double arrow

Теории речевого развития


В общем виде справедлив тезис, согласно которому развитие детской речи предпо­лагает действие двух факторов: социо­лингвистических воздействий людей, со­ставляющих окружение ребенка, и реали­зации генетической программы. О влия­нии первого фактора свидетельствует тот факт, что ребенок усваивает язык, на ко­тором говорят окружающие люди. Второй фактор обнаруживается во всех тех явле­ниях речевого онтогенеза, которые имеют характер спонтанности. Ранее было по­казано, что таких явлений встречается достаточно много. Это — спонтанные ранние вокализации, превышение фоне­тических возможностей ребенка по срав­нению с востребуемыми; своеобразие семантики первых детских слов; детское словотворчество, эгоцентрическая речь. Усвоение ребенком языка происходит в результате совместного действия этих факторов, когда различные биологические


реакции и предрасположенности проявля­ются и развиваются в условиях социо­лингвистического воздействия.

На основе данных современной науки можно конкретизировать тезис о харак­тере обоих факторов в ходе речевого онто­генеза. Так, воздействие речевой среды большинство исследователей объясняет способностью младенцев к имитации слы­шимых звучаний. Эта способность, несо­мненно, играет важную роль — глухие от рождения дети не говорят. Однако дейст­вие имитации ограниченно и относится более всего к звуковой стороне речи. При ее посредстве ребенок учится произнесе­нию речевых звуков, слов, интонаций. Но это еще не вся речь. Важно понять, каким образом дети научаются оперировать язы­ком во всем его объеме, как по правилам грамматики строят новые предложения, осмысленно участвуют в речевом общении и выдумывают новые слова и др.

Для объяснения этого в настоящее время предложена интересная гипотеза, описывающая явление так называемого «симбиозиса», т. е. установления очень тес­ных взаимоотношений между родителями (особенно с матерью) и ребенком, и роль такого симбиозиса в речевом онтогенезе. В этих тесных взаимоотношениях мать обеспечивает не только физические по­требности ребенка, но и его социальную, лингвистическую, умственную активность. Ребенку предлагаются образцы фраз, по­ощряются его речевые пробы, делаются поправки к ним. Старшие ведут себя та­ким образом, что как бы предлагают ре­бенку ту осмысленность, которую имеют сами в их взаимодействии. Примером могут служить следующие достаточно распрост­раненные высказывания взрослых: Малыш устал? Ах, мы ужасно устали. Малыш хочет спать. Сейчас мы возьмем наше одеяльце. ' В этих условиях природные проявления состояния детей вводятся в социальный и коммуникативный контекст. Развиваемая гипотеза предполагает, что ребенок ста­новится разумным существом, потому что с ним обращаются как с таковым. Идея симбиозиса конкретизирует теорети­ческие представления о роли социальных отношений в развитии детской речи и рас-






3.8, Речь, язык, коммуникация



ширяет контекст, в котором ребенок может имитировать слышимую речь (см. [Erneling, 1995]).

Обратимся теперь к рассмотрению роли природного фактора в развитии детской речи. Он обнаруживается в многообразных спонтанных речевых проявлениях. По су­ществующей в настоящее время гипотезе самым общим генетическим основанием спонтанного речевого развития является 'функция мозга, состоящая в переключе­нии состояний психического возбуждения на двигательные, в том числе артикулятор-ные, органы, иначе говоря — выведении вовне внутренних психологических состо­яний. Эта прирожденная мозговая функ­ция составляет общее русло, в рамках ко­торого по мере созревания детского мозга осуществляется выработка все более спе­цифических форм выражения внутренних психических состояний.

Самой ранней формой проявления указанной способности становится крик новорожденного. Психическое возбужде­ние прослеживается поначалу также в пер-северирующих движениях конечностей. Поскольку окружающие реагируют на го­лосовые сигналы ребенка, именно этот «выводящий» канал начинает играть пер­венствующую роль в психических прояв­лениях младенца. Его спонтанные вокали­зации становятся впоследствии тем мате­риалом, из которого — на основе помощи окружающих — начинают «лепиться» пер­вые слова, несущие в своей семантике следы диффузных нерасчлененных впечат­лений ребенка.



Позднее в рамках «выводящего» энер­гетического канала действуют механизмы спонтанной обработки воспринятого вер­бального материала, приводящие к фор­мированию грамматических категорий и правил соединения морфемных элементов в словах. Этот процесс обнаруживается в детском словотворчестве. Он свидетельст­вует о том, что общий ход нормального речевого развития идет не только путем подражания, но и через активную внутрен­нюю переработку речевого материала, что обеспечивает исключительно быстрое ус­воение языка.


3.8.4. Практические приложения

До сих пор мы рассматривали исследо­вания, имеющие теоретическую направ­ленность на понимание природы явления. Эти исследования квалифицируются как фундаментальные, т. е. относящиеся к ос­новам науки. Наряду с ними существует прикладная психолингвистика. Она зани­мается проблемами, связанными с функ­ционированием речи в практической жизни людей, изучает речевое общение в лич­ностной сфере человека и его профессио­нальной деятельности, включая научную. Область прикладной психолингвистики широка и разнообразна. Это связано с тем, что речь вплетена во всю жизнедеятель­ность человека, включена в подавляющую часть его социальных и личностных кон­тактов. Потребность в научных психоло­гических знаниях наблюдается во многих практических ситуациях. Отметим два «по­люса». На одном решается задача дости­жения человеком максимально высокого уровня использования речи, владения рече­вым искусством в целях оказания эффек­тивного влияния на людей. Такая задача возникает, например, в профессиональной деятельности специалистов, работающих в области так называемого «паблик релей-шенз» (человеческих отношений). К этой области относится, по сути, вся полити­ческая и управленческая деятельность в государстве. Владение речевым искусством полезно и во многих других профессиях, связанных с преподаванием, воспитанием, медициной. На другом полюсе решаются задачи компенсации речевых дефектов разного происхождения, возникших у людей в результате болезней, несчастных случаев, генетических отклонений. Эти дефекты или недоразвития могут иметь разную степень выраженности и глубины. Задача психологической помощи состоит в том, чтобы поднять речевую функцию до такого уровня, который позволит субъ­екту приспособиться к нормальной соци­альной жизни. Здесь оказываются важ­ными мероприятия по своевременной и правильной постановке диагноза, выбору оптимального пути для преодоления де­фекта. Вот почему данное направление тесно связано с речевой психодиагности-



3. ПОЗНАНИЕ И ОБЩЕНИЕ



кой. Еще одной областью прикладной психолингвистики можно считать исполь­зование знаний о речи, языке и коммуни­кации в практических научных целях. Практика психологической науки предпо­лагает умение исследователя организовать эксперимент, осуществить различного рода измерения речевой функции. Это означает владение экспериментальными методиками. Речевые методики, используемые в иссле­довательской практике, во многих слу­чаях сходны с теми пробами, которые при­меняются при речевой диагностике.

Речевое искусство. Практическая риторика

Слово обладает действенной силой. С помощью речи можно управлять людьми и достигать желаемых целей. Слово может, наоборот, нанести вред говорящему, вызвать к нему недоверие, неуважение. Практи­ческая действенность речи ставит задачу понимания и управления этой способностью. Не удивительно поэтому, что уже с древ­ности люди заинтересовались проблемами красноречия, в связи с чем возникла ан­тичная риторика.

Интерес к этой области возрождается в наши дни. Ведется работа, связанная с организацией учреждений по воспитанию и поддержанию культуры речевого обще­ния и коммуникации. В США с 1914 г. действует Американская ассоциация ака­демических преподавателей публичной речи. Студентам колледжей предлагаются курсы развития навыков правильной речи, умения общаться с людьми разного ста­туса, возраста, положения. Считается, что владение правильной речью — предпосыл­ка успеха в любой сфере деятельности. В Японии разработаны и практикуются школьные курсы по говорению, слуша­нию, чтению и письму. В последнее время и в нашей стране действуют различные тренинги и курсы по развитию навыков публичных выступлений, деловых перего­воров, разрешений конфликтов.

Что нового предлагает современная риторика по сравнению с древней?

Старая риторика большое внимание уделяла логической выстроенное™ речи,


убедительности аргументации и адресова­лась прежде всего публичным выступле­ниям ораторов. Психологические данные и практика наших дней показывают недо­статочность такого подхода. Речь не мо­жет оцениваться лишь с одной стороны — в плане аргументированности, логичности, т. е. как некоторое одномерное явление. Ситуация речевого общения представляет сложное системное образование со мно­гими входящими в него элементами. Чем больше сторон этого явления скоордини­ровано и гармонично согласовано, тем успешнее его результат. Анализом различ­ных сторон речевой коммуникации и их координации занимается современная риторика, которая называется также рече­вым искусством. Особенностью нового подхода можно считать кардинальный поворот к коммуникативной стороне речи. Взаимодействию людей в разговоре и об­щении придается первостепенное зна­чение. Современная риторика рассмат­ривает разные ситуации взаимодействия коммуникантов: непосредственное, при разговоре «лицом к лицу», или опосредо­ванное, в момент выступления по телеви­дению или радио. Отрабатываются пред­ставления о том, как люди воздействуют в процессе коммуникаци друг на друга и добиваются исполнения тех желаний, ко­торые они прямо или косвенно выражают. Рассматриваются способы организации диалогов, полилогов, анализируются рече­вые роли собеседников, тактики их рече­вого поведения, активные или пассивные позиции в разговоре. Разрабатываются также техники манипулирования собесед­ником: его запугивание, увещевание, вве­дение в заблуждение, приманивание, лесть, эмоциональные призывы и т. п. Показано, что при использовании рацио­нального убеждения важно учитывать от­ветные действия собеседника или оппо­нента. Полезно продумывать возможные контраргументы, критику предполагаемых возражений, приемы логической и эмоци­ональной борьбы.

Предметом интереса современной ри--торики становятся не только трибунные речи, но и широкий спектр форм комму­никации: общение хорошо знакомых лю­дей в свободной обстановке, взаимодей-


•29?

3.8. Речь, язык, коммуникация



 

ствие небольших групп в официальной ситуации, публичные выступления на ми­тингах, многолюдных собраниях, участие в теле- и радиопередачах «на весь мир». Каждому из названных видов ситуации общения присущ свой тип речевого и общего поведения — и их нельзя путать. Интересные наблюдения о характере об­ращения с большими массами людей приводятся С. Московичи (1996). Автор отмечает, что толпе присуща особая пси­хология. Бесполезно говорить с ней на языке логики. Если вы хотите добиться ее понимания, нужно помнить об особен­ностях ее восприятия: безразличии к про­тиворечию, чувствительности к «жизнен­ности» предлагаемых идей, необходимости их многократного повторения.

•Безразличие к противоречию возникает из-за того, что толпа мыслит не по зако­нам разума. Ее мышление «автоматичес­кое», наполненное стереотипными ассоци­ациями и клише, она легко принимает и смешивает несовместимые позиции и мне­ния. «Масса может перейти от сегодня к завтра, от одного мнения к диаметрально противоположному, даже не заметив л ого, или, заметив, не попытаться это испра­вить».

Жизненность проявляется в том, что толпа реагирует на то, что вызывает ее непосредственный интерес, пробуждает близкие каждому воспоминания и образы. Такие образы не доказывают, а захватывают. «Если вы слушаете речь, перегруженную цифрами и статистическими данными, вы заскучаете и затруднитесь понять, в чем же вас хотели убедить. Несколько коло­ритных образов, ярких аналогий или же фильм, комикс гораздо сильнее действуют на воображение и получают эмоциональ­ный отклик».

Повторяемость превращает идею-поня­тие в идею-действие. В местах, где люди собираются (на площадях, стадионах, ули­цах) они не могут рассуждать, а только подвергаются внушающим воздействиям. Идеи здесь должны упроститься, факты сгуститься, принять образную форму. Они воздействуют на глубинные мотивы чело­веческого поведения и автоматически его запускают.


Конечно, ситуация общения с толпой — это особый случай. К счастью, общение между людьми не исчерпывается взаимо­действием массового характера. При де­ловом общении люди продуктивно рас­сматривают факты и логическую аргумен­тацию, с близкими и друзьями опираются на доверительные отношения. При всем разнообразии ситуаций общения все они имеют общие принципы организации. Практическая риторика занимается их выявлением и описанием.

Дефекты и недоразвитие речевой функции, их диагностика

Нарушения могут происходить в любом звене речевого механизма: произноситель­ном, воспринимающем, смысловом. Рас­пространенным произносительным дефек­том является заикание. Порой оно имеет тяжелые формы и доставляет страдание заикающемуся человеку, накладывая отпе­чаток на всю его жизнь. Более легкие де­фекты проявляются в форме несовершен­ства произнесения отдельных звуков или их сочетаний. Произносительные дефекты речи в большинстве случаев поддаются коррекции, хотя нередко требуют от чело­века упорной работы под руководством специалиста — психолога, логопеда.

Отклонения в восприятии устной речи связаны с нарушением слухового анали­затора, причем как в его периферической, так и центральной части. Изменения вос­приятия речевых звуков могут проявляться в полной глухоте, разной степени сниже­ния чувствительности ко всем речевым или отдельным звукам.

Нарушения смыслового звена речи обычно наступают в результате повреж­дения мозговых речевых зон, что может происходить из-за мозговых травм разной этиологии — нарушения мозгового крово­обращения, механических воздействий. Возникающая полная или частичная по­теря речи называется афазией. Сущест­вуют различные ее формы: моторная — человек испытывает трудности в произне­сении слов; сенсорная — человек не пони­мает устную речь или написанные слова; синтаксическая — больной не может со-



3. ПОЗНАНИЕ И ОБЩЕНИЕ



единять слова или не понимает фразы; амнестическая — затруднения в назывании предметов; глобальная, представляющая сочетание различных форм.

Дифференцированная диагностика афазии непроста и требует последователь­ного выявления факторов, вызывающих болезнь. Состояние фонематического слуха оказывается ведущим при сенсорной афазии. При ее акустико-амнестической форме важны показатели объема восприя­тия, состояния вербальной памяти. Мотор­ная афазия требует выявления состояния артикуляторного аппарата, а также способ­ности переключения с одного речевого элемента на другой — со звука на звук при построении слова, со слова на слово при произнесении предложения. Такого рода диагностика является прерогативой спе-циалиста-нейропсихолога и врача-невро­патолога (см. [Цветкова, 1985]).

Нарушения речи разного характера обнаруживаются в ходе онтогенеза детей, имеющих отягченную наследственность, патологию внутриутробного развития или травму во время рождения. Основной фор­мой речевых отклонений бывают задержки развития разной степени глубины и про­явления.

Исследование и коррекция речевых нарушений в детском возрасте представ­ляют хорошо разработанную область. В нее включено значительное число логопедов-практиков и исследовательские коллек­тивы, например Институт коррекционной педагогики РАО в Москве. Существуют методические пособия для специалистов, позволяющие грамотно проводить диагнос­тику при обследовании речи детей (см. [Филичева и др., 1989; Методы обследо­вания..., 1992]).

Отличительная особенность такого об­следования состоит в том, что оно имеет всесторонний характер. Разные стороны речи становятся объектом исследования. Предлагаются пробы для того, чтобы оп­ределить возможность ребенка воспри­нимать и произносить речевые звуки. Раз­работаны приемы выявления понимания обращенной к ребенку речи. Определяется объем пассивного и активного словаря, сформированность грамматического строя, навыки владения связной речью. Эти про-


бы просты в употреблении и при необхо­димости могут быть использованы неспе­циалистами. Они не отличаются специ­фичностью — их можно использовать как для выявления речевых нарушений, так и применительно к нормально развиваю­щимся детям. В первом случае, однако, существуют свои особенности. Если у ре­бенка уже при беглом обследовании обна­руживаются отклонения от нормы, даль­нейшая работа по более углубленному выявнению дефекта и его коррекции должна выполняться специалистом-психологом или логопедом. Речевые патологии требуют помощи специалистов разного профиля: медиков, педагогов, психологов. Психологи, как правило, включаются в постановку дифференцированного диагноза, при ко­тором принимаются во внимание общие теоретические представления о природе и психологических механизмах наблюдае­мого дефекта, а также в разработку плана и средств коррекции дефекта.

Научная практика. Исследовательские методики

Важный элемент научной психологи­ческой практики — владение эксперимен­тальными приемами, позволяющими ис­следовать избранный объект. Речевые ме­тодики, используемые в исследовательских целях, обращены к характеристике проду­цирования и восприятия речи и тем • са­мым по своему объекту аналогичны тем, которые рассмотрены на предыдущих страницах. Однако они отличны от них по своей целевой направленности, поскольку их задачей в первую очередь является по­знание природы и общих законов функ­ционирования своего объекта.

Тема исследовательских методик счи­тается кардинальной в каждой научной области, она тесно связана с ее предметом и объектом. В современной исследователь­ской парадигме психологии доминирует объективистский подход. Это означает, что объект психологического исследования квалифицируется как аналогичный объек­там естественных и точных наук. Однако последние являются материальными объ­ектами. Их основные параметры, опреде-



3.8. Речь, язык, коммуникация



ляющие любую исследовательскую мето­дику, — это существование таких объек­тов в пространстве и времени. Поэтому закономерны приемы описания матери­альных объектов с помощью понятий про­тяженности, размера, веса, движения и т. п. Иное дело — объекты в психо­логии. Со времени Р. Декарта ученые согласны, что психика непротяженна. Не существует в физическом смысле высоты или веса восприятия, эмоции, мышления. Соответственно пространственный пока­затель неадекватен для исследования пси­хических явлений. Для них оказываются доступными и результативными два основ­ных параметра: время протекания психи­ческого процесса (в этом — совпадение с исследованием материальных объектов) и, продукт психической деятельности (в этом — уникальность).

Все существующие исследовательские речевые методики группируются вокруг этих показателей. Количество разработан­ных в данной области методик огромно, многие из них ориентированы на решение частных задач. Нет возможности да и не­обходимости останавливаться на них. Здесь будут рассмотрены лишь наиболее представительные варианты исследова­тельских речевых методик.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: