double arrow

Глава 4. Наследники маршала Тухачевского 54 страница


Хотелось бы спросить у автора, в чем суть, нахождения снайпера на крыше? Если в предыдущем эпизоде, говорилось о смене маршрутов перед выездом, и это можно, как-то понять, то, как же быть со снайперами? Или решили все московские крыши заселить снайперами, чтобы не суетиться без нужды, когда Сталин даст команду: где ехать, или, наверное, как в первом случае, тянуть жребий, кто, и на какой крыше? Не понятно, что должен делать снайпер при проезде по улице машины со Сталиным? Если нахождение на крыше — это охрана должностного лица, то в чем она должна выражаться? Стрелять на поражение по террористам, что ли? Как их с крыши различишь, среди людей? А если ночью, когда Сталин, в основном, и ездил? Глупость, — одним словом. А вот к описанию кортежа, стоит присмотреться. Значит, впереди два кабриолета «Линкольн КБ», а сзади два «ЗИС 101». Кроме этого, в публикациях приводится довольно занятный эпизод:

«Надо сказать, что в довоенный период лимузин Сталина в аварии не попадал, не считая инцидент, произошедший в 1940 году с машиной охраны. На мокром асфальте при повороте от площади Дзержинского на Кировскую огромный "Линкольн" занесло, и он врезался в стену дома. Окровавленные сотрудники охраны, выскочившие из фаэтона, мигом остановили какую-то "Эмку", выбросили перепуганного водителя и помчались вслед за главной машиной».

Откуда же доподлинно известно, что в довоенный период в аварии не попадал? Или есть такое желание? Теперь, по поводу случившегося. Не будем обращать внимание на год, когда произошел инцидент? Так нам и напишут, в «июне 1941 года». Почему один «Линкольн» занесло на «мокром асфальте», а другой нет? Ведь кортеж едет с одинаковой скоростью. Кроме того, непонятно, отчего так окровавились сотрудники охраны? Стекол в машине нет, впрочем, есть лобовое. Неужели о стену здания носы поразбивали или, все же, лобового стекла хватило на всех?

Ну, а главная загадка состоит в том, что с бывшей площади Дзержинского (ныне Лубянская) нет крутого поворота на бывшую улицу Кирова (ныне Мясницкая). Практически прямая линия, если не считать слабого изгиба вправо. Как «рояль в кустах» появилась «эмка» с перепуганным водителем, которого выбросили из машины, как это привычно делает Арнольд Шварцнеггер в американских боевиках. Если рассматривать описываемое событию, разумеется, в рамках нашего расследования, то можно предположить следующее: происходит, явная, «блокировка» правительственного кортежа. Неизвестная машина сбоку, под прямым углом, врезается в шедший впереди «линкольн» и отбрасывает его к стене здания. Судя по тому, что сотрудники на экспроприированной «эмке» «помчались вслед за главной машиной», кортеж сумел прорваться через преграду образованную неизвестным автомобилем. Но это то, что нам показывает автор статьи. Вполне возможно, что кортеж мог развернуться и двинуться в противоположном направлении? Все же, вряд ли покушение готовили в центре Москвы? Скорее, ближе к окраине или за ней. Но может быть и такой вариант. Снайпер (с вражеской стороны) поражает водителя «Линкольна» и машина, потеряв управление, врезается в стену здания. Тогда охране, нет необходимости выбрасывать водителя «Эмки». Или сами, были в состоянии справиться с управлением автомобиля?




В данном случае, надо полагать, охраняемое лицо не пострадало, и было благополучно доставлено к месту назначения.

Давайте-ка, сначала уточним, на каком четырехколесном детище двадцатого века предпочитал ездить Сталин до войны? Если бы наша история, так называемого советского периода, была правдиво изложена, нам достаточно было указать эту информацию (об автомобиле) в одном абзаце. Но, по определенным причинам, всё, что связано со Сталиным, оказалась трижды оболганным, извращенным и деформированным до неузнаваемости. На примере с автомобилем, вы читатель, убедитесь в этом в полной мере. Сразу вопрос: «С какой целью скрываются, казалось бы, очевидные факты?» Видимо, по той самой причине, которая указана в названии данной главы?

Итак, отправляемся в автомобильный мир тридцатых годов.

«В 1932 году распахнул свои двери автосалон в Детройте. Восхищенная публика увидела новый гигантский "Паккард" с 12-цилиндровым мотором, который так и назывался — "Твелв". Этот автомобиль оснащался двигателем 7,7 литра, развивающем при форсированном варианте до 180 сил. Разумеется, правительство большевиков не смогло пройти мимо такого автомобиля, бывшего в те дни самым дорогим серийным средством передвижения. В 1933 году была закуплена партия машин с открытым кузовом фаэтон. Один из них с упрощенным 160-сильным мотором попал к Сталину…



В то время в США увеличилось количество террористических актов против правительства, и в моду вошли бронированные лимузины. Сам президент Франклин Делано Рузвельт, выезжающий на массовые мероприятия в открытой машине "Паккард Твелв" с кузовом дубль-фаэтон, для повседневных поездок использовал бронированный лимузин той же марки. Вот он и решил подарить своему коллеге Сталину самый роскошный и дорогой лимузин 14-й серии. Это был наиболее совершенный по техническим данным экземпляр с семиместным кузовом, бронированным в ателье "Дэрхем", что в Пассадене…

Именно эта машина, покрашенная в белый цвет, была преподнесена Сталину в октябре 1936 года американским послом Авереллом Гарриманом. Иосифу Виссарионовичу машина очень понравилась, однако он приказал в срочном порядке перекрасить белый «Паккард» в государственный черный цвет».

В последнем абзаце, что ни слово, то мимо. Во-первых, в то время, А.Гарриман не был послом в СССР. Во-вторых, в силу, каких причин, Ф.Рузвельт озаботился одаривать Сталина бронированным автомобилем в 1936 году? Да, наша страна лишь после 1933 года только начала налаживать контакты на дипломатической ниве с Америкой. А здесь вдруг, на! — получи товарищ Сталин бронированный лимузин на четырех колесах. А кто такой Сталин в 1936 году? Даже, не генеральный секретарь партии большевиков и, к тому же, не имевший никакого государственного поста. Кроме того, с послом Уильямом Буллитом (1933–1936 гг.), кроме официальных отношений (передать соответствующие бумаги), не было сделано ни малейших попыток сближения на почве неформальных отношений. В-третьих, данный автомобиль стал производиться в Америке лишь в 1939 году. Если же исходить из того, что послом в Советском Союзе Аверелл Гарриман стал в 1943 году и, если подарок Рузвельта имел место, именно, из-за его личного опыта попадания в автокатастрофу, то согласитесь, что подаренный автомобиль играет определенную роль, но произойти это должно было только после 1941 года.

Кроме того, С.Д. Доронин, директор компании "АРМЕТ", в своей статье пишет, что «первые действительно незаметного бронирования автомобили были закуплены в Америке в конце 1930-х гг. Этому предшествовала череда экспериментов и попыток забронировать что-нибудь свое. Ходит такая легенда, так и не подтвержденная, что первый бронеавтомобиль был подарен Иосифу Виссарионовичу Сталину президентом США Франклином Делано Рузвельтом, уже пережившим и неудачное покушение, и знавшим толк в защите от таковых. Подарили или купили первый автомобиль — подтверждений тому нет, но, тем не менее, были приобретены и использовались бронированные Паккард (Packard Twelve) 1935–1937 модельных годов и их небронированные собратья более поздних годов выпуска. Исходное шасси было великолепно: 12-цилиндровый Паккард (Packard) в 1935 модельном году шел под обозначением 1208, код типа кузова-835, а в 1936–1408 (ну не любят в Америке число 13). В 1937 модельном году появилось заметное отличие: на шасси 1508 и кузове 1035 передние двери стали навешиваться по ходу движения и изменились бамперы. Но все машины имели полностью бронированный изнутри кузов (толщина брони 6,35 мм), а внутренняя обивка салона крепилась на деревянных брусьях, что соответствовало технологии производства заказных кузовов того времени. На некоторых деревянных деталях каркаса сохранились надписи на английском языке с датой — октябрь 1936 года. По мере наращивания поставок и другие руководители высшего ранга пересели на бронированные автомобили Паккард (Packard Twelve), которых насчитывалось 13–15 штук. Некоторые экземпляры дожили и до наших дней, однако они раскиданы историей не только по просторам России, СНГ, но и далее. И все нынешние владельцы в один голос утверждают, что именно на их автомобиле ездил сам И.В. Сталин. (Кстати, при сегодняшней реставрации одного из первых бронированных Паккардов не обнаружено следов белой или иной краски, якобы имевшейся первоначально, а то легенда имела бы подтверждение).Пулестойкие стекла толщиной 76 мм, поворотные форточки окон из бронестекла с металлической окантовкой, защита пола. Весь добавочный вес бронезащиты легко компенсировался мощью 185-сильного мотора. Броня устанавливалась на кузовном заводе Дэрхем (Derham) в Калифорнии. Это был весьма быстрый и хорошо защищенный автомобиль, и И.В. Сталин брал его во многие путешествия как по югу страны, так и на международные конференции. Автомобиль обычно путешествовал вместе с хозяином на поезде, на специальной платформе и с соответствующей их статусу охраной. А в поездках по Москве, кроме сотрудников вдоль трассы следования, впереди кортежа его обычно сопровождали две машины Линкольн (Lincoln) KB с откидным верхом и два ЗиС-101 или те же Линкольн (Lincoln) KB, но уже закрытые — позади кортежа с сотрудниками охраны.

(Каталог "Бронеавтомобили. Специальное приложение к журналу "Системы безопасности"-2008. http://secuteck.ru/articles2/Mashina/kak-vse-nachinalos-iz-istorii-razvit-auto-nezametnogo-bronirov-chat-2)

Понемногу разбираемся с автомобилями Сталина. Как видите, не дарил белый «Паккарт» Рузвельт Сталину в 1936 году. Кроме того, как вам нравится крепление внутренней обивки на «деревянные брусочки»? К бронированному «Паккарду» и его техническим характеристикам мы еще вернемся.

Все же, на какой машине Сталин ездил в 1941 году?

«Страна Советов, которая семимильными шагами шла по пути индустриализации, никак не могла освоить производство собственных лимузинов высшего класса. Еще в 1933 в Ленинграде на заводе "Красный Путиловец" была выпущена партия из шести советских "Бьюиков" — автомобилей "Л- I", но завод перепрофилировали, а работу над советским лимузином передали в Москву на завод имени Сталина. Там решили довести до ума "бьюиковскую" ходовую и двигатель, а значительно устаревший внешний вид осовременить, прибегнув к помощи американских специалистов. 29 апреля 1936 года партия из четырех новых лимузинов "ЗИС 101" — два черных, один бежевый и один вишневый — выехала за ворота завода и покатила в сторону Кремля. Члены правительства, осмотрев новую машину, сделали свои замечания. В частности, Сталин приказал поставить за передним сиденьем разделительное стекло (он не терпел лишних свидетелей при разговорах), перенести салонный светильник от заднего сиденья в середину кузова (он не выносил яркого света), заменить фигурку-талисман на капоте на более лаконичную».

По-поводу разделительного стекла есть другая противоположная версия: Сталин, дескать, сказал, что не надо его ставить, так как «у меня нет секретов от своего народа».

«Естественно, все сталинские поправки были выполнены, а лимузин пошел в серию. Несмотря на все сложности производства, в 1936–1941 годах было выпущено 8752 машины "ЗИС 101". Самый первый серийный экземпляр подарили, естественно, лучшему другу советских автомобилистов — И.В.Сталину».

А что нам пишет историк «всех времен и народов» Д.Волкогонов по этому поводу:

«В конце октября (1941 года. — В.М.), ночью, колонна из нескольких машин выехала за пределы Москвы по Волоколамскому шоссе, затем через несколько километров свернула на проселок. Сталин хотел увидеть залп реактивных установок, которые выдвигались на огневые позиции, но сопровождающие и охрана дальше ехать не разрешили. Постояли. Сталин выслушал кого-то из командиров Западного фронта, долго смотрел на багровые сполохи за линией горизонта на западе и повернул назад. На обратном пути тяжелая бронированная машина Сталина застряла в грязи. Шофер Верховного А.Кривченков был в отчаянии. Но кавалькада не задерживалась. Берия настоял, чтобы Сталин пересел в другую машину, и к рассвету “выезд на фронт” завершился».

А вот как это было в действительности, по воспоминаниям охранника Алексея Трофимовича Рыбина.

«В августе 1941 годаСталин с Булганиным ездили ночью в район Малоярославца для осмотра боевых позиций. Черным восьмицилиндровым “Фордом” управлял шофер Кривченков, сотрудниками для поручений были: генерал Румянцев — старый чекист, участвовавший еще в подавлении левых эсеров и освобождении Дзержинского, Хрусталев, Туков. Они же через несколько дней сопровождали Сталина, Ворошилова и Жукова во время осмотра Можайской оборонительной линии…

В конце октября Сталин и Ворошилов поехали на боевые позиции шестнадцатой армии генерала Рокоссовского, где наблюдали за первыми залпами “Катюш”. Когда они побатарейно дали залп — пронесся огненный смерч. После этого надо было сделать рывок в сторону километров на пять. Но тяжелый “Форд” застрял в проселочной грязи. Верховного посадили в нашу хвостовую машину и быстро вывезли на шоссейную дорогу. Расстроенный шофер Кривченков просил не бросать его без помощи. Выручил танк, вытянувший машину на шоссе. Конечно, немецкая авиация тотчас нанесла бомбовый удар по месту стоянки “Катюш”, но те уже находились далеко. На рассвете Сталин в грязной машине вернулся в Москву».

Волкогонов, хочет нас уверить в том, что у Сталина в то время была бронированная машина, но он почему-то не привел ее марку? Из воспоминаний охранника Рыбина, следует, что Сталин ездил на «Форде». Но здесь опять не все ясно. «Форд», не мог быть 8-ми цилиндровым, это — «Бьюик», автомобильной компании Дженерал моторс. С другой стороны, тот же «Линкольн» — это компания Форд, но, все же, данный автомобиль — 12-ти цилиндровый. Одно, вроде бы не подлежит сомнению, — машина, которая была у Сталина, американская, что подтверждается официальными источниками: в начале 30-х годов для Советского правительства в Америке были закуплены «Бьюики», «Кадиллаки», а для ЦК партии приобрели «Линкольны КБ». Обратите внимание, что в этом эпизоде нет упоминания о, всеми знакомом, Сталинском «Паккарде». Куда же подевался довоенный образец, подарок Рузвельта? Да он еще и не появился на свет. Давайте, почитаем, что нам пишут в журнале «Автолегенды» № 16 за 2009 год.

«6 января 1942 года Государственный Комитет Обороны принял решение о восстановлении автомобильного производства в Москве, на автозаводе им. Сталина (ЗИС), не нарушая темпов роста оборонной продукции, а 14 сентября того же года вышел Приказ Наркомата среднего машиностроения о создании на ЗИСе нового легкового автомобиля высшего класса. Через пять дней директор И.А.Лихачев издал приказ (№ 723 от 19.09.1942 года) о создании на заводе конструкторско-технологического бюро по проектированию ЗИС-110. Таким образом, еще до решающей битвы под Сталинградом, когда предопределился исход войны, в Москве начались работы по созданию нового послевоенного правительственного лимузина».

Неужели, читатель должен поверить в то, что Сталину нечем было заняться в 1942 году, как давать задание на производство легкового автомобиля после войны, когда еще неясно было, как все повернется на фронте в настоящее время. Посмотрите на дату приказа: август 1942 года. Немцы вовсю рвутся к Волге и на Кавказ. Еще месяца не прошло после Сталинского приказа «Ни шагу назад!» Разве было до проектирования легковых автомобилей будущей послевоенной постройки? А как же приказ И.А.Лихачева? Но, надо же понимать и военный момент. Секретность нужна повсюду. Проектирование отечественного бронированного автомобиля для Верховного главнокомандующего должно вестись в тайне. Как прикрытие данной разработки, проектирование одновременно и гражданского автомобиля. Между прочим, очень трудно различить легковой автомобиль ЗИС- 110 и его бронированного собрата ЗИС- 115. Но это будет чуть позже, к концу войны, а пока

«с лета 1943 года работу бюро по легковому автомобилю возглавил Андрей Николаевич Островцев, который пришел на должность заместителя главного конструктора ЗИС в 1942 году. Раньше он работал главным конструктором автомобильного отдела НАМИ, а позднее в той же должности на заводе КИМ (впоследствии — АЗЛК). Задача перед ним ставилась простая и сложная одновременно: когда бы ни закончилась война, в год Победы в стране должен появиться новый лимузин, который просто обязан стать показателем высокого уровня советской техники. В годы войны советские конструкторы провели огромную и самоотверженную работу, несмотря на то, что ЗИС-110 и не был полностью самостоятельной их разработкой. За основу был взят американский Packard-180, 1942 модельного года».

Немного уточним. «За основу» был не просто взят «американский Паккард -180», а в рамках ленд-лиза были доставлены в Советский Союз американские машины. Видимо, среди них и оказалась бронированная модель Паккарда, которую Рузвельт, якобы, «подарил Сталину в 1936 году». Ведь, Сталин должен же был ездить на какой-либо бронированной автомашине в военное время? Жди, когда еще свою машину, сделают? А для того, чтобы было, на что посмотреть и сравнить,

«из США прибыли машины-прототипы для копирования. Ими оказались два "Кадиллака" моделей "67" и "75", "Крайслер Империал" и три "Паккарда" (два небольших "Клипера" с автоматической трансмиссией и один гигантский "Паккард 180). Все машины были 1941 года. Но выбор сталинского автоэксперта Власика пал на самый устаревший и тяжеловесный лимузин "Паккард 180".(По материалам http://lady.pravda.ru)

Иногда удивляешься всем этим специалистам по автомобильным делам. Думают одно, а пишут другое. Все машины прошлого года выпуска, но один из экземпляром уже устарел? Может, имелось в виду, что не современен, т. е. устарел морально? Кроме того, а почему бы Власику не поручить сконструировать бронированный автомобиль? Ведь напишут такое — «автоэксперт Власик»? Кроме того, есть небольшие расхождения по датам изготовления привезенных автомобилей. Обратили внимание: в одном случае 1941 год, в другом — 1942 год.

«Выбор прототипа, возможно, обусловлен тем, что с конца 30-х годов в гараже И. В. Сталина были бронированные лимузины, в том числе и Packard. Поэтому и для нового советского правительственного лимузина заводу рекомендовали выбрать автомобиль той же марки».

Но, если был в гараже у Сталина бронированный образец «подаренный Рузвельтом», то, зачем же, закупать ту же модель «Паккард-180» еще раз. Что валюту девать некуда было в военное время, когда каждая копейка была на счету? Кроме того, почему остановились все же на «устаревшем «Паккарде»? Во-первых, оказывается, у него был вместительный салон на пять человек. Когда сконструировали советский ЗИС-115, то в нем были предусмотрены еще дополнительные боковые раскладные сиденья, которые увеличивали количество пассажиров до семи человек. Сталин и при поездке вел с гостями непринужденные беседы, чтобы не скучали. Однако, не это главное. Во-вторых, видимо, эта закупленная модель «Паккарда» и была бронированным вариантом, на котором должен был ездить Сталин. Когда писалась история советского бронированного автомобиля, то обойти вниманием Сталинскую тему было нельзя. Но, чтобы увести читателя в дебри автомобилестроения и отвлечь от темы, когда у Сталина появился бронеавтомобиль, видимо, было решено запутать дело с этим «Паккардом». Отсюда и 1936 год, с Рузвельтом в придачу. Даже, посла А.Гарримана для весомости добавили в повествование. А суть-то была в том, что данный, закупленный «Паккард» был бронированным, о чем и говорилось выше.

«Броня ставилась на заводе «Dеrham» в Калифорнии. Исходное шасси было великолепно: 12-цилиндровый Packard 14 серии (1408-935) 1936 begin_of_the_skype_highlighting end_of_the_skype_highlightingмодельного года. Машина имела полностью бронированный изнутри кузов, — хотя и с отдельными элементами, выполненными из дерева, по тогдашней технологии, — пулестойкие стёкла толщиной 50 мм,поворотные форточки окон, защиту днища. Добавочный вес брони компенсировался мощью 185-сильного мотора» (http://www.avtosssr.ru).

Подтвердить, что бронированного «Паккарда» не было у Сталина в 1941 году, может и автор книги «Запасная столица» Андрей Павлов (http://www.istorya.ru/book/samara/index.php).

«В Москве, собирая по крохам материалы к этой своей работе, мои розыски привели к знакомству с Юрием Григорьевичем Кудрявцевым…

Незадолго до войны устроился Кудрявцев электрослесарем в гараже ЦК ВКП(б). Его отец, Григорий Григорьевич, работал там же с 1930 года шофером. И семью Маленкова приходилось ему возить. Юрий Григорьевич рассказал мне следующее: осенью 41-го года около 200 машин ЦК под специальной охраной были отправлены своим ходом в Нижний Новгород, тогда — Горький. Там погрузили машины на баржу, чтобы доставить в Самару. А шоферы и сам Кудрявцев ехали пассажирским пароходом. Прибыли в Самару. Устроились москвичи в общежитии во дворе обкома партии. Ждали свои машины. А буксир с баржой, оказалось, застрял в молодых льдах где-то под Ульяновском. Наконец, прибыл груз. Так вот к чему эти, вроде бы малозначительные, подробности: среди машин ЦК ВКП(б) находились и три личных бронированных автомобиля Сталина — «ЗИС», «Бьюик» и «Кадиллак». Юрий Григорьевич, уже в Самаре, сам обслуживал их электрическую часть, и они в любой момент были наготове».

Назвать их бронированными, это конечно, сильно сказано. Они имели элементы защиты, так правильнее будут звучать характерные особенности этих машин, но «Паккарда», как видите, нет. Почитаем, еще одну статью специалиста по автомобилям Председателя клуба «Следопыты автомотостарины» Льва Шугурова (http://www.auto-limousine.ru).

Был «Паккард», как говориться, да весь вышел. Речь, по-прежнему у нас идет о проектировании будущего бронированного ЗИС- 115.

«Что касается кузова, то изначально был предусмотрен его бронированный вариант. Да вот незадача — внутри “паккардовских” дверей, если усилить их к тому же бронелистами, едва размещались механизмы гидравлических стеклоподъемников. Поэтому Андрей Островцов, ведущий конструктор проекта ЗИС-110, решился чуть отойти от высочайшего канона и взять за основу кузов от другой американской машины того же года — “Бьюик-Лимитед-90-L”.

“БЬЮИК-ЛИМИТЕД-90-L” подарил ЗИСу свой кузов.

Что за странная прихоть, кузов массовой модели использовать на представительском автомобиле? А дело-то все в том, что “Лимитед-90-L” был едва ли не единственной в истории этой марки попыткой построить роскошную модель высшего класса. Поэтому на шасси “Бьюика” установили 8-местный лимузин, спроектированный кузовной фирмой “Фишер” для… самого дорогого “Кадиллака”. Необычно широкий для тех лет, просторный и комфортабельный, кузов этот был гораздо современнее и удобнее сразу же порядком устаревшего лимузина от “Паккарда”. В результате машина получилась более широкой, “паккардовские” выступающие подножки ушли внутрь кузова. Кроме того, художники московского завода изменили форму задней части передних крыльев, убрали из них две “запаски”, ввели дополнительные горизонтальные молдинги на передке, сделали более выпуклым багажник».

Уважаемый читатель! Вы еще случайно не забыли тему нашего поиска? Где же этот пропащий бронированный мастодонт «Паккард» подаренный Рузвельтом в 1936 году? Тишина. То-то Волкогонов отделался молчанкой про «Паккард» в 1941 году под Москвой. Если бы это было в действительности, то, небось, нарисовал бы картину достойную кисти Малевича, — в стиле «Черного квадрата».

А на заводе ЗИС в конструкторском бюро закрутилась и завертелась кропотливая работа по созданию отечественного, как легкового ЗИС- 110, так и его аналога, бронированного автомобиля ЗИС- 115.

«Автомобиль ЗИС-110 отличался рядом конструкционных особенностей. Многие из них были впервые применены на отечественном автомобиле. Усложнения позволили обеспечить плавность хода, бесшумность и высокий комфорт машины. Так, главная передача заднего моста стала гипоидной, что позволило опустить ниже карданную передачу и отказаться от туннеля для нее. Кроме того, такая передача создавала меньше шума при работе. Новинкой на советском легковом автомобиле стала передняя независимая подвеска передних колес, передний и задний стабилизаторы поперечной устойчивости. Также впервые тормоза оказались с гидравлическим приводом и барабанными тормозными механизмами с колодками плавающего типа. На ЗИС-110 установили восьмицилиндровый мотор, что сделало его самым большим по объему (6005 см3) и самым мощным (140 л. с.) отечественным силовым агрегатом. Новаторским оказалось применение в его системе газораспределения гидравлических толкателей (компенсаторов зазоров) клапанов. Распределительный вал приводился в действие бесшумной пластинчатой цепью Морзе. Ведущим конструктором по двигателю был А. П. Зигель. Двигатель с необычно высокой для того времени степенью сжатия (6,85) нуждался в соответствующем бензине с октановым числом 74. По этой причине для ЗИС-110 в стране пришлось специально налаживать выпуск такого бензина — распространенный тогда А-66 совершенно не годился для столь требовательной машины. Характеристики двигателя позволили оснастить автомобиль трехступенчатой коробкой передач с рычагом управления на рулевой колонке — впервые расположенной таким образом, опять же, на ЗИС-110. Цельнометаллический кузов не был несущим, он ставился на мощную лонжеронную раму с Х-образной поперечиной посередине. Такая конструкция обладала хорошей сопротивляемостью

к скручиванию рамы и имела приличный запас прочности. ЗИС-110 слыл самым комфортабельным советским автомобилем послевоенного времени.

И это неудивительно. Его характерные особенности — хорошая шумоизоляция, улучшенная система отопления, серийно устанавливаемый радиоприемник, сиденья с набивкой из гагачьего пуха, опускающаяся с помощью электрогидропривода стеклянная перегородка между кабиной водителя и салоном (кузов типа «лимузин). При необходимости из перегородки салона можно было разложить два дополнительных сиденья — страпонтена, превратив пятиместный автомобиль в семиместный».

Так и хочется перечислять все достоинства советской конструкторской мысли тех далеких сороковых годов, которые опередили, по некоторым показателям, своих коллег ведущих автомобильных держав на целые десятилетия. Ведь разработанная, например, советскими конструкторами «капсульная система бронирования» станет известной Западу, только после «погрома» знаменитого ЗИС -115. Некоторые экземпляры попадут за рубеж и подвергнутся пристальному изучению.

В послевоенное время, работа по созданию данных автомобилей будет оценена по заслугам, За создание ЗИС- 110 (разумеется, и бронированного собрата ЗИС- 115) группа конструкторов в составе А.Н.Островцева, Л.Н.Гусева, А.П.Зигеля, Б.М. Фиттермана была удостоена в 1946 году Сталинской премией СССР 2-й степени. Оцените деликатность вождя. Мог бы за сохранность своей жизни дать первую степень, но что подумают люди? Буквально несколько слов о Сталинской премии. Это был, в какой-то степени и его личный фонд, который формировался из зарплаты и гонораров Сталина, за издание книг и статей. Но, конечно же, в большей и значительной степени фонд формировался за счет бюджета, так как на выдачу многочисленных премий, никаких личных Сталинских денег не хватило бы. Это, однако, ни в коей мере не умаляет заслуг Сталина, как одного из председателей данного фонда. Хрущев и последующие нечистоплотные люди, изъяли из энциклопедий, издаваемых после смерти Сталина, сведения о его премиях. Якобы, этих Сталинских премий не было никогда, а существовали только Государственные премии. Хотелось бы спросить «творцов» истории: «Из каких средств формировался фонд этой, вновь образованной Государственной премии?». Только из государственного бюджета! Ни один из последующих генсеков после Сталина, не вложил ни рубля своих сбережений, чтобы одаривать своих сограждан, свершивших высокий гражданский трудовой подвиг, в чем бы он не проявлялся. Будь то искусство, наука или производство. О сельском хозяйстве, и связанных с ним ряде отраслей народного хозяйства, лучше совсем и не упоминать. Можно брызгать злобной слюной в адрес Сталина, но, ни один злопыхатель, даже, из его бывшего окружения, не мог сказать что-либо худого, по поводу интеллекта вождя. Ни один из последователей Сталина на посту главы государства, не мог дотянуться до уровня Сталина ни в одной отрасли знаний, настолько высок был его умственный потенциал. А чтобы, по аналогии со Сталиным быть председателем комиссии по распределению Государственных премий? — даже близко не мог стоять! Хрущев тоже попытался рулить искусством, но кроме эмоционально-неприличного высказывания: «Пид…сы!», которое он произнес на художественной выставке в Манеже, других оценок, по поводу увиденных полотен, услышано не было.

А знаете, чью фамилию постарались стереть с Доски почета славного ЗИСа? Его бывшего директора Ивана Алексеевича Лихачева. Он ведь тоже был награжден Сталинской премией, но о нем почему-то постарались забыть. Может потому, что умер летом 1956 года, в год «знаменательного» двадцатого съезда партии? Ведь странно получается. Коллектив конструкторского завода получил премию за разработку и внедрение, а о директоре Сталин забыл, так что ли? Как всегда, в энциклопедии совершена подмена. Покойному заменили Сталинскую премию Государственной, которую он отродясь в руках не держал. А ведь, коснись, узнать, за что это Сталин отблагодарил Ивана Алексеевича премией, и сразу всплывет вопрос о бронированном автомобиле. Что, да как? Кто поручил, да в связи с чем? Хрущевцы, посчитали, что не надо привлекать к этому делу товарища Лихачева. И точка.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: