Студопедия
Карамелька - детский развивающий канал


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Глава первая. Bell




Колокольчик.

Ненавижу этот звук. Ненавижу, когда он меня будит. Раньше я не заострял внимания на том, что происходит в нашей парной комнате. Этот кретин строит из себя умного и делает вид, что учится. С некоторых пор комната кажется тесной. С каких? С тех пор, как зазвенел колокольчик. Как появилась вторая кровать. Просил же не подселять ко мне никого. Коменда сказала, что выселит меня. Не хотел съезжать, до универа близко.

Треньк. Динь.

Как же бесит. Мой идиот-сосед сто пудов сидит сейчас за общим столом и что-нибудь пишет. Учится типа. А я почему не учусь? Потому что надрался вчера в свинью. Наверно, из-за этого я еще больше ненавижу разбудивший меня звук. Звук колокольчика на двойной цепочке, украшающей запястье этого охламона. Его, кстати, Хиде зовут. Сайто Хиденори. Математик гребаный. Бесит он меня. Приехал из своей Канагавы и умничает. Свет ему по ночам мешает, храп мой раздражает и немытые чашки. Пошел нах, ботан.

Треньк. Динь.

Блин, да сними ты эту тренькалку. Или я тебе руку оторву. По локоть.

По лицу внезапно ударяется тетрадь, процарапав стальной пружиной по переносице.

- Кобаяши, ты на пару опоздаешь.

- Пошел в жопу, - я как всегда приветлив.

- В твою?

- В свою.

- Ты ж медик, знаешь, что это невозможно.

- Возможно, если оторвать твой хуй и запихать его по указанному направлению. Зоу, я тебе говорил, что меня бесит твой браслет?

- Говорил. Вчера утром, - с меня улетело одеяло, потом по торчащему вверх члену прилетело чем-то плоским. – Блин, фу, зря я это сделал. Теперь динамику в руки не возьму.

Меня скрутило. Ну вот какой садист придумал стояк по утру? Руки бы ему оборвать за это. Любое прикосновение отдает во все нервы, а эта скотина еще и учебником приложился. Хотя свой план выполнил, выкидыш – я проснулся окончательно. Чего бы не проснуться, когда тебя динамикой по стояку разбудили? Почему за убийство людей судят?

- Чайник поставь, - сказал я, беря полотенце и выползая из комнаты уже в шортах, не голышом же по этажу разгуливать, девчонки все ж таки тут тоже живут.

Слишком мало места. Потому что половину комнаты занимает мой химический стол. И его шкаф с математикой. Остальную половину занимают наши кровати, между ними стол для работы и жратвы. Стул, специально для жопы моего любителя колокольчиков. «Моего»… Спотыкаюсь о порог душевого отсека и врезаюсь боком в косяк. Вспугнул утреннюю пташку Аки, которая, открыв рот, красила глаза у зеркала.

- Аки, все хотел спросить. Почему вы, девчонки, когда глаза красите, рот открываете? – я прислонился спиной к двери в душевые отсеки.




- А ты себя видел, когда бреешься? – отшила меня полутораметровая Кроха. – Хироки, ты выглядишь, как жертва маньяка. Опять бухал?

- Не опять, а снова, мелочь сисястая.

- Боже, ты с утра само очарование, - язвительно ответила Аки, завершая покраску и собирая стройматериалы в косметичку.

- Ну зачем же прямо «Боже»? Можно просто Хироки. Подвезти тебя в универ?

- А ты еще не раздолбал свою идиотскую лошадь?

- Нет еще. Крыло только оторвал вчера, когда в кювет грохнулся.

Аки вскинула прикольно выщипанные брови и стала похожа на чибика из аниме.

- Да, Бог тебя любит, - скептично ухмыльнулась очаровашка и стрельнула в меня кокетливым взглядом.

Я наигранно схватился за сердце и сполз по двери на пол.

- Бог, может, и любит, а вот полиция точно скоро догонит и упрячет меня, такого молодого, красивого и сексуально неудовлетворенного, в тюрьму.

- Где уже сидят такие же молодые, красивые и сексуально неудовлетворенные бугаи в наколках по самые ноздри. И они ужасно будут рады тебя видеть. Ну, и твой затылок точно. Или макушку, как свезет, - хрупенькая на вид медичка, цапнув меня повыше локтя, вздернула на ноги с силой взрослого мужика.

- Ну и хватка у тебя, Аки, - я потер место, куда впились ее наманикюренные в классический черный коготки. – Ну так что, подвезти?

- Пока ты нарисуешься, я уже сама дойду. Ты, кстати, рано сегодня. Что, опять твой рыжий разбудил? Надо ему шоколадку подарить за это.

- Он не мой, - процедил я. – Кстати, Аки, по поводу сексуальной неудовлетворенности…

- Не в этой жизни, моя прелесть, - Кроха мило улыбнулась и похлопала ресницами размером до бровей. – Как будешь готов выезжать, гудни, я выбегу.



- Я думал скажешь – вылечу в окно.

- Извини, метла в ремонте. Все, топай умываться. Пойду твоему рыжему шоколадку дам, - Аки вовремя упорхнула, увернувшись от шлепка по симпатичному заду.

- Он не мой! – крикнул я ей вдогонку и открыл дверь в душевые.

Обожаю эту сколопендру с утра. Всегда настроение поднимает.

После душа вернулся в комнату. «Мой» рыжий позиций не сменил – сидит, че-то там высчитывает… Идиот.

- Аки заходила. Шоколадку принесла. Не знаешь, за что? – не оборачиваясь, спросил Сайто.

- Не говори со мной, ты меня раздражаешь. Где кофе? – я рылся над его головой в шкафчике.

В ответ неопределенный звон колокольчика с тонкого запястья этого крашеного пижона. Вот и поговорили. Я сегодня до умопомрачения логичен – сначала заткнул, потом тут же потребовал ответа. Точно не выспался.

Уронив на рыжую макушку пачку чая, я нашел кофе. Чайник был горячий, я сделал себе стафф из воды, порошка и трех ложек сахара, уселся на свою помятую кровать и отхлебнул из чашки со сколом на краю.

- Бери, - Хиденори бросил на мое покрывало плитку шоколада в розовой обертке. – Не люблю сладкое.

- Зря, оно повышает работу мозга, - ответил я, разворачивая вкусняшку.

- Ну да, то-то ты такой умный все время, - рыжий убрал чай в шкафчик и посмотрел на меня. – Ну и рожа… Сразу видно, очень много думаешь. Все сладкое под глазами в мешках. Про запас носишь?

- Я тебе сейчас глаз выбью. И второй – про запас.

- Не выспался? – догадался сосед.

- Нет, - признал я. – Ты же слышал, во сколько я вернулся.

- По-моему, вся общага слышала. Ты ж грохотал, как забуксовавшая бетономешалка. Я спросонья подумал, что ты свою колымагу к нам в комнату притащил.

- Ну и похрен, лишь бы коменда не спалила, - я закусил кофе шоколадкой. – Блин, и че Аки с орехами любит?

- За что она ее принесла-то? – рыжий повернулся ко мне целиком и принялся теребить колокольчик.

Тот противно тренькал. Не так бесит, как с пробуждения. Но все равно бесит. Рядом с цепочкой еще один браслет – бисер и бусины, которые светятся в темноте. Только так я не путаю кровати, когда бухой спать ложусь. Я с ненавистью смотрел на пальцы, играющиеся с колокольчиком. Хиденори догадался, что я хочу оторвать ему руку, и перестал теребить подвеску.

- Подкармливает тебя, - наконец, ответил я. – Тебя ж ветром качает, сопля. Не жрешь ни хера, только чаи свои хлещешь. Гастрит заработаешь, я тебя лечить не буду. Проще добить. Чтоб пожрал сегодня нормально. Понял?

- Понял, - кивнул Хиде и улыбнулся.

Вот видели, как лисицы улыбаются? Нет? Посмотрите на Зоу. Глазенки прищурит, зубенки выставит, хвостом рыжим помахивает… Ну, не в буквальном смысле. Сейчас рыжий хвост висел за спиной, достигая восьмого спинного позвонка. В драке весьма ощутимый недостаток – длинные волосы. За них легко уцепиться и лишить противника преимуществ передвижения, намотав патлы на кулак.

- О чем думаешь?

- Мм? – отвлекся я от размышлений, осознав, что не свожу с соседа взгляда.

- Ты так смотришь на меня, будто влюбился, - снова лисий оскал, только шире.

- Я просто размышляю, как легко тебя обездвижить, если за хвост тебя захапать и намотать его на кулак. Стричься не пробовал?

- Придурок, - свел брови Сайто и отвернулся.

Треньк. Динь. Бесит.

- Сними эту звенелку. Бесит же.

- Отвали.

Я демонстративно закурил прямо в комнате. Все равно на датчик дыма еще две недели назад я натянул презик с усиками. У рыжего чуть удар не хватил, когда он эту красоту увидел. Вот я ржал тогда…

- Не кури!

- Сними звенелку.

- Нет.

- Тогда подай пепельницу, - пожал плечами я.

- У тебя в руках чашка.

- Ты охренел?

- Это ты охренел! Ты же медик и знаешь, как вреден никотин! Я травлюсь больше, между прочим! Пассивное курение!

- Мне похер.

Мне так нравится его бесить… Прямо удовольствие получаю от этого. С первого дня наше знакомство не заладилось. Во-первых, потому что его подселили ко мне, а не к Накахаме, который тоже жил один. Во-вторых, из-за его дебильного вечно приподнятого настроения, от которого у меня сводит скулы, едва я вижу его оскал. В-третьих, его браслет с тренькалкой, которая меня будит по утрам, потому что этот ботан просыпается всегда раньше меня, у него, видите ли, утренняя пробежка.

Поначалу я бесил его, чтобы он отселился от меня. Но он меня мужественно терпит, сука крашеная. Потом вошло в привычку. Жизнерадостный кретин. Хотя в его подселении есть свои плюсы. Я ставлю на нем опыты и тренируюсь в изучении оказания первой помощи пострадавшим. Этакая домашняя подопытная крыса с рыжим хвостом. Кстати, рыжим я его сделал, ну, случайно. Проводил опыт с краской для волос, Аки попросила, ей нужен был черный цвет с красным отливом. Поймав соседа, я привязал его к стулу и провел опыт на его черной тыкве. В итоге тыква порыжела. Опыт провалился, красного оттенка не получилось. Как я ржал тогда… Правда, этот придурок мне отомстил и залил ноут пивом. Теперь «Самсунг» работал исключительно от сети, ощутимо сбавив масштабы перемещения. Почему Сайто не перекрасился обратно в черный – я не знаю. Привык, наверно.

А еще из-за него я перестал опаздывать к первой паре. Потому что этот поганец меня всегда будит. А Аки ему шоколадки за это дарит. Интересно, почему мне никто ничего не дарит за то, что я терплю эту мерзоту рядом? Если бы не коменда, придушил бы ночью подушкой. Я ж медик, я знаю, как это сделать без следов. Будет выглядеть, как удушье без постороннего вмешательства.

Сайто встал и открыл форточку.

- Закрой, кактус простудишь.

- Затуши сигарету, и я закрою.

Я решил нарваться на пиздюля и стряхнул пепел на его тетрадь. У Зоу чуть не полопались хрусталики от ярости. Я дождался, пока его окончательно переклинит. Он метнулся ко мне и схватил меня за запястье. А вот зря. Я тут же перехватил его руку за его же запястье и вывернул, второй рукой удерживая сигарету и чашку. Хиденори вскрикнул и упал передо мной на одно колено. Я нахально заглянул в карие глаза. Сайто пытался вывернуться и шипел на меня что-то матерное про мои умственные способности. Я медленно затянулся, удерживая соседа в унизительной позе, так же медленно выдохнул дым ему в лицо.

- Отпусти, - прошипел рыжий, кривясь от боли.

- Больно, правда? – безразлично уточнил я, ставя чашку на подголовник.

Потом нашел на браслете застежку и аккуратно отстегнул. Порчу имущества он мне не простит, а денек без идиотской звенелки вытерпит. Убрав браслет в карман шорт, я, наконец, отпустил соседа. Тот отскочил от меня, потирая руку.

- Псих гребаный! Верни немедленно!

- Пошел в жопу, - я затушил сигарету в остатках кофе и встал, чтобы переодеться.

- Я тебе уебу сейчас!

- Ты уже попытался это сделать. Попытка со стоном поражения провалилась. Я сильнее тебя, - пропел я, натягивая футболку с длинными рукавами.

Переодев шорты на белье и джинсы, я переложил бряцалку в задний карман и натянул носки. Покидав нужные и ненужные вещи в сумку, я обулся в ботинки и взял шлем. Сайто смотрел на меня с нескрываемой ненавистью. Отлично, твоего жизнерадостного кретинизма поубавилось.

- Верни браслет, - попросил сосед, все еще держа руку второй.

- Отъебись.

Я вышел из комнаты и направился на улицу. Байк стоял под окнами, дожидаясь меня. Переднего крыла не было. Вчера я был сильно пьян, чтобы ровно вести коня. Навернулся в кювет, отбил пол тела. Натянув шлем, я тут же снял его, закатив глаза. Аки. «Гуднув» подружке по мобильнику, я выкатил байк на дорожку и уселся, дожидаясь ведьмочку. Кроха реально выпорхнула из здания и подбежала ко мне. Усевшись позади, Аки натянула шлем без разговоров, потом обняла меня, зажав между нами мою сумку. Ее гробик-рюкзак висел на ее плечах. Аки готесса, или как там называют девчуль, изображающих Смерть. Ей с ее ростом надо лолитку изображать, но Аки тошнит от рюшек и карамельного пафоса образа куколки. Она наряжается так только на Хэллоуин.

- Готова? – уточнил я через плечо.

- Трогай, шеф.

Я мацнул подружку за коленку и газанул с места. Пора грызть гранит науки.

*****

Отсидев три пары, я вернулся в общагу. Аки не надо было подвозить, она на тренировку ускакала на своих гигантских платформах, а я сегодня решил прогулять. Спать хотелось. Организм упорно не желал возвращаться в работоспособную норму, не стоило вчера пиво с саке мешать. Просто повод был достойный… Вроде бы.

В комнате было пусто. Не в прямом смысле. Соседа не было. Я с наслаждением развалился на своей кровати и обнял подушку. Где этот кретин? Его пары уже закончились. Не, ну я ж приветливый? Посему отправил смс ему с вопросом: «Кретин, ты где?» Надо ж мне знать, сколько я могу проспать без раздражающей меня бряцалки… Потом я вспомнил, что браслет с колокольчиком я отвоевал утром. Блин, зря только деньги потратил. Ответ пришел, когда я уже задремал. Виброзвонок заставил меня дернуться и матюгнуться.

«В магазине. Что купить?»

«Себе новые мозги, мне пива,» - любезно ответил я в сообщении, добавив улыбающуюся желтенькую рожицу. Ну а что? Я ж приветлив.

Засунув мобильник под кровать в ящик с одеждой, я снова обнял подушку и заснул.

Проснулся уже под вечер от запаха еды в комнате. Это че, рыжий решил меня задобрить, чтобы я вернул ему колокольчик? Умный ход. А готовит он неплохо, я бы сказал – изумительно. Есть в нем одна хорошая черта, она делит жопу пополам.

- Хироки, вставай, остынет все, - позвал парень.

Я встал. Есть хотелось. Усевшись на кровати, я оглядел стол. Вместо тетрадок и книжек этого ботана расставлены тарелки с чем-то вкусно пахнущим. Сосед сидел на стуле и копался в мобильнике. Я потянулся и потер лицо.

- Че там с временем?

- Восемь почти. Весь день проспал. Верни браслет.

- Облезешь. День еще не закончился, - я взял свою тарелку и палочки.

- Кобаяши, верни, это подарок.

- Чей? – я затолкал полный рот мяса.

Если скажет, что от подружки, то хрен верну. Это ж какой дурой надо быть, чтобы парню эту бестолковую бряцалку подарить? И каким дебилом надо быть, чтобы так сентиментально носить ерунду?

- Не твое дело, - Хиденори взял палочки.

- Ну тогда я еще месяц в тишине буду спать, - ответил я, запив мясо чаем. – Фу, где мое пиво?

- В холодильнике. Верни. Пожалуйста.

- Чей подарок-то? – пробубнил я с набитым ртом.

- Мамин.

Я чуть не подавился. О как… Понятно, что Зоу так привязан к этой хрени звенькающей… Аж стыдно стало. Матушка Сайто преставилась из-за нелепой случайности в виде пьяного долбоеба, который сбил красавицу матушку на пешеходке. Два года назад. Прямо перед началом учебного семестра. Сайто тогда на первый курс пошел. Только все равно эти сантименты не дают ему право бесить меня. Но я пришел к выводу, который и высказал соседу.

- Короче, так, - я встал за пивом к маленькому холодильнику под моим химическим столом.

Достав банку «Будвайзера», я довольно крякнул – точно готовился, кретин безмозглый. Задобрить меня решил. Получилось.

- Я верну тебе звенелку, если ты пообещаешь мне на памяти о матушке, что в комнате ее носить не будешь. Я заебся от звона просыпаться раньше будильника, - я уселся на кровать и поставил банку на край стола. – Договорились?

- Хорошо, - поспешно ответил рыжий, повернувшись ко мне. – Обещаю.

Я со вздохом достал браслет и вложил в ладонь соседа. Блин, че ж так неудобно?.. Я сам таскал батину цепочку, потому что это единственное, что от него осталось, когда его взорвало в армии. Если бы у меня подобную реликвию скоммуниздили, я бы тоже злился. А Зоу так радостно сжал побрякушку в кулаке, что я невольно улыбнулся. Бля, в кого я такой сердобольный-то? Самому противно.

- Дай, - я протянул руку к его кулаку.

Испуг в глазах соседа развеселил меня еще больше. Боишься, что отниму опять? Да ладно, я ж добрый. Подумаешь, что на руке синяки от моих пальцев…

- Давай сюда, - я цапнул рыжего за запястье и разжал его кулак, беря бряцалку. – Руку давай. Не эту, другую, где маячок висит, - это я так его браслет с фосфорными бусинами звал.

Сайто недоверчиво протянул мне руку. Я нашел застежку на браслете и застегнул его на посиневшем запястье. Блин, хоть перевязал бы, а то как убогий выглядит.

- Ты же сказал – в комнате не носить, - Сайто любовно побренчал колокольчиком и тут же перестал – я ж предупреждал, что меня это бесит.

- Ладно уж… Можно, - нехотя, ответил я, вскрывая банку с пивом.

- Почему? – вскинул на меня вопросительный взгляд Зоу.

- Ну… Потому что можно! Все, отвали, - я нагнулся и поискал под кроватью свою аптечку, которая занимала целый чемодан. – Только не тереби его, а то в ухо дам.

- Ладно… Я не виноват, что он так звенит… А все-таки? – рыжий наблюдал за тем, как я ищу в чемодане эластичный бинт и мазь от синяков.

Найдя нужное, я дернул парня к себе за руку. Зоу с удивлением пересел на кровать. Я размотал бинт, потом оттянул рукав его спортивки вверх и взял тюбик с мазью. Привычка профессиональная уже. Не могу спокойно сидеть, когда вижу на ком-то синяк или порез, сразу лечить хочется. Ну и сейчас, намазав руку соседа мазью, я сдвинул его побрякушки и принялся забинтовывать.

- Цепь видишь? – я откинул голову назад, привлекая внимание к шее.

- Ага, - кивнул Сайто.

- Это батина. Он умер. Я ее никогда не снимаю. Не туго?

- Нет. Спасибо, - идиот-сосед подвигал рукой и вернулся к столу.

Я смотрел, как он прячет колокольчик под край бинта и удивился его сообразительности. Надо ж, не везде кретин.

- Так что носи свою звенелку, - сказал я, беря пиво и отхлебывая. – Ну и это…

Блин, я впервые за все время, что живу с ним в одной комнате, должен сказать это слово. Е-мое, че вообще со мной? А хотя за это надо сказать. Но я ж не знал, что этот колокольчик от мамика…

- Извини.

- О…

- Че ты окаешь? – нахмурился я.

- Я не думал, что ты такие слова знаешь…

- Я еще знаю приемы джиу-джитсу, хочешь - на тебе продемонстрирую? – ехидно уточнил я. – Только у меня мази от переломов нет.

- Не, не надо демонстрировать, - отшатнулся рыжий.

- Ну так я прощен? – мой голос прозвучал угрожающе.

- Да, прощен. Ешь. И твоя очередь посуду мыть.

Я только кивнул. Насчет этого я не возражал вообще, потому что наш парный график мы соблюдали трепетно и нежно – и по уборке, и по мытью посуды, и всего такого, что надо делать, лишь бы комната в свинарник не превратилась. И не потому, что мои реагенты грязь не любят, а потому что коменда придет и по ушам проедет за срач. А она женщина суровая, чуть что, сразу выселением грозит. У нее обход раз в три дня, проверка помещений.

Ужин был вкусный, хотя Зоу об этом никогда от меня не узнает. Он не девчонка, чтоб комплименты слушать. Да и мне не с руки его хвалить, когда по большей части он меня выбешивает. Хотя иногда похвалить очень хочется. Сайто так-то парень хозяйственный, хоть и кретин. Я бы даже пригласил бы его где-нибудь посидеть, по паре пива пропустить, если бы он меня не раздражал… Меня даже больше не он раздражает, а моя реакция на него. Я совсем недавно заметил за собой, что какая-то хреновая химия у меня при виде его туловища. Я могу уставиться на него и пялиться, раздумывая над частями его тела. Когда он на гитаре своей тренькает, то я даже наушники снимаю, чтобы послушать его. Это бывает редко, но метко. Гитара – единственное, что я бы не хотел у него отбирать. Не знаю, почему. А так он придурок придурком.

После того, как я помыл посуду и затолкал ее в шкафчик над столом, я уселся на кровать и взял свои корявые конспекты. Сосед ушел в свой дурной мир математики. Че он там интересного в логарифмах нашел? Возбуждают они его, что ли?





Дата добавления: 2015-05-14; просмотров: 415; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете??? 7693 - | 6703 - или читать все...

Читайте также:

 

34.228.38.35 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.013 сек.