double arrow

В.Дильтей как основоположник герменевтической методологии

Эпистемология (гносеология) – философское учение, изучающее основные теории (принципы) познания.

Социальная эпистемология (социальная гносеология) – это философская (социально-философская) наука, исследующая основные способы познания социальной реальности (общества, социума) и составляющая теоретическое ядро социальной методологии (методологии социальной реальности).

В широком смысле СЭ включает в себя и познание гуманитарного познания.

В узком смысле различают СЭ и ГЭ.

В истории социальной эпистемологии можно выделить несколько основных традиций, причем все они так или иначе имеют свое продолжение в современной социально-эпистемологической мысли. Современная социальная эпистемология характеризуется плюрализмом концепций, и потому всякий разговор о единой социальной эпистемологии является беспредметным.

Обозначим основные традиции современной социальной эпистемологии, каждая из которых включает в себя два философских направления:

1) позитивизм и марксизм;

2) неокантианство и Макс Вебер (веберианство);

3) социальная феноменология и герменевтика;

4) постструктуализм и постмодернизм.

Герменевтика (название происходит от Гермеса – древнегреческого бога письменности, а также от «герменеою» – «разъяснить, истолковывать» (древнегреч.)) как философское направление сформировалась во второй половине XIX в. Возникновение ее связано с именем немецкого ученого Вильгельма Дильтея (1833–1911).




Основополагающий тезис социальной эпистемологии Дильтея выглядит следующим образом: отчасти соглашаясь с неокантианцами, он подчеркивает необходимость учета ценностей в познании социальных явлений; однако для него это лишь один из многих моментов процесса «включения» человека в переживание исследуемых им социальных явлений и фактов. Именно это переживание, согласно немецкому философу, позволяет ученому, изучающему подобные явления и факты, возвыситься до их герменевтического постижения, а если быть совсем точным, до понимания их. «Понимание» – это высшая ступень познания, а «объяснение» (в том числе «научное объяснение») Дильтеем истолковываются как предварительные (предшествующие «пониманию») ступени философского постижения социальной реальности.

Но позицию Дильтея нельзя также трактовать примитивно – будто он требовал какого-то мистического вчувствования в социальную реальность, как прошлую, так настоящую и будущую. Наоборот, он призывал к единству как субъективного, так и объективного в социальном познании, результатом которого должно было стать «герменевтическое знание».



Российский философ А.Ф. Зотов иллюстрирует позицию Дильтея следующим размышлением:

«Историк вовсе не должен стремиться к простому описанию индивидуальных событий (к чему, кстати, призывали и неокантианские приверженцы идеографического метода – ведь без «отнесения к ценностям» не могло образоваться никаких понятий исторической науки); он стремится к общему пониманию событий и процессов. Об этом свидетельствуют и такие понятия, как «средневековое общество», «национальная экономика», «революции Нового времени». Даже когда историк занимается биографиями, тогда в роли сырого материала выступают события или документы (письма, воспоминания, дневники, сообщения современников и пр.). К примеру, историк хотел бы понять Бисмарка как великого политического деятеля, – что оказывало на него влияние, что было для него значимым, к каким целям он стремился и почему именно к ним; кто и почему был его союзником и противником, как он использовал сложившиеся условия или мог их изменить в своих интересах; почему в Пруссии и Европе сложились такие условия; какое значение имело государство в этой стране, и чем оно отличалось от других европейских странах, и т. д. и т. п. Для всего этого ему, историку, и нужны общие понятия. Поэтому задача не в том, чтобы каким-то образом «слиться» с Бисмарком психологически, «идентифицировать» с себя с ним как с личностью: историк, который хотел бы «разобраться» с Бисмарком, обязан изучить и государственную структуру Пруссии, и состояние ее хозяйства, и особенности и традиции внешней политики, и расстановку сил в Европе и в мире, и конституцию страны, и особенности религии, и многое, многое другое. Понимание исторической личности предполагает «опосредование» этого «общего знания»».

История как целое не имеет своего смысла; им обладают лишь отдельные её эпохи, замкнутые в себе «культурные системы» индивидуальной структуры. Методологически «наука о духе» Дильтея есть попытка соединения двух систем: каузально-генетического объяснения английского позитивизма и интуитивного понимания немецкого идеализма. Дильтей хотел возродить немецкий идеализм на более научном базисе. Но из этого соединения идеализма с позитивизмом не получилось ни цельного мировоззрения, ни цельного метода; элементы этих систем всегда распадаются там, где Дильтей применяет их на практике; он склоняется то к одной, то к другой системе: в первый период своих многочисленных исторических работ он ближе к позитивизму, во второй — особенно после критики его трудов Риккертом и Гуссерлем — к идеализму.

Герменевтика (древнегреч. толкование) – одно из направлений философии – зародилась как теория о процессе понимания, использовавшаяся в основном при смысловом прочтении библейских текстов с целью их более точного токования. Возникновение герменевтики в современном понимании начинается на рубеже XVIII - XIX столетий и связана с именем Фридриха Шлейермахера.

Понятие «текст» несет в себе большую смысловую нагрузку, оно включает высказывания, письменные формы естественного языка, знаковые системы записи текста и др. Фундаментальные труды Дильтея, Шлейермахера, Гадамера способствовали выделению герменевтики в особую область исследований, отрасль философского знания.

Шлейермахер вывел два метода толкования текстов: грамматический, с помощью которого выявляется «дух языка», и психологический – выражающий «дух автора». Толковать текст имеет смысл при условии родства душ автора и читателя.

Немецкий философ Дильтей исследовал историю возникновения г. и определил ее как метод интерпретации культуры прошлого на основе воспроизведения духовной жизни исследуемой эпохи. Для полного понимания всех явлений эпохи исследователь должен «вжиться» в нее и поставить себя на место автора. Сам акт понимания истолкования культуры состоит из реконструкции: речи, акта творчества автора; нахождения индивидуальных особенностей автора текста. Герменевтика для Дильтея – наиболее адекватный метод для всех гуманитарных наук, но он не тождественен философии.

Вильгельм Дельтей – отчасти, соглашаясь с неокантианцами, он настаивает на еще более сильном и существенном включении человека непосредственно в сам процесс познания. Вебер недооценивает роль субъекта познания в процессе познания, поэтому подход нужно менять в сторону того, чтобы еще больше включить субъекта познания непосредственно в сам процесс познания. Неокантианство включило в процесс только ценности человека. Субъект познания –это живой человек. Жизнь – это деятельная активность субъекта. Вся реальная жизнь субъекта так или иначе вся включается в процесс познания. Происходит индивидуализация самого процесса социального познания. Субъекты помимо ценностей – это эмоции, аффекты, психологические симпатии и антипатии, установки, физиологические процессы, некие архетипы познания. Даже болезни субъекта они, так или иначе, могут деформироваться и войти в результаты социального познания. Дильтей различает процесс познания (цель – поиск истины, но это только первый шаг на пути к достижению главной цели) и понимания (следующий шаг: стремление не только познать явление, но и понять его).Понимание, это вхождение в эмоционально психологический мир исторического субъекта. Основной объект изучения у Дильтея – истинные факты. Нельзя стремиться к простому описанию истинного события, необходимо стремиться к переживанию.

Переживание позволяет возвыситься до понимания социальных явлений. Понимание – выше, чем познание, понимание – включает в себя познание, понимание – высшая ступень познания. Но объяснить – не значит понять.

По сути – человек становится сам объектом познания.






Сейчас читают про: