double arrow

Часть 5. Типы и флуктуации систем социальных отношений. падных государствах. В одном месте она принимает вид советс­ко-коммунистический, в другом — фашистский

падных государствах. В одном месте она принимает вид советс­ко-коммунистический, в другом — фашистский, где-то — гит­леровский или форму «Нового курса» 16, устанавливается режим Пилсудского—Хорти—Макдональда—Болдуина—Блюма. Нравится нам это или нет, но мы живем в эпоху резкого усиле­ния «тоталитаризма», чрезвычайного «уплотнения» западной государственной системы, абсолютизма государственной влас­ти и возрастающего вмешательства правительства во все вопро­сы и во все дела, которые его не касаются и не должны касаться.

Во время Второй мировой войны эта тенденция усилилась чрезвычайно и после небольшого спада, вызванного перемирием, по-прежнему осталась на очень высоком уровне во всех странах.

Наш краткий очерк дает представление о самых высоких и самых низких точках амплитуды колебания систем тоталита­ризма и laissez-faire, расширения и сокращения западной госу­дарственной системы и власти ее правительства, начиная с эпо­хи Меровингов и Каролингов и заканчивая нынешним временем.

Вряд ли могут быть какие-либо сомнения по поводу того, что другие государственные системы, существовавшие целые века, например, Китай, Япония, многие страны Арабского Ха­лифата, Древний Египет, некоторые государства Индии и др., испытывали за свою историю аналогичные колебания.

Отсюда вытекает следующий вывод: в истории государства едва ли существует некая устойчивая тенденция к большему и «лучшему» «тоталитаризму» или к системе laissez-faire. Увере­ния как приверженцев тоталитарного государства — социали­стического, коммунистического, гитлеровского, фашистского (абсолютистско-идеологического государства с его безупречны­ми сторожевыми ангелами-бюрократами), так и абсолютной си­стемы laissez-faire или ее «разбавленных» вариантов — анархиз­ма, крайнего индивидуализма (в духе Штирнера и Ницше17), либерального гуманизма, либеральной демократии с их «прави­тельством из народа, волей народа и ради народа» 18 (но — в меру), что история неуклонно приближается к их излюбленно­му идеалу, не подтверждается социально-исторической действи­тельностью. Здесь, как и в большинстве других областей, история флуктуирует, то присуждая победу тоталитаризму, то склоняясь к антитоталитаризму.




Сказанное о долговременных волнах в этой области государ­ственной системы применимо — с соответствующими поправ­ками — и к любой устойчивой организованной системе соци­альных отношений, будь то семья, церковь, гильдии, профсоюзы,



30. Флуктуация количественных аспектов общественных отношений 641

политическая партия или другая организованная группа. Все они испытывают пульсацию «разрежения» и «сгущения» своей сети; усиления и ослабления контроля со стороны их руководящих органов. Этот «ритм» — имманентное свойство всех организо­ванных систем социального взаимодействия, существующих в течение длительного времени.

Теперь — о краткосрочных флуктуациях в этой области.

Кратковременные шквалы и пульсации. Они случаются практически во всякой организованной группе или социальной системе — в семье, религиозной или любой другой организации. Как мы еще увидим, эти внезапные кратковременные «конвуль­сии» являются, как правило, следствиями каких-то внезапных «чрезвычайных обстоятельств».






Сейчас читают про: