double arrow

Способы передачи чужой речи


Лекция № 12

Понятие о чужой речи и способах ее передачи. Прямая речь. Косвенная речь. Перевод прямой речи в косвенную. Несобственно-прямая речь как контаминация форм прямой и косвенной речи. Структурно-формальные особенности и структурно-семантические разновидности несобственно-прямой речи. Цитация и ее формы. Диалог. Пунктуационное оформление различных способов передачи чужой речи.

Чужая речь – это новый речевой слой в речи любого носителя языка, в повествовании автора, введенного им рассказчика или героя произведения, например: «Милая, добрая Марья Ивановна, – сказал я ей, – будь моею женою, согласись на мое счастье». Она без всякого жеманства призналась мне в сердечной склонности и сказала, что ее родители, конечно, рады будут ее счастию (А. Пушкин).

Особая сложность изучения и лингвистического описания чужой речи заключается в том, что она органически связана с речевым актом, со всем процессом общения. В результате этого нет возможности характеризовать чужую речь лишь с грамматической, языковой точки зрения, т.е. как набор способов ее передачи, а необходимо учитывать и особенности функционирования этих способов в речи. Следует подчеркнуть, что именно такой подход к языку вполне соответствует пониманию его как системы: ведь «система – это множество элементов с отношениями и связями между ними, образующими определенную целостность»[1], а в число признаков системы входит и ее поведение, функционирование. В соответствии с этим каждый из способов передачи чужой речи рассматривается как языковая конструкция, устанавливаются взаимосвязи между ними, а затем характеризуются особенности их использования в реальном общении и в условиях разных форм повествования. Этот же подход касается всех понятий, связанных с чужой речью, и прежде всего понятий «автор» и «говорящий». Автором в таком случае называют лицо, которое передает чужую речь, а говорящим – лицо, чья речь передается. Таким образом; в художественной литературе «автором», передающим чужую речь, может выступать и автор произведения, и рассказчик, от имени которого ведется повествование, и какой-либо герой произведения: Мы разговаривали вполголоса. Мария Ивановна с нежностью выговаривала мне за беспокойство, причиненное всем моею ссорою с Швабриным. «Я так и обмерла, – сказала она, – когда сказали нам, что вы намерены биться на шпагах» (А. Пушкин). Автором, передающим слова Марии Ивановны (говорящего) в форме прямой речи, является Гринев, от имени которого Пушкин ведет повествование, т.е. рассказчик; а автором, передающим слова неизвестных лиц (говорящих), является Мария Ивановна, т.е. один из персонажей повести «Капитанская дочка».






В связи с тем что те оценки, мнения, которые автор вложил в свое произведение, могут лишь косвенно отражать подлинные оценки и мнения самого писателя, в коммуникативной ситуации повествования (нарратива) принято говорить об образе автора или о повествователе. Повествователь может быть одним из персонажей текста, т.е. может входить в мир текста, и тогда его называют рассказчиком, а может в мир текста и не входить (таков, например, повествователь Я повести А.Пушкина «Выстрел»).

Говорящий в реальной коммуникации обязательно сам принадлежит к тому миру, о котором говорит. Автор же художественного текста создает мир вымышленный, который лишь выдает за фрагмент мира реального. Сам он к миру текста своего произведения не принадлежит. Эти и многие другие особенности литературных произведений приводят к использованию многочисленных художественных приемов, связанных с передачей чужой речи. Однако в основу характеристики способов передачи чужой речи как языковых конструкций целесообразно положить именно критерий соотнесения в тексте «двух величин – передаваемой («чужой») и передающей («авторской») речи»[2]. Такая возможность обусловлена тем, что для каждой из таких языковых конструкций существуют типичные повествовательные формы, в которых они функционируют.

В форме прямой речи чужая речь передается с точки зрения говорящего с сохранением особенностей передаваемой речи: «Фу, какой...» – подумал Сережа (В. Панова). Для прямой речи типично использование ее в повествовании от первого лица (традиционный нарратив, перволичная повествовательная форма).



В форме косвенной речи чужая речь передается с точки зрения автора, что не позволяет сохранить все без исключения особенности передаваемой речи. Ср.: Коростелев сказал, что сейчас пройдет и Коростелев сказал: «Что ты, брат. Сейчас пройдет» (В. Панова). Для косвенной речи типично использование ее в повествовании от третьего лица (традиционный нарратив, повествовательная форма 3-го лица).

В форме несобственно-прямой речи чужая речь передается и с точки зрения героя, и с точки зрения автора, что дает возможность сохранить особенности передаваемой речи: С удивлением оглянулась и подумала: неужто дня нет, как она отъехали от своих мест?.. (В. Панова). Для несобственно-прямой речи характерно ее использование в повествовательной форме, которая в последние годы получила название «свободный косвенный дискурс»[3] (нетрадиционный нарратив).

По традиции прямая речь определяется как способ передачи чужой речи, при котором она вводится в текст словами автора и воспроизводит высказывание (или мысль) от того лица, которому она принадлежит, с сохранением лексико-фразеологических, грамматических и интонационных особенностей его собственной речи.

Благодаря этому формами прямой речи свободно передается индивидуальный стиль каждого говорящего и она производит впечатление восстановленной буквально. Однако фактически нельзя считать, что прямая речь обязательно передает высказывание буквально. Это легко можно доказать, сопоставив передачу каких-либо реальных слов в разных источниках: В. И. Кодухов сопоставляет передачу слов М. И. Кутузова, сказанных им на совете в Филях, в романе Л. Н.Толстого «Война и мир», в книге военного историка А. И. Михайловского-Данилевского и в былине М. С. Крюковой[4]. Во всех трех источниках слова Кутузова передаются в форме прямой речи, но абсолютно различно, что обусловлено спецификой жанра каждого из этих произведений.

Для прямой речи характерно независимое употребление форм лица, т.е. с точки зрения самого говорящего: 1-е лицо обозначает говорящего, 2-е лицо – собеседника или слушателя, 3-е лицо обозначает лиц, не принимающих участия в разговоре, или предметы. В словах же автора формы лица употребляются с точки зрения автора: Иван Кузьмин, выговаривая мне за поединок, сказал мне: «Эх, Петр Андреич! Надлежало бы мне посадить тебя под арест, да ты уж и без того наказан» (А. Пушкин). Таким образом, местоимение мне имеет разное значение: в словах автора оно обозначает Гринева, а в прямой речи – Ивана Кузьмича.

Прямая речь строится по принципу паратаксиса – свободного соположения конструктивных частей без грамматически выраженной их связи: Он сказал: «Как здесь хорошо!»; «Не могли бы вы нам помочь?» – спросил я его; «Хорошо бы, – предложил отец, – немного прогуляться». Слова автора в конструкции с прямой речью могут занимать любое место: могут располагаться до прямой речи, после прямой речи, а могут ее и разрывать. Слова автора могут также сами разрываться прямой речью: Красноармеец, спокойно сказав: «Ты посиди пока тут», – вылез вслед за следователем (К. Симонов).

Введение прямой речи комментирующей репликой говорящего (словами автора) типично, но не обязательно: Он [Сережа] измучился, он затихал, прижавшись воспаленной мокрой щекой к лицу Коростелева. – Вот и зима! Опять будешь много гулять, кататься на санках – время и пролетит незаметно... (В. Панова).

Очень разнообразны слова с семантикой говорения в составе слов автора, которыми вводится прямая речь. Особенно это касается глаголов. Основные разряды этих глаголов: 1) глаголы речи (сказать, заметить, сообщить, заорать, затараторить и др.); 2) глаголы со значением внутреннего состояния и чувств (спохватиться, недоумевать, обидеться, усомниться и др.); 3) глаголы мимики, жеста, телодвижений и других способов выражения внутреннего состояния говорящего (простонать, всхлипнуть, подмигнуть, поморщиться и др.); 4) глаголы мысли (подумать, сообразить, решить и др.); 5) глаголы восприятия (услышать, уловить и др.). Но кроме глаголов перечисленных групп здесь возможны глаголы различных конкретных действий: В дверь постучали: – Скорее вставай!

Слова автора чаще всего представляют собой двусоставное предложение с подлежащим, указывающим лицо, которому принадлежит прямая речь, и сказуемым, выраженным глаголом со значением речи или мысли. Но слова автора могут быть выражены и неполными предложениями: А он: «Я это знаю».

Прямая речь может состоять как из одного предложения, так и из нескольких предложений, которые могут быть различны по структуре, цели высказывания и т.д.: –Договорились! – сказал Сережа. – Я хочу велисапед. А воскресенье скоро? (В. Панова).

Интонация предложений прямой речи самостоятельна, независима, так как говорящий употребляет не только повествовательные предложения, а авторские предложения обычно являются повествовательными.

Ссылкой на чужое высказывание могут служить слова мол, дескать, де, например: Вы, оказывается, знакомы. А ты все говорил: «Я, мол, его не знаю».

Прямая речь может входить в качестве составной части в прямую речь того, кто передает свои или чужие слова. Такую прямую речь называют включенной:

... Долли, имевшая от отца дар смешно рассказывать, заставляла падать от смеха Вареньку, когда она в третий и четвертый раз, все с новыми юмористическими прибавлениями, рассказывала, как она только что собралась надеть новые бантики для гостя и выходила уже в гостиную, вдруг услыхала грохот колымаги. И кто же в колымаге? – сам Васенька, с шотландскою шапочкой, и с романсами, и с крагами, сидит на сене.

– Хоть бы карету велел запрячь! Нет, и потом слышу: «Постойте!» Ну, думаю, сжалились. Смотрю, посадили к нему толстого немца и повезли... И бантики мои пропали!.. (Л. Толстой).

Обычно в художественной литературе встречаются различные вариации двухстепенных или трехстепенных конструкций[5].

I ...А я-то, дурак, шел из Москвы и думал,

II призовет меня барыня и скажет:

III – Сыграй мне, Иван, на гармонии штучку! (М. Салтыков-Щедрин).

Разновидностью прямой речи является так называемая необозначенная прямая речь, т.е. речь, которая не выделяется графически.

Во тьме твои глаза блистают предо мною,

Мне улыбаются – и звуки слышу я:

– Мой друг, мой нежный друг... люблю... твоя... твоя! (А. Пушкин).

Косвенная речь обычно определяется как способ передачи чужой речи, при котором высказывание передается от лица автора (или рассказчика) формой придаточного предложения, причем в большинстве случаев со значительными изменениями.

Но в косвенной речи чужое высказывание может быть передано и дословно: Он сказал: «Я там не был»; Он сказал, что там не был. Иначе говоря, для прямой и косвенной речи признак буквальность/небуквальность передачи чужой речи не является дифференциальным.

В сложноподчиненном предложении с косвенной речью главное предложение – слова автора, а придаточное изъяснительное – чужая речь: Дядя посмотрел на часы и сказал, что хорошо бы выкупаться (В. Панова). Главное и придаточное обычно расположены друг за другом, но главное предложение (слова автора) может и разрываться придаточным: Верочка сказала, что не хочет чаю, и ушла в свою комнату (Н. Чернышевский). Опустить слова автора в предложении с косвенной речью нельзя. Глаголов, вводящих косвенную речь, гораздо меньше, чем глаголов, вводящих прямую речь. Так, например, глаголы некоторых семантических групп вообще не вводят косвенную речь (улыбнуться, кивнуть и др.) или вводят ее гораздо реже, чем прямую речь (продолжить, вставить, молвить и др.).

Для предложений с косвенной речью характерна единая (обычно повествовательная) интонация.

С помощью косвенной речи чужие высказывания автор передает от своего имени, а поэтому он заменяет все личные формы соответствующим образом, т. е. в косвенной речи личные формы зависимы. Ср.: Сереже страшно не хотелось слезать, он вцепился в велосипед руками и сказал, что он хочет еще покататься, что это его «велисапед» и Сереже страшно не хотелось слезать; он вцепился в велосипед руками и ногами и сказал:

– Я хочу еще! Это мой велисапед (В. Панова).

Местоимение он и в словах автора, и в косвенной речи обозначает одно и то же лицо – Сережу.

В литературе о косвенной речи часто указывается, что ее придаточное соединяется с главным предложением изъяснительными союзами что, чтобы, будто, будто бы, причем союзом что вводятся повествовательные предложения, в которых передаются достоверные сведения, союзом чтобы – побудительные, а союзами будто, будто бы – повествовательные предложения, передающие недостоверные, сомнительные сведения: Слуга вошел и объявил, что лошади готовы (А. Пушкин); Губернатор приказал, чтобы пришли к нему завтра ровно в девять часов утра, непременно (А. Чехов); Рассказывали про него, будто он разговорами вогнал в гроб свою жену (А.Чехов). Но могут быть и другие случаи. Так, например, союз чтобы может вводить не только побудительные предложения: С тех пор не прошло ни одного дня, чтобы я не думал о мщении (А. Пушкин).

Вопросительные предложения соединяются с главным частицей-союзом ли; это так называемые косвенные вопросы: Прости, моя прелесть, довольна ли ты моею сегодняшней болтовнёю? (А. Пушкин). Но косвенные вопросы могут вводиться и союзными словами кто, что, какой, который, где, как, когда и др.: Затем она стала расспрашивать меня, где я теперь работаю, сколько получаю, где живу (А. Чехов). Однако союзными словами часто вводятся предложения косвенной речи и не содержащие вопроса, например: Не глядя на нас, она очень серьезно и обстоятельно рассказала нам, сколько сгорело домов в селе Сиянове, сколько мужчин, женщин и детей остались без крова и что намерен предпринять на первых порах погорельческий комитет, членом которого она теперь была (А. Чехов).

В составе придаточного предложения косвенной речи в качестве дополнительной ссылки на чужую речь, как и в прямой речи, могут использоваться мол, дескать, де: Пахнет весной и недорогою сигарой, пахнет счастьем – и все, кажется, так и хочет сказать, что вот-де пожил человек, потрудился и достиг, наконец, счастья, возможного на земле (А. Чехов).

Косвенная речь обычно представляет собой сложное предложение, но в современной литературе иногда она передается с помощью синтаксического целого: Лена начала убеждать себя, что можно прожить и без любви. Что у нее интересная работа, товарищи, Шурочка. Что для драм сейчас не время (В. Панова). Исследователи чужой речи говорят и о передаче косвенной речи в структуре простого предложения, например: Мне приходило на мысль пригласить к себе соседей-помещиков и предложить им организовать у меня в доме что-нибудь вроде комитета... (А. Чехов); Лаптев дал ей сто рублей и пообещал поговорить с Панауровым (А. Чехов)[6]. Но степень свернутости передаваемой речи в простом предложении очень различна, так что часто это лишь тема высказывания: Обе долго рассуждали о завтрашнем посещении (А. Пушкин).

Косвенная речь используется не только как самостоятельная конструкция в составе повествования, но она может представлять собой и речь в речи, т.е. может быть косвенной речью второй ступени[7]: Карповна говорила, что приносил это всякий раз солдат, а от кого – неизвестно; и солдат расспрашивал, здоров ли я, каждый ли день я обедаю и есть ли у меня теплое платье (А. Чехов).

Косвенная речь используется для передачи устной речи и письменной: В декабре на праздниках он собрался в дорогу и сказал жене, что уезжает в Петербург хлопотать за одного человека – и уехал в С. (А. Чехов); Ждали, что приедет муж. Но пришло от него письмо, в котором он извещал, что у него разболелись глаза, и умолял жену поскорее вернуться домой (А. Чехов).

Передаваемая речь может быть и коллективной: Говорили, что на набережной появилось новое лицо: дама с собачкой (А.Чехов).

Формами косвенной речи могут передаваться мысли, внутренние монологи: Гуров думал о том, как в сущности, если вдуматься, все прекрасно на этом свете, все, кроме того, что мы сами мыслим и делаем, когда забываем о высших целях бытия, о своем человеческом достоинстве (А. Чехов). Мысли эти могут быть и мнимыми: Отец и мальчик посматривали на нее как-то особенно, как будто только что до ее прихода осуждали ее за то, что она вышла из-за денег за нелюбимого, нудного, скучного человека... (А.Чехов).

При замене прямой речи косвенной (см. табл. 1) союзы и союзные слова употребляются в зависимости от того, какими по цели высказывания являются предложения прямой речи: союз что употребляется при замене повествовательного предложения, союз чтобы – при замене побудительного предложения, союз-частица ли – при замене вопросительного предложения. Если в вопросительном предложении прямой речи было вопросительное слово, то для связи придаточного предложения косвенной речи со словами автора используется это слово. Опускаются при передаче прямой речи с помощью косвенной эмоционально-экспрессивные слова и выражения, неуместные при передаче основного содержания высказывания или такие, которые нельзя передать посредством косвенной речи, а также те компоненты прямой речи, использование которых связано с непосредственным контактом участников коммуникативного акта (например, обращение). Закономерности замены местоимений связаны с тем, является лицо, о котором сообщается в форме косвенной речи, участником диалога или нет.

Начиная с 30-х годов XX в., большое внимание лингвистов привлекает художественный прием многоплановости (многоголосия, полифонии) повествования, позволяющий одновременно звучать голосам и автора произведения, и его героев, отражать разные точки зрения на то, о чем идет речь. Но для

Таблица 1







Сейчас читают про: