double arrow

Изменение и расторжение договора. Исполнение договорных обязательств


Достаточно распространенной точкой зрения, выражаемой в той или иной форме, является представление о том, что «правомерный полный или частичный односторонний отказ от исполнения договора означает изменение или расторжение договора»[1].

Как отмечается, «некоторые затруднения возникают у судов в связи с проблемой разграничения понятий «отказ от исполнения обязательства» и «расторжение договора». Так, в одних случаях суды полагают, что «отказ от исполнения обязательства является разновидностью расторжения договора», в других «суды противопоставляют расторжение договора (в том числе и одностороннее) и отказ от исполнения обязательства» и, наконец, в третьих случаях суды считают «расторжение договора последствием отказа от исполнения обязательства»[2].

Отметим, что в Гражданском кодексе РФ в основном используется термин «отказ от исполнения договора», но встречается и «отказ от договора», далее будем пользоваться первым термином.

То, что в судебной практике не достигнуто единства подходов относительно связи понятий «отказ от исполнения договора» и «расторжение или изменение договора», свидетельствует прежде всего о том, что в российском правоведении нет ясного представления о самих этих понятиях.




Поэтому интересен вопрос о соотношении понятий «отказ от исполнения договора» и «расторжение или изменение договора».

* * *

Напомним, что «основанием возникновения обязательств называют те факты, с наступлением которых право (в объективном смысле, т.е. прежде всего и в конечном счете закон) связывает возникновение обязательственного отношения. Понятие основания возникновения обязательства является, таким образом, производным от понятия юридического факта. Юридическим фактом называется такой факт, с наступлением которого возникает, изменяется или прекращается юридическое отношение» [3].

Так, основанием возникновения договорных обязательств могут, в частности, выступать непосредственно сам договор (пп. 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ) или решение суда(пп. 3 п. 1 ст. 8 ГК РФ).

По общему правилу, понуждение к заключению договора не допускается. Однако, в силу абз. 2 п. 1 ст. 421 ГК РФ, обязанность заключить договор может быть предусмотрена законом (например, ст. 426 и 448 ГК РФ) или добровольно принятым обязательством (ст. 429 ГК РФ).

Общим признаком этих двух оснований возникновения договорных обязательств являются волевые действия сторон.

В первом случае это явно выражено: для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) (п. 3 ст. 154 ГК РФ, см. также ст. 420 ГК РФ).

Выражение согласованной воли двух сторон является необходимым, но не всегда достаточным условием для заключения договора. Так, например, для заключения реальных договоров требуется еще и передача имущества (п. 2 ст. 433 ГК РФ).



Что касается второго случая, то ситуация здесь менее очевидна.

Напомним, что право обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор у одной стороны возникает, если другая сторона, для которой в соответствии с Гражданским кодексом РФ или иными законами заключение договора обязательноуклоняетсяот его заключения(п. 4 ст. 445 ГК РФ), а также в случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора (п. 5 ст. 429 ГК РФ).

Напомним, что «понятие юридического действия обнимает не только действие в соб­ственном смысле слова, т.е. такое проявление внутреннего со­стояния, которое находит выражение в совершении тех или иных движений, но и бездействие, т.е. проявление внутренне­го состояния, которое выражается в отсутствии движений»[4].

Таким образом, оба вышеуказанных случая для возникновения договорного правоотношения в качестве необходимого условия[5] требуют выражения воли двух сторон.

Аналогично вышесказанному, расторжение или изменение договора также может происходить по воле двух сторонна основании соглашения сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ) или решения суда, вынесенного по требованию одной из сторон договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ), в случае уклонения (отказа или молчания) другой стороны от предложения изменить или расторгнуть договор (п. 2 ст. 452 ГК РФ) при наличии к тому соответствующих обстоятельств, предусмотренных законом или договором (п. 2 ст. 450 ГК РФ).



В первом случае договорные обязательства как правило считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора (п. 3 ст. 453 ГК РФ).

Во втором случае договорные обязательства считаются измененными или прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора (п. 3 ст. 453 ГК РФ).

Можно сказать, что заключение договора возможно по соглашению сторон или по решению суда, в свою очередь, расторжение и изменение договора также возможно по соглашению сторон или по решению суда.

Во всех указанных случаях в качестве необходимого условия наступления правовых последствий (установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей) требуется выражение воли двух сторон.

Глава 29 ГК РФ об изменении и расторжении договора помимо вышеуказанных способов расторжения или изменения договора выделяет еще и односторонний отказ от исполнения договора.

Возникает вполне естественный вопрос: является этот отказ от исполнения договора изменением или расторжением договора?

Понятия «расторжение или изменение договора» и «отказ от исполнения договора» различны: для расторжения или изменения договора, как было показано выше, необходимо совершение волевых действий обеими сторонами, в то время как для отказа от исполнения договора необходимо совершение волевого действия только одной стороной.

Поэтому одностороннее расторжение или изменение договора невозможно, также как и невозможно односторонне заключение договора, всегда требуются волевые действия двух сторон.

В действующей редакции Гражданского кодекса РФ нет норм, в силу которых совершение одностороннего отказа от исполнения договора влечет правовые последствия – изменение или прекращение договорных обязательств.

Иными словами, с точки зрения пока еще действующего закона, отказ от исполнения договора только направлен на изменение или прекращение договорных обязательств, но его совершение непосредственно не влечет правовых последствий.

Закон (п. 3 ст. 450 ГК РФ) в качестве последствия совершения одностороннего отказа от исполнения договора предписывает этот совершенный отказ от исполнения договора считать соответственно расторжением или изменением договора. А вот уже для изменения или расторжения договора законом установлены правовые последствия: при изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде, а при расторжении договора обязательства сторон прекращаются (п. 1 и п. 2 ст. 453 ГК РФ).

Поскольку одностороннее расторжение или изменение договора невозможно, то односторонний отказ от исполнения договора не является, а только в силу закона п. 3 ст. 450 ГК РФ считается соответственно [односторонним] расторжением или изменением договора. Тем самым, закон связывает односторонний отказ от исполнения договора с несуществующим [односторонним] расторжением или изменением договора.

В праве как особый прием юридической техники иногда используется юридическая фикция (от лат. fictio – выдумка, вымысел). «Фикция вообще есть известный прием мышления, состоящий в допущении существующим известного несуществующего обстоятельства или, наоборот, несуществующим существующего в решении задачи при помощи ложного положения; а юридическая фикция в тесном смысле – тот же прием, но допускаемый и даже предписываемый в известном случае объективным правом»[6].

Юридическая фикция в данном случае представляет собой законотворческий прием, с помощью которого существующее принимается за несуществующее. При этом закон связывает с несуществующим фактом вполне определенные правовые последствия, которые представляют собой такую же социальную реальность, как и динамика договорных обязательств связанных с расторжением или изменением договора по соглашению сторон или решению суда.

Таким образом, в частности, достигается единообразное регулирование разнородных событий (явлений).

Хрестоматийный пример использования юридической фикции в гражданском праве – положение абз. 2 п. 2 ст. 435 ГК РФ, которым предписано считать оферту неполученной, если извещение об отзыве оферты поступило ранее или одновременно с самой офертой.

Осталось только обсудить вопрос, с какого момента необходимо совершенный отказ от исполнения договора считать соответственно расторжением или изменением договора: с момента совершения отказа или с момента уведомления об отказе другой стороны?

Разумный ответ, основанный на деловом обороте, очевиден – с момента уведомления об отказе от исполнения договора другой стороны, хотя необходимо подчеркнуть, что ответ на поставленный вопрос должен давать все-таки законодатель.

Итак, понятия «расторжение или изменение договора» и «отказ от исполнения договора» являются двумя различными и самостоятельными понятиями.

* * *

Разработчики Концепции и проекта изменений ГК РФ исходили и исходят из совершенно из иного представления о соотношении понятий «расторжение или изменение договора» и «отказ от исполнения договора».

Так, по их мнению, «в ГК предусмотрены три различных способа изменения и расторжения договора: по соглашению сторон (пункт 1 статьи 450); по требованию одной из сторон в судебном порядке (пункт 2 статьи 450); путем одностороннего отказа от исполнения договора (пункт 3 статьи 450)» (пункт 9.1 разд. V Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации).

Это означает, что отказ от исполнения договора является просто одной из разновидностей расторжения или изменения договора.

Напомним, «юридическим фактом называется такой факт, с наступлением которого возникает, изменяется или прекращается юридическое отношение. Чаще всего юридическое отношение возникает, изменяется или прекращается не в результате единичного факта, а в результате определенной совокупности фактов. Факты, необходимые для возникновения, изменения или прекращения определенного юридического отношения (единичный факт или совокупность нескольких фактов), мы называем фактическим составом»[7].

Изменение и расторжение договора являются юридическими фактами, поскольку законом установлены для них правовые последствия: при изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде, а при расторжении договора обязательства сторон прекращаются (п. 1 и п. 2 ст. 453 ГК РФ).

То, что соглашение об изменении или расторжении договора и решение суда об этом являются юридическими фактами, не может вызывать сомнений (п. 3 ст. 453 ГК РФ).

А вот утверждение о том, что односторонний отказ от исполнения договора является юридическим фактом, представляется неверным.

Нет никаких проблем установить норму, в силу которой односторонний отказ от исполнения договора выступал бы в роли юридического факта, то есть именно непосредственно с ним норма права связывала бы прекращение или изменение договорного правоотношения в тех случаях, когда законом допускается односторонний отказ от исполнения договора.

Но, согласно п. 3 ст. 450 ГК РФ, односторонний отказ от исполнения договора может допускаться и соглашением сторон. В этом случае односторонний отказ от исполнения договора (сделка) никак не может выступать в роли самостоятельного юридического факта, он может выступать только в качестве элемента фактического состава[8], включающего и соглашение сторон (договор), которое и предусматривает возможность этого отказа от исполнения договора.

Поэтому предлагаемые на основании Концепции изменения в главе 29 ГК РФ, основанные по меньшей мере, на сомнительном представлении о соотношении понятий «расторжение или изменение договора» и «отказ от исполнения договора», едва ли будут способствовать совершенствованию гражданского законодательства.







Сейчас читают про: