double arrow

Сахара – колыбель цивилизации?


При слове «Сахара» каждый из нас сразу представляет себе огромную безжизненную пустыню, океан песка, выжженные солнцем, потрескавшиеся скалы, где нет ни былинки, ни травинки… Действительно, такой Сахару человечество знает на протяжении нескольких последних тысячелетий. Поэтому громом среди ясного неба стало открытие французскими учеными в Сахаре огромного количества наскальных рисунков и петроглифов, свидетельствующих о том, что еще сравнительно недавно это был цветущий, полный жизни край!

…Огромное, иссушенное жгучим солнцем пустынное плато Тассилин-Аджер площадью 72 тыс. кв. км расположено в Центральной Сахаре, на юго-востоке Алжира. Протяженность плато составляет 700 км, ширина – 100 км. Выровненную поверхность Тассилин-Аджера с поднимающимися кое-где остроконечными вершинами пересекают каньоны, русла высохших древних рек. В скалах Тассили (так называют плато берберы) имеется множество гротов и пещер, есть здесь и горячие вулканические источники. Повсеместно встречаются геологические образования из эродированного песчаника, образующие так называемые скальные леса.




Этот «марсианский пейзаж» – один из древнейших центров обитания человека в Северной Африке. Древние обитатели Тассилин-Аджера оставили свыше 15 тысяч наскальных рисунков и рельефов, охватывающих огромный период времени – от VI тысячелетия до н. э. до наших дней включительно. Эти изображения животных, людей, колесниц, сцен охоты, войны, перегона стад и т. д. – настоящая летопись Северной Африки.

Первооткрывателем наскальной живописи в Сахаре был французский ученый Анри Лот, который в начале 1950-х годов отыскал в Тассилин-Аджере более 10 000 наскальных рисунков. В результате раскопок им были обнаружены древние захоронения, найдены осколки горшков, каменных инструментов, а также острия стрел и копий, кости разнообразных животных. Открытия Анри Лота побудили ученых многих стран мира начать поиск и исследования древних памятников Сахары. Сегодня число их исчисляется десятками тысяч. Собранный за последние полвека и ежегодно пополняемый огромный археологический материал свидетельствует о том, что именно в Сахаре следует искать разгадку многих тайн древней истории народов Африки, Средиземноморья и Европы.

Наскальные изображения (рисунки и петроглифы) диких животных, одомашненного скота, людей и абстрактных символов найдены во многих областях пустыни Сахара. Сюжеты множества из них свидетельствуют о том, что в эпоху палеолита и неолита в Сахаре были более влажный климат, богатая флора и фауна. Эти образы являются своеобразным окном в давно исчезнувший мир, мир настолько нереальный, что в него порой бывает трудно поверить. Многие наскальные изображения найдены в отдаленных областях пустыни – столь неприветливых и бесплодных, что само предположение, что здесь когда-либо могли обитать люди или животные, кажется сегодня невероятным. А между тем 10–12 тыс. лет назад это был цветущий край, едва ли не «текущий молоком и мёдом»!



Крупнейшие ансамбли наскального искусства в Сахаре расположены главным образом в нагорьях Центральной Сахары – Тассилин-Аджер, Тассилин-Ахаггар, Тибести и в прилегающих к ним районах– Феццане, Адрар Ифорасе, Аире, Борку, Эннеди и т. д., а также в Западной Сахаре (Бу Дейр). Нигде в мире наскальные изображения не достигают такой высокой плотности. Эти рисунки и петроглифы запечатлели всю эволюцию Сахары от некогда цветущей саванны к безжизненной пустыне.

Изучение памятников археологии и наскального искусства Сахары позволило ученым по-новому взглянуть на многие страницы человеческой предистории. Глубокие изменения в климате Северной Африки, произошедшие за последние 12 000 лет, имели колоссальное воздействие на окружающую среду и, следовательно, на условия жизни людей и животных, на род человеческих занятий и способы хозяйствования. Сегодня установлено, что в сравнительно недавние времена Сахара пережила две влажные климатические стадии: одна имела место приблизительно 12 000 – 8 000 лет назад, вторая 7000–5000 лет назад. Периоды засушливости – один между этими двумя влажными стадиями и второй, начавшийся около 5000 лет назад, – и привели в итоге к запустению огромных областей Сахары.



Фрески Тассилин-Аджера наглядно свидетельствуют о том, что Сахара некогда была цветущей саванной

Колебания климата Сахары связаны с последним ледниковым периодом, который достиг максимума приблизительно 18 000 лет назад. Последующее таяние массивных ледников, покрывавших Альпы, вызвало глубокие изменения в воздушном обращении на Севере Африки. Это происходило около 12 000 лет назад. Спустя две тысячи лет результат этих изменений уже начал чувствоваться людьми, жившими в центре пустыни Сахара. А около 7000 лет назад эти племена были вынуждены начать переселение в более влажные места, прежде всего в долины крупных рек Африки – Нила, Нигера и Сенегала.

Свидетельства, встречающиеся повсюду в пустыне Сахара (геологические отложения, археологические памятники, наскальные изображения и т. д.), говорят о том, что в конце последнего ледникового периода, около 10 000 лет назад, прохладный, сухой и ветреный климат уступил место относительно устойчивому влажному климату. Это было связано с усилением африканских муссонов, проникавших глубоко в сахарскую область, вплоть до ее северных и центральных районов, и приносивших с собой частые и обильные ливни. Этот влажный период длился приблизительно до V тысячелетия до н. э. после чего климат Сахары начал меняться. Муссон стал отступать, дожди шли реже и реже. Однако высыхание Сахары не было синхронным процессом: там, где оставались запасы воды (реки, озера), жизнь продолжалась в течение еще нескольких столетий или даже тысячелетий. И в сегодняшней Сахаре сохранились относительно влажные уголки, где еще можно встретить реликтовых животных и влаголюбивые растения, напоминающих о былом расцвете края (например, последний сахарский крокодил погиб только в начале XX века и отнюдь не по причине изменения климата – все поголовье реликтовых крокодилов истребили охотники). Но обширная саванна, служившая естественным пастбищем стадам одомашненного скота, высохла очень быстро. Скорее всего, причиной гибели Сахары и стали эти стада, вытаптывавшие и поедавшие растительный покров – скот буквально «съел» Сахару!

Подобные казусы случались и в более поздние времена (вспомним, как в XIX столетии завезенные колонистами овцы чуть не «съели» Австралию!). Что уж говорить о временах доисторических, когда человечество только-только делало свои первые шаги, осваивая мир! Ранние цивилизации, опиравшиеся исключительно на экстенсивные методы хозяйствования, зачастую оставляли вокруг себя в буквальном смысле слова пустыню. Вспомним хотя бы древнюю цивилизацию долины Инда, строившую огромные города из обожженного кирпича и угробившую на этот кирпич все окрестные леса. Сегодня на этом месте простирается пустыня, а сама цивилизация погибла, как считают, прежде всего из-за резкого ухудшения условий существования.

Стадо скота. Наскальная роспись. Тассилин-Аджер

Все главные периоды сахарской предыстории представлены археологическими материалами. Сегодня имеются свидетельства непрерывного человеческого присутствия здесь, начиная с палеолита. Создателями сахарских наскальных изображений стали многие поколения охотничьих и скотоводческих племен, населявшие теперешнюю пустыню в те далекие времена, когда она была страной с благодатным климатом, пышной растительностью и богатым животным миром. В этой богатой водой местности произрастали разные породы лиственных и хвойных деревьев, дубы, олеандр и мирт, цитрусовые и оливковые деревья. Многочисленные долины, сейчас засыпанные песком, были в то время такими же полноводными реками, как Нил и Нигер. Они изобиловали рыбой и крупными речными животными – бегемотами, крокодилами – кости которых сохранились в местах древних поселений.

Самые ранние памятники наскального искусства, изображающие больших диких животных – слонов, жирафов, носорогов, ископаемую разновидность буйвола, – как считается, были созданы охотниками-собирателями более 7000 лет назад, возможно, уже в X тысячелетии до н. э. 6–7 тысяч лет назад по Сахаре бродили огромные стада одомашненного крупного рогатого скота; в некоторых областях они появились, вероятно, гораздо раньше. Далее памятники наскального искусства демонстрируют появление одомашненных коз и овец (приблизительно с III тысячелетия до н. э.), затем верблюдов (2000–2500 лет тому назад). Сегодня ученые выделяют четыре больших периода развития наскального искусства Сахары, связанных с климатическими изменениями в этом районе:

I. Период древнего буйвола (VIII–VI тысячелетия до н. э.) – «эпоха охотников».

II. Период домашних быков (до 3500 г. до н. э.) – «эпоха пастухов».

III. Период лошади (до 1500 г. до н. э.).

IV. Период верблюда (начиная приблизительно со II века н. э.).

Живопись и петроглифы трёх последних периодов встречаются на территории Сахары повсеместно, но древние памятники, относящиеся к «эпохе охотников», сохранились лишь в нескольких местах – главным образом в Феццане и в горах Сахарского Атласа. Петроглифы Феццана по праву считаются вершиной первобытного искусства. Местность, где находятся эти изображения, в настоящее время представляет собой безжизненную пустыню. По обеим сторонам сухой долины Матенду высятся темно-оранжевые, растрескавшиеся от зноя скалы, на которых ясно различимы изображения слонов, бегемотов, носорогов, жирафов, быков, антилоп, страусов и других животных, а также фигуры лучников, охотников с дротиками и т. д. Размеры фигур достигают нескольких метров.

Региональные различия в художественных стилях сахарского наскального искусства, вероятно, указывают на культурные различия населявших в то время Сахару народов, хотя есть и другие объяснения этому. В то же время различие стилей указывают на долгую традицию наскального искусства в этой области, берущую начало в доисторические времена. Однако мы очень немного знаем о людях, которые населяли эту область до 3000 года до н. э.

Первые гоминиды появились в Северной Африке очень давно – возраст ископаемых останков гоминида вида Homo habilis из Айн-Ханеха в Алжире составляет более миллиона лет. Ряд свидетельств указывает на то, что отдельные человеческие группы кочевали в Сахаре уже в эпоху плейстоцена, от 250 до 60 тысяч лет назад. Плотность населения в это время была невысока, особенно в Западной Сахаре. Одной из древнейших культур Северной Африки является так называемая культура Дабба, возникшая в Тунисе между 12 000 и 10 000 гг. до н. э. Около 7350 года до н. э. (датировка по радиокарбону) эта культура развилась в капсийскую (Capsian) культуру, названную так по имени города Гафса (Капса) в южном Тунисе.

Ранний этап капсийской культуры приходится на IX–VII тысячелетия до н. э., а расцвет этой культуры относится к VI – началу V тысячелетий до н. э. На юге Сахары в VII тысячелетии до н. э. сложилась так называемая сахарско-суданская культура, связанная по своему происхождению с капсийской. Она просуществовала до II тысячелетия до н. э. Характерная ее черта – древнейшая в Африке керамика. Неолит Сахары отличался от более северных районов обилием наконечников стрел, что говорит о сравнительно большем значении охоты в этом регионе.

Капсийская культура, которую исследователи характеризуют как «динамичную», быстро распространилась по всему Северу Африки, вплоть до крайнего востока, доходя до Кении и Танзании. Капсийцы, как и их палеолитические предки, жили в пещерах и фотах и первоначально занимались в основном охотой и собирательством, однако на поздних стадиях развития среди капсийцев пастухи уже преобладали над охотниками. Характерные черты капсийской культуры – костяные и каменные орудия для просверливания и прокалывания, шлифованные каменные топоры, довольно примитивная глиняная посуда с коническим дном. Кое-где на юге Алжира керамика вообще отсутствовала, зато наиболее обычными каменными орудиями были наконечники стрел. Это время было отмечено новым видом силуэтного искусства с очень энергичными человеческими и животными фигурами, которые без труда можно отличить от менее образного кроманьонского искусства. При погребении капсийцы использовали красную охру, которой посыпали тело мертвого.

Около 6500 года до н. э. народы капсийской культуры жили в пещерах или под защитой скал, перемещаясь с места на место в поисках продовольствия. Они делали каменные инструменты, инструменты из кости и использовали для хранения воды раковины и яйца страуса. К 5000 году до н. э. капсийс-кое население Северной Африки становится частью культурного сообщества западного Средиземноморья. Местная глиняная посуда имеет множество общих черт с керамикой, находимой в Испании и Южной Франции. В то же время Северная Африка в изобилии импортирует средиземноморский обсидиан, добывавшийся на островах Липари возле Сицилии, и на острове Пантеллерия, расположенном между побережьем Туниса и Мальтой. Советский исследователь Ю. К. Поплинский считает, что «сосредоточение большей части древнейших караванных путей севера Африки – транссахарских путей – в районе между 7 и 23° в. д. является также следствием постоянных и очень древних контактов населения Африки с народами Восточного Средиземноморья именно в этих районах».

Засуха, начавшаяся около восьми тысяч лет назад, повлекла с собой серьёзные изменения в образе жизни населения, оказав глубокое воздействие на обитателей всей Северной Африки. Капсийская культура оставила после себя огромные поля раковинных куч. Это, по мнению некоторых исследователей, является ясным доказательством того, что моллюски вошли в повседневный рацион жителей Северной Африки из-за оскудения традиционных источников пищи, в первую очередь из-за сокращения поголовья крупных животных, на которых велась охота. Улитки на какое-то время стали едва ли не основной пищей для капсийских охотников, поедавших их миллионами. Одновременно это обстоятельство послужило поводом для перехода к новым методам хозяйствования.

Инвентарь капсийской культуры

В IV тысячелетии до н. э. наскальные изображения крупных толстокожих исчезают. Из диких животных остаются жирафы, страусы, антилопы. Зато появляются изображения хищников и первые фигуры быков. Быки в разных позах и ракурсах, то с длинными, то с короткими рогами, с рогами, загнутыми назад или изогнутыми в виде лиры, становятся основным объектом изображения. Эта тенденция достигает своего апогея примерно в середине IV тысячелетия до н. э. когда в Сахаре господствовали скотоводческие племена.

В это время, вплоть до конца III тысячелетия, климат в этой части Африки был еще теплым и влажным. Травянистые степи, покрывавшие ныне пустынные пространства, представляли собой бескрайние пастбища. В речных долинах сеяли просо, но основные средства существования давало скотоводство в сочетании с охотой и, вероятно, собирательством. Жители плавали по высохшим ныне рекам на тростниковых лодках типа тех, которые позднее были распространены в долине Нила, на озере Чад и озерах Эфиопии. Рыбу били костяными гарпунами, напоминающими те, что обнаружены археологами в долинах Нила и Нигера. Огромные стада крупного рогатого скота паслись на просторах Сахары, способствуя ее дальнейшему превращению в пустыню. Эти стада изображены на знаменитых наскальных фресках Тассилин-Аджера. Главным домашним животным была корова, кости которой обнаружены археологами повсюду, от запада до востока Сахары. На фресках у коров часто обозначено вымя – следовательно, их не только разводили на мясо, но и доили.

В первой половине III тысячелетия до н. э. высыхание Сахары усилилось. На низменных землях сухие степи начали вытеснять высокотравные саванны. Следствием климатических колебаний стал прогрессивный переход к формам сельскохозяйственной жизни. Это было продиктовано прежде всего необходимостью приспособиться к бедственной ситуации. В этот период в наскальном искусстве наряду с жанровыми сценками из повседневной жизни появляются большие панно, изображающие перегон скота, сцены войны, охоты, собирания злаков. Многие картины на мифологические темы – например, посвященные культу плодородия – отличаются неприкрытой откровенностью.

Переход к производящим формам хозяйства ознаменовался появлением на территории современных Марокко, Алжира и Туниса неолитических культур, продолжавших традиции предшествующих иберо-мавританской и капсийской культур. Первая из них, называемая средиземноморской неолитической, занимала в основном прибрежные и горные леса Марокко и Алжира, вторая – юг Алжира и Туниса. В этот период человеческие поселения концентрируются в местах, где можно было найти воду на небольшой глубине. В лесном поясе поселения были богаче и встречались чаще, чем в степном.

Археологический материал дает хорошо заметные связи средиземноморской неолитической культуры с предшествующей ей капсийской культурой. Глиняная посуда обитателей неолитической Сахары IV–II тысячелетий более грубая и примитивная, чем у современных им жителей Северной Африки и Египта. На востоке Сахары заметна связь с Египтом, на западе – с Магрибом. Неолит Восточной Сахары характеризуется обилием шлифованных топоров, что свидетельствует о ведении подсечно-огневого земледелия на местных нагорьях, покрытых в те времена лесами.

Важными памятниками сахарской предистории являются многочисленные надгробные и мегалитические сооружения различных типов, сооруженные из камня и встречающиеся в самых разных местах. Эти памятники появляются уже в VII тысячелетии до н. э., а их «пик» приходится на V–IV тысячелетия до н. э. Радикальная перемена в социальном поведении может быть отмечена начиная приблизительно с 3000 года до н. э. К этому времени относится появление некрополей, которые указывают на иерархическую организацию общества. Доказательством тому может служить гробница Тин-Хиннан – «королевы туарегов», найденная в Абелессе (область Таманрассет, Алжир).

Наиболее обычный тип погребений, распространенный повсюду в Сахаре, – конические «тумули» (tumuli, tumulus). Размер этих погребальных сооружений составляет от 1,5 до 12 м в диаметре и до 1,5 м. в высоту. Тумули встречаются как одиночные, так и в группах, они часто занимают доминирующее положение в пейзаже. Тумули нередко связаны с другого рода памятниками – грубо обработанными каменными столбами-стелами, многие из которых достигают до 2 м в высоту. Широкая распространенность и однородность тумули в центральной и западной Сахаре указывает на культурную связь между доисторическими поселениями на всем двухтысячекилометровом протяжении этой области. Ряд памятников указывает и на связи внутренних областей Сахары со средиземноморским побережьем Северной Африки и с Канарскими островами.

Сахарское наскальное искусство завершается «периодом верблюда», когда это животное, вытеснившее лошадь, стало безраздельно царствовать в Сахаре. Но, несмотря на то что к середине II тысячелетия нашей эры Сахара окончательно превратился в иссушенную пустыню, населенную лишь змеями, ящерицами и пауками, традиции наскальной росписи сохранились у здешних кочевников-туарегов вплоть до середины XX века. Об этом свидетельствуют схематические рисунки, обнаруженные на стенах французских фортов, построенных здесь в начале XX века, и даже на обломках самолета, разбившегося в Сахаре в период Второй мировой войны. Этот многозначительный факт является свидетельством сохранения древней художественной традиции.

Памятники наскального искусства, погребения и археологические находки убедительно говорят о том, что в эпоху неолита население Сахары, несмотря на некоторые региональные различия, представляло собой единый культурный комплекс – то есть речь здесь может идти о некоем этническом единстве. О каком? Некоторые исследователи осторожно называют этот этнический комплекс «протоберберами», намекая на то, что потомков людей, населявших в древности Сахару, следует искать среди берберов – нынешних обитателей Северой Африки.







Сейчас читают про: