double arrow

Внешние факторы в процессе развития смуты


Как начиналась и протекала смута, начатая в 1985 г. “элитой” КПСС и продолженная пришедшими к власти диссидентами либерально-буржуазного космополитического толка, многие помнят. В годы перестройки и после неё неоднократно оглашались обвинения в том, что «архитектор перестройки» А.Н.Яковлев (ныне покойный) был завербован ЦРУ, о чём тогдашний глава КГБ В.Крючков докладывал М.С.Горбачёву, но тот никак на это не прореагировал. Также ходили слухи, что А.Н.Яковлев — главный масон в СССР, что он в одном из своих публичных выступлений и признал с иронией. В дни ГКЧП сподвижники Б.Н.Ельцина предлагали ему укрыться в посольстве США и, посольство, судя по всему, готово было предоставить ему убежище, но Б.Н.Ельцин на это не пошёл. Рассказывая о днях ГКЧП, Е.Т.Гайдар сказал: «ЦРУ сыграло свою роль. Это чистая правда»[93]. Потом после уничтожения государственности СССР, Российская Федерация стала самостоятельным государством — независимым от «союзного центра» (если говорить на лексиконе времён перестройки). Но практически сразу же СМИ стали сообщать о неких советниках российского правительства из Гарварда, которые оккупировали кремлёвские кабинеты и которые рулят политикой России от имени режима Б.Н.Ельцина. Потом в обиход вошло выражение «вашингтонский обком», которому сопутствовали утверждения о том, что некий «ЦК», властный и над «вашингтонским обкомом», находится в Лондоне и т.п. И была ещё Директива СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 г. “Наши цели в отношении России”[94], которая определяла основные принципы политики, направленной на расчленение СССР, ликвидации социализма и Советской власти силами самих же жителей СССР, что и было реализовано в ходе перестройки.

Если говорить о завершении предшествующего полного цикла развития смуты в 1917 г., то и тогда во внутренние российские дела кто только не вмешивался. Мало кто не знает с подачи либералов о «немецких деньгах», выделенных партии В.И.Ленина на совершение революции германским генштабом, и о «пломбированном вагоне», в котором революционеры разных толков проехали из нейтральной Швейцарии через воюющую с Россией Германию, чтобы оказаться в нейтральной Швеции, а из неё — перебраться в Россию и сделать в ней революцию. Иногда вспоминают и то, что арестованный в Британии Троцкий был освобождён по настоятельной просьбе российского временного правительства. Однако при этом как-то забывается, что все эти события имели место уже после свержения династии Романовых и прихода к власти временного правительства. Но либералы при этом предпочитают не говорить о том, как была свергнута династия и как возникло временное правительство; и уж тем более помалкивают о том, что в заговоре российской “элиты” против династии Романовых, который завершился февральской революцией, соучаствовали и послы союзниц России в той войне — Франции и Великобритании[95]. Ну и, естественно, всё это не могло не проходить без деятельности масонства[96], координирующей политику в глобальных масштабах: в частности, в первом составе временного правительства только один человек не был масоном.




Ну а то, что смута рубежа XVI — XVII веков сопровождалась интервенцией регулярных войск Польши и Швеции, а, кроме того, — и повсеместным разбоем пришлых из разных сопредельных России земель самодеятельных бандформирований, — это общеизвестный факт.

Есть точка зрения, что все эти неурядицы на протяжении последних 400 лет истории России — испытание её Свыше на стойкость в православной вере, а всплесками смуты отмечены времена, в которые народ пренебрегал верой. И это мнение согревает души приверженцев проведения в жизнь сценария православного (скорее всего монархического) ренессанса России.

Однако они принципиально избегают обсуждения вопросов:

· Почему на месте некогда не менее стойкой в православной вере Византии ныне находится Турция? — что Бог искореняет праведные культуры?

· Если в какие-то периоды истории России народ действительно пренебрегал верой, то чем именно в этой вере он пренебрегал?

Последний вопрос можно сформулировать иначе: Что стоит за высказываниями таких людей, как А.С.Пушкин, Ф.И.Тютчев, А.К.Толстой, которые так или иначе выразили сомнение в предлагаемой им церковью вере[97], и тем более, если они мотивировано отвергли её как Л.Н.Толстой[98]?



Не вредно в этой же связи вспомнить, что И.В.Сталин, А.И.Микоян и многие другие революционеры — выходцы из семинарий, т.е. их души по каким-то причинам отвергли церковное вероучение и практику деятельности церкви, не с порога по предубеждению, а вникнув в его суть юношеским умом, не отягощённым и не зашоренным инерцией предубеждений, что характерно для большинства взрослых детей. Причём И.В.Джуга­швили уже после того, как покинул семинарию, в возрасте около 18 лет написал религиозные по своей сути стихи[99].

И ладно бы только названные не нашли в вероучении церкви жизненного смысла для себя, что и нашло выражение либо как эпизоды в творчестве тех из них, кто стал литераторами, либо — как иной смысл всей жизни каждого из тех, кто посвятил себя политической деятельности.

Но ведь будущим церкви и окормляемых ею династии, государства Российского и его народов был обеспокоен и доныне почитаемый РПЦ святитель Игнатий (Брянчанинов). И он тоже видел проблему в неадекватности деятельности церкви тому, что происходит в жизни. Он не отверг церковь, но церковь по существу отвергла его, поскольку на протяжении нескольких десятилетий вплоть до краха Российской империи в 1917 г. игнорировала всё, изложенное им в записках “О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской Православной Церкви” 1862 — 1866 гг.[100] Иерархия РПЦ и ныне не считает безусловно необходимым для себя и всей церкви переосмыслить написанное Брянчаниновым полтора века тому назад, хотя и начала проводить в жизнь проект православного ренессанса России.

Это говорит о том, что некая проблема объективно проявляется на протяжении нескольких столетий. И эта проблема связана с ролью РПЦ и её вероучения в развитии смуты как процесса. Поэтому для того, чтобы выйти из циклически повторяющегося процесса развития смуты, в котором Русская многонациональная цивилизация живет уже более 1000-летия, эта проблема должна быть выявлена и понята. Её необходимо понять именно в связи с циклическим развитием смуты.

Вероучение, ставшее вероучением РПЦ в дониконианский период её истории, точно так же, как и вероучение никониан — новообрядцев, раскольников — было привнесено на Русь извне в готовом к употреблению виде. Его заимствование из Византии[101] пришлось на начало второй фазы первого исторически известного нам полного цикла развития смуты как процесса, которая завершилась удельно-княжеской раздробленностью Руси и тем явлением, которое получило впоследствии название «монголо-татарское иго» либо «вассальная зависимость удельных княжеств от Золотой орды». Эти обстоятельства объясняют, почему первый исторически известный цикл смуты мы не стали рассматривать в разделе 2.1, а отнесли его рассмотрение в раздел 2.2, дав ему соответствующее название. Соответственно обратимся к рассмотрению вопроса о том, что же именно было привнесено на Русь в период её крещения.

Смысл вероучения РПЦ в его широко известном виде выражен в символе веры, иное его название — молитва “Верую”[102]:

1. Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. 2. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Им же вся быша. 3. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. 4. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. 5. И воскресшаго в третий день по Писанием. 6. И восшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. 7. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. 8. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже с Отцем и Сыном споклоняема и сславима, глаголавшаго пророки. 9. Во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. 10. Исповедую едино крещение во оставление грехов. 11. Чаю воскресения мертвых, 12. и жизни будущаго века.

Аминь.

Но из приведённого не понять: Как именно вероучение РПЦ связано с процессом развития смуты? Почему оно не гасит этот процесс? и насколько обоснованы высказанные ранее нами утверждения, что оно — один из факторов генерации смуты в Русской многонациональной цивилизации на протяжении последнего более, чем 1000-летия?

О крещении Руси митрополит Илларион (первый этнически русский митрополит, возведённый на митрополию в Киеве) в “Слове о Законе и Благодати” (датируется периодом 1037 — 1050 гг.) повествует в следующих словах:

«… Похвалим же и мы, по силе нашей, малыми похвалами, великое и дивное сотворившего, нашего учителя и наставника, великого князя земли нашей Владимира, внука старого Игоря, сына же славного Святослава, которые во времена своего владычества мужеством и храбростью прослыли в странах многих и ныне победами и силою поминаются и прославляются. Ибо не в худой и неведомой земле владычество ваше, но в Русской, о которой знают и слышат во всех четырёх концах земли.

Сей славный, рожденный от славных, благородный — от благородных, князь наш Владимир возрос, окреп от детской младости, паче же возмужал, крепостью и силой совершенствуясь, мужеством же и умом преуспевая, и единодержцем стал земли своей, покорив себе соседние народы, иных — миром, а непокорных — мечом. И вот на него, во дни свои живущего и землю свою пасущего правдою, мужеством и умом, сошло на него посещение Вышнего, призрело на него Всемилостивое Око Благого Бога. И воссиял разум в сердце его, чтобы уразуметь суету идольской лжи, взыскать же Бога Единого, создавшего всю тварь, видимую и невидимую. К тому же всегда он слышал о благоверной земле греческой, христолюбивой и сильной верою: как (там) Бога Единого в Троице почитают и поклоняются (Ему), как у них являются силы, и чудеса, и знамения, как церкви людьми наполнены, как веси и города благоверны, все в молитвах предстоят, все Богу служат. И услышав это, возжелал сердцем, возгорелся духом, чтобы быть ему христианином и земле его также быть (христианской), что и произошло по изволению Божию о естестве человеческом. Ибо совлёкся князь наш, и с ризами ветхого человека сложил тленное, отряхнул прах неверия и вошёл в святую купель, и возродился от Духа и воды, во Христа крестившись, во Христа облекшись. И вышел из купели убелённым, став сыном нетления, сыном Воскресения, имя приняв вечное, именитое в поколениях и поколениях — Василий[103], коим вписан он в Книге Жизни, в вышнем граде, в нетленном Иерусалиме. После того, как это произошло, не оставил он подвига благоверия, не этим только явил сущую в нём к Богу любовь, но подвигнулся дальше, повелев по всей земле своей креститься во Имя Отца и Сына и Святаго Духа и ясно и велегласно во всех городах славить Святую Троицу, и всем стать христианами: малым и великим, рабам и свободным, юным и старым, боярам и простолюдинам, богатым и бедным.

И не было ни одного, противящегося благочестивому его повелению. Да если кто и не любовью, то из страха (перед) повелевшим крестился — ибо было благоверие его с властью сопряжено[104]. И в одно время вся земля наша восславила Христа с Отцом и со Святым Духом.

Тогда начал мрак идольский от нас отходить, и заря благоверия явилась. Тогда тьма бесослужения сгинула, и слово евангельское землю нашу осияло.

Капища разрушались, а церкви поставлялись, идолы сокрушались, а иконы святых являлись, бесы бежали — Крест города освящал.

Пастыри словесных овец Христовых, епископы, стали пред святым алтарём, принося Жертву Бескровную. Пресвитеры, и диаконы, и весь клир украсили и лепотой облекли святые церкви. Труба апостольская и евангельский гром все грады огласили. Фимиам, возносимый к Богу, освятил воздух. Монастыри на горах воздвигли; черноризцы явились; мужи и жёны, и малые и великие — все люди заполнили святые церкви, восславили (Бога), воспевая: Един свят, един Господь Иисус Христос во славу Бога Отца! Аминь. Христос победил! Христос одолел! Христос воцарился! Христос прославился! Велик Ты, Господи, и чудны дела Твои! Боже наш, слава Тебе!» (приводится в переводе на современный русский язык А.Белицкой по публикации в интернете:

http://old-russian.chat.ru/13ilarion.htm).

Если предположить, что митрополит Илларион правдиво свидетельствует о фактическом положении дел на Руси непосредственно после крещения и в первые полвека после него, то встаёт вопрос: А как в этой благодати могли непрестанно тлеть и вспыхивать внутрирусскими войнами княжеские усобицы, в результате которых, всего-то спустя 200 лет после Иллариона, стало возможным и наступило «монголо-татарское иго» (либо в ином понимании истории — эпоха «вассальной зависимости удельных княжеств от Золотой орды»), начало освобождению от которого Руси как единого целого положили Даниил Московский и Иван Калита спустя ещё примерно 100 лет?[105]— Ведь: «... Бог не есть бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых» (Новый Завет, Павел, 1‑е Коринфянам, 14:33); «Бог с людьми кроток, милосерд»(Коран, 2:138); «Принеси в жертву Богу хвалу и воздай Всевышнему обеты твои, и призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя и ты прославишь Меня» (Ветхий Завет, Псалм 49:15).

Приведённые выдержки из Нового Завета, Корана, Псалтири, дают основания полагать, что митрополит Илларион в своём “Слове о Законе и Благодати” далеко не во всём адекватно описывает положение и течение дел на Руси, вследствие чего его “Слово” по сути своей представляет собой дошедший до нас образчик церковного «пиара» 1000-летней давности.

В действительности усобицы протекали и до крещения, и после него. Даже сам Владимир Креститель умер (в 1015 г.) в период, когда он и его сын Ярослав, впоследствии получивший прозвище «Мудрый» готовились к войне друг с другом. Повод состоял в том, что Ярослав сидел князем в Новгороде и отказался платить дань (налоги) в Киев, где Великим князем сидел его отец. По каким причинам Ярослав не пожелал поддерживать «федеральный бюджет», история умалчивает. На этот же период времени пришлось и убийство братьев Ярослава — Бориса и Глеба, причинной которого было разрешение спора о том, кому сидеть на великокняжеском столе в Киеве после Владимира.

И это не всё. В журнале “Молодая гвардия”, № 1, 1994 г., опубликована работа А.А.Кура[106] “Из истинной истории наших предков”[107]. В ней сообщается, что Владимир-Креститель умер насильственной смертью, о чём прямо говорят результаты раскопок Десятинной церкви в 1638 г. митрополитом Петром Могилой (стр. 256), а косвенно — 11 икон Св. Равноапостольного князя Владимира, на которых он изображён с символами его мученической смерти: мученический крест в правой руке (стр. 256). Кроме того, в этой же статье А.А.Кур утверждает, что Владимир крестил Русь в арианство (одна из разновидностей древнего христианства, почитаемая православием и католицизмом ересью) и обосновывает это утверждение.

Но митрополит Илларион вспоминает только одного деда Владимира — князя Игоря, умалчивая о другом. Мать Владимира, не была княгиней, а была наложницей князя Святослава (это к вопросу о так называемом «благородстве» его происхождения). Звали её Малка (ласково — Малуша), ряд источников сообщают, что была она дочерью хазарского раввина из города Любеч, входившего в состав Хазарского каганата, и попала в плен после разгрома каганата Святославом. Дочь она раввина либо же нет, но «Малка» — имя не славянское, и вряд ли тюркское[108]. И есть глобально политические основания полагать, что источники, указывающие на происхождение Владимира из раввинского хазарского рода не лгут, о чём далее. Соответственно династию Рюриковичей следует более правильно именовать Рюриковичи-Малкины-Рабиновичи. Но если православная вера в версии РПЦ до Никона и после него истинна[109], и утверждена на Руси Владимиром Крестителем, то его происхождение особого значения не имеет — Бог лучше знает, кому и от кого воплотиться, и главная характеристика человека — его дела, совершаемые в русле принятия на себя определённо осознанной миссии в Промысле Божием…

В тот же исторический период[110], когда Илларион написал “Слово о Законе и Благодати”, автор “Слова о полку Игореве, Игоря Святославича, внука Ольгова”[111] с горечью свидетельствовал:

«Затихла борьба князей с погаными, ибо сказал брат брату: “Это моё, и то моё же”. И стали князья про малое “это великое” молвить и сами себе беды ковать, а поганые со всех сторон приходили с победами на землю Русскую».

Но надо обратить внимание на несколько обстоятельств:

· В приведённой цитате из “Слова о полку Игореве” сама грамматическая форма «стали князья…» говорит о том, что ранее — в относительно недавнем историческом прошлом, известном автору “Слова” — князья вели себя иначе. А описываемое их поведение возникло относительно недавно и ещё не воспринимается обществом и самим автором “Слова о полку Игореве” в качестве безальтернативной нормы поведения этой социальной группы.

· В Римской империи христианство распространялось как религия рабов и социальных низов и постепенно охватывало иерархию римского общества, распространяясь в её верхи снизу. Государственная власть длительное время исповедовала и поддерживала иные культы и подавляла распространение христианства. Потом правящая “элита” Рима перешла к политике руководства распространением христианства в империи, модифицируя его под свои потребности. Этот более чем 2-вековой процесс завершился тем, что император Константин Великий — верховный жрец общеимперского в Риме культа Непобедимого солнца — в 325 г. созвал Никейский собор, который принял первую редакцию символа веры, в основном утвердил канон писания и догматику. После этого христианство на основе никейской догматики стало государственной религией Римской империи. Сам Константин ещё некоторое время продолжал быть верховным жрецом культа Непобедимого солнца и принял христианство незадолго до своей смерти[112] (“Большая советская энциклопедия” утверждает, что в форме арианства, изд. 3, т. 13, стр. 45). Т.е. “элита” Римской империи приняла христианство последней из состава древнеримского общества.

· На Руси распространение христианства протекало в обратном порядке по отношению к формировавшей социальной иерархии: сначала христианство принимали представители формировавшейся “элиты” — княжеские дружинники и купцы, побывавшие в Византии и других государствах, куда христианство уже проникло и было значимо в жизни обществ, в силу чего в этих обществах просто эффективнее вести дела, если показывать себя христианином. Но в низы общества древней Руси процесс христианизации сам собой не проникал. Для того, чтобы Русь стала христианской, потребовалась великокняжеское распоряжение, подкреплённое силой великокняжеских дружин, насаждавших новую веру огнём и мечом, и уничтожавших культурные памятники (не только капища и идолов, но и литературу и исторические хроники) языческой эпохи.

Эта хронологическая последовательность событий и сопоставление процессов христианизации общества в Римской империи и на Руси позволяет утверждать, что как таковое православие, появившись на Руси, не было первопричиной смуты. Но это приводит к вопросу: Что князья, бояре и купцы Руси, претендовавшие стать правящей “элитой” общества, нашли для себя в исторически сложившемся к тому времени православии Византии, чтобы пойти на насильственное крещение Руси?

Для ответа на этот вопрос, необходимо привести кое-какие сведения о языческой культуре цивилизации Руси[113].

Главной её особенностью было то, что жреческая власть на Руси в языческие времена не была кланово обособленной от остального общества — она была общенародной:

· Жрецом (социологом — в переводе на современный научный слэнг[114]) мог стать представитель любого рода, если был в состоянии освоить кое-какие психологические практики и навыки.

· В силу этого жречество было общецивилизацинной профессиональной (в нынешнем понимании) корпорацией, носительницей концептуальной власти. Эта профессиональная корпорация вырабатывала политические и хозяйственные решения, а князья и бояре, будучи единоличными координаторами при выполнении выработанных и принятых к проведению в жизнь решений, подчинялись жречеству и были ответственны, прежде всего, — перед ним, а уж потом перед вечем.

Однако языческая культура вступила в кризис, в рассмотрение характера которого мы сейчас вдаваться не будем (об этом далее в разделе 2.3, а так же в работе ВП СССР “Психологический аспект истории и перспектив нынешней глобальной цивилизации”). В этом кризисе она постепенно вырождалась в идолопоклонство, многобожие и прикладную магию разного рода. Кроме того, такие эпизоды как защита Константинополя Свыше от набега, как можно предполагать, — русских, положившая начало традиции празднования «Покрова пресвятой Богородицы»[115], не способствовали поддержанию авторитета жречества в княжеско-боярских кругах: византийский “бог” в этом случае оказался сильнее своих “богов”.

В ходе развития кризиса языческой культуры князья начали мнить себя самодостаточными в деле управления жизнью общества. Поэтому перед ними, как и перед “элитой” нынешней «Россионии» встал вопрос:

“Какой новой «национальной идеологией» заменить традиционные языческие верования, в обществе, переживавшем внутренний кризис, чтобы сплотить общество на новых принципах, обосновав при этом и свою исключительную власть над ним?”

Ответ на этот вопрос в готовом виде они нашли в Византии, в исторически сложившемся христианстве. Первоверховный апостол Пётр (традиция считает его первым римским первосвященником — папой Римским) поучал:

«11. Возлюбленные! прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу,

12. и провождать добродетельную жизнь между язычниками, дабы они за то, за что злословят вас, как злодеев, увидя добрые дела ваши, прославили Бога в день посещения.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про:
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7