double arrow

Часть 5. Типы и флуктуации систем социальных отношений. Таковы, по-видимому, возможности, которые правомерно логически предположить

Таковы, по-видимому, возможности, которые правомерно логически предположить. Подтверждаются ли эти предположе­ния историческими фактами? Не полностью (по причинам, ко­торые будут указаны далее), но в значительной степени. Вот не­сколько довольно широких классов явлений, подтверждающих, на наш взгляд, высказанные предположения.

1) Преимущественно идеациональная культура индуизма ред­ко создавала могущественное государство, более того, оно игра­ло в исторических судьбах этой культуры второстепенную роль. Главная роль принадлежала касте брахманов — священнослужи­телей без церковной организации; учителей без государственно-образовательных институтов; нравственных и общественных ли­деров, не обладавших богатством, не имевших армии и не пользовавшихся поддержкой государства. Некоторые индуистс­кие государства, например империи Маурьев и Гуптов, были весь­ма могущественными, но они были либо теократическими, либо созданными чужеземными завоевателями. В отдельных случаях такие государства возникали в периоды, когда преобладала чув­ственная культура, и создавались теми общественными группа­ми, которые являлись ее носителями. Они оставались чуждыми коренному населению (например, во время британского господ­ства), не проникали в сердце и душу Индии и всегда существовали лишь на поверхности ее культуры, не будучи ее органичным и внут­ренним элементом. С. Бутле прекрасно обобщает эту ситуацию: «В Индии нет даже зародыша государства. Сама идея государствен-ной публичной власти совершенно чужда Индии... Любые фор­мы государственного правления — какими бы они ни были — ос­таются лишь на поверхности индийского мира».




«II manque a 1'Inde la Cite. Une organisation proprement politique n'a pas etc donnee la societe hindoue, et la tradition religieuse a pu la dominer tout entiere»r9.

2) Если для проверки истинности высказанных нами пред­положений обратиться к истории греко-римской и западной культур, то окажется, что они не опровергаются фактами. Ра­зумеется, если раннегреческое и раннеримское государства были в период господства идеациональной культуры в значительной степени тоталитарными, то этот тоталитаризм носил сакраль­ный и теократический характер.

По мере сенсуализации греческой культуры тоталитаризм греческих городов-государств не смягчался, а, напротив, усили­вался и превратился (после V в. до н. э.) в светский тоталита-



30. Флуктуация количественных аспектов общественных отношений 64 3

ризм. Роль государства при решении всех вопросов сделалась более важной, а в Спарте и в некоторых других городах государ­ство заменило собой множество негосударственных образова­ний (таких как семья, фила20, религиозные и другие обществен­ные организации) и взяло на себя выполнение прежде принадлежавших им функций. Точно так же и в Риме, с прогрес­сом чувственной культуры, после II в. до н. э. тоталитаризм го­сударства усилился и превратился в светский. По особым причи­нам такое усиление продолжалось почти до самого конца Западной Римской империи (в V в. н. э.). Но в V в. н. э. и по­следующих столетиях — прошу заметить, что именно тогда иде­ациональная культура христианства стала доминирующей — государственная система империи начала стремительно разваливаться на куски и ослабла до такой степени, что истори­ки называют это «разрушением и концом Римской империи». Когда же мы оказываемся в идеациональном Средневековье, то сталкиваемся с очень слабым государством, весьма далеким от какого бы то ни было тоталитаризма. Империи Меровингов и Каролингов были столь же далеки от того, чтобы называться «тоталитарными». Место светского государства заняла Христи­анская Церковь и ее организационная система. В идеационалъ-ный период более важной и даже более могущественной соци­альной организацией оказалась религиозная структура, а не светское тоталитарное государство. После империи Каролингов феодальное государство стало еще менее значимым; разрежен­ная, бессильная и малозначащая система социальных отношений играла весьма скромную роль и никоим образом не напоминала систему гоббсовского Левиафана21. Итак, мы еще раз убежда­емся, что в период господства идеациональной культуры не бы­вает тоталитаризма и всеконтролирующего государлъа.

3) Дальнейшая история не менее поучительна. С возникно­вением чувственной культуры появляются светские государ­ства — в виде вновь формирующихся национальных монархий. Они постепенно усиливались, включали в себя все большее чис­ло общественных отношений, которые в Средние века были вне пределов их досягаемости. Одновременно с этим государствен­ное правление в лице монархов стало расширять свое вмеша­тельство, контроль, регулирование и регламентацию. Вскоре они бросили вызов церковной теократии, воплощением которой была папская власть. Эта тенденция сохранялась и впоследствии, По мере прогресса чувственной культуры, и в XVII-XVIII вв. вы­лилась в создание абсолютных монархий и Polizeistaat — насто-






Сейчас читают про: