double arrow

Там хороводы ведут Муза и Красота


И тот и другой изображают спартанцев одновременно и самым музыкаль­ным и самым воинственным народом.

Кифары звук мечу не станет уступать,—

сказал спартанский поэт. Недаром перед битвой царь приносил жертву Музам для того, мне кажется,' чтобы воины, вспомнив о воспитании, кото­рое они получали, и о приговоре, который их ждет, смело шли навстречу опасности и совершали подвиги, достойные сохраниться в речах и песнях.

XXII. Во время войны правила поведения молодых людей делались менее суровыми: им разрешалось ухаживать за своими волосами, укра­шать оружие и платье, наставники радовались, видя их подобными боевым коням, которые гордо и нетерпеливо пританцовывают, фыркают и рвутся в сражение. Поэтому, хотя следить за волосами мальчики начинали, едва выйдя из детского возраста, особенно старательно их умащали и расчесы­вали накануне опасности, памятуя слово Ликурга о волосах, что красивых они делают еще благовиднее, а уродливых — еще страшнее. В походах и гимнастические упражнения становились менее напряженными и утоми­тельными, да и вообще в это время с юношей спрашивали менее строго, чем обычно, так что на всей земле для одних лишь спартанцев война ока­зывалась отдыхом от подготовки к ней.




Когда построение боевой линии заканчивалось, царь на глазах у про­тивника приносил в жертву козу и подавал знак всем увенчать себя вен­ками, а флейтистам приказывал играть Касторов напев и одновременно сам затягивал походный пеан. Зрелище было величественное и грозное: воины наступали, шагая сообразно ритму флейты, твердо держа строй, не испытывая ни малейшего смятения — спокойные и радостные, и вела их песня. В таком расположении духа, вероятно, ни страх, ни гнев над чело­веком не властны; верх одерживают непоколебимая стойкость, надежда и мужество, словно даруемые присутствием божества. Царь шел на врага в окружении тех из своих людей, которые заслужили венок победою на состязаниях. Рассказывают, что на Олимпийских играх одному лаконцу давали большую взятку, то он отказался от денег и, собрав все свои силы, одолел противника. Тогда кто-то ему сказал: «Что тебе за выгода, спарта­нец, от этой победы?» «Я займу место впереди царя, когда пойду в бой»,— улыбаясь ответил победитель.

Разбитого неприятеля спартанцы преследовали лишь настолько, на­сколько это было необходимо, чтобы закрепить за собою победу, а затем немедленно возвращались, полагая неблагородным и противным греческо­му обычаю губить и истреблять прекративших борьбу. Это было не только прекрасно и великодушно, но и выгодно: враги их, зная, что они убивают сопротивляющихся, но щадят отступающих, находили более полезным для себя бежать, чем оставаться на месте.



XXIV. Воспитание спартанца длилось и в зрелые годы. Никому не раз­решалось жить так, как он хочет: точно в военном лагере, все в городе под­чинялись строго установленным порядкам и делали то из полезных для государства дел, какое им было назначено. Считая себя принадлежащими не себе самим, но отечеству, спартанцы, если у них не было других пору­чений, либо наблюдали за детьми и учили их чему-нибудь полезному, либо сами учились у стариков. Ведь одним из благ и преимуществ, которые до­ставил согражданам Ликург, было изобилие досуга. Заниматься ремеслом им было строго-настрого запрещено, а в погоне за наживой, требующей бесконечных трудов и хлопот, не стало никакой надобности, поскольку бо­гатство утратило всю свою ценность и притягательную силу. Землю их возделывали илоты, внося назначенную подать. Один спартанец, находясь в Афинах и услышав, что кого-то осудили за праздность и осужденный возвращается в глубоком унынии, сопровождаемый друзьями, тоже опеча­ленными и огорченными, просил окружающих показать ему человека, которому свободу вменили в преступление. Вот до какой степени низким и рабским считали они всякий ручной труд, всякие заботы, сопряженные с наживой! Как и следовало ожидать, вместе с монетой исчезли и тяжбы; и нужда и чрезмерное изобилие покинули Спарту, их место заняли равенство достатка и безмятежность полной простоты нравов. Все свободное от воен­ной службы время спартанцы посвящали хороводам, пирам и празднест­вам, охоте, гимнасиям и лссхам.



П л у т ;i р х. Ср.чинительние жизнеописания, в 3-х т. М., И.1Д-ВО ЛИ СССР. 1961, т. I, с. 63—72.

Платон

Платон (427—347 до н. э.) — один из крупнейших древнегреческих фило­софов, родоначальник объективного идеализма. Ученик Сократа. В течение не­скольких десятилетий занимался педагогической деятельностью в Афинах, где при гимнасии Академия основал своеобразную школу для желающих изучать фи­лософию.

Платон был идеологом афинской аристократии, защитником рабовладель­ческого строя. В двух своих крупнейших произведениях «Государство» и «Зако­ны» он нарисовал утопическую картину идеальной рабовладельческой республики. В этих произведениях, как и во многих своих диалогах, он изложил стройную систему взглядов на сущность, задачи, содержание, организацию и методику воспитания детей верхушки рабовладельческого общества, которые сами должны впоследствии стать правителями, i

Государство, о котором мечтал Платон, должно было представлять собой нечто вроде коммунистической общины рабовладельцев: философы-правители и воины-защитники государства живут всецело за счет продуктов труда земле­дельцев и ремесленников, у них же самих нет ни частной собственности, ни семьи. Воспитание детей этих обладающих полнотой властл каст, по мнению Платона, должно било являться прерогативой государства. После рождения дети пере­даются в общественные воспитательные дома, где они должны находиться до 7-лстнсго возраста под надзором специальных лиц. Главными средствами вос­питания в это время являются разнообразные игры, рассказывание сказок и преданий, музыка. С 7 лет все дети должны посещать школы типа афинских. Характер же физического воспитания должен приближаться к спар­танскому. Платон — сторонник принципиального равенства воспитания мальчиков и девочек.

В идеальном государстве Платона молодые люди, достигшие 20 лет н про­явившие склонность к философии, занимаются науками н дальше, чтобы после 30 лет принять участие в управлении государством. Остальные же после 20 лет становятся воинами.

Платон подробно останавливается в своих сочинениях на обосновании содержания воспитания и обучения. При этом он исходит из своего учения о существовании мира вечных, неизменных идей и мира, в котором мы живем и который является только слабым отражением мира идей. В процессе жизни чело­века его душа вспоминает те бессмертные идеи, с которыми она сталкивалась до вселения в материальную оболочку — тело человека. В этом и заключается, по Платону, сущность познания, которому должно помогать изучение различных наук.

Идеи Платона, его педагогические воззрения оказали очень сильное влияние на все последующее развитие педагогики как пауки. Это влияние прослеживается

вплоть до XX в.

В приведенных ниже отрывках из произведений Платона дается изображение практики афинского воспитания и обосновывается с позиций объективного идеализма содержание школьного образования.







Сейчас читают про: