double arrow

Об отношении коммунистов к другим идейным течениям


Поводом к написанию этой за­метки послужили некоторые дис­куссии в социальных сетях, кото­рые приходится вести с представи­телями "левацкого" крыла комму­нистического движения. Я просто попытался представить, как, с моей точки зрения, выглядит спектр идеологических направле­ний в со­временной России, чем мы, комму­нисты, отличаемся от других на­правлений и как нам надо вы­страивать с ними отношения.

Для начала определимся, ка­кова вообще задача идеологиче­ских и политических дискуссий? Судя по всему, некоторые мои оп­поненты считают, что их задача - уязвить собеседника и самоутвер­диться за его счёт. Отсюда их не­примиримая и радикальная рито­рика, попытки жёстко противопос­тавить коммунистов всем прочим идейным направлениям.

Конечно, это выглядит не­сколько нелепо: люди как будто сознательно стремятся сузить, на­сколько возможно, нашу социаль­ную базу, ограничив её "верными марксистами-ленинцами" (причём право решать, кто марксист, а кто нет, мои оппоненты, естественно, оставляют за собой). Таким обра­зом, похоже, их интересует не по­беда коммунистов в борьбе за бу­дущее России, а их собственная (весьма эфемерная, кстати) по­беда во внутрипартийной борьбе, в ко­торой противостоящая им сто­рона привержена идеологии "рус­ского социализма" в различных его ва­риациях. А после этой победы - "хоть потоп".

На мой же взгляд, задача дис­куссии состоит не в том, чтобы от­толкнуть оппонента и сделать из него врага, а в прямо противопо­ложном - отделить врага от колеб­лющегося, выяснить причину коле­баний последнего и попытаться из колеблющегося сделать своего друга и союзника. Из этого и будем исходить.

Каким я вижу современный спектр идейных направлений?

На одном его полюсе нахо­димся мы, коммунисты и лево-пат­риотические силы. На противопо­ложном - либералы-западники. Причём неважно, принадлежат по­следние к "партии власти" или к "непримиримой оппозиции" - это всё игра на публику (было бы не­лепо всерьёз считать, например, что один из "братьев Чумцовых", Борис, находится в идейной оппо­зиции к другому "брату", Анато­лию, и прочим их правительствен­ным братьям по разуму).

Все остальные направления колеблются между этими двумя полюсами. Подчеркну, что идеоло­гическое деление очень слабо свя­зано с существующим партий­ным делением… Поэтому, говоря об идейной борьбе, я оставляю за скобками борьбу межпартийную. Также я не говорю о методах борьбы, более или менее ради­кальных, - только об идеологиче­ских принципах.

Итак, сначала скажем об отно­шении коммунистов к либералам, с которыми у нас меньше всего об­щих ценностей.

Среди либералов можно выде­лить крайнюю категорию - привер­женцев социал-дарвинизма, аполо­гетов биологического неравенства между людьми, которые убеждены в том, что в обществе действует "закон джунглей", при котором вы­живает сильнейший. Эти люди яв­ляются нашими политическими ан­типодами, и ничего общего с ними у нас нет (кроме того, разумеется, что все мы - люди).




Но есть и более умеренные ли­бералы (демократы), искренне ве­рящие в такие ценности, как демо­кратия, права и свободы человека. Именно на почве демократических ценностей можно найти с ними ка­кой-то общий язык и способство­вать их идейной эволюции "влево" (примеры этой эволюции довольно многочисленны; один мой знако­мый, первый секретарь горкома КПРФ одного из крупных област­ных центров, даже состоял в 90-е годы в "Яблоке"). Главная задача в дискуссии с таким либералом-де­мократом - показать, что подлин­ной демократии в условиях капита­листического строя быть не может, неизбежно её вырождение в ту или иную форму олигархической дикта­туры - открытой, как в современной России, или замаскированной, ос­нованной на технологиях манипу­ляции, как в Западной Европе или, тем более, в Америке.

Только социальное равенство и общественная собственность на основные средства производства могут быть гарантией подлинного, неискажённого народовластия. До­казать это искреннему демократу не так просто, но, в принципе, воз­можно (Что касается первой кате­гории - ультралибералов, социал-дарвинистов, то мы прекрасно по­нимаем, что для них демократия сама по себе ценностью не явля­ется, отсюда их апологетика Пино­чета и откровенные призывы к ус­тановлению капиталистической диктатуры).



Следующая категория - "правые патриоты", монархисты, национа­листы и т.д.

Их тоже можно разделить на две группы. К первой, радикальной, относятся в значительной степени те же социал-дарвинисты, только обосновывающие эту идеологию другими, не либеральными, а "тра­диционалистскими" аргументами: приверженцы сословного обще­ства, различных форм неравенства (не только социального, но и юри­дического), расисты (среди по­следних, кстати, есть вполне "нау­кообразные", "биологические") и т.д. Близки к ним и представители "либерального национализма", "национал-капитализма", "русского нацизма", "крокодилизма" и т.д., пытающиеся сочетать национа­лизм и западничество. Для этой ка­тегории, как правило, характерен абсолютно "отмороженный" анти­коммунизм, не признающий ника­ких аргументов.

Но, к счастью, эта категория (в отличие от крайних либералов) весьма маргинальна и особого идейного влияния не имеет. Их нельзя рассматривать всерьёз не только как потенциальных союзни­ков, но и как врагов: лучше их по­просту игнорировать и не растра­чивать на них полемическую энер­гию. Поэтому я сторонник прин­ципа: у нас нет врагов в патрио­тическом лагере!

Что касается более умеренной категории "правых патриотов" (ко­торых гораздо больше, чем пер­вых, хоть они и не так крикливы), то по основным вопросам я не вижу у нас с ними серьёзных раз­ногласий. Они видят гибельность для страны "перестройки" и "ре­форм" 90-х годов, которые превра­тили страну в сырьевой придаток Запада. Поэтому разговоры о не­обходимости национализации крупного бизнеса (который сегодня, по сути, является компрадорским, представляющим в России инте­ресы международной финансовой олигархии) ими воспринимаются вполне благожелательно. Да и само слово "национализация" при­ятно уху национал-патриота. То же самое относится к купле-продаже земли. Я уж не говорю про поли­тику в сфере культуры и нравст­венности, которая у коммунистов довольно близка к тому, что пред­лагают православные патриоты (ясно, что Советский Союз, на опыт которого мы в значительно степени ориентируемся, был в этом отно­шении традиционалистской держа­вой, несмотря на официальный атеизм).

Именно взаимодействие с "пра­выми патриотами" я считаю наибо­лее продуктивным для коммуни­стов, хотя, конечно, этому препят­ствуют такие моменты, как госу­дарственный атеизм и антицерков­ная политика в СССР, а также дек­ларируемая приверженность ин­тернационализму. Впрочем, что та­кое интернационализм, мы и сами не совсем понимаем. Если вду­маться, то он не противоречит национализму и патриотизму, а дополняет их (как взаимодействие

между народами для достиже­ния одних и тех же целей, напри­мер, в антиколониальной борьбе, но без всякого ущерба для их на­циональ­ной независимости и са­мобытно­сти культуры).

Если мы сами чётко уясним всё это, то не будет и повода для кон­фликта с национал-патриотами. Объединение с ними вполне воз­можно на патриотической, государ­ственнической основе. Да, комму­нисты считают, что государство – это преходящее явление, которое в будущем обречено на исчезнове­ние. Но это отмирание государства произойдёт только тогда, когда оно выполнит все свои задачи, обеспе­чит формирование человека новой, коммунистической формации, сво­бодного от стяжательства и других антиобщественных инстинктов. Ко­гда каждый человек будет ощу­щать себя частью единого целого - общества, общины ("коммуны") - и действовать во благо целого, то и необходимость в государстве, как механизме принуждения, отпадёт. Очевидно, что это произойдёт ещё очень нескоро, поэтому и разго­воры об отмирании государства являются пока чисто теоретиче­скими.

Сейчас же, в условиях обостре­ния классовой и межцивилизаци­онной борьбы, мы просто вынуж­дены будем после прихода к вла­сти всемерно укреплять социали­стическое государство, в чём нам помогут и искренние, пусть и не­коммунистические, патриоты-госу­дарственники. А понимание этого неминуемо ведёт к признанию с их стороны социалистической идеи, имеющей, кстати, глубокие корни в русской консервативной филосо­фии XIX века. Как без социализма невозможно подлинная демокра­тия, так без него и невозможно на­стоящая, эффективная защита на­циональной независимости и на­циональных интересов России, ко­торая в рамках капиталистической "мир-системы" обречена на роль отсталой и зависимой периферии.

Так что, ещё раз повторю, с точки зрения текущей политики у коммунистов с разумными нацио­нал-патриотами реальных проти­воречий нет, и взаимодействие с ними, в том числе в рамках патрио­тического фронта, вполне воз­можно, если мы сами не будем их отталкивать необдуманными заяв­лениями и выступлениями (скажем, по вопросу о роли Церкви).

Наконец, вкратце остановимся и на третьем идейном направлении - крайне левом, к которому отно­сятся анархисты-"антифа" и другие леваки европейского типа. Каза­лось бы, с ними у нас общая цель - коммунистическое, бесклассовое и самоуправляющееся общество, различны только средства. Анар­хисты, к примеру, ставят телегу впереди лошади и уверяют, что если отменить государство, то не будет и эксплуатации (как будто бы не государство является порожде­нием классового общества, а на­оборот). Спор с ними вечен, и вряд ли я могу добавить здесь что-то новое. Но, к счастью, анархисты в нашем обществе не являются за­метной политической силой, и их никто не воспринимает всерьёз. Так что я рекомендую относиться к ним так же, как и к ультраправым - игнорировать, не ругать и вообще не замечать.

Но надо сказать ещё несколько слов о европейских леваках, опыт которых считают важным заимст­вовать некоторые коммунисты. Собственно, вся их деятельность - это сплошные противоречия. Они борются с капитализмом - и в то же время поддерживают иммиграцию в Европу из стран Третьего мира, которая выгодна только буржуазии, заинтересованной в притоке дешё­вой и бесправной рабочей силы (и, кстати, ослабляет протестный по­тенциал в самом Третьем мире, давая выхлоп в виде эмиграции). Им не нравится буржуазная куль­тура - но они своим отрицанием традиционных нравственных и ду­ховных ценностей только расчи­щают площадку для триумфа ком­мерческой массовой культуры, ли­шённой всякой национальной, ду­ховной основы. Они антигосудар­ственники и антипатриоты - но и мировая олигархия космополи­тична по сути и активно разлагает национальные государства, на месте которых строит глобальный миропорядок. В общем, за что бы не взялись леваки - всё идёт на пользу буржуазному порядку.

Можно ли нашим коммунистам чему-то у них научиться? Наверно, можно - в том, что касается прак­тической деятельности (хотя серь­ёзных успехов у них как-то не видно). Но в идеологическом плане - вряд ли.

Павел Петухов, член бюро Правобережного райкома КПРФ г. Иркутска

-------------------------------------------------

= культпаскудство =

ТРУДНО

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про:
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7