double arrow

Часть 5. Типы и флуктуации систем социальных отношений. свободы, он был своего рода марионеткой, дергаемой правитель­ством, а правительство — своеобразной центральной «электро­станцией»

свободы, он был своего рода марионеткой, дергаемой правитель­ством, а правительство — своеобразной центральной «электро­станцией», приводящей в движение подданных. Именно по этой причине любое утверждение, будто современный тоталита­ризм — это нечто совершенно новое в истории человечества, абсолютно ошибочно; во всяком случае, прошлое было в боль­шей степени тоталитарным, чем западные государственные сис­темы XIX в.

Таким образом, политические системы разных, но одновре­менно существующих государств отличаются друг от друга в этом отношении.

Если же сравнить политическую систему одного и того же го­сударства в разные периоды его существования, то сразу станет ясно, что она флуктуирует между тоталитаризмом и laissez-faire. Среди этих флуктуации можно выделить два типа: долговремен­ные и краткосрочные, «спазматические» флуктуации. Первые происходят медленно и постепенно и длятся долго; вторые вне­запны и быстротечны. Возьмем прежде всего долговременные «качания» в истории Римского и западных государств и отметим самые заметные движения в сторону относительного «тоталита­ризма» и laissez-faire, происходившие в течение их существования. После этого мы сможем рассмотреть вкратце и краткосрочные флуктуации.

В истории римской государственной системы за все время ее чрезвычайно долгого приближения к «тоталитаризму» выделя­ется по крайней мере один период, а именно: период, начавший­ся с конца III в., и особенно со времени Диоклетиана. Помимо краткосрочных шквалов были, возможно, и другие долговре­менные волны усиления и ослабления правительственной регу­ляции, но скорее всего ни одна из них не достигала в упомяну­том периоде такой степени тоталитаризма, как при Диоклетиане. Признаки чрезвычайно развитого тоталитаризма суть следу­ющие: 1. Правительство становится абсолютным: Princeps legibus solutus est. Quod principi placuit — legis habet vigorem". Император превращается в божество, стоящее выше закона. 2. Полная централизация и всеобъемлющий контроль за насе­лением со стороны правительства. 3. Централизованная и все­цело плановая государственная экономика, при которой госу­дарство является единственной и главной торговой корпорацией. 4. Полная потеря населением внешней свободы и саморегуляции. 5. Вырождение денежной экономики и замена




30. Флуктуация количественных аспектов общественных отношений 637



денег «натуральными» продуктами и услугами: введение «нату­ральной экономики», нормировочной системы с обычными «продовольственными карточками» (tessarae)12; для разных групп и слоев населения устанавливаются разные нормы потреб­ления. 7. Чрезвычайно раздутая армия государственных чинов­ников и бюрократов. Здесь перед нами в крупном масштабе хо­рошо развитая система государственного социализма, или тоталитаризма. Тем, кто воочию сталкивался с подлинным ха­рактером советской системы в период 1918-1922 гг., не нужно иного доказательства ее разительного сходства с тоталитарной системой Диоклетиана и поздней Римской империи. Вот крат­кая картина римской государственной системы в указанный пе­риод.

«Все регламентировано и находится под контролем. Для этой цели создана чрезвычайно многочисленная армия государствен­ных чиновников, что еще больше ухудшает ситуацию и ведет к об­нищанию и ограблению населения. Государству нужны гигантские денежные средства [на содержание императорского двора, для пропитания толпы, армии, чиновников и для ведения войн]... Труд населения и рабочих союзов, который до этого был сво­бодным [нерегламентированным со стороны государства], те­перь строго организован и передается по наследству... Империя превратилась в огромную фабрику, где население под надзором государственных чиновников работает на императора, государ­ство и частных лиц. Государство распоряжается почти всей про­мышленностью. Оно же распределяет — причем очень неравномер­но — про дукты производства. Члены торговых и профессиональных союзов больше не являются свободными людьми, которые свобод­но трудятся на благо своих семей; теперь они рабы государства, которых государство содержит как и чиновников — но очень бедно и неадекватно... Никогда прежде не было администрации столь жестокой и беспощадной к населению и стгль бесполез­ной и непродуктивной для страны. Режим был основан на при­нуждении: всюду чувствовалась рука государства, его тирания. Всюду насильственно привлекали к труду и принудительно зас­тавляли работать. Нигде не было ни частной инициативы, ни свободного труда» 13.

Эти строки дают самое яркое представление о ситуации. В такой тоталитарной форме Западная Римская империя про­зябала в течение IV-V вв. до самого своего падения. Столь же высоким был и уровень правительственной регламентации на протяжении всей истории Византийской империи.






Сейчас читают про: