double arrow

Оно осталось в памяти не только тысяч выпускников, но и большинства тольяттинцев. Остановка общественного транспорта так до сих пор и называется – «Военное училище»


Светлана

Впервые Светлану Константиновну я увидел, придя поздравить с днем рождения генерал-майора А. И. Сержанова. Это произошло 16 апреля 2008 года в Доме офицеров нашего военного училища – любимого детища Александра Ильича. Приятная улыбчивая женщина невольно обращала внимание своей обходительностью, вниманием и простотой общения со всеми, кто в этот день счел своим долгом прийти поздравить её мужа. По жестам, улыбке и шутливым репликам генерала было видно, что он рад гостям и доволен, как их встречает его жена. Невольно подумалось – какая прекрасная пара.

Передавая Александру Ильичу книгу «Письма из Зоны» о своем участии в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы – пожелав имениннику здравия и хорошего настроения, добавил, что буду терпеливо ожидать, когда и он, наконец-то, решится поделиться своими воспоминаниями о службе на Новоземельском ядерном полигоне, а также и об участии в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Обещанного пришлось ждать три года. И вот в 2011 году, когда я и моя жена Людмила пришли поздравить генерала с Днем защитника отечества, он согласился дать интервью – рассказать под запись на диктофон о своей практическом «знакомстве» с проявлениями – военными и гражданским – могучей внутриатомной энергии. Этому, как выяснилось, очень даже поспособствовала книга Олега Химаныча «“Кузькина мать” Никиты и другие атомные циклоны Арктики» (вышла она в 2009 году, кстати, уже вторым дополненным изданием).

На обработку записанного – расшифровку, приемлемую содержанию разбивку воспоминаний на подразделы (главы) и редактирование ушло больше месяца. Подготовить книгу мы задумали самиздатовским способом к 87-летию Александра Ильича. Спешили. Название подобрали говорящее «История жизни генерала Сержанова». Накануне в магазине детских игрушек нам глянулся «говорящий» (лающий) щенок. Разместили его в сплетенной из ивовых прутьев небольшой корзиночке. Сверху прикрыли щенка листком с надписью «Щенку щенок». Именно такой же надписью в книге названа глава, связанная с рождением будущего генерала. Позже, когда Александр Ильич умер, Светлана Константиновна рассказывала, что он частенько подходил к «говорящему» щенку, жал лапу-включатель и слушал его лай.

Наши встречи по тому или иному случаю продолжались и после смерти Александра Ильича. И всегда Светлана Константиновна с нами делилась воспоминаниями о любимом ею Александре Ильиче. Расскажу подробнее о последних встречах меня и моей жены со Светланой Константиновной летом и осенью 2014 года. Обе связаны с поездками на могилу Александра Ильича. Одна – перед открытием памятника на могиле генерала и первой жены – Веры Дмитриевны.




Готовясь, к предстоящему событию, Светлана Константиновна, не могла не навести порядок у могил дорогих ей Александра Ильича и Веры Дмитриевны. И памятники, и оформление вокруг могил генерала и Веры Дмитриевны исполнено было очень даже достойно – хотя и, казалось бы, просто, но строго и даже красиво. Рядом с фото Веры Дмитриевны на памятнике размещено и черно-белое фото Александра Ильича Сержанова в генеральской форме с обычной для него в жизни легкой и доброй улыбкой на лице.

В одном из нескольких тематических фотоальбомов Александра Ильича вписан девиз: «А я по жизни шагаю тихонько и никогда, и никуда не тороплюсь». Друзья, знавшие и имевшие возможность часто видеть его в разных жизненных ситуациях, непременно бы добавили к этому девизу ещё и про улыбку: «Никогда и никуда не торопясь, он прошел по жизни с улыбкой легонько, но успел исполнить немало добрых дел».

В отличие от предыдущей следующая поездка на кладбище отличалась тем, что с нами не было Наташи – дочери Светланы Константиновны. Могилы, хотя и казались ухоженными, были приведены в идеальнейший порядок перед их посещением ветеранами и бывшими выпускниками училища. Ведь в годовщину его образования друзья и коллеги, а также ученики Александра Ильича и Веры Дмитриевны не могли не отдать дань памяти и первому начальнику, основателю и строителю родного всем им военного вуза, и его жене. О желании похоронить себя рядом с первой женой генерал сказал задолго до смерти. Может быть, это было просьбой Веры Дмитриевны? Исполнил Александр Ильич также и высказанный, якобы, в шутку наказ Веры Дмитриевны, чтобы после ее смерти он взял себе в жены Огородову Светлану Константиновну. Ещё при жизни Вера Дмитриевна, хорошо знавшая Светлану, отметила, что муж ей нравится. Решительный, крутой, но справедливый, при этом по жизни всегда веселый и улыбчивый, он привлекал многих из знавших его женщин.



Из всех них Светлана показалась Вере Дмитриевне самой подходящей партией для генерала, который – она это даже не чувствовала, а знала наверняка – вскоре на этом свете вынужден будет остаться уже без нее. Вот, видимо, по этой причине и приглядывалась она загодя, с кем же он будет чувствовать себя наилучшим образом. По всему выходило, что только со Светланой. Она не раз в шутку говорила мужу об этом, а накануне своей смерти попросила его не оставаться одному и в жены себе взять Светлану.

***

Первая их – тогда еще полковника Александра Ильича Сержанова и молодой привлекательной Светланы – встреча была случайной. О ней Светлана рассказывала еще при жизни генерала.

Состоялась она еще в 1978 году на берегу Жигулевского моря в известном ресторане «Мельница». Директриса поручила Светлане, тогда работавшей в ресторане официанткой, накрыть стол с максимальным блеском, так как ожидаются очень важные персоны.

Сомнений в исполнении этого поручения у начальницы не было – не раз и не два Светлана поражала директрису своими способностями. А однажды так просто даже изумила. Это случилось во время приема одной важной персоны из США. Тогда по случаю работы с американцами Светлана принарядилась и надела на себя янтарные бусы. Гостья из США, неплохо говорящая по-русски, была поражена, узнав, что столь шикарный стол был к приему накрыт этой молоденькой привлекательной официанткой. Она свое восхищение тотчас и высказала Светлане.

Рассыпая комплименты, гостья, обратив внимание на бусы. В ответ Светлана предложила американке их примерить. Они подошли к зеркалу. К одежде и к внешности заокеанской гостьи бусы очень даже подошли.

– Мне очень нравится это украшение, я бы хотела купить такие же бусы. Где они продаются?

– Вы знаете, у нас есть обычай дарить гостям понравившуюся вещь, и я дарю вам эти бусы. Мне будет приятно, что Вы, глядя на них, будете вспоминать и наш город, и меня.

– Нет, что Вы. Мне, конечно, очень приятно, но у нас так не принято. Я приму этот подарок, если и Вы за Вашу работу и этот шикарно накрытый Вами стол примете в благодарность от меня немного наших американских долларов. Иначе я не могу принять от Вас эти бусы, хотя они мне и нравятся.

Как не отказывалась Светлана, но американка все-таки настояла на своем. Хорошо сервированный стол Светлана не сочла исключительно своей заслугой, передав после банкета эти три сотни долларов директрисе. На что и каким образом они были потрачены, для официантки осталось тайной.

«Все было готово, – продолжила рассказывать о той встрече Светлана Константиновна, – Дверь вдруг как-то неожиданно открылась, и в зал легкой пружинистой походкой в сопровождении группы лиц вошел бравого вида полковник, высокий, статный и очень красивый. Он глянул на меня, и я тотчас почувствовала, как по телу прошла легкая дрожь. Полковник сразил меня с первого взгляда. Но тогда я была замужем и уже растила двоих детей.

***

Первый мой муж, в которого меня угораздило влюбиться в юности, был музыкантом, но человеком оказался ветреным, поэтому через несколько лет я с ним без сожаления рассталась, выйдя замуж второй раз и сменив фамилию на Огородову. Жена у него умерла, и он остался вдовцом и тоже с двумя детьми. Человеком и мужем он оказался очень хорошим. И вот, будучи замужем второй раз, я по протекции мужа пришла устраиваться на работу в наше Тольяттинское военное училище. Там во второй раз я и встретилась с Сержановым Александром Ильичем – начальником училища уже в звании генерал-майора.

Я была принята на работу в секретный отдел, и по этой причине мое положение в училище было очень даже независимым. А как иначе, ведь о некоторых вопросах в училище могли знать только три человека – я, мой непосредственный начальник и, само собой разумеется, начальник училища. Но встречались мы не часто. И отношения были всегда деловыми. Тогда же я подружилась и с Верой Дмитриевной, которую в училище очень уважали, но вовсе не из-за того, что муж был начальником училища, а она генеральшей. Она, прежде всего, была под стать своему мужу очень хорошим человеком – простой, бесхитростной, но при этом работящей и заботливой женой. Настоящей военной подругой.

Николай Николаевич Чиж рассказывал, что однажды он был приглашен генералом в кабинет начальника училища. Не вызван, а именно приглашен. У Александра Ильича абсолютно отсутствовало высокомерие по отношению к своим подчиненным. Особенно к тем, кто работал на совесть. Так вот, зашел Чиж в приемную и слышит – дверь в кабинет начальника оказалась чуточку приоткрытой – разговор генерала со своей женой Верой Дмитриевной:

– Вера, да отстань ты со своими кастрюлями. Я что ли без тебя сам не смогу пообедать?

– Саша, да ты опять чего-нибудь съешь не того, что нужно, и у тебя начнется изжога.

– Вера, отстань, говорю. Я не маленький, как-нибудь обойдусь без твоих советов и помощи.

– Не отстану. Быстренько садись и поешь.

– Ты что – мне, начальнику училища, приказывать вздумала?

– Не кипятись, а сядь и поешь!

– А ну-ка собрала свои кастрюли и быстро вымелась из кабинета. Не мешай мне работать – у меня много дел. Ишь, вздумала генералу приказывать!

После до Николая Николаевича донесся шум, звон посуды, звяканье столовых приборов и приглушенное грозное ворчанье Веры Дмитриевны:

– Подожди! Только приди домой, так я покажу тебе, кто из нас генерал!»

Однажды после очередного празднования 8 марта, Вера Дмитриевна рассказала Светлане, решившейся высказать слова благодарности щедрости генерала за подарки всем женщинам, работавшим в училище:

– Света, расскажу только тебе одной, откуда возникли эти подарочные конверты с деньгами. Знаю, что никому не расскажешь.

– И откуда же?

– Деньги в эти конверты пришлось вкладывать мне. Представь себе, что деньги эти были вовсе не из финотдела.

– А тогда откуда же?

– Не поверишь! Александр Ильич, когда начальник финотдела доложил ему, что в этот год деньги на подарки в бюджете училища не предусмотрены, потратил на эти подарки часть своей генеральской зарплаты.

Так вот, Леонид Афанасьевич, поверь, после этого признания радость от такого подарка у меня тотчас улетучилась, – продолжила свои воспоминания Светлана Константиновна, – Такими вот по жизни человечными людьми были Александр Ильич и Вера Дмитриевна. Как можно было их не уважать?

После смерти Огородова моя работа в училище продолжалась не совсем так, как прежде. Через некоторое время я почувствовала по отношению к себе со стороны отдельных офицеров училища более, нежели при живом муже, внимательное отношение. Вроде бы все и оставалось по-прежнему, но со мной стали чаще разговаривать о том или другом – не по работе, а просто так, без особых на то причин. Отношения же с прежними своими близкими друзьями продолжали оставаться все такими же теплыми и дружескими. Но вдруг через некоторое время я ощутила к себе со стороны всех этих хорошо мне знакомых мужчин определенную отчужденность и холодок.

Это было не понятно и даже неприятно. В конце концов, не выдержав, задала прямой вопрос одному из своих хороших знакомых. И он признался, что все это из-за Александра Ильича. В глубине души у меня всколыхнулось чувство радости: «Раз так, то для Александра Ильича я, наверное, значу на чуток больше, чем все другие женщины». Любая бы женщина на моем месте была довольна, но ведь он не свободен. Тогда почему? В чем дело? Может быть, тем самым из уважения он просто защищает меня от легкомысленных домогательств? Тем я и успокоилась, продолжая работать до конца 1984 года, когда Александр Ильич в связи с его выходом в отставку и Вера Дмитриевна выехали на постоянное жительство в Украину.

***

Первое сентября 2014 года оказался днем для меня и Людмилы очень насыщенным событиями и встречами с друзьями. Звонок от Светланы Константиновны застал нас в пути к кафе «Старый дом», у которого мы договорились встретиться с одной из знакомых по социальным сетям. Эта женщина приехала в Тольятти, в котором раньше проживала, из Бельгии, где оказалась лет десять тому назад, выйдя замуж за иностранца. С ним, как и со мной, она познакомилась в социальных сетях. Мне хотелось порасспросить её о Европе и настроениях европейцев в связи с происходящими в Украине событиями последнего времени. Беседа состоялась в кафе за чаем и кофе.

Затем, заехав за Светланой Константиновной, мы отправились к могилам Александра Ильича и Веры Дмитриевны. Приехали, убрали ветки, опавшую хвою с молодой сосенки, ветки которой распростерлись над могилами. Затем по традиции помянули усопших. Светлана Константиновна в этот раз выглядела несколько уставшей. В какой-то момент она даже едва удержалась от падения. Сославшись на болезнь, пояснила, что в последнее время чувствует себя хуже, а дома как-то даже упала. «Сейчас по настоянию Наташи прохожу всестороннее обследование, – добавила она, – А потом уж займусь и лечением». Подойдя к памятнику, Светлана Константиновна с нежность провела рукой по фотографии Александра Ильича и, обращаясь к нему, сказала: «Не скучай, мы скоро увидимся, и я тоже снова буду рядом с тобой».

Вернулись. Светлана Константиновна, как и всегда раньше, засуетилась, готовя поминальный обед. И было заметно, что в этот раз все движения даются ей с большим трудом, через усилия. Глядя на фотографию Александра Ильича помянули любимого ею человека, говоря о прошлом и предстоящем.

Мы рассказали о предстоящей поездке в Белоруссию к моей сестре Тамаре, которая выйдя замуж, поселилась в Молодечно. Я поделился планами найти хутор Сержанта – родовое гнездо предков Александра Ильича. Светлана Константиновна вспоминала, как всегда отмечали 1 сентября – День знаний.

Это встреча со Светланой Константиновной оказалась последней. Перед отъездом в Молодечно мы поговорили с ней по телефону. Она сказала, что её медицинские обследования подходят к концу. Вернувшись в Тольятти 2 октября, по телефону обзвонил всех своих друзей и знакомых. Домашний телефон Светланы Константиновны молчал, набрал сотовый.

Голос, который услышал, был мне незнаком, хотя, как оказалось, говорила сама Светлана Константиновна: «Леонид Афанасьевич, это я. Чувствую себя неважно, что даже говорить тяжело. Сейчас я нахожусь у Наташи – в той, помните, нашей квартире, что на Цветном бульваре. Извините, что не могу встретиться с вами, хотя и очень хочется. Ведь уже давно не виделись… Как чувствует себя Люда? Передай ей от меня привет… Вот отлежусь, поправлюсь, тогда я вас и приглашу в гости…»

В ответ, стараясь успокоить Светлану Константиновну, пожелал ей скорейшего выздоровления и кратенько рассказал о поездке и что хутор Сержанта мне разыскать так и не удалось. И это несмотря на хорошие связи с краеведческим музеем – основателем и первым его директором был мой родственник, доктор исторических наук Кохановский Геннадий Александрович. Мы породнились, когда моя сестра Тамаре вышла замуж за его младшего брата Леонида. И хотя в музее моего зятя Леонида и меня приняли с большой теплотой, но о хуторе Сержанта, увы, абсолютно никаких сведений там не оказалось.

Прощаясь, Светлана Константиновна добавила: «Буду стараться, Леонид Афанасьевич, ну а если не оклемаюсь, то все равно приходите, обязательно. Только тогда уже на мои похороны…»

Это были последние слова Светланы Константиновны, услышанные мной, а 15 октября раздался звонок Наташи: «Леонид Афанасьевич, мама умерла. Вынос тела с квартиры на Цветном бульваре» назначен на 12 часов в пятницу 17 октября. Отпевание будет в 10 часов. Приходите…»

Два года тому назад в конце ноября 2012 года мы вернулись из Воронежа, где гостили у старшей сестры Людмилы. Несколько звонков на домашний телефон Сержановых оказались, к сожалению, тщетными. Но трубку никто не поднял. Звонок раздался 27 ноября – Валерий Иванович Комарчев сообщил о смерти Александра Ильича и дал их новый номер телефона. Созвонились, и тогда мы только узнали об их переезде и новом адресе.

На следующий день я и Люда, прибыв выразить соболезнование, узнали, что Александр Ильич хотел связаться с нами, но наш домашний телефон был отключен и по этой причине молчал. Записная же книжка с номером сотового телефона при переезде исчезла из поля зрения Светланы Константиновны. И, к сожалению, та наша встреча так и не состоялась.

Но после похорон мы со Светланой встречались Константиновной регулярно. И вот однажды решили я предложил подготовить вечер памяти генерал-майора Сержанова.

День для этого выбран наиболее подходящий – следующий день после празднования Дня Защитника отечества, то есть, 24 февраля 2013 года. И вот вместе с Александрой Владимировной Кишкурно, заведующей Литературной гостиной МБУК городского округа Тольятти «Библиотека Автограда», и Тамара Федоровна Рогулина был разработан сценарий. Видеоролик с музыкальным сопровождением для показа фотографий Александра Ильича подготовила Елена Данилевская.

Памятный этот вечер прошел при аншлаге. Людей пришло очень много. На журнальном столике были выставлены фотография генерала, несколько его фотоальбомов, книги о Тольяттинском военном училище, изданные с участием Александра Ильича Сержанова, а также ещё исамиздатовская книга Людмилы Тимониной«История жизни генерала Сержанова». Светлана Константиновна приготовила к этому вечеру свои фирменные пирожки, которыми близкие, друзья, коллеги и товарищи помянули основателя и первого начальника Тольяттинского военного училища генерал-майора Александра Ильича Сержанова.

На вечере говорили также о желательности издания книги воспоминаний о Тольяттинском военном училище и его основателе. С целью подготовки к этому после смерти Александра Ильича Сержанова с позволения Светланы Константиновны я решил еще раз, но уже более внимательно, изучить записи Александра Ильича, которые он мне раньше показывал. Среди них были также и его воспоминания о родителях и событиях юности, философского плана размышления о прожитой жизни… Перепечаткой этого рукописного материала мужа занималась Светлана Константиновна. И всегда, когда возникали вопросы, она давала свои пояснения, всегда сочные и красочные.

А в девятый день после смерти Светланы Константиновны на поминках сын Андрей и дочь Наташа предложили написать воспоминания о маме. Присутствующие не только восприняли его с пониманием, но и высказали одобрение.

Мои же воспоминания о Светлане Константиновны, так уж получилось по жизни, в большей степени связаны с периодом, как мне показалось, счастья, когда, приняв предложение руки и сердца Александра Ильича Сержанова, она вышла за него замуж. И пусть этот период её жизни оказался не очень продолжительным, но насыщенным взаимной любовью и радостью. Друзья, товарищи, коллеги и близкие – все не только чувствовали, но и ясно видели, что этих двух людей связывает большое чувство и взаимное уважение.

О чувствах и отношении Александра Ильича к близким ему людям можно узнать из цитируемых далее строк его очень личных воспоминаний. И они, и другие его записи-размышления были распределены генералом хронологически по темам и аккуратно разложены по отдельным папкам. Александр Ильич Сержанов был убежден, что этот его труд о событиях прошлого и о своих предках в чем-то послужит также и потомкам. Поможет детям, внукам и даже правнукам более глубокому пониманию их настоящего, как помогли в его жизни самые близкие ему люди – мама, папа, а еще, конечно, бабушка и дедушка по маминой линии, которые жили с ними. Эти воспоминания генерал-майора Сержанова и о близких ему людях, и о событиях его большой – без малого девяностолетней – жизни записаны кратко в виде ярких эпизодов. Знакомство с этими записями оказало на меня огромное впечатление. Они, как бы, подсветили личность самого Александра Ильича, грани его души и характера. И, конечно, корни – откуда это всё…

Переписываю эти размышления и воспоминания генерала с глубоким убеждением, что они помогут также глубже понять как его самого, так и очень ему дорогого и близкого ЧЕЛОВЕКА – его вторую жену Светлану Константиновну. Человека, как и он сам, с большой буквы.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про:
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7