Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!

Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Знакомство с Пятьюдесятью Оттенками




Понедельник, 9 мая 2011 г.

* * *

— Завтра, — бормочу я, отпуская Клода Бастиля, который стоит в дверях моего кабинета.

— Гольф на этой неделе, Грей. — Бастиль улыбается с легкой надменностью, зная, что победа ему обеспечена.

Я хмурюсь, когда он разворачивается и уходит. Его последние слова сыпят мне соль на рану, потому что, несмотря на мои героические попытки в спортзале нынче утром, персональный тренер задал мне жару. Бастиль — единственный, кому дозволяется взять надо мной верх, и теперь он жаждет новой крови. Я терпеть не могу гольф, но поскольку это одно из мест, где делается бизнес, приходится терпеть его уроки и там… Но, как ни неприятно это признавать, благодаря Бастилю я играю все лучше.

Когда я смотрю вдаль, на панораму Сиэтла, в душу закрадывается знакомая тоска. Настроение мое такое же мрачное и серое, как и погода. Дни сливаются в одну сплошную массу, и надо как-то отвлечься. Я работал весь уикенд, и сейчас, в ограниченном пространстве своего кабинета, не нахожу себе места. Странное ощущение после нескольких схваток с Бастилем, но от этого никуда не денешься.

Я хмурюсь. Отрезвляющая правда в том, что единственное, что заинтересовало меня в последнее время, это решение отправить два грузовых судна в Судан. Да, кстати, Рос должна прийти ко мне с цифрами и логистикой. Какого дьявола она задерживается? Вознамерившись выяснить, что она там копается, я бросаю взгляд на свое расписание и протягиваю руку к телефону.

О господи! Мне придется вытерпеть интервью с настойчивой мисс Кавана для какого-то студенческого журнала. Какого дьявола я согласился на это? Терпеть не могу интервью — глупые вопросы глупых, плохо информированных праздных идиотов. Звонит телефон.

— Да! — рявкаю я на Андреа, как будто это она виновата. По крайней мере, это интервью я могу урезать.

— К вам мисс Анастейша Стил, мистер Грей.

— Стил? Я ожидал Кэтрин Кавана.

— Пришла мисс Анастейша Стил, сэр.

Я недовольно хмурюсь. Ненавижу неожиданности.

— Пусть войдет, — бормочу я, понимая, что похож сейчас на раздраженного подростка, но мне плевать.

Так, так… Мисс Кавана, значит, не явилась. Я знаю ее отца, владельца «Кавана Медиа». У нас был совместный бизнес, и он производит впечатление мудрого дельца и здравомыслящего человека. Это интервью — одолжение лично ему, которое я намерен обналичить как-нибудь потом, когда мне будет удобно. И должен признаться, что мне даже любопытно взглянуть на его дочь, интересно посмотреть, далеко ли упало яблоко от яблони.

Какая-то суматоха в дверях заставляет меня подняться — и тут вихрь длинных каштановых волос, бледных рук и ног и коричневых сапог ныряет в мой кабинет головой вперед. Я закатываю глаза и, подавляя естественное раздражение на подобную неуклюжесть, спешу к девушке, которая приземлилась на четвереньки на полу. Беру ее за тонкие плечи, помогаю подняться.




Ясные, ярко-голубые смущенные глаза встречаются с моими, и я застываю на месте. Они самого необыкновенного цвета — простодушные дымчато-голубые, — и на один ужасный миг мне кажется, что она видит меня насквозь. Я чувствую себя… незащищенным. Эта мысль нервирует. У нее маленькое прелестное личико, которое сейчас пылает румянцем — невинным бледно-розовым. Интересно, мелькает у меня мысль, везде ли кожа у нее такая безупречная и как бы она выглядела, разогретая и раскрасневшаяся от ударов стека. Проклятье. Я останавливаю свои заблудшие мысли, встревоженный их направлением. Какого черта, о чем ты думаешь, Грей? Эта девушка слишком юна. Она изумленно таращится на меня, и я снова чуть не закатываю глаза. Да, да, детка, это всего лишь лицо, и красота только лишь внешняя. Мне хочется стереть этот открыто восхищенный взгляд из больших голубых глаз.

Что ж, Грей, давай немножко позабавимся.

— Мисс Кавана? Кристиан Грей. Вы не ушиблись? Присаживайтесь.

Опять этот румянец. Снова овладев собой, я разглядываю ее. В определенном смысле она довольно привлекательна — тоненькая, бледная, с гривой красновато-каштановых волос, с трудом удерживаемых заколкой. Брюнетка. Да, она очень даже ничего. Я протягиваю руку, и она начинает, заикаясь, извиняться и вкладывает свою маленькую ладошку в мою. Кожа у нее прохладная и мягкая, но рукопожатие удивительно твердое.



— Мисс Кавана заболела, я приехала вместо нее. Надеюсь, вы не возражаете, мистер Грей. — Голос у нее тихий, с легкой, нерешительной музыкальностью, она неритмично моргает, и длинные ресницы трепещут над этими большими голубыми глазами.

Не в силах скрыть нотки веселья в своем голосе, когда вспоминаю ее менее чем элегантное появление в моем кабинете, я спрашиваю, кто она.

— Анастейша Стил. Я изучаю английскую литературу вместе с Кейт, э… Кэтрин… э… мисс Кавана в штате Вашингтон.

Нервный и застенчивый книжный червь, а? Так она и выглядит: ужасно одетая, прячущая свою изящную фигурку под бесформенным свитером и прямой коричневой юбкой. Иисусе, она что, вообще не умеет одеваться? Девушка с волнением оглядывает мой кабинет, глядя куда угодно, только не на меня, замечаю я с веселой иронией.

Как может эта девушка быть журналисткой? В ней же нет ни капли самоуверенности, ни капли напористости. Она так очаровательно волнуется, вся такая робкая, мягкая… покорная. Я качаю головой, изумленный тем, куда заводят меня мои неприличные мысли. Пробормотав какую-то банальность, прошу ее присесть, затем замечаю, что она оценивающе разглядывает висящие в кабинете картины. Сам не понимая почему, объясняю:

— Местная художница. Троутон.

— Они очень красивые. Возносят обычное до необыкновенного, — мечтательно говорит она, залюбовавшись изысканной манерой письма. Профиль у нее изящный — вздернутый носик, мягкие полные губы, — и своими словами она точно отражает мои чувства. «Обычное возносится до необыкновенного». Какое тонкое наблюдение. А мисс Стил совсем не глупа.

Я бормочу согласие и наблюдаю, как румянец снова заливает ее лицо. Усаживаюсь напротив, силясь обуздать свои мысли.

Она выуживает из своей чересчур объемистой сумки помятые листки бумаги и портативный диктофон. Иисусе, какая же она неловкая, дважды роняет эту чертову штуку на мой журнальный столик. Она явно никогда раньше этим не занималась, но по какой-то неведомой мне причине я нахожу это забавным. Обычно подобная неуклюжесть чертовски меня раздражает, но сейчас я прячу улыбку под указательным пальцем и сдерживаю желание самому заняться всеми приготовлениями.

Когда она все больше и больше нервничает, мне приходит в голову, что я мог бы усовершенствовать ее моторику с помощью стека. Правильно использованный, он может заставить подчиниться даже самых норовистых. Эта непрошеная мысль заставляет меня заерзать в кресле. Девица коротко вскидывает на меня глаза и прикусывает нижнюю губу. Черт меня побери! Как же я раньше не обратил внимания на этот рот?

— Прошу прощения. Я еще с ним не освоилась.

Вижу, детка, иронично думаю я, но сейчас мне все равно, потому что я не могу оторвать глаз от твоего рта.

— Не торопитесь, мисс Стил. — Мне нужна еще минута, чтобы призвать к порядку мысли. Грей… прекрати сейчас же.

— Вы не против, если я запишу ваши ответы? — спрашивает она с искренним простодушием.

Мне хочется смеяться. Ну слава тебе, господи.

— После того, как вы с таким трудом справились с диктофоном? Вы еще спрашиваете? — Она моргает, глаза на мгновение делаются большими и растерянными, и я чувствую незнакомый укол вины. Прекрати быть такой свиньей, Грей.

— Нет, не против, — бормочу я, не желая чувствовать себя виноватым за этот взгляд.

— Кейт, то есть мисс Кавана, говорила вам о целях этого интервью?

— Да, оно для студенческой газеты, поскольку в этом году я буду вручать дипломы на выпускной церемонии.

Почему, черт возьми, я согласился на это, сам не знаю. Сэм из отдела по связям с общественностью утверждает, что это честь, а научный департамент по защите окружающей среды нуждается в паблисити, чтобы привлечь дополнительное финансирование для выделения еще одного гранта помимо того, что дал им я.

Мисс Стил снова моргает своими большими голубыми глазами, словно сказанное для нее сюрприз, и, разрази меня гром, смотрит неодобрительно! Разве она не готовилась к этому интервью? Ей бы следовало про это знать. Эта мысль остужает мне кровь. Это… неприятно… не то, чего я ожидаю от нее или любого, кому уделяю свое время.

— Хорошо. У меня к вам несколько вопросов. — Она заправляет локон за ухо, отвлекая меня от моего раздражения.

— Я не удивлен, — сухо бормочу я.

Пусть поерзает. Она и в самом деле ерзает, потом берет себя в руки, садится прямо и расправляет свои узкие плечики. Наклонившись вперед, нажимает на кнопку диктофона и хмурится, заглядывая в свои помятые листки.

— Вы очень молоды и тем не менее уже владеете собственной империей. Чему вы обязаны своим успехом?

О господи! Она что, не могла придумать ничего лучшего? Какой чертовски тупой вопрос. Ни капли оригинальности. Это разочаровывает. Я выдаю свой обычный ответ, что у меня работают превосходные специалисты. Люди, которым я доверяю и которым хорошо плачу… и так далее и тому подобное. Но, мисс Стил, дело в том, что я чертовски гениален в том, чем занимаюсь. Для меня это все равно что свалиться с бревна. Покупка хиреющих, плохо управляемых компаний и их восстановление или, если они окончательно разорены, разделение их на части и продажа по самой высокой цене. Это просто вопрос знания различий между двумя стадиями. И все неизбежно сводится к ответственным людям. Чтобы преуспеть в бизнесе, нужны хорошие люди, а я прекрасно умею в них разбираться.

— Может быть, вам просто везло? — тихо говорит она.

Везло? Меня охватывает раздражение. Везло? Везение здесь совершенно ни при чем, мисс Стил. Она выглядит скромной и тихой, но этот вопрос? Никто никогда не спрашивал меня, везет ли мне. Тяжелый труд, умение заинтересовать, увлечь людей, держать их под постоянным присмотром, предугадывать их шаги, если необходимо, а если они не справляются с задачей, то безжалостно от них избавляться. Вот что я делаю, и делаю это хорошо. И ни о каком везении речи не идет. Вот так-то. Щеголяя образованием, я цитирую слова своего любимого американского промышленника.

— А вы, похоже, диктатор, — замечает она совершенно серьезно.

Что за черт?

Может, эти бесхитростные глаза и вправду видят меня насквозь? Привычка командовать — моя вторая натура.

Я пристально гляжу на нее.

— Да, я стараюсь все держать под контролем, мисс Стил. — И хотел бы заполучить тебя в свою власть прямо здесь и сейчас.

Она смотрит на меня широко открытыми глазами. Привлекательный румянец снова растекается по лицу, и она опять прикусывает губу. Я продолжаю, стараясь отвлечься от ее рта:

— Кроме того, безграничной властью обладает лишь тот, кто в глубине души уверен, что рожден управлять другими.

— Вы чувствуете в себе безграничную власть? — спрашивает она мягким успокаивающим голосом, но выгибает свою изящную бровь, выдавая взглядом укор. Мое раздражение растет. Она что, специально меня подбивает? И что меня больше злит — ее вопросы, ее отношение или то, что я нахожу ее привлекательной?

— Я даю работу сорока тысячам человек, мисс Стил, и потому чувствую определенную ответственность — называйте это властью, если хотите. Если я вдруг сочту, что меня больше не интересует телекоммуникационный бизнес, и захочу продать его, то через месяц или около того двадцати тысячам человек будет нечем выплачивать кредиты за дом.

От моего ответа у нее отвисает челюсть. Ну что, съели, мисс Стил? Я чувствую, как ко мне возвращается душевное равновесие.

— Разве вы не должны отчитываться перед советом?

— Я владелец компании. И ни перед кем не отчитываюсь, — резко отвечаю я. Она должна бы это знать. Я вопросительно поднимаю бровь.

— А чем вы интересуетесь кроме работы? — поспешно продолжает она, правильно оценив мою реакцию. Она знает, что я разозлился, и почему-то это доставляет мне огромное удовольствие.

— У меня разнообразные интересы, мисс Стил. Очень разнообразные. — Я улыбаюсь. Образы ее в самых разных позах в моей игровой комнате проносятся перед моим мысленным взором: прикованной к кресту, привязанной за руки и за ноги на огромной кровати, распластанной на скамье для порки. Проклятье! Откуда это взялось? И полюбуйтесь — опять этот румянец. Прямо как защитный механизм. Успокойся, Грей.

— Но если вы так много работаете, как вы расслабляетесь?

— Расслабляюсь? — Я улыбаюсь. Как странно слышать эти слова от такой умненькой девочки. Кроме того, когда мне расслабляться? Она что, не знает, сколькими компаниями я руковожу? Но она смотрит на меня своими бесхитростными голубыми глазами, и, к своему удивлению, я ловлю себя на том, что раздумываю над ее вопросом. Ну, для того, чтобы, как вы выразились, расслабиться, я хожу под парусом, летаю на самолете, трахаюсь… проверяю пределы таких же, как она, миниатюрных девушек с каштановыми волосами и подчиняю их своей воле… От этой мысли я ерзаю, но отвечаю спокойно, опуская два своих любимых увлечения.

— Вы инвестируете в производство. Зачем?

Ее вопрос грубо возвращает меня в настоящее.

— Мне нравится созидать. Нравится узнавать, как устроены вещи, почему они работают, из чего сделаны. И особенно я люблю корабли. Что еще тут можно сказать?

— Получается, что вы прислушиваетесь к голосу сердца, а не к фактам и логике?

К голосу сердца? Я? О нет, детка. Мое сердце давным-давно было изуродовано до неузнаваемости.

— Возможно, хотя некоторые говорят, что у меня нет сердца.

— Почему?

— Потому что хорошо меня знают.

Я криво улыбаюсь. В сущности, никто не знает меня настолько хорошо, за исключением разве что Элены. Интересно, что она сказала бы о малышке мисс Стил. Девчонка — клубок противоречий: застенчивая, неловкая, явно умная и чертовски возбуждающая. Ну ладно, признаю. Она соблазнительная штучка.

Она механически задает следующий вопрос:

— Вы легко сходитесь с людьми?

— Я очень замкнутый человек, мисс Стил. И я многим готов пожертвовать, чтобы защитить свою личную жизнь. Поэтому редко даю интервью.

— А почему вы согласились на этот раз?

— Потому что оказываю финансовую поддержку университету, и к тому же от мисс Кавана не так-то легко отделаться. Она просто мертвой хваткой вцепилась в мой отдел по связям с общественностью, а я уважаю такое упорство.

«Но я рад, что вместо нее пришла ты».

— Вы также вкладываете деньги в сельскохозяйственные технологии. Почему вас интересует этот вопрос?

— Деньги нельзя есть, мисс Стил, а каждый шестой житель нашей планеты голодает. — Я бесстрастно смотрю на нее.

— То есть вы делаете это из филантропии? Вас волнует проблема нехватки продовольствия? — Она смотрит на меня озадаченно, словно я — головоломка, которую ей надо решить, но ни за что на свете я не хочу, чтоб это большие голубые глаза заглянули в мою черную душу. Эту тему я не готов обсуждать. Никогда.

— Это хороший бизнес. — Я пожимаю плечами, изображая безразличие. И представляю, как овладеваю ее хорошеньким ротиком, чтобы отвлечься от мыслей о голоде. Да, ее рот требует хорошей дрессировки. Эта мысль привлекает меня все больше и больше, и я позволяю себе представить ее на коленях передо мной.

— У вас есть своя философия? И если да, то в чем она заключается? — снова задает она заученный вопрос.

— Своей философии как таковой у меня нет. Ну разве что руководящий принцип — из Карнеги: «Тот, кто способен полностью владеть своим рассудком, овладеет всем, что принадлежит ему по праву». Я человек целеустремленный и самодостаточный. Мне нравится все держать под контролем: и себя, и всех, кто меня окружает.

— Так, значит, вам нравится владеть? — Глаза ее расширяются.

Да, детка. Тобой, к примеру.

— Я хочу заслужить обладание, но в целом да, нравится.

— Вы суперпотребитель?

Голос ее пронизан неодобрением, и это опять меня злит. Она говорит как ребенок богатых родителей, который всегда имел все, что только душа пожелает, но повнимательнее присматриваюсь к ее одежде — она одевается в «Уолмарт» или, возможно, в «Олд Нейви» — и понимаю, что это не так. Она выросла в небогатой семье.

А я мог бы столько всего тебе дать.

Черт, откуда взялась эта мысль? Хотя, если подумать, мне действительно нужна новая саба. Прошло уже… сколько, два месяца после Сюзанны? И вот вам пожалуйста, я глотаю слюнки при виде темноволосой девушки. Я стараюсь улыбнуться и согласиться с ней. В потреблении нет ничего дурного — в конце концов, оно движет тем, что еще осталось от американской экономики.

— Вы приемный ребенок. Как это на вас повлияло?

Какое, черт побери, это имеет отношение к цене на нефть? Я недовольно хмурюсь. Что за нелепый вопрос. Если б я остался со шлюхой-наркоманкой, то, скорее всего, меня бы уже давно не было на свете. Ставлю ее на место, стараясь сохранить ровный тон, но она настаивает на своем, желая знать, когда я был усыновлен. Заткни ее, Грей.

— Эти данные можно почерпнуть из общедоступных источников, мисс Стил. — От меня веет арктическим холодом. Теперь она, похоже, раскаивается. Вот и хорошо.

— У вас нет семьи, поскольку вы много работаете.

— Это не вопрос, — отрывисто бросаю я.

Она опять краснеет и закусывает свою чертову губу. Но у нее хватает ума извиниться:

— Прошу прощения. Вам пришлось пожертвовать семьей ради работы?

За каким чертом мне нужна семья?

— У меня есть семья. Брат, сестра и любящие родители. Никакой другой семьи мне не надо.

— Вы гей, мистер Грей?

Какого черта! Не могу поверить, что она произнесла это вслух! Невысказанный вопрос, который даже мои родные не осмеливаются задать, что меня здорово забавляет. Как она смеет! У меня чешутся руки стащить ее с дивана, перебросить через колено и отшлепать хорошенько, а потом трахнуть прямо на письменном столе со связанными за спиной руками. Это был бы ответ на ее вопрос. Какое, однако, нахальство! Я делаю глубокий успокаивающий вдох. К моей мстительной радости, она, похоже, и сама сильно смущена своим вопросом.

— Нет, Анастейша, я не гей. — Я вскидываю брови, но сохраняю бесстрастное выражение лица. Анастейша. Красивое имя. Мне нравится, как оно звучит.

— Прошу прощения. Тут так написано. — Она нервно заправляет волосы за ухо.

Она не знает собственных вопросов? Возможно, не она их придумывала. Я спрашиваю ее, и она бледнеет. Черт, а она и в самом деле очень привлекательна, хоть это и не бросается в глаза. Я бы, пожалуй, даже назвал ее красивой.

— Э… нет. Кейт, то есть мисс Кавана, дала мне список.

— Вы с ней вместе работаете в студенческой газете?

— Нет, она моя соседка по комнате.

Неудивительно, что она чувствует себя не в своей тарелке. Я тру подбородок, решая, не задать ли ей перцу.

— Вы сами вызвались на это интервью? — спрашиваю я и в награду получаю смиренный взгляд: большие, чуть испуганные глаза устремлены на меня в ожидании моей реакции. Мне нравится действие, которое я на нее оказываю.

— Меня попросили. Она заболела, — тихо говорит она.

— Тогда понятно.

В дверь стучат, и входит Андреа.

— Прошу прощения, мистер Грей, через две минуты у вас следующий посетитель.

— Мы еще не закончили, Андреа. Пожалуйста, отмените встречу.

Андреа в нерешительности смотрит на меня. Я отвечаю ей твердым взглядом. Прочь! Быстро! Я занят с малышкой мисс Стил. Андреа заливается краской, но немедленно берет себя в руки.

— Хорошо, мистер Грей, — бормочет она и выходит.

Я снова переключаю внимание на интригующее, обескураживающее создание на моем диване.

— Так на чем мы остановились, мисс Стил?

— Мне неловко отвлекать вас от дел.

Ну нет, детка. Теперь моя очередь. Я хочу знать, какие тайны скрываются за этими прекрасными глазами.

— Я хочу узнать о вас побольше. По-моему, это справедливо. — Когда я откидываюсь назад и прижимаю пальцы к губам, она бросает взгляд на мой рот и сглатывает. О да, обычная реакция. И как приятно знать, что она не совсем безразлична к моей привлекательности.

— Ничего интересного, — говорит она, снова краснея. Я немного ее пугаю. Это хорошо.

— Чем вы собираетесь заниматься после университета?

Она пожимает плечами.

— Еще не решила, мистер Грей. Сначала мне нужно сдать выпускные экзамены.

— У нас есть отличные программы стажировки для выпускников. — Проклятье. Вот дернул же черт меня за язык. Я нарушаю золотое правило — никогда не спать с сотрудниками. Но, Грей, ты же не спишь с этой девушкой. Она, похоже, удивлена, и белые зубы опять прикусывают губу. Почему меня это так возбуждает?

— Хорошо, буду иметь в виду, — бормочет она. Потом, подумав, добавляет: — Хотя, по-моему, я вам не гожусь.

Почему это, черт побери? Чем ей не нравится моя компания?

— Почему вы так думаете? — спрашиваю я.

— Но ведь это же очевидно.

— Мне — нет. — Я сбит с толку ее ответом.

Она опять краснеет и тянется за своим диктофоном. Черт, она собралась уходить. Я мысленно пробегаю по своему расписанию на ближайшие несколько часов — ничего такого, что не могло бы подождать.

— Если позволите, я вам все тут покажу.

— Мне бы не хотелось отрывать вас от дел, мистер Грей, а кроме того, у меня впереди очень долгая дорога.

— Вы хотите сегодня вернуться в Ванкувер, в университет? — Я бросаю взгляд в окно. Ехать далеко, и дождь накрапывает. Проклятье. Она не должна вести машину в такую погоду, но я не могу ей запретить. Эта мысль меня раздражает. — Езжайте осторожнее. — Голос мой звучит строже, чем мне хотелось бы. — Вы все взяли, что хотели?

Она неловко заталкивает диктофон в сумку. Ей не терпится поскорее покинуть мой кабинет, но по какой-то необъяснимой причине я не хочу, чтобы она уходила.

— Вы получили все, что хотели? — добавляю я в откровенной попытке задержать ее.

— Да, сэр, — тихо отвечает она.

Ее ответ потрясает меня — то, как прозвучали эти слова, произнесенные этим хорошеньким ротиком, — и я на миг представляю этот ротик в своем полном распоряжении.

— Благодарю вас за интервью, мистер Грей.

— Было очень приятно с вами познакомиться, — отвечаю я, между прочим, сущую правду, потому что уже давно никто меня так не увлекал. Эта мысль тревожит.

Она встает. И я протягиваю руку, испытывая острое желание дотронуться до нее.

— До скорой встречи, мисс Стил, — говорю я, и она вкладывает свою маленькую ладошку в мою. Да, я хочу заполучить эту девушку в свою комнату для игр. Связанную и изнывающую от желания, нуждающуюся во мне, доверяющую мне. Я сглатываю. Этому не бывать, Грей.

— Всего доброго, мистер Грей. — Она кивает и быстро отнимает руку… слишком быстро.

Проклятье, я не могу ее вот так отпустить. Ей явно не терпится поскорее уйти. Я провожаю ее, и раздражение и вдохновение накатывают на меня одновременно.

— Давайте я на всякий случай помогу вам выбраться отсюда, мисс Стил.

Она краснеет от этого намека, заливаясь очаровательным румянцем.

— Вы очень внимательны, мистер Грей, — огрызается она.

А у мисс Стил есть коготки! Я широко ухмыляюсь у нее за спиной, когда она выходит, и выхожу за ней следом. И Оливия, и Андреа удивленно вскидывают глаза. Да, да. Я просто провожаю девушку.

— У вас было пальто? — спрашиваю.

— Да.

Я бросаю хмурый взгляд на глупо улыбающуюся Оливию, которая вскакивает и приносит голубую куртку. Я забираю куртку и смотрю на секретаршу, чтобы села. Господи, как же она меня раздражает, все время крутится возле меня.

Гм. Куртка из «Уолмарта». Мисс Анастейше Стил следовало бы лучше одеваться. Я помогаю ей одеться и, когда кладу руки на ее хрупкие плечи, дотрагиваюсь до кожи у основания шеи. Она тут же замирает и бледнеет. Да! Я ее волную. Как же приятно это сознавать. Пройдя к лифту, я нажимаю кнопку вызова, а она стоит рядом и явно нервничает.

Да, я мог бы успокоить твои нервы, детка.

Двери открываются, и она торопливо заходит в лифт, потом поворачивается лицом ко мне.

— Анастейша, — бормочу я на прощанье.

— Кристиан, — шепчет она. Двери лифта закрываются, оставив мое имя висеть в воздухе, и оно звучит так странно, незнакомо, но чертовски сексуально.

Черт побери. Что это было?

Мне надо побольше узнать об этой девушке.

— Андреа, — бросаю я, возвращаясь к себе в офис. — Быстро найди мне Уэлча.

Сидя за столом и ожидая звонка, я смотрю на картины на стене кабинета, и в памяти всплывают слова миссис Стил: «Вознесение обычного до необыкновенного». Это описание прекрасно подходит и ей самой.

Звонит мой телефон.

— Мистер Уэлч на проводе.

— Соедини меня с ним.

— Да, сэр.

— Уэлч, мне надо навести справки об одном человеке.

* * *

Суббота, 14 мая 2011 г.

* * *

Анастейша Роуз Стил

Дата рождения: 10 сентября 1989 г. Монтесано, штат Вашингтон

Адрес: 1114 ЮЗ Грин-стрит, квартира 7, Хейвен Хайтс, Ванкувер, штат Вашингтон 98888

Номер мобильного: 360 959 4352

Номер карточки соц. страхования: 987 65 4320

Банковские реквизиты: Банк Уэллс Фарго, Ванкувер, штат Вашингтон 98888

Номер счета: 309361: баланс $ 683.16

Род занятий: Студентка Ванкуверский гуманитарный колледж Английская литература Средний балл: 4.0

Прежнее место учебы: Монтесано, средняя школа SAT: 2150

Место работы: Магазин хозтоваров «Клейтон'с»

СЗ Ванкувер-драйв, Портленд

Отец: Франклин А. Ламберт

Дата рождения: 1 сентября 1969 г.

Умер 11 сентября 1989 г.

Мать: Карла Мэй Уилкс Адамс

Дата рождения: 18 июля 1970 г.

Замужем

Фрэнк Ламберт

1 марта 1989 г., вдова — с 11 сентября 1989 г.

Рэймонд Стил

6 июня 1990 г., в разводе — с 12 июля 2006 г.

Стивен М. Мортон

16 августа 2006 г., в разводе — с 31 января 2007 г.

Робин (Боб) Адамс

6 апреля 2009 г.

Принадлежность к политическим партиям: Не установлено

Религиозное исповедание: Не установлено

Сексуальная ориентация: Неизвестно

Родственники: Не указаны

Я в сотый раз внимательно вчитываюсь в личные данные с тех пор, как получил их два дня назад, и пытаюсь проникнуть в тайну загадочной мисс Анастейши Роуз Стил. Не могу выбросить чертову женщину из головы, и это уже начинает меня злить. Всю последнюю неделю во время особенно скучных встреч я ловил себя на том, что проигрываю интервью в голове. Ее нервные неловкие пальцы на диктофоне, то, как она заправляла прядь волос за ухо, как закусывала губу. Да, это чертово кусание губ не дает мне покоя.

И вот он я, сижу в машине перед «Клейтоном», современным хозяйственным магазином на окраине Портленда, где она работает.

Ты дурак, Грей. Зачем ты здесь?

Я знал, что к этому придет. Всю неделю… знал, что должен буду снова ее увидеть. Знал с того самого мгновения, как она произнесла мое имя в лифте и исчезла в глубинах здания. Я пытался сопротивляться. Ждал пять дней, пять чертовых дней, чтобы посмотреть, не забуду ли я ее. А я никогда ничего и никого не жду. Ненавижу ждать. Никогда раньше мне не приходилось бегать за женщиной. Женщины, которые у меня были, понимали, чего я ждал от них. И теперь я боюсь, что мисс Стил еще слишком молода и что ее не заинтересует то, что у меня есть предложить… скорее всего. Да и получится ли из нее хорошая саба? Я качаю головой. Есть только один способ узнать… Поэтому я здесь, чертов осел, сижу в машине на пригородной автостоянке в унылой части Портленда.

В ее досье нет ничего примечательного, за исключением последнего факта, который на первом плане в моих мыслях. Именно по этой причине я здесь. Почему у вас нет бойфренда, мисс Стил? Сексуальная ориентация неизвестна — возможно, она лесбиянка. Я фыркаю, думая, что это маловероятно. Я вспоминаю вопрос, который она задала мне во время интервью, ее явное смущение, то, как кожу ее залил нежный румянец… черт. Эти нелепые мысли преследуют меня с самой нашей встречи.

* * *

Мне не терпится увидеть ее снова — голубые глаза преследовали меня даже во сне. Я ничего не сказал о ней Флинну, и я рад, потому что сейчас веду себя как преследователь. Быть может, все же стоило ему рассказать. Я закатываю глаза; не хочу, чтоб он привязался ко мне со своим последним объяснением — чушь собачья. Мне просто надо развлечься. И то единственное развлечение, которое я хочу, работает продавцом в хозяйственном магазине.

Что ж, раз уж ты здесь, не останавливаться же на полпути. Посмотрим, так ли мисс Стил привлекательна, как ты помнишь. Твой выход, Грей.

Я выхожу из машины и иду через парковку к входной двери. Колокольчик мелодично звякает, я вхожу.

Магазин намного больше, чем выглядит снаружи, и хотя уже почти обеденное время, для субботы тут довольно пусто. Ряды и ряды обычных хозяйственных и строительных товаров. Я и забыл, какие возможности предоставляет хозяйственный магазин таким, как я. То, что мне нужно, я, главным образом, приобретаю через интернет-магазин, но раз уж я здесь, можно прикупить пару-тройку вещиц… Изолента, разъемные кольца — да. Я отыщу восхитительную мисс Стил и малость позабавлюсь.

Мне требуется всего три секунды, чтобы ее заметить. Она сидит за прилавком, напряженно глядя в компьютер, и ест свой ланч. Бессознательно стирает крошку с уголка рта, отправляет ее в рот и облизывает палец. Моя плоть дергается в ответ. Проклятье! Мне что, четырнадцать? Такая моя реакция страшно раздражает. Может, я перестану реагировать, как желторотый юнец, если свяжу, трахну и выпорю ее… и необязательно именно в такой последовательности. Да, это то, что мне нужно.

Она целиком поглощена работой, и это дает мне возможность рассмотреть ее. Непристойные мысли в сторону — она привлекательна, очень привлекательна. Я хорошо ее запомнил.

Она поднимает глаза и замирает, пронизывая меня взглядом своих умных, проницательных глаз, самых голубых на свете, которые, кажется, видят меня насквозь. Это нервирует точно так же, как и в первый раз. Она просто смотрит, потрясенная, как мне кажется, и я не знаю, хороший это знак или плохой.

— Мисс Стил, какой приятный сюрприз.

— Мистер Грей, — шепчет она явно в смятении. А… хороший знак.

— Я тут случайно оказался поблизости и решил сделать кое-какие покупки. Рад снова видеть вас, мисс Стил.

Еще как рад. Она одета в облегающую майку и джинсы, не в те бесформенные тряпки, которые были на ней в прошлый раз. У нее длинные ноги, тонкая талия и классная грудь. Она продолжает глазеть, и я с трудом сдерживаюсь, чтоб не приподнять ее за подбородок и не закрыть ей рот. Я прилетел из Сиэтла, только чтобы увидеться с тобой, и, судя по тому, как ты сейчас на меня смотришь, оно того стоило.

— Ана. Меня зовут Ана. Что вам показать, мистер Грей? — Она делает глубокий вдох, расправляет плечи, как тогда, во время интервью, и выдает мне фальшивую улыбку, которую наверняка приберегает для своих покупателей.

Игра началась, мисс Стил.

— Для начала покажите мне кабельные стяжки.

Губы ее раскрываются, и она резко втягивает воздух.

Вы бы удивились, узнав, что я могу сделать с парочкой кабельных стяжек, мисс Стил.

— У нас есть стяжки различной длины. Показать вам?

— Да, пожалуйста, мисс Стил.

Она выходит из-за прилавка и указывает в сторону одного из проходов между полками. На ногах у нее балетки. Интересно, как бы она выглядела в дизайнерских туфлях на высоченных «шпильках».

— Это в электротоварах, в восьмом ряду. — Голос ее слегка дрожит, и она краснеет… снова.

Я ее волную. В моей душе расцветает надежда. Значит, не лесбиянка. Я довольно ухмыляюсь.

— Только после вас, — бормочу я, делая приглашающий жест рукой. Пропуская ее вперед, даю себе время и пространство полюбоваться умопомрачительной попкой. В ней и вправду есть все, что нужно: она мила, вежлива и обладает всеми атрибутами внешности, которые я ценю в сабмиссив. Но вопрос на миллион долларов: может ли она быть сабой? Наверняка она не знает ничего об этом образе жизни — моем образе жизни, — но мне ужасно хочется познакомить ее с ним. Ты забегаешь вперед, Грей.

— Вы приехали в Портленд по делам? — спрашивает она, прерывая мои мысли. Голос ее срывается на высокие ноты, и она очень старается изобразить отсутствие интереса. Это меня смешит, что весьма освежающе. Женщины редко меня смешат.

— Заехал на экспериментальную ферму Вашингтонского университета, расположенную в Ванкувере, — сочиняю я. На самом деле я приехал, чтобы увидеть вас, мисс Стил.

Она краснеет, и я чувствую себя скотиной.

— Я финансирую кое-какие исследования в области севооборота и почвоведения. — Это, по крайней мере, правда.

— Это часть вашего всемирного продовольственного плана? — Ее губы изгибаются в полуулыбке.

— Что-то вроде того, — бормочу я. Неужели она подсмеивается надо мной? Ох, как бы мне хотелось положить этому конец, если так. Но как начать? Может, с обеда вместо обычного интервью… да, это было бы нечто новенькое — обед в ресторане с потенциальной партнершей.

Мы подходим к кабельным стяжкам разной длины и цветов. Я рассеянно провожу пальцами по выложенным на полке упаковкам. Я могу просто пригласить ее в ресторан. Как на свидание? Согласится ли она? Когда я поднимаю на нее взгляд, она разглядывает свои сжатые пальцы. Не может смотреть на меня… это обнадеживает. Я выбираю те, что подлиннее. В конце концов, они более гибкие — могут обхватить две лодыжки и два запястья одновременно.

— Вот эти подойдут, — бормочу я, и она опять заливается краской.

— Что-нибудь еще? — быстро спрашивает она, и я не знаю, то ли она необыкновенно внимательна, то ли не чает поскорее выставить меня из магазина.

— Да, еще мне нужна изолента.

— Вы делаете ремонт?

Я с трудом удерживаюсь, чтобы не хмыкнуть.

— Нет, это не для ремонта. — Я уже сто лет не держал в руках кисть и про себя улыбаюсь. У меня есть кому делать всю подобную работу.

— Сюда, пожалуйста, — бормочет она с раздосадованным видом. — Изолента в товарах для ремонта.

Ну же, Грей, давай. У тебя не так много времени. Вовлеки ее в какой-нибудь разговор.

— А вы давно здесь работаете? — Я уже знаю ответ. В отличие от некоторых других, я составляю полное досье. Она опять краснеет — боже, какая же застенчивая! У меня нет ни малейшей надежды. Она быстро поворачивается и идет по проходу к секции под вывеской «Ремонт». Я с готовностью трушу за ней следом. Прямо как какой-то щенок, ей-богу!

— Четыре года, — отвечает она, когда мы доходим до изоленты. Наклоняется и хватает два мотка разной ширины.

— Я возьму вот эту, — говорю я. Та, что пошире, гораздо эффективнее для заклеивания рта. Когда она протягивает мне ленту, кончики наших пальцев на мгновение соприкасаются, и это отдается у меня в паху. Проклятье!

Она бледнеет.

— Что-нибудь еще? — Голос у нее тихий и осипший.

Ну и ну, да я действую на нее точно так же, как она на меня. Может быть…

— Наверное, веревку.

— Сюда, пожалуйста. — Она быстро проходит дальше, предоставляя мне еще одну возможность полюбоваться ее попкой. — Какую именно веревку? У нас есть синтетические и из натуральных волокон… бечевка… шнур…

Проклятье… остановись. Я испускаю мысленный стон, силясь прогнать из головы соблазнительную картинку, где она подвешена в моей игровой комнате.

— Отрежьте мне, пожалуйста, пять ярдов из естественных волокон. — Она грубее и сильнее натирает, если натягиваешь ее… веревка, которую я выбрал.

Пальцы ее чуть заметно дрожат, но она ловко отмеряет пять ярдов. Вытащив канцелярский нож из правого кармана, одним резким жестом отрезает веревку, аккуратно сворачивает и завязывает скользящим узлом. Впечатляюще.

— Вы были в скаутском лагере?

— Нет, военно-полевые игры — это не мое, мистер Грей.

— А что же вам нравится, Анастейша? — Я ловлю ее взгляд, и зрачки ее расширяются. Да!

— Книги, — шепчет она.

— А какие книги?

— Ну, обычные. Классика. Британская литература в основном.

Британская литература? Бронте и Остин, держу пари. Вся эта романтическая чепуха. Черт. Это не очень хорошо.

— Вам нужно что-нибудь еще?

— Даже не знаю. А что вы посоветуете? — Я хочу увидеть ее реакцию.

— Вы собираетесь что-то мастерить? — удивленно спрашивает она.

Меня разбирает смех. Ох, детка, «сделай сам» — это не мое. Я киваю, с трудом сдерживая веселье. Глаза ее окидывают мое тело, и я напрягаюсь. Она оценивает меня! Ну и ну.

— Купите рабочий комбинезон, — выпаливает она.

Это самое неожиданное, что я слышу из ее прелестного ротика после вопроса «Вы гей?».

— Чтобы не испачкать одежду. — Она делает неопределенный жест в сторону моих джинсов, снова смущаясь.

Я не в силах устоять:

— Ее всегда можно снять.

— Хм. — Она заливается густой краской и смотрит в пол.

— Возьму-ка я парочку комбинезонов. А то, не дай бог, одежду испорчу, — бормочу я, чтобы избавить ее от страданий. Она без слов разворачивается и быстрым шагом идет по проходу, и опять я иду за ней.

— Что-нибудь еще? — тоненьким голоском спрашивает она, подавая мне пару синих комбинезонов. Она смущена, глаза по-прежнему опущены, лицо пылает. Черт, что она со мной делает?

— Как продвигается ваша статья? — спрашиваю я в надежде, что она немного расслабится.

Она поднимает глаза и наконец-то улыбается легко и искренне.

— Эту статью пишу не я, а Кэтрин. Мисс Кавана. Моя соседка по комнате, начинающая журналистка. Она редактор студенческого журнала и страшно переживала, что не смогла сама приехать, чтобы взять у вас интервью.

Это самое длинное предложение, с которым она обратилась ко мне со времени нашей встречи, и говорит она о ком-то другом, не о себе. Интересно.

Не успеваю я ответить, как она добавляет:

— Статья получилась отличная, только Кейт расстраивается, что у нее нет ваших фотографий.

Настойчивая мисс Кавана желает получить фотографии. Фотореклама, да? Что ж, это можно. Это даст мне возможность провести еще какое-то время с восхитительной мисс Стил.

— А какого рода фотографии ей нужны?

Она молча смотрит на меня, потом качает головой.

— Ну, хорошо, я пока здесь. Может, завтра…

Я могу остаться в Портленде. Поработаю из отеля. Номер в «Хитмане», пожалуй. Надо будет сказать Тейлору, чтоб приехал и привез мой лэптоп и кое-что из одежды. Или Элиоту, если он не завалился в койку с очередной девицей, что для него в выходные — обычное дело.

— Вы согласны на фотосессию? — Она не может скрыть своего удивления.

Я коротко киваю. Вы бы удивились, на что я готов пойти, лишь бы еще побыть с вами, мисс Стил. Впрочем, я и сам себе удивляюсь.

— Кейт ужасно обрадуется… если, конечно, мы найдем фотографа. — Она улыбается, и лицо ее освещается, как солнечный рассвет. Господи, да от нее же глаз невозможно оторвать.

— Сообщите мне насчет завтра. — Я вытаскиваю из бумажника свою визитку. — Вот моя карточка. Это номер мобильного. Позвоните завтра утром до десяти. — И если она не позвонит, я вернусь в Сиэтл и забуду о своей глупой затее. Эта мысль меня угнетает.

— Хорошо. — Она все еще улыбается.

— Ана! — Мы оба оборачиваемся; какой-то парень, небрежно, но дорого одетый, появляется в дальнем конце прохода. Он во весь рот улыбается мисс Анастейше Стил. Это еще что за хрен, черт возьми?

— Э… прошу меня извинить, мистер Грей, я на минуту.

Она идет к нему, и этот поганец заграбастывает ее в свои медвежьи объятия. Я холодею. Это первобытная реакция. Убери от нее свои грязные лапы. Руки мои сами собой сжимаются в кулаки, и я немножко успокаиваюсь, когда вижу, что она не отвечает на объятие.

Они шепотом разговаривают. Проклятье, возможно, данные Уэлча неверны. Может, этот парень — ее бойфренд. По возрасту вполне подходит, и он не может оторвать от нее своих жадных маленьких глазок. Он с минуту держит ее на расстоянии вытянутой руки, разглядывая, потом стоит, лениво положив руку ей на плечо. Жест выглядит небрежным, но я-то знаю, что он отмечает свою территорию и дает мне понять, чтобы отвалил. Ей, похоже, неловко, она переминается с ноги на ногу.

Черт. Надо уходить. Потом она говорит ему что-то еще и отступает назад, слегка дотрагиваясь до его руки. Ясно, что они не близки. Это хорошо.

— Пол, это Кристиан Грей. Мистер Грей, это Пол Клейтон, брат хозяина магазина. — Она бросает на меня какой-то странный, непонятный мне взгляд и продолжает: — Мы знакомы давно, с тех пор как я здесь работаю, но видимся нечасто. Пол изучает менеджмент в Пристонском университете.

Брат босса, не бойфренд. Облегчение, которое я испытываю, так велико, что я хмурюсь. Эта женщина, похоже, здорово меня зацепила.

— Мистер Клейтон. — Тон мой намеренно отрывистый.

— Мистер Грей, — он вяло пожимает мою руку. Слабак. — Постойте, тот самый Кристиан Грей? Глава холдинга «Грей энтерпрайзес»? — За долю секунды неприязнь на лице Пола сменяется угодливостью.

Да, тот самый, хрен ты моржовый.

— Здорово! Могу я вам чем-нибудь помочь?

— Анастейша уже со всем справилась. Она была очень внимательна.

«А теперь отвали».

— Отлично, — благоговейно откликается он. — Еще увидимся, Ана.

— Конечно, Пол, — говорит она, и он отчаливает, слава богу. Я смотрю, как он исчезает за дверью подсобки. — Что-нибудь еще, мистер Грей?

— Нет, это все, — бормочу я.

Проклятье, мое время вышло, а я до сих пор не знаю, увижусь ли с ней еще. Я должен знать, есть ли хоть какая надежда, что она может согласиться на то, что у меня на уме. Как же мне спросить ее? И готов ли я взять новую сабмиссив, о которой ничего не знаю? Черт. Ее надо будет всему обучать. Я мысленно издаю стон, думая о том, какие интересные возможности это открывает. Даже представлять это — уже удовольствие. Но заинтересуется ли она? Или я все неправильно понял?

Она идет к кассе и пробивает мои покупки, ни разу не поднимая глаз. Посмотри же на меня, черт возьми! Я хочу еще раз увидеть ее прекрасные голубые глаза и понять, о чем она думает.

Наконец она поднимает голову.

— Все вместе — сорок три доллара.

И это все?

— Пакет вам нужен? — спрашивает она, снова возвращаясь к профессиональному тону, когда я подаю ей свою кредитку.

— Да, Анастейша. — Мой язык ласкает ее имя — красивое имя для красивой девушки.

Она быстро и ловко складывает мои покупки в пакет. Ну вот, мне пора уходить.

— Вы позвоните мне, если я буду вам нужен для фотографии?

Она кивает и возвращает мне кредитку.

— Хорошо. Возможно, до завтра. — Я не могу просто так уйти. Я должен дать ей понять, что она меня интересует. — Да, еще… знаете, Анастейша, я рад, что мисс Кавана не смогла приехать на интервью.

Наслаждаясь ее замешательством, я вешаю сумку на плечо и иду к выходу.

Да, вопреки здравому смыслу, вопреки всему — я хочу ее. И теперь мне придется ждать. Черт побери… опять ждать.

* * *

ВОТ И ВСЕ — ПОКА

СПАСИБО, СПАСИБО, СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ПРОЧИТАЛИ

Э Л ДЖЕЙМС





Дата добавления: 2015-05-12; просмотров: 402; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете??? 8799 - | 7620 - или читать все...

Читайте также:

 

34.204.171.214 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.052 сек.