужчина (31-40 лет) с высшим образованием, достаточно давно работающий в компании менеджером высшего или среднего звена.

Специалисты по борьбе с мошенничествами зачастую ссылаются на три самых распространенных фактора, обуславливающих совершение преступления, так называемый «Треугольник мошенничества»: мотивацию или внешнее давление; возможность совершения мошенничества; рациональное объяснение своих действий (самооправдание).

Респонденты PwC, которые столкнулись с внутренним мошенничеством, к самым важным факторам отнесли наличие возможности, за которую высказались 76% опрошенных, против давления внешних обстоятельств (12%) и возможности самооправдания (9%). При этом специалисты PwC обратили внимание на существенные изменения, произошедшие за последние пять лет: в 2009 году 86% опрошенных причиной корпоративного мошенничества считали внешние обстоятельства и лишь 12% — наличие возможности. Впрочем, эти данные могут быть не совсем достоверными, поскольку на вопросы о причинах совершения преступлений отвечали не те люди, которых уличили в корпоративном мошенничестве.

Рисунок 4. Факторы, обуславливающие совершение корпоративных мошенничеств

По данным опроса PwC, 19% самых серьезных экономических преступлений, с которыми столкнулись российские респонденты в течение последних двух лет, были выявлены корпоративной службой безопасности. Этот результат существенно выше, чем показатель в целом по миру (всего 4%). 10% наших соотечественников утверждали, что в раскрытии преступлений им помогли результаты анализа данных и внутренний аудит. Аналитики PwC считают этот показатель весьма низким.

«В свете того факта, что эти механизмы обнаружения противоправных действий оказались немногим более эффективными, чем случайное раскрытие (9%), можно предположить, что они не столь эффективны в России, как могли бы быть», — говорится в отчете. Значение функции мониторинга подозрительных операций как одного из механизмов обнаружения мошеннических действий России все еще не так велико, как в целом по миру (3% в сравнении с 13%), предполагают аналитики, что, по их мнению, может объясняться нечастой практикой применения высокотехнологичных информационных систем.

Механизм конфиденциального информирования руководства о нарушениях внутри компании («горячая линия») используется в большинстве компаний в России (60%), однако лишь 39% респондентов находят ее эффективной или высокоэффективной — что неудивительно, так как институт «стукачества» в России традиционно осуждается. Самым популярным методом раскрытия корпоративных мошенничеств является проведение внутреннего расследования собственными силами: так поступают 93% респондентов в России (в мире — 79%). Это больше, чем по результатам прошлого исследования — тогда своими силами расследования проводили 83% компаний. Кроме того, 76% отечественных организаций (против 63% в среднем по миру) отметили, что проводят регулярную оценку рисков компании раз в год или полгода.

Кроме того, в России наблюдается сдвиг в сторону отказа респондентов мириться с проявлениями внешнего и внутреннего мошенничества. Так, 88% опрошенных заявили, что по результатам наиболее серьезных экономических преступлений, совершенных за последние два года, внутренний правонарушитель был уволен (два года назад – 77%). В случае совершения экономических преступлений с участием третьих лиц большинство компаний принимали решение прекратить деловые отношения (70% респондентов, в мире этот показатель значительно ниже – 37%). Процент российских респондентов, передающих дела против виновников экономических преступлений в правоохранительные органы, существенно вырос по сравнению с 2011-м годом и даже превысил среднемировой уровень – 64% против 35%, в мире – 49%.

На фоне данной статистики, социально-экономическая роль экономической безопасности, очевидно, является стратегической.

Вывод

Таким образом, можно сформулировать область профессиональной деятельности как:

- обеспечение экономической безопасности общества, государства и личности, субъектов экономической деятельности;

- обеспечение законности и правопорядка в сфере экономики;

- судебно-экспертная оценка по обеспечению судопроизводства, предупреждения, раскрытия и расследования правонарушений в сфере экономики;

- экономическая, социально-экономическая деятельность хозяйствующих субъектов, экономических, финансовых, производственно-экономических и аналитических служб организаций, учреждений, предприятий различных форм собственности, государственных и муниципальных органов власти, конкурентная разведка;

- экономическое образование.

Без надежной и стабильной системы экономической безопасности хозяйствующие субъекты, не смогут работать продуктивно в течение длительного времени. На рынке существует большое количество компаний предлагающих услуги по защите ресурсов и бизнеса, утверждающих, что их предложения имеют высокий уровень обеспечения экономической безопасности любого юридического лица.

Как следствие, множество предложений создает обманчивое впечатление, что безопасность организации можно просто купить и что однажды предоставленный высокий уровень будет сохраняться вечно. В действительности все наоборот. Проведенные исследования отечественных и зарубежных ученых показали, что наибольшую угрозу представляет недостаточная сенсибилизация управления, отсутствие анализа рисков и угроз и слабо проработанные планы поведения в случае кризисных и аварийных ситуаций. Так, организаций, внедривших у себя непрерывный процесс обеспечения безопасности, как и прежде, очень мало.

Таким образом, экономическая безопасность - это совокупность условий и факторов, обеспечивающих независимость национальной экономики, ее стабильность и устойчивость, способность к постоянному обновлению и самосовершенствованию.
В переходный период государственная стратегия экономической безопасности должна быть ориентирована в первую очередь на поддержание достаточного уровня жизни населения, обеспечение социально-политической безопасности общества, сохранение основ конституционного строя государства и формирование устойчивой системы национальных ценностей и интересов.







Сейчас читают про: