double arrow
ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СВЯЗИ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ

Только область социально-экономических явлений целиком остается областью двусторонней зависимости. Благодаря этому социальные науки начинают сближаться с естественными. «При исследовании причин суще­ствования и особенно изменения явлений в силу двусторонности причин­ных явлений между ними исследователь, беря ряды изучаемых явлений как нечто целое и, следовательно, отвлекаясь от их звеньев, уже не может ска­зать, который же ряд является причиной и который следствием, например техника или хозяйство, хозяйство или право, цена или спрос—предложение и т.д. В таком случае характер его исследования логически приближается к исследованию тех зависимостей, которые имеют место в мире математичес­ких величин и образов, т.е. функциональных зависимостей. Как и матема­тик, он может принять один ряд явлений за независимую переменную, а другой — за функцию»61. Какой именно ряд он примет за независимую пе­ременную и какой — за функцию, вопрос не столь принципиальный. Он от­носится к разряду методологических. Иногда решение его не представляет труда, поскольку вытекает из самой постановки задачи исследования. Так, К. Каутский, поставив задачу объяснить некоторые явления религиозной жизни, вполне логично принял социально-экономические условия в каче­стве независимой переменной, а религиозные процессы — в качестве зави­симой. Напротив, М. Вебер стремился показать влияние религии на хозяй­ственную жизнь, и у него религиозные явления выступают в роли независи­мой переменной, а хозяйственный строй — в роли функции.




Итак, подводит итоги своим методологическим рассуждениям Конд­ратьев, исследование причинной связи может происходить в форме выявле­ния односторонних и двусторонних зависимостей. Вторую можно назвать ис­следованием причинно-функциональных связей, а первую — исследовани­ем функциональной зависимости (здесь выбор независимой переменной заранее предопределен).

Между двумя формами или видами социально-экономического исследо­вания существует достаточно тесная аналогия. Функциональная связь, как

Кондратьев Н.Д. Указ. соч. С. 160.

она понимается математикой, говорит лишь о соотношении величин между собой, и она всегда обратима. Если Y=f(x), то всегда и х =f(Y). Этого нельзя сказать о причинной связи: во-первых, далеко не всегда описываемые ею явления можно выразить через количественные соотношения (поскольку речь обычно идет о возникновении качественно новых явлений), во-вторых она никогда не обратима. Наряду с этим «математическая функциональная связь идеальна, в то время как причинная связь имеет реальный физический психический и т.д. характер». Задача науки состоит в том, чтобы изучать вилы и формы причинных зависимостей. Отдавая явное предпочтение более точ­ным и строгим функциональным связям, Кондратьев, как в свое время М. Вебер, выбирает в качестве предмета социальных наук все-таки причин­ные зависимости.



В мире социальных явлений властвуют не только функциональные свя­зи, но и закономерности, и закон больших чисел. «Поскольку закономерность есть результат действия закона большого числа, — пишет Кондратьев, — то из самой природы этого закона вытекает, что он сохраняет свою силу лишь при предпосылке, что общие причины относительно случайных событий ос­таются неизменными и, следовательно, события эти сохраняют ту же веро­ятность... Существование закономерности... не требует повторения всего комплекса условий, составляющих совокупность причин единичного явле­ния... Закономерность предполагает устойчивость лишь общих причин со­бытия... Она относительна именно в том смысле, что сохраняет свое значе­ние лишь до тех пор, пока остаются неизменными основные структурные черты и, следовательно, общие причины... события»62.

Таким образом, Кондратьев предлагает различать у каждого события пе­ременную часть — круг изменяющихся причин, выявляющих его своеобра­зие и изменчивость, и постоянную часть, состоящую из общих с другими событиями причин (рис. 29). В физическом мире вторая часть перевешива-

Рис. 29. Соотношение постоянной и переменной частей совокупности причин одного события в физическом и социальном мирах, объясняющее, согласно Кондратьеву, устойчивость первого

и неустойчивость второго

62 Кондратьев Н.Д. Указ. соч. С. 220.

ет первую, поэтому физические явления мало меняются с течением време­ни. Напротив, в социальном мире характер явлений определяет господство первой части, поэтому социально-экономические закономерности меняют­ся гораздо чаше в связи с «изменением структурных признаков социального строя и характера человека»61.

Благодаря тому что в социальном мире переменная часть больше посто­янной, отклонения, т.е. нарушение общей закономерности, происходят чаще, чем в естественном мире, где постоянная часть больше. В результате одни и те же явления (например, установление демократического режима или ти­рании), взятые из разных эпох или разных стран при структурном сходстве, могут и не быть идентичными, т.е. помещаемыми в один и тот же класс эм­пирических явлений. Иными словами, тирания в России и тирания в Афи­нах — два разных явления. И это различие коренится в онтологической сущ­ности явлений, а не в несовершенстве приемов познания.

В природе многие изменения протекают очень медленно, например аст­рономические, а потому неуловимы для нашего познания. Но есть события, например в области геологии, которые изменяются достаточно быстро, а потому легко фиксируются научным методом.

Наиболее изменчивой в иерархии мировых явлений выступает социальная сфера. Так, при жизни одного поколения людей меняется несколько поко­лений техники или сменяется несколько режимов власти. Очевидно, что за­кономерности социально-экономической жизни имеют исторический харак­тер, а естественно-научные нет. «Если закономерность есть результат дей­ствия большого числа, то отсюда следует, что всякая закономерность всегда лишь вероятностна»^. Такой социально-экономический феномен, как цена, возникает в «результате взаимодействия большого числа людей на почве раз­деления труда, купли и продажи»65. Огромную роль здесь играет закон боль­ших чисел. Первым его сформулировал в 1843 г. А. Курно. Он состоит из са­мого доказательства и двух лемм. Первая лемма гласит, что события, веро­ятности которых очень малы, не могут повторяться часто. Вторая лемма имеет уже математическое содержание: при значительном ряде испытаний мало­вероятно, чтобы частости событий, находящихся под действием некоторых общих причин, сколько-нибудь значительно уклонялись от вероятностей этих событий66. «Поскольку закономерность есть результат действия закона большого числа, то из самой природы этого закона вытекает, что он сохра­няет свою силу лишь при предпосылке, что общие причины относительно случайных событий остаются неизменными и, следовательно, события эти сохраняют ту же вероятность»67.

^ Кондратьев Н.Д. Указ. соч. С. 220. б5 Там же. С. 222. м там же. С. 200. 6?Тамже. С. 210. Там же. С. 220.






Сейчас читают про: