double arrow

Формирование механизмов реализации эффективного взаимодействия общества с окружающей средой

6. Наличие механизмов реализации эффективного взаимодействия общества с окружающей средой –еще один признак гражданского общества.

Общество как целостная структура имеет внешние взаимосвязи с окружающей его средой. Причем, нас в рамках разговора о формировании гражданского общества интересуют такие взаимосвязи, которые обеспечивали бы обществу устойчивое развитие.

Э.К. Циолковский высказывал идеи об единстве происхождения мира, единстве законов мироздания, и подчинении человека и общества этим законам. А работы естествоиспытателя В. И. Вернадского заставляют убедиться во влиянии еще и обратного характера – влиянии человека на окружающую среду. Причем, ученый говорит о космических масштабах этого влияния.

Вернадский не первый, кто сформулировал проблему глобальной преобразовательной и разрушительной роли человека на планете. Еще в ХIХ веке об этом писали ученые разных стран: Г. Марш («Человек и природа»), Ф. Ратцель, Л.И. Мечников, Э. Реклю. Позже Э. Ле Руа и Тейяр де Шарден предложили термин «ноосфера», исходя из предположения об одухотворенности и наделенности разумом не только человека, но и всего живого существа (Т. де Шарден «Дух Земли»).

Правда, Вернадскому как ученому-естествоиспытателю был чужд сколько-нибудь умозрительный, мистический и даже чисто философский подход к анализу окружающего мира. Он разговаривал на научном языке реальных фактов и на этом основании столь же решительно утверждал: «Мы присутствуем и жизненно участвуем в создании в биосфере нового геологического фактора, небывалого в ней по мощности… Закончен после многих сотен тысяч лет неуклонный стихийный стремительный охват всей поверхности биосферы единым социальным видом животного царства – человеком… Нет на Земле уголка, для него недоступного. Нет пределов возможности его размножению. Научной мыслью и государственно организованной, ею направляемой техникой, своей жизнью человек создает в биосфере новую биогенную силу… Создание ноосферы из биосферы есть природное явление, более глубокое и мощное в своей основе, чем человеческая история… Эта новая стадия в истории планеты, которая не позволяет пользоваться для сравнения, без поправок, с историческим ее прошлым. Ибо эта стадия создает, по существу, новое в истории Земли, а не только в истории человечества».[203]




Мысль, высказанная великим ученым в 1938 году, многократно подтверждена сегодня. Она до такой степени подтверждена, что современные ученые уже сформулировали ее гораздо острее. Они сомневаются в реальности выживания человека как вида на планете Земля при сохранении сегодняшних форм и темпов его жизнедеятельности. Эта проблема получила обозначение как проблема обеспечения человечеством устойчивого развития своего сообщества.



Некоторые ученые связывают это понятие с необходимостью изменения характера экономического роста цивилизации. Другие настаивают на сохранении биосферного равновесия. Третьи делают упор на изменении взаимоотношений развитых и развивающихся стран. Четвертые призывают к разумному управлению мировыми социальными и экологическими процессами и т.д. Все это – аспекты одной многогранной проблемы, имя которой – устойчивое развитие человечества.

Наиболее общее определение данного понятия дано в книге В.А. Лося и А.Д. Урсула «Устойчивое развитие»: «Устойчивое развитие УР – процесс, обеспечивающий экономический рост социоприродной системы любого уровня сложности, не нарушающей ее безопасности и ведущий к повышению «качества жизни» как настоящих, так и будущих поколений».[204] Авторы данного определения выделяют совокупность фундаментальных положений, реализация которых предполагает изменения во всех сферах бытия. И именно в этих изменениях заключается сущность развития нового типа - устойчивого развития. Эта система принципов устойчивого развития выглядит следующим образом.

Принцип биосфероцентризма. Уже более двух тысячелетий в основе развития цивилизаций лежит принцип антропоцентризма, согласно которому человек доминирует в системе отношений человек-природа. Однако становится очевидным, что должно произойти смещение приоритетов с интересов человеческих на интересы биосферные. Новые ориентиры неизбежно повлекут за собой совокупность изменений: экономических, экологических, социальных, духовно-нравственных и др. В конце концов, должна произойти переориентация человека с потребительских установок на созидание - как в материальной сфере, так и в духовной. Традиционный человеческий стереотип «иметь» должен замениться другим – «быть» (Э. Фромм).

Принцип стабильности экосистем. На смену идей преобразования биосферы приходят идеи ее сохранения: сохранения стабильности глобального круговорота веществ в биосфере, биогеохимических циклов (углеродного, азотного, водного и т.п.), природного потенциала, биологического разнообразия. При этом обеспечиваются основные человеческие потребности и сохраняются адаптационные возможности естественных экосистем на глобальном и локальном уровне, то есть реализуется представление о коэволюции человека и биосферы (Н.Н. Моисеев).

Принцип рационализации деятельности. Рационализация деятельности человека и должна обеспечить сохранность экосистем. Она в свою очередь предполагает выход на современные научно обоснованные технологии деятельности, и в первую очередь – информационную революцию со всеми вытекающими из нее позитивными последствиями.

Принцип оптимизации потребностей. Он вытекает из очевидной сегодня ограниченности ресурсов. Здесь требуется не только рационализация потребления, но и учет различного уровня развития государств, их национальные и региональные особенности. Возникает представление об регионально-мировом оптимуме потребления.

Принцип равенства использования ресурсов. Северные страны более развиты в техническом и производственном отношении, и, следовательно, потребляют больше ресурсов, чем южные. Провозглашается принцип, устраняющий эти противоречия: каждый житель планеты получает свою долю «природного пирога». Сверхпотребление природно-ресурсного потенциала включает компенсационный механизм (финансовый, технический).

Принцип управляемости социоприродными системами. Социальные системы всегда были управляемы в той или иной мере, а природные до определенного времени представляли собой стихийные процессы. Но реальное влияние человека на биосферу сделало необходимым спланировать это влияние. Человек, чтобы выжить, должен скорректировать свои действия и мышление с учетом отношений общества и биосферы.

Принцип преемственности развития. Человек уже не может жить по принципу «после нас хоть потоп», он должен нести ответственность за «качество» биосферы, передаваемой потомкам.

Принцип цивилизационной экспансии. Выход цивилизации на уровень устойчивого развития не только создаст условия для дальнейшего позитивного развития цивилизации в пределах биосферы Земли, но и формирует предпосылки для космической экспансии и «бессмертья человечества» (К.Э. Циолковский).

Реализация обозначенных принципов в их совокупном действии призвана обеспечить настоящее и будущее устойчивое развитие человечества. Может показаться, что разговор о глобальных проблемах мало касается жизни конкретного человека, и должен быть обсуждаем лишь в узких научных и управленческих кругах. Однако не следует забывать, что реальная информированность рядовых граждан является движущей силой для их правительств, в то время как полная неинформированность позволяет последним субъективно оценивать актуальность проблем и расставлять приоритеты действий. Глобальные проблемы как никакие другие требуют личностного внимания граждан, так как обеспечивают или не обеспечивают их бытие в принципе, в самом своем существе. О всеобщей информатизации населения как эффективном способе решения экологических проблем говорил А.Д. Сахаров.[205]

Именно поэтому весьма существенной может оказаться роль журналистики в реальном просвещении масс о состоянии данных проблем, в формировании биосферного сознания. Для этого, естественно, профессионалам-журналистам необходимо иметь четкие представления об остроте проблем, отслеживать современную динамику процессов и на этой основе уметь производить социобиосферный анализ, прогнозируя тенденции развития ситуаций.

Острота проблем, связанных с устойчивым развитием, с течением времени возрастает. Оценки ученых теперь уже не носят характер невероятных прогнозов, какими они казались еще во времена Вернадского, а представляются в виде фактически подтвержденных умозаключений. В 60-е-90-е гг. ХХ века произошло переосмысление футурологических концепций. В дискуссию вступили два направления: технократический оптимизм, (выраженный в концепциях индустриального общества Р. Арона, технологического общества Ж. Эллюля, нового индустриального общества Дж. Гэйлбрэйта, технотронного общества Зб. Бжезинского и др.), и критический гуманизм, (представленный воззрениями М. Хайдегера, К. Ясперса, Г. Маркузе и др.). Последние связывали выход из тупиковой ситуации с «духовной революцией», освобождением от «демона» техники, «выявлением человеческого в человеке» (Э. Фромм).

Большую роль в изучении этого процесса сыграл Римский клуб. Первый доклад, сделанный Римскому клубу в 1972 году, назывался «Пределы роста». Здесь была сформулирована идея устойчивого развития – sustainable development. Созданная учеными во главе с Д. Медоузом компьютерная модель мирового развития показала, что сохранение современных ориентиров и темпов роста неизбежно приведет к кризису общепланетной социосистемы. Необходимо установить «глобальное динамическое равновесие» между обществом и окружающей средой, обеспечив тем самым удовлетворение потребностей первого при сохранении второй. Для этого придется произвести существенные изменения в привычных стереотипах, ценностях и целях общественного развития, а также радикальную трансформацию традиционных форм деятельности и взаимоотношений между странами с разным уровнем развития.

«Рынок и технологии, не подчиненные целям и ценностям, отличным от тех, что доминируют в рыночных отношениях, не могут привести к устойчивому обществу, более того – могут ускорить катастрофу, - говорилось в докладе. - Это лишь инструменты; вызываемые ими последствия зависят от целей, которые ставят перед собой люди. Процесс перехода к устойчивому развитию возможен лишь на основе предвидения, обучения, солидарности, гуманизма, он нуждается в общественно-политических, художественных, духовных изменениях».[206] Как видим, данные выводы совпадают с основными положениями теории социально-экономической трансформации, обосновывающей идеологию «экономики для человека».

Относительно форм политического устройства общества ученые Римского клуба также делали решительные заявления: «Мы чувствуем необходимость полного пересмотра демократического государства, выходящего за рамки его современного устройства и функций».[207]

Однако официальные круги Запада были не готовы к таким заявлениям, они и по сей день стремятся приспособить концепцию устойчивого развития к национальным интересам. По их мнению, устойчивость США вытекает из богатств страны, ее мощи, технических возможностей и самой истории. Но даже, поддерживая в целом курс США, Всемирный банк и МФК в лице Президента Всемирного банка Джима Вульфенсона, обратившегося к совету управляющих банка в сентябре 1997 года, все-таки признал: «Без справедливости у нас не будет стабильности».[208]

В еще более заостренной форме обозначил проблему перехода на новые ценностные ориентиры бывший президент Франции Ф.Миттеран в одном из последних своих выступлений на Всемирном форуме в Копенгагене в марте 1995 года: «сумеем ли мы предотвратить превращение мира во всеохватывающий рынок, где господствует закон сильного, где главной целью является получение максимальной прибыли в кратчайшие сроки, где спекуляция за несколько часов сводит на нет плоды труда миллионов мужчин и женщин?.. Сумеем ли мы создать международный порядок, основанный на прогрессе и, прежде всего, на социальном прогрессе?»[209]

Идея «пределов роста», обозначившая «экологический коллапс» современного человечества, была критически воспринята Н.Н.Моисеевым, который считал неверным производить анализ глобальных процессов с точки зрения «экономической», ресурсной. Он считал, что необходимо произвести биосферный анализ планеты, выявив перспективы сохранения и развития биосферы, а, значит, и человечества в ней. Проделав такой анализ, Моисеев пришел к выводу, что «при сохранении тенденций развития, характерных для начала 70-х годов ХХ века, гомеостазис вида homo sapiens не может быть обеспечен, и уже в середине ХХI века начнется резкое сокращение численности мирового населения».[210]

Как видим, вывод ученого о состоянии биосферы планеты оказался еще более пессимистичным, чем выводы экономистов относительно ресурсной базы человечества и уровня развития потребностей.

Практика убедительно подтверждает прогнозы ученых. В ежегодном докладе о развитии человека за 1997 год американские ученые сделали вывод, что «идея экономического роста» полностью провалилась в течение последних 20 лет почти в 100 странах – примерно в 70 развивающихся с 1980 года и почти в 30 странах Восточной Европы и СНГ, начиная в основном с конца 80-х годов».[211]

Особенно ярко можно было это наблюдать в России, вступившей на путь перестройки. Курс реформ здесь шел с безоглядной верой в саморегулирующийся рынок. Последствия такой политики оказались очень выразительными. Они подробно описаны А.Б. Вебером[212], а также В.А. Лосем и А.Д. Урсулом.[213] Природные ресурсы считались неистощимыми, потому преобладала, и, увы, продолжает преобладать, политика экспорта сырья. В результате академик Д.В. Рундквист на конференции «Россия ХХI века» в октябре 1997 года заявил, что ведущие эксперты России считают ситуацию катастрофической: мы почти полностью лишились запасов стратегически важных элементов (хром, марганец, титан, цирконий). Резко сократился запас сырья по золоту, урану, алюминию. Сокращаются запасы нефти, ухудшается качество газа. Оказалось, что экономически рентабельные запасы полезных ископаемых на 30-70 % меньше, чем считалось раньше.[214]

Таковы последствия рыночных реформ, во время которых об устойчивом развитии в России лишь рассуждают теоретически. Но важно, что все же рассуждают, и не только в России. Благодаря разработкам ученых всего мира, ведущихся в 60-90 годах, была сформулирована система идей, понятий и представлений, которые были обобщены и признаны на Конференции ООН по окружающей среде в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Там приняли всеобщую Декларацию по окружающей среде и развитию, провозгласившую 27 принципов, реализация которых всеми государствами и гражданами планеты является необходимым условием решения проблемы устойчивого развития мирового сообщества.

По рекомендации ООН 1 апреля 1996 года Президент России своим Указом утвердил «Концепцию перехода Российской Федерации к устойчивому развитию». Концепция так и осталась не реализованной. В декабре 1997 года правительство формально одобрило разработанный межведомственной комиссией при Министерстве экономики проект «Государственной стратегии устойчивого развития». Однако этот документ до сих пор не утвержден властью и не представлен общественности. Посчитали, что сначала надо достичь стабилизации экономики и начать хозяйственный подъем, а потом говорить об устойчивом развитии. Предложение по созданию Национального комитета по устойчивому развитию при Президенте РФ или Госдуме было отвергнуто из-за фактической закрытости работы правительства.

Но как бы ни вели себя сегодня правительства разных стран, под влиянием фундаментальных исследований стали возникать концепции, предлагающие пути выхода из глобального кризиса. После идеи «пределы роста» и вывода о биосферной катастрофе возник экологический вариант «конвергенционного общества», который доказывал необходимость движения человечества в направлении единого общества смешанного типа. Этот вариант вскоре был дополнен идеями о повышении «качества жизни». В них речь шла о том, что целью общества должен быть не абсолютный рост национального валового продукта, а существенное улучшение качественных показателей условий жизни. Для этого требовалась рационализация социально-экономического развития, изменение ценностных ориентиров и преодоление противоречий в биосферных отношениях.

Эти идеи представляли суть интегрированной концепции «экологической революции». Реализация их стала возможной только в условиях компьютерной революции, которая реально позволила рационализировать управление всех форм и уровней бытия. А также при условии утверждения эколого-этического подхода к развитию цивилизации, согласно которому человек должен заставить себя «делать то, что нужно, а не то, что хочется» (Т. Карлель).

В качестве эталона, дающего представления о том, что нужно делать при организации социально-экономических структур, рассматриваются природные системы с их онтологическими законами взаимодействия и развития. Отсюда происходит коренной пересмотр принципов общественного развития в сторону их единства с биосферными процессами, то есть реализация ноосферного мировоззрения. Лось и Урсул формулируют эти принципы следующим образом.[215]

Целостность мирового сообщества. Она предусматривает баланс национальных и общечеловеческих интересов и ценностей, который устанавливается как добровольный императив общественного развития. Общество предстает как целостная система с телеологической и причинной детерминацией связанных между собой элементов, что обеспечивает ей гармоничное (бесконфликтное) устойчивое развитие. Здесь мы отчетливо прослеживаем, что данный принцип целиком и полностью соответствует системообразующим принципам гражданского общества как стратегической цели, сформулированным в нашей работе.

Интегративность деятельности. Интегративность становится всеобщим принципом. Она распространяется на область знаний, имея в виду их комплексное использование, объединяет научную и практическую деятельность. Она создает международную кооперацию во всех сферах деятельности и интегрирует различные культуры и культурные уровни. Она также интегрирует любой технологический процесс в замкнутый цикл, результатом которого является не только произведенный продукт, но и восстановленная среда. Она же соединяет единым смыслом производственную деятельность всех видов с прогностической деятельностью. Тем самым в совокупности достигается глобальная интегративность, устраняющая былые дихотомии и противоречия, ими порождаемые. Достигается органическая целостность общественной системы.

Неограниченность пространственно-временного развития цивилизации. Целостная, гармонически и устойчиво развивающаяся общественная система, реализующая аналогичные взаимоотношения с космосредой, имеет все основания быть представленной как элемент «вечно молодого саморегулируемого» мироздания (К.Циолковский).

Естественно, что журналистика, главной задачей которой является формирование общественного сознания (ноосферного, гражданского сознания) может и должна сыграть решающую роль в процессе формирования ноосферного мышления, на базе которого только и может формироваться гражданское общество с телеологической установкой на устойчивое развитие.






Сейчас читают про: