double arrow

Трагедии Расина


На первый взгляд его трагедии похожи на трагедии Корнеля.
У Расина те же самые традиционные античные сюжеты (не непосредственное изображение жизни, а ее отражение в зеркале мифа), та же концепция драматического действия, которое развертывается на ограниченной пространственно-временной площадке в рамках 3-х единств, и тот же при поднятый, возвышененный тон («служение муз не терпит суеты, прекрасное должно быть величаво»).

Несмотря на внешнее сходство, трагедии Расина - это другой тип классицистической трагедии. И дело не только в том, что трагедия Корнеля по своему характеру философско-политическая, а трагедия Расина – философско-этическая. Дело в глубинных моментах: у Корнеля трагедия строится на категории героического (для героя возможно решение этической задачи нетрагическим способом), а у Расина - на категории трагического (соединение трагического создания с трагической судьбы). Отсюда иной тип трагического героя и иное видение мира. Иное видение мира проявляется в иной интерпретации времени.

Все главные особенности трагедии Расина обозначились в третьей пьесе - "Андромахе". До этого он написал всего два произведения "Фиваиду"(влияние Корнеля) и "Александра Великого"(влияние прециозной литературы).




Сюжет "Андромахи"

Сюжет, судя уже даже по названию, восходит к античности, к «Илиаде» Гомера, «Энеиде» Вергилия, трагедиям Эврипида и Сенеки. Весь цикл троянских мифов стоит за этой трагедией, образуя ее поэтический фон. Значимые элементы этого фона: тело Гектора, так страшно влачимое в пыли, старец Приам, которого закололи греки в то время, когда он обнимал алтарь и следовательно его тело было священно и вся судьба разрушенной Трои.

В «Андромахе» эпос позади трагедии и действие разомкнуто по отношению к прошлому, а не к будущему, как у Корнеля, когда эпос находился впереди.

Действие развертывается уже после войны, в мирное время, в Эпире, где правит царь Пирр, сын Ахилла, разрушителя Трои.

Ситуация к началу пьесы:

Во дворце у Пирра живет Гермиона, дочь Менелая и Елены. Она объявлена невестой Пирра в знак закрепления союза между Эпиром и греками. Пирр, однако, не торопится с женитьбой, так как он влюблен в свою пленницу Андромаху. Ради того, чтобы заслужить благосклонность Андромахи, Пирр готов на все, даже восстановить Трою снова.

Завязка действия: Приезд Ореста, давно и безнадежно влюбленного в Гермиону.

Орест является в Эпир с важной дипломатической миссией: греков беспокоит, что сын Гектора Астианакс живет при дворе у Пирра и боятся, что когда он вырастит, то отомстит греком за разрушение и разграбление Трои. И потому Орест должен передать Пирру ультиматум: либо Пирр женится на Гермионе и выдает Астианакса греками, либо новая война и тогда Эпир ждет судьба Илиона.



Поставленный перед выбором Пирр в свою очередь ставит перд выбором Андромаху: либо она соглашается стать его женой и тогда он будет защищать Астианакса, либо Астианакс будет выдан грекам и обречен на казнь. Андромаха оказывается перед выбором, который она не может сделать. Она равным образом предана своему прошлому и своему сыну. Она находит выход: самоубийство у алтаря. Она решает согласиться принять обряд бракосочетания, но как только брачные клятвы будут произнесены, она покончит жизнь самоубийства:

И жизнь, которую ценить я перестала,

Мгновенно оборву при помощи кинжала.

Так долгу своему останусь я верна,И будет вдовья честь моя сохранена. Андромаха отказывается от неприемлемого для нее выбора ценой отказа от собственной жизни. События, однако, складываются иначе. В их ход вмешивается Гермиона, в результате чего Андромаха отодвигается от трагической развязки.Обезумев от ревности, Гермиона требует от Ореста, чтобы он отомстил за нее Пирру и убил его. Но когда воля Гермионы свершается и греки закалывают Пирра во время обряда бракосочетания, Гермионой овладевает такое отчаяние, что она убивает себя. А Орест, как ему и положено, теряет рассудок от горя и угрызений совести.
Расин – продолжатель КорнеляВыстраивая на этой сюжетной основе драматическое действие, Расин минует опыт позднего барочного Корнеля и возвращается к опыту Корнеля «первой манеры». Он восстанавливает и усиливает благородную простоту корнелевских римских трагедий. В «Андромахе» нет никаких запутанных сюжетных ходов, никаких случайных поворотов. У Расина только сосредоточенность на главном при постоянном отсечении всего барочного и случайного, постоянное стремление к гармонии, пластичности, простоте и высокому изяществу. В связи с последними, Герцен что-то там вспоминает. Герцен дает трагедиям Расина высокую оценку, увидев их на родине писателя, во Франции. Хотя в молодости, будучи связанным романтическими стереотипами, Герцен их недооценивал.
Но Герцен не обозначил той огромной силы внутреннего напряжения, которая скрывается под стройностью, за прекрасной формой расиновской трагедии. Об этой силе очень хорошо написал Мандельштам в своем стихе «Я не увижу знаменитой Федры». Сочетание гармонии, пластичности, простоты и высокого изящества с огромной силой внутреннего напряжения было свойственно и лучшим произведениям Корнеля. В этом отношении Расин продолжатель Корнеля, при том что эту особенность классицистического театра Расин усиливает.



Отличие от КорнеляНо Расин переосмысляет все главные компоненты жанра классицистической трагедии. Прежде всего, он переосмысляет концепцию времени. Но это не значит, что он более четко следует единству времени. Для Расина правило единства времени не было тираническим, как для Корнеля. Оно было совершенно естественно. Расин совершенно свободно чувствовал себя на той узкой пространственно-временной площадке, которая была характерна для классицистической драмы. Ванникова имеет в виду время, связанное со спецификой видения писателя.
Мотив прошлогоУ Расина всегда действие начинается утром и кончается ночью, но, замыкая действие в раме одного дня, Расин одновременно вводит в структуру произведения мотив прошлого. В «Андромахе» эпос позади трагедии и действие разомкнуто по отношению к прошлому. Прошлое вторгается в настоящее. В связи с этим Бахмутский пишет: день трагедии приобретает два лика. Один повёрнут к настоящему (непосредственное содержание произведения). День начинается утром слабым проблеском надежды на любовь и счастье и заканчивается ночью, которая также имеет и символический смысл - ночь это тьма, безумие, смерть. Другой лик повёрнут в прошлое. Это день итога, конца, развязки тех конфликтов, которые возникли задолго до начала пьесы. Поэтому, считает Бахмутский, даже завязку пьесы можно рассматривать как начало развязки. Потому что приезд Ореста в Эпир не создает никакой новой ситуации, а лишь устремляет ход событий, направляя действие к неизбежной, катастрофической развязке. Мотив судьбы-предопределенияБлагодаря повернутости дня не только в настоящее, но и в прошлое, прошлое не только вторгается в настоящее, но и начинает играть в нем активную роль. С этим присутствием прошлого в настоящем в театре Расина связан мотив судьбы-предопределения. Этот мотив проходит через все пьесы Расина и возникает на основе современного Расину философско-религиозного учения янсенизма.
ЯнсенизмВ 17 веке внутри католицизма, который пошел по пути отталкивания и стал развивать идею свободной воли, возникло оппозиционное течение - янсенизм.
Понятие янсенизм происходит от имени голландского богослова Корнелия Янсения. В своей книги «Августинус» он критикует оптимистическую концепцию Луиса Молины на свободную волю человека. Он призывал возродить исконно христианское отношение к миру, реставрировать учение св. Августина с характерными для этого учения понятиями: первородного греха, предопределения и божественной благодати. Согласно учению Янсения, после грехопадения, порча вошла в чел природу и передается от поколения к поколению. Свою слабость и греховность человек не может преодолеть сам, ему нужна помощь свыше, божественная благодать, которая дарована только избранным. Таким образом, оказывается, что судьба чел предопределена. Но никто не знает, избран он или нет. Это недостижимая тайна на чел разума при жизни. Поэтому каждый человек должен стараться осознать свои грехи и бороться с ними, не впадая при этом ни в отчаяние, ни в самонадеянность, ибо в результате он может оскорбить Бога преступлением. Человек должен парадоксально надеяться без надежды.

Расин и янсенизмРасин с ранних лет был связан с янсенизмом. Расин рано потерял родителей и воспитывался своими родственниками янсенистами. Он учился школе при янсенистском монастыре, который был главным центром янсенизма. И хотя вначале своей театральной карьеры Расин отошел от своих духовных наставников и вступил с ними в полемику, но духовно он всегда оставался верен янсенистском представлениям о мире и человеке. Янсенистская критика ложных ценностей светского общества, янсенистское представление о разрушительной силе чел страстей, янсенистское стремление заглянуть в тайники чел души – все это нашло отражение в трагедиях Расина.

Янсенистская концепция предопределения (прошлое-судьба)Но особенно большую роль для Расина играла янсенистская концепция предопределения. Так или иначе она есть во всех его трагедиях. В «Андромахе» она обретает облик прошлого-судьбы. Если у Корнеля в трагедиях «первой манеры» будущее определялось свободным выбором героя, а в трагедиях «второй манеры» всем заправлял случай, то у Расина и настоящее и будущее предопределены прошлым. Прошлое приобретает характер судьбы. Прошлая судьба тяготеет над всеми греческими героями этого произведения. Они пытаются уйти от своей судьбы. Орест и Гермиона, в прошлом отверженные и нелюбимые, так и остаются такими, чтобы они не делали. Не случайно в конце пьесы Орест с иронией отчаяния благодарит богов за их постоянство:Хвала бессмертным вам за то, что вы столь строги,Столь непреклонны к тем, кто возбудил ваш гнев!Вы, в замысле своем жестоком преуспев,Добились длительным и неотступным мщеньемТого, что стал я сам несчастья воплощеньем,Для этой цели я и был на свет рожден,И цель достигнута. Я удовлетворен.А оригинале Орест говорит: «Мое предназначенье быть несчастным».Пирр напрасно пытается разорвать связь с прошлым. Галантный влюбленный под тенью страшной ночи, когда он весь в крови шел по Трое среди груды мертвецов:О, эта ночь резни! О, ужас этой ночи!Застлал он вечной тьмой моих любимых очи.Ты помнишь? Пирр идет. Алеет кровь на нем.Он освещен дворцов пылающих огнем,Проходит Трою он от края и до края,Тела моих родных ногами попирая,Под стоны гибнущих, под звон и лязг мечей,Под клики грабящих жилища палачей, -И в страхе перед ним склоняются, живые...Таким передо мной явился Пирр впервые.Свершал он подвиги ценой моих потерь. Когда Пирр попытается разорваться связь с прошлым, оно убьет его. Ведь его закололи греки из отряда Ореста, его прошлые союзники, от которых он отрекся ради Андромахи. Концепция человеческой личностиПрошлое это не только судьба, тяготеющая над греческими персонажами трагедии и определяющая их настоящее и будущее, это также и очень важный фон, необходимый для выразительности расиновской концепции человека. Ведь кроме концепции времени, Расин переосмысляет и концепцию чел личности. У Корнеля герой, опираясь на разум и волю выбирал самое достойное и так творил себя. Но этот идеал героической доблести, который сложился у Корнеля на взлете эпохи, в дальнейшем терпит крах. В политических столкновениях 1640-х – 1650-х гг. обнаружилось, что поведением человека руководит совсем не доблесть, честь и долг. Доблесть и долг превращались в позу, в маску, за которыми скрывались эгоистические страсти, честолюбивые стремления, своекорыстные интересы, жажда особых привилегий. Над этим начинал размышлять уже Корнель в своих трагедиях «второй манеры». Также над этим размышляли французские писатели-моралисты, наблюдая итоги фронты (???), двор Людовика 14, охваченного игрой частных интересов. Вывод: чел поведением движет себялюбие, а не порыв к абсолютной нравственной норме. Ради эгоистических страстей человек забывает о нравственности и о долге. Лярошфуко, 102 маскима на эту тему. Примерно то же самое пишет Паскаль в том фрагменте своих мыслей, где он говорит: «Человек не способен руководствоваться разумом, хотя разум – часть его натуры».

Греческие персонажи «Андромахи» - дети великих героев, участников троянской войны. Но они не похожи на своих отцов. Ими движут эгоистические страсти. Тут-то прошлое и становится очень важным фоном, способным по принципу контраста подчеркнуть новую расиновскую концепцию человеческой личности. Эгоистические страсти управляют Пирром, Орестом и Гермионой, управляют ими, помрачают их разум, порабощают волю, терзают душу, заставляют отрекаться от долга чести и нравственности. Пример:Пирр, ради любви Андромахи, готов разорваться связь со своими союзниками и восстановить Трою и вступить в войну со всей Грецией. Поэтому о нем говорят, что он перестал считать Ахилла своим отцом. Да и сам Пирр хорошо это понимает. В минуты досады и негодования он признается своему наперснику Фениксу:Подумай, сколько бед нависло над Эпиром!Ведь рисковал я всем: друзьями, долгом, миром;Корону, жизнь, любовь - все положить был рад,Как дар, к ее ногам за благодарный взгляд;Готов был умереть иль потерять свободу,Со всей Элладою воюя ей в угоду... Но Пирр пренебрегает не только долгом перед государством, он точно так же пренебрегает нравственным законом, который велит нам защищать слабейшего, ничего не требуя взамен. А Пирр использует находящуюся в его руках жизнь Астианакса, чтобы шантажировать Андромаху, чтобы под угрозой гибели сына она дала согласие на брак, который ей противен.

Орест и Гермиона также погружены в мир страстей. Правда, в отличие от Пирра, который бы хотел забыть о прошлых событиях, они часто вспоминают свое прошлое и даже утверждают, что способны его повторить. Свою месть Пирру Гермиона уподобляет троянской войне, когда вся греция встала на защиту чести Елены. Но это иллюзия. Им не дано повторить подвиги своих отцов. Ими движут эгоист страсти. В этом отношении они похожи на Пирра. Орест ведь прибыл в Эпир, чтобы предотвратить возможность новой войны, но успех своей миссии меньше всего волнует Ореста. Уже в первой сцене, в беседе со своим другом Пилатом, Орест признается ему, что он по-прежнему полон мучительной любви к Гермионе и напрасно он в свое время бежал от нее и пытался забыть ее в скитаниях. Орест слышал, что Пирр не торопится со свадьбой, и надеется стать счастливым. Ореста не беспокоит, что это будет начало новой войны.И стоило блеснуть хоть маленькой надежде,Как пламя вспыхнуло еще сильней, чем прежде.Я дал согласие отправиться сюдаИ к Пирровой земле привел мои суда.Эллада ждет, что я раздор улажу миромС изменчивым, крутым и своевольным ПирромИ сына Гектора смогу забрать с собой,Средь греческих царей восстановив покой.А если не отдаст он Гекторова сына -Пусть! Мне нужна она, всех бед моих причина!Надеждой окрылен, исполнен новых сил,Сейчас бы я в бою Геракла победил! Подобно Пирру, Орест пренебрегает долгом перед государством и перед нравственностью. Когда Гермиона требует, чтобы Орест отмстил за нее Пирру и убил его, Орест соглашается, но говорит, что выполнит волю Гермионы позднее, не с помощью предательского убийства, а в войне прямой и честной. Но Гермиона с угрозой говорит: «Но если будет Пирр сегодня пощажен, // То завтра может стать мне снова дорог он!» Перед лицом этой угрозы Орест соглашается сделать то, что сам он назвал предательством и убийством. Сквозной метафорический образ, которым Расин характеризует Гермиону - это фурия. Героина ведь из рода Елены и Клитемнестры, а ними в сознании 17 века было связано представление о необузданное страсти, которая идет рука об руку с нарушением нравственной нормы и преступлением. Измена Пирра превращает любовь Гермионы в ненависть. Но тк ненависть лишь обратная сторона любви, то месть не приносит ей душевного успокоения. Смерть Пира усиливает душевную муку до такой степени, что делает жизнь невозможной.

Если корнелевский герой страдал от своей внутренней расколотости, ощущая в себе властный этический императив стать равным своему идеальному я, и потому всегда выбирал самое достойное, то расиновские греческие герои страдая от той же раздвоенности, расколотости, начисто лишены этического императива, они действуют так, как им велят страсти, а не наиболее достойным образом.
Франц. исследователь Жорж Пеле, книга «Бремя человека» (?): если корнелевские герои характеризовались с помощью высших мгновений, но героев Расина характеризуют мгновения спада, падения. Низшие мгновения расиновского героя - это мгновения, когда персонаж ослеплен и забывает и о прошлом, и будущем, и об абсолютной нравственной норме, когда происходит разрывание нити времен и герой всецело растворяется в сиеминутности. Но жить мгновением – это значит потерять себя, утратить целостность своей личности. Личность начинает распадаться на отдельные частицы.

Поэтому расиновские герои так опроменчивы и непоследовательны в своих настроениях и решениях. Пирр то отказывается отдать Астианакса, аргументируя это гуманностью, а затем соглашается обречь Астианакса казни, ссылаясь на свой долг и обязательства. Точно так же Пирр сначала пренебрегает Гермионой, потом велит ей готовиться к венчанию, а затем снова отвергает ее любовь. И Гермиона точно также: сначала требует смерти Пирра, а когда Пирр уже мертв, она обрушивает на голову несчастного Ореста проклятие:Как ты дерзнул, злодей, вершить его судьбой?Кто право дал тебе на мерзостный разбой?Как ты осмелился, как мог без отвращеньяУбийство подлое свершить под видом мщенья?
В результате этой непоследовательности, способности растворяться в мгновении так часто звучит вопрос: кто я? По мнению Жоржа Пуле это центральный вопрос трагического самопознания героя расиновской трагедии. Этот вопрос герои задают себе, когда в ослеплении страсти они растворяются в сиеминутности и совершают непоправимое.

Образ АндромахиПомимо греческих персонажей есть и образ троянки, Андромахи.
Он создается совсем иначе. Миру людей, погружённых в хаос эгоистических страстей, Расин противопоставляет трагического героя, стоически верному нравственному идеалу. Расин реализует, углубляя, ту поляризацию власти и нравственности, которая есть в трагедиях Корнеля «второй манеры».

Андромаха справедливо считается самым поэтическом образом в театре Расина. Она предстает перед нами пленницей с печальными глазами, которыми владеют воспоминания. Она постоянно вспоминает о Гекторе, о Приаме, о том, как рушилась, горела Троя. Она несет в себе прошлое. Прошлое составляет само существо ее личности. Расин тут дает контур той концепции чел личности, которая обретет плоть и кровь у Пруста в его романном цикле «Поиск утраченного времени». Чел личность не отражающая пленка, она обладает протяженностью во времени, лишь через память личную и историческую она обретает глубину. Отречься от прошлого нельзя, это все равно, что отречься от себя самой.
Другие персонажи охваченные страстью и поглощенные минутой готовы совершить все что угодно, чтобы добиться своего. Андромаха вне этого мира. У нее другие ценности. Она хочет остаться верна своему прошлому и уберечь сын от жестокого враждебного мира. Но она оказалась перед дилеммой, обе стороны которой очень важны для ее нравственности облика, человечности. Противоположные стремления, на которые расколот внутренний мир Андромахи, исходят из одного целого, из единого идеального начала. В какой-то степени в ее образе присутствует влияние Корнеля. Ее образ связан со стоическим идеалом. А также ее образ характеризуется через высшее мгновение. Но интерпретация высшего мгновения у Расина совсем другая, она связана с более трагическим взглядом Расина на мир. Андромаха обретает свое высшее мгновение, когда, выбирая самое достойное, она отвергает мир, говорит миру нет. Не случайно Люсьен Гольдман называл трагедии Расина трагедиями отказа от жизни. В своей книги "Сокровенный бог" Люсьен Гольдман связывал творчество Расина с янсенизмом. Опираясь на этот взгляд, он выделял три конституирующих элемента худ мира Расина: чел, бог, мир. Человек это герой, который был стоически верен нравственному идеалу и отказывался от мира, осознавая несовместимость этого идеала с реальностью. Бог это олицетворение суровых нравственных принципов, котором несмотря ни на что оставался верен трагический человек. Мир - это все остальные персонажи расиновской трагедии. Между трагическим персонажем и миром у Расина всегда пропасть, которая обуславливает одиночество расиновского человека. Этим трагедия РАСИНА отличается от античной, где человек и мир составляли единое целое.
Далее он определял сущность трагического видения драматурга: это радикальная оппозиция между миром людей и трагическим героем, величие которого заключается в его способности отказаться от мира.

Лекция # 10

19.11.12

Концепция Расиновской трагедии:

1) интерпретация времени как последнего дня с его разомкнотостью по отношению к прошлому

2) мотив всесилия страсти

3) мотив прошлого-судьбы

4) поляризация власти и нравственности и связанное с ней противопоставление мира власти, погружённого в хаос эгоистических страстей, и трагического героя, верного высокому нравственному идеалу и готового во имя этого нравственного идеала отречься от мира и жизни. При этом, следует согласиться с теми критиками, которые считают, что трагедия Расина, в отличие от политической трагедии Корнеля, носит философско-этический характер, который имеет свой политический подтекст.

Этот полит подтекст становится особенно ярок в трагедии, которую Расин поставил через два года после "Андромахи" - в "Британике".

"БРИТАНИК"

В "Британике", в рамках той концепции трагедии, которую Расин обозначил в "Андромахе", Расин ставит проблему формирования чел личности в атмосфере неограниченной власти, в атмосфере абс свободы.

Сюжет

Расин обращается к материалам римской истории, как и Корнель. Действие трагедии относится к первым годам правления римского императора Нерона. Но Расин, как он сам пишет в предисловии к трагедии, хотел показать Нерона в частной жизни и семейном кругу, а не дела политические. Соответственно, мотив любви снова оказывается в центре произведения.

Нерон охвачен внезапной страстью к Юнии. Юния - невеста сводного брата Нерона Британика. Юния отвергает Нерона, тогда он приказывает отравить своего счастливого соперника Британика, но Юния ему все равно не достается. Юния отказывается от мира и находит приют в храме ...

Такой сюжет Расин заимствует из анналов Тацита, внося в него конечно определенные изменения.







Сейчас читают про: