double arrow

Аборигены Северной Африки


Попытка разгадать тайну Сахары вплотную подвела нас к берберам – коренному населению Северной Африки, или Ливии, как эту область называли в древности. Это название распространялось иногда и на всю Африку.

В наши дни численность берберов, по разным оценкам, составляет от двадцати до пятидесяти миллионов человек, живущих в десяти странах мира: Марокко, Алжире, Мавритании, Тунисе, Ливии, Египте, Нигере, Мали, Испании, Франции. Берберские корни имеет и значительное число арабов, живущих в Северной Африке. Согласно мнению некоторых экспертов, берберы по происхождению и этнические берберы в совокупности составляют 80 процентов населения Марокко и Алжира, более 60 процентов жителей Туниса и Ливии и более 2 процентов египтян. Если же считать только этнических берберов, то ими являются всего 40–45 процентов жителей Марокко, 25–30 процентов алжирцев, 5 процентов тунисцев, 10 процентов ливийцев и 0,5 процентов египтян. Численность этнических берберов в Европе составляет около 2 миллионов.

Причина разногласий в определении нынешней численности берберов кроется в многовековой, начавшейся ещё в VII столетии арабизации Северной Африки. В первые века после завоевания арабами Магриба их число было несопоставимо мало с численностью местного населения. Арабы жили преимущественно в городах, в то время как вся сельская местность и особенно горные районы были сплошь берберскими. Ислам медленно, вплоть до XVI века, завоёвывал здесь прочные позиции, и лишь после этого началась быстрая арабизация коренного населения. Сегодня некоторые специалисты утверждают, что в реальности арабская иммиграция в этот регион была незначительна и несопоставима по сравнению с тем количеством местных жителей, которые сегодня называют себя арабами. Однако на протяжении последних столетий в странах Северной Африки господствовали взгляды, согласно которым арабы представляли собой некую культурную элиту, принадлежность к которой открывала широкие возможности для карьеры и благополучия. «Культурное» население городов Севера Африки, сплошь арабское или арабизированное, противопоставлялось «отсталому» берберскому населению сельской местности. Из главных городов Северной Африки сегодня только Марракеш в Марокко населён по преимуществу берберами.




Едва ли не до последних лет XX века берберы считались «людьми второго сорта», туземцами, требующими опеки со стороны «культурного» большинства, подобно индейцам Северной Америки, аборигенам Австралии, лапландцам Норвегии и т. п. Даже в сегодняшнем Тунисе, самой европеизированной стране Магриба, слово «бербер» прочно ассоциируется с неграмотным крестьянином, облаченным в мешковатое традиционное одеяние. Во всем этом есть, пожалуй, только одно здравое зерно: берберы – действительно аборигены Северной Африки. Корни этого древнего народа уходят вглубь по крайней мере на четыре тысячелетия, и за эти века берберы удивительным образом сумели сохранить свою культуру, традиции и наследие.



Берберов принято считать кочевниками, но это далеко не так

Происхождение берберов остается предметом дискуссий. Иногда высказывается мнение, что их древние предки пришли из Азии или даже из Европы. Геродот в V столетии до н. э. писал, что по крайней мере одно из берберских племен происходит от жителей Трои, нашедших убежище на Севере Африки после того, как их город был захвачен ахейцами. Спустя несколько столетий римский историк Саллюстий утверждал, что берберы пришли из Персии. Византийский историк Прокопий Кесарийский видел в берберах потомков хананеян, изгнанных из Палестины евреями. О том же писал в XIV столетии и Ибн-Халдун, однако он добавлял, что берберы племен санадийя и кутама могли происходить из Йемена. Уже в совсем близкие нам времена, в XIX – начале XX вв., некоторые французские исследователи, занимавшиеся изучением берберов, высказывали предположение, что они могут быть родственны древним кельтам или, возможно, баскам. Однако в последние десятилетия в науке возобладало мнение о том, что берберы являются коренными жителями Северной Африки, в древности известными под общим названием «ливийцы».



В наши дни происхождение берберов исследователи связывают с упоминавшейся выше капсийской культурой. Без сомнения, капсийцев можно считать «протоберберами» – их черепа идентичны черепам современных берберов.[12] Малая степень расхождения между различными берберскими диалектами предполагает их формирование в относительно короткий период времени – то есть в период, когда протоберберы расселялись по обширным пространствам Северной Африки.

Подробное описание народов, населявших в V веке до н. э. Ливию, оставил древнегреческий историк Геродот:

«В Ливии живёт множество разных племён… Начиная от Египта, первое ливийское племя – адирмахиды. Обычаи у них большей частью египетские, а одежда – такая же, как у других ливийцев… Эти адирмахиды обитают в местности от Египта до гавани под названием Плин. За ними следуют гилигамы, занимающие местность к западу до острова Афродисиада. э Обычаи гилигамов подобны обычаям других племен. К гилигамам на западе примыкают асбисты. Среди ливийцев они более всех любят править четверками коней… С асбистами на западе граничат авсхисы. Живут они в области за Баркой и доходят до моря у Евесперид. В центре страны авсхисов живут бакалы– маленькое племя, область которого тянется до моря у Тавхир, города в Баркее…

За этими авсхисами на западе идет многочисленное племя насамонов Соседи насамонов псиллы. Племя это погибло… После гибели псиллов их землей владеют насамоны. Еще дальше к югу от насамонов, в стране диких зверей, живут гараманты Это племя живёт к югу от насамонов. На западе по морскому побережью обитают маки Через их землю протекает река Кинип.

Далее за маками следуют гинданы На побережье перед этими гинданами обитают лотофаги. Они питаются исключительно цветами лотоса… Далее на побережье живут махлии Земля из простирается до большой реки под названием Тритон. А река эта впадает в большое озеро Тритонида (совр. Залив Габес (Малый Сирт. – Авт.)) За этими махлиями идут авсеи. Эти последние, как и махлии, живут вокруг озера Тритониды, и река Тритон образует границу между ними…

Это – перечисленные мною прибрежные кочевые ливийские племена. За ними во внутренней части страны начинается область Ливии, где много диких зверей, а за ней лежит холмистая песчаная пустыня, простирающаяся от египетских Фив до Геракловых Столпов… к югу от области диких зверей обитают еще самые отдаленные ливийские племена».

В числе «отдалённых ливийских племен», обитающих в глубине пустыни Сахара, Геродот выделяет многочисленное племя гарамантов, которые разводят быков с большими, загнутыми вперед рогами, и охотятся на «пещерных эфиопов» на колесницах, запряженных четверкой коней. Далее за гарамантами жили атаранты– «безымянные» люди. К западу от атарантов начинались предгорья Атласа. Здесь, по Геродоту, жили атланты– «рассказывают, будто они не едят никаких живых существ и не видят снов». «Названия племён, живущих в этой холмистой пустыне до атлантов, я могу перечислить, а дальше – уже нет, – заключает Геродот. – Как бы то ни было, эта холмистая песчаная пустыня простирается до Геракловых столпов и даже еще дальше» (Геродот. История, кн. IV, 168–185).

Геродот отмечает, что ливийцы, живущие от Египта до озера Тритониды, – кочевники, но «к западу от озера Тритониды ливийцы уже не кочевники, и обычаи у них иные». Среди этих оседлых ливийцев Геродот выделяет обитавших к западу от реки Тритон в пограничной с авсеями области «ливийцев-пахарей» – племя максиев: «Они отращивают волосы на правой стороне головы и стригут их на левой, а тело свое окрашивают суриком. Говорят, будто они – выходцы из Трои» (Геродот. История, кн. IV, 191). С максиями граничили «завеки, у которых женщины управляют колесницами. За этими завеками далее идут гизанты. Все эти племена раскрашивают свое тело суриком… Это – ливийские племена, имена которых я знаю… Об этой части света я хочу еще заметить, что здесь живут четыре племени – не больше, насколько я знаю. Два их этих племени – коренные жители страны, а два других – нет. Ливийцы и эфиопы – коренные обитатели страны. Первые живут на севере, а последние на юге. Финикияне же и эллины – пришельцы» (Геродот. История, кн. IV, 193–197).

Геродотова Ливия (по Ю. К. Поплинскому)

С ливийцами связаны многие страницы истории древнего мира. С ними воевал египетский фараон Нармер, его преемники комплектовали ливийскими (берберскими) наемниками лучшие части своих войск. При Рамсесе II часть ливийцев поселилась в дельте Нила, а в начале I тысячелетия до н. э. потомок ливийских наемников Шешонк захватил египетский трон и стал родоначальником XXII династии фараонов.

В XII столетии до н. э. берберы вступили в контакт с финикийцами, выходцами из Восточного Средиземноморья. За два столетия финикийцы распространили свои колонии и торговые фактории по всему северному побережью Африки, следы их пребывания были найдены в Ликсе, Танжере, Мели-лье, Тетуане. Крупнейшими их колониями были Карфаген и Утика. Между берберами и финикийцами, а впоследствии и карфагенянами, никогда не было длительных периодов враждебности, и хрупкая цепочка финикийских колоний, протянувшаяся вдоль побережья Северной Африки, ни разу не была разорвана. Финикийцы, будучи «морскими» людьми, не интересовались завоеваниями и регулярной колонизацией и уделяли мало внимания примитивным берберским племенам; их колонии представляли собой уделенные друг от друга маленькие анклавы на побережье, разделенные пустынными пространствами, в освоении которых финикийцы не нуждались. Ситуация изменилась, когда в Северной Африке начал набирать силу Карфаген. Пунийцы (римляне называли карфагенян пунами; отсюда происходят закрепившиеся в исторической науке термины «пунийцы», «пунический») начали экспансию в глубь материка, стремясь овладеть плодородными почвами и рудниками, где добывались металлы. Они выращивали пшеницу и виноград. Карфагеняне оказали значительное культурное влияние на берберский мир. Это влияние сохранялось и после падения Карфагена, когда многие пунийские семьи, спасаясь от римлян, бежали на юг и запад области, ища укрытие у дружественных берберских племен. В эту эпоху, как отмечает Ю.М. Кобищанов, «вся территория берберов была охвачена процессом генезиса примитивных, но обширных государств, которые продолжали крепнуть и расширяться в последующие века, заимствуя политические формы и идеологию у соседних средиземноморских держав, пока все они не были поглощены Римской империей. В целом берберская Северная Африка до конца I тысячелетия заметно отставала в своем развитии не только от Египта и финикийских и греческих колоний африканского Средиземноморья, но и от Нильского Судана… находясь примерно на одном уровне развития с негроидными народами Южной Сахары, Западного и Центрального Судана. Тем не менее тысячелетние контакты со всеми этими народами не могли не отразиться на древних племенах Магриба, Сахары и Центрального и Западного Судана. Около 950–900 гг. отмечается некоторый прогресс в культурном и социальном развитии этих народов…»[13]

Ко времени интенсивных берберо-карфагенских контактов относится появление древнеливийской (берберской) письменности, основанной на пуническом алфавите. Культурное влияние Карфагена сказалось и в том, что высшая берберская аристократия приняла культ пунического божества Баал-Хаммона, в то время как в низших слоях берберского общества сохранялось множество самых различных культов – как местных, так и эллинистических. Местное, берберское происхождение имел культ мертвых – умершие предки, по верованиям берберов, могли способсгювать плодородию земли и предсказывать будущее. Чтобы вступить в контакт с душой умершего предка, требовалось провести ночь в его гробнице или на его могиле. Многие гробницы имели для этого даже специальные комнаты, куда приходили ночевать те, кто желал узнать будущее.

Захватив в 146 году до н. э. Карфаген, римляне вошли в прямое соприкосновение с берберами. К тому времени в Северо-Западной Африке существовало два берберских «царства» – Нумидия и Мавритания, образованные двумя племенными союзами берберов – масесилов и массилов. Наиболее известным и большим была Нумндия (название происходит от греческого «номад» – кочевник; так греки и римляне именовали местных берберов), границы которой приблизительно совпадали с территорией современного Алжира. Правитель Нумидии Массинисса во время Второй Пунической войны сперва выступал союзником Карфагена, однако позднее перешёл на сторону римлян. Наградой ему стала часть земель, захваченных у некогда грозного противника Рима. В то же время тысячи карфагенян бежали к Массиниссе, ища убежища от римлян. Принесенная ими культура послужила расцвету нумидийской цивилизации.

Правление Массиниссы длилось более чем полстолетия (201–128 гг. до н. э.) и ознаменовалось объединением обоих берберских «царств», переходом берберов от полукочевой жизни к оседлой и развитием земледелия. Массинисса создал регулярную армию, чеканил свою монету, его столица Цирта (ныне Константина) украсилась прекрасными постройками, построенными карфагенскими архитекторами.

Рост могущества Массиниссы беспокоил римлян. После его смерти в стране начались смуты. В 118 году до н. э. Югурта, незаконнорожденный внук Массиниссы, захватил нумидий-ский трон и снова объединил страну, но в 105 году до н. э. римляне установили свой контроль в области. Третья попытка объединить Нумидию была сделана царем Юбой I в 49–46 гг. до н. э., однако его армия была разбита Юлием Цезарем, а сам Юба покончил жизнь самоубийством. Нуми-дия стала римской провинцией Новая Африка.

Другое берберское «царство», Мавритания, или «земля мавров», лежало к западу от Нумидии и включало территорию современного Марокко и западную часть современного Алжира. Большая часть Мавритании попала под римское владычество еще во II веке до н. э. В следующим столетии здесь не раз вспыхивали восстания против римлян, но всякий раз они были подавлены. В 13 году н. э. император Октавиан Август отдал трон Мавритании молодому берберскому принцу Юбе, сыну Юбы I Нумидийского. Выросший и воспитанный в Риме, он был женат на Клеопатре-Селене – дочери Марка Антония и знаменитой египетской царицы Клеопатры. Спустя несколько лет римляне отдали под его управление и Нумидию.

Царь Юба II вошел в историю как один из самых просвещенных правителей древности. Его резиденцией был Во-любилис – город на северо-востоке Марокко, расположенный в центре цветущей области. Значение Волюбилиса было велико еще до прихода римлян; здесь нашли убежище многие беженцы из Карфагена.

Могущество двух берберских провинций при Юбе II настолько возросло, что Рим всерьёз опасался, что они могут стать новым Карфагеном. В 42 году нашей эры император Клавдий разделил Мавританию на две провинции – Мавританию Цезарейскую (Mauretania Caesariensis) и Мавританию Тингитанскую (Mauretania Tingitana). К концу V столетия римское влияние в Северной Африке сошло на нет. На короткий срок эта область была завоевана вандалами, практически не оставившими после себя никакого культурного наследия, а на рубеже VII–VIII веков весь Север Африки был захвачен арабами, принесшими сюда новую религию – ислам.

Руины Волюбилиса, столицы одного из берберских «царств»

До прихода арабов берберское население Северной Африке было уже в значительной степени христианизировано. Распространение христианства в Нумидии началось еще во II веке, римский Карфаген являлся одним из важнейших раннехристианских центров. Современные берберы с гордостью подчеркивают, что Св. Августин, которого называют «главным архитектором христианства», был их соплеменником.

Христианство среди берберов получило распространение в форме донатизма. Возникшее в IV столетии, это ответвление христианства было осуждено церковью как ересь. В 316 году донатисты официально отделились от церкви и создали собственную церковную иерархию, а к 350 году донатизм уже доминировал на всем Севере Африки.

К приходу арабов христианские общины в регионах были ослаблены расколами и разобщены, однако ислам далеко не сразу завоевал здесь господствующие позиции. Точно так же и берберы не сразу подчинились новым завоевателям, оказав им серьезное сопротивление. Лишь после ряда жестоких сражений арабам удалось покорить берберские земли, но не самих берберов. Большинство из них, отступив в горы и пустыню (здесь сегодня сохраняются самые плотные группы берберского населения), продолжали жить так же, как жили раньше. Романизированная и христианизированная часть берберов бежала в Испанию; другая часть продолжала жить в Волюбилисе, Тингитане и других городах, сохраняя свое культурное наследие. Но слабая и разделенная страна постепенно все более и более втягивалась в орбиту арабского влияния. Всюду насаждался ислам, христианские анклавы сохранялись лишь в труднодоступных и удаленных местностях. Со временем из среды исламизированных берберов вышли великие султанские династии Северо-Западной Африки – Альморавиды, Альмохады и Мериниды. Берберы играли важную роль в арабском завоевании Испании: именно к ним прежде всего относится термин «мавры». Он происходит от греческого «Mauros», что означает «темный». В античности так называли коренных жителей Северного Марокко, но когда арабы завоевали эту область, этот термин получил новое значение: им стали называть и арабов.

Объединенные с арабским миром лишь общей религией – исламом, берберы всегда держали себя независимо, подчеркнуто дистанцируясь от арабов во всех других вопросах. Они оказали самое упорное сопротивление и европейской колонизации, начавшейся в 1830-х годах. На весь мир тогда прогремело имя вождя кабилов Абд эль-Кадера, на протяжении многих лет воевавшего с французами.

Подобно всем ныне существующим крупным нациям, берберы впитали в себя многочисленные чужеродные культурные влияния, смешались с другими народами. Сегодня название «берберы» распространяется на многочисленные гетерогенные этнические группы, объединенные общностью культуры, языка, общественной организации и методов хозяйствования. Самоназвание берберов – «Amazigh» (множественное число – «Imazigen»), что означает «свободные люди». «Берберы» – название, которое им дали другие народы и которое они сами не используют. Иногда высказывается мнение, что термин «бербер» происходит от греческого «Barbaroi» (варвары, иностранцы; точное происхождение термина не определено). Согласно другой точке зрения, этот термин имеет арабское происхождение и означает «те, кто не арабы».

Вопреки популярному романтическому представлению, рисующему берберов в виде кочевников, гордо рассекающих по пустыне на верблюдах, в реальности они ведут оседлую жизнь и в основном занимаются сельским хозяйством в горах и долинах северной Африки. На протяжении многих столетий берберы держали в своих руках всю транссахарскую караванную торговлю, играя огромную роль в экономических связях Африканского континента. Пять торговых маршрутов, протянувшихся от побережья Средиземного моря, на протяжении тысяч лет связывали народы южной Европы с оазисами Сахары и областями Черной Африки, лежащими к югу от великой пустыни. Берберские торговцы, перевозившие товары по этим путям, являлись тем самым посредниками между Европой и Африкой, проводниками взаимных культурных влияний. Торговля считалась в берберском обществе почетным занятием, в то время как обработка земли являлась уделом низших классов. С течением времени, однако, роль оседлых земледельцев в берберском обществе стала возрастать, так как с началом регулярных плаваний европейцев в Африку транссахарская торговля пришла в упадок.

Большинство берберов сегодня, по крайней мере номинально, исповедуют ислам. Эта религия была принесена сюда в VII столетии арабскими завоевателями. Обращение берберов в мусульманство затянулось на несколько столетий, до многих изолированных областей новая религия добралась только к XVI веку. Это, конечно, оставило большее количество следов прежних религиозных практик в берберском варианте ислама, некоторые его местные ответвления даже воспринимаются правоверными мусульманами как ересь. В то же время большинство берберов строго соблюдает исламские традиции, включая посты и праздники. Подобно большинству последователей ислама в Северной Африке, многие из берберов верят в существование различных духов (джиннов, djinns), гадают на Коране и носят защитные амулеты, которые содержат стихи из Корана.

Многие обычаи берберов уходят в глубь тысячелетий. В их числе – традиционно важное положение женщин в берберском обществе (впрочем, сегодня это зависит от того, в какой степени арабизирована та или иная берберская община). С этим, возможно, связана загадка так называемых ливийских амазонок, женщин-воительниц, по сообщениям античных авторов, живших некогда в Северной Африке. Название «амазонки» весьма созвучно самоназванию берберов – «amazigh». Известно, что около 700 года нашей эры, во время арабского завоевания Северной Африки, берберское сопротивление в одной из областей возглавляла женщина по имени Кахина, которая вела свое происхождение от цариц амазонок. На протяжении нескольких лет ей успешно удавалось противостоять арабам. Даже после исламского завоевания в берберском обществе сохранялось относительно равноправное положение женщин. В раннесредневековой «мавританской» Испании женщины имели доступ к высшему образованию, были женщины-адвокаты, женщины-профессора и даже женщины-врачи, что выглядит совершенно невозможным для мусульманского общества. Сегодня элементы этой традиции сохранились только среди самых изолированных берберских общин. Так, у туарегов женщины не только грамотны, но и являются хранительницами древнего берберского письма «тифинаг», созданного на базе ливийской письменности, и тем самым – хранительницами берберской литературы и поэзии.

Берберский язык – Tamazight – принадлежит к так называемой афро-азиатской (семито-хамитской) языковой семье, к ее «хамитской» (термин устаревший, но иногда еще встречающийся) ветви, разделенной приблизительно на 240 групп языков, распространенных от Марокко и Мавритании до Эфиопии, Эритреи и Сомали. К этой же ветви принадлежит и древнеегипетский язык, как и его преемник – коптский. На языках семитической отрасли этого семейства (включая еврейский и арабский языки) говорят в странах Ближнего Востока.

Первые выходцы из Африки переселились на Ближний Восток и в зону так называемого полумесяца плодородных земель приблизительно 100 тысяч лет назад. В зоне «плодородного полумесяца» общий «ностратический» или «евроазиатский» язык приблизительно 35 тысяч лет назад начал разбиваться на диалекты. В то время как западные диалекты развились в индоевропейские языки, диалекты в юго-западной Сирии и Израиле развились в афро-азиатское семейство языков. Согласно генетическим данным относительно берберов, которые сегодня остаются «самыми чистыми» из носителей языков афро-азиатской группы, это разделение произошло около 15 тысяч лет назад.[14] От ближневосточной основы афро-азиатские языки распространились в Северную Африку и в долину Нила.

Хотя лингвистические и расовые различия обычно совпадают, афро-азиатское языковое семейство в древности распространялось и на белые (кавказоидные), и на чёрные расовые группы – факт, «смущающий» некоторых историков, а особенно неисториков. Более того, считается наиболее вероятным, что на афро-азиатских языках первоначально говорили кавказоиды (факт, подтвержденный генетическими данными!), которые позже смешались или наложились на негроидов (нило-сахарцев?), поселившихся на верхнем Ниле и на Востоке Африки.[15] Древнее население Северной Африки было преимущественно кавказоидным с незначительной примесью негроидов и представителей древней капоидной (койсанской) расы. Некоторые этнографы и антропологи даже употребляют в этой связи термин «Белая Африка». Вплоть до нашего времени здесь сохраняются остатки населения, по выражению Дэвида Харта, «похожего на ирландцев» – светлокожего, с синими, зелеными, серыми или ореховыми глазами, белокурыми или рыжими волосами, с кожей, усеянной веснушками.[16] Генетически эти люди – кавказоиды. Более чем тысячелетняя колонизация финикийцев, греков и римлян, несмотря на значительное культурное и политическое влияние в «Ливии», не привела к каким-либо существенным антропологическим сдвигам в «белом» древнеберберском слое. Лишь арабы, пришедшие позже, подчинили своему влиянию и практически уничтожили этот слой во многих районах Северной Африки.

Габриэль Кампс, один из ведущих специалистов по пред-истории Северной Африки, заявляет, что попытки вывести «черную» родословную для берберов «зачастую преувеличены». Однако доказательство того, что древние берберы были черными и лишь затем смешались с кавказоидами, по некоторым причинам стало главным занятием так называемых афроцентристов, многие из исследований которых граничат с элементарной неграмотностью. Северная Африка всё же должна рассматриваться как часть европейского Средиземноморья, хотя и чрезвычайно отсталая его часть.

Современный берберский язык включает в себя более трехсот диалектов, различия между которыми из-за больших географических расстояний могут быть весьма значительными, хотя корни в любом случае остаются идентичными. На этом языке говорят на всем протяжении Северной Африки: от Канарских Островов до Египта и от Марокко до Чада. Многие города и области на Севере Африки носят берберские названия, например, Агадир, Тетуан, Оран, Тлемсен, Таманрассет, Тугга, Адрар и т. д. На берберском языке говорят преимущественно в сельских районах, особенно в горах Атласа и Кабилии, и в изолированных областях и сахарских оазисах Риф, Матмата, Джерба, Сива и т. д. Здесь берберский язык сохранился со времен исламского завоевания, поставившего берберов перед выбором: уйти в горы и пустыню, сопротивляясь арабскому господству, или инкорпорироваться в арабское сообщество, где доминировали арабский язык и культура. Интересно, что многие берберы Алжира не знают арабского и в качестве второго языка используют французский. Диалект алжирских берберов носит название «Amazigh».

Берберы Марокко говорят на трех главных диалектах. Один из них, «riffan», используется в области племени рифов и вдоль всей марроканско-алжирской границы. Диалект горных племен Высокого и Среднего Атласа имеет много названий – «amazigh», «zaian», «tamazight». Диалект, используемый в Анти-Атласе и в юго-западных оазисах, называется «chelha», «tashelhait», «soussi» или «chleuh».

Берберы пустыни Сахара говорят на диалекте «zencte». Берберский язык в Тунисе, называемый «chelha», уже исчезает, им пользуются лишь жители нескольких маленьких городов поселков в южной части страны. Взрослые и особенно женщины, кто редко покидает свои дома, говорят или по крайней мере понимают «chelha», в то время как их дети уже не знают родного языка и говорят только по-арабски.

В Ливии берберы области Джебель-Нафуса, расположенной во внутренней части Триполитании, говорят на собственном диалекте, называемом «Mazir». В Египте на берберском языке говорят в прибрежной зоне к западу Александрии и в оазисе Сива.

Письменность берберов столь же древняя, как и их культура. Нынешние варианты берберского письма – тифинаг, неотифинаг и другие – восходят к древнеливийской письменности, возникшей на основе пунического (карфагенского) алфавита, с некоторым влиянием южноаравийских и североаравийских письмен. Самые ранние из датированных древнеливийских надписей относятся ко II столетию до н. э., а наиболее древние могут быть даже на шесть или семь сотен лет старше. По мнению некоторых исследователей, различные формы ливийской (берберской) письменности в течение некоторого времени развивались независимо и происходят скорее от раннефиникийского, чем от пунического алфавита.

Древнеберберский алфавит: вертикальный и горизонтальный варианты

Памятники древнеливийской письменности находят повсюду в Северной Африке, они есть на Канарских островах, в Испании и Франции; их якобы даже нашли в Америке. Так как эта письменность использовалась главным образом для создания монументальных надписей, буквы имели геометрическую форму, чтобы их было удобней вырезать в камне (подобно скандинавским рунам или монументальной латыни). Под семитским влиянием, но в соответствии с нормами афро-азиатских языков, гласные на письме не обозначались (даже начальные); буквы обычно писались сверху вниз или справа налево. Формы знаков в некоторой степени отличаются в разных областях обширной берберской области, и их можно разделить на две главные группы – восточную и западную. Странно, что все эти надписи остаются нечитаемыми, поскольку лингвисты не могут связать древнеливийский язык с любым из дюжины главных берберских диалектов, на которых сегодня говорят на севере Африки. Однако это был все же берберский язык, и это свидетельствует об этнической непрерывности населения.

Древнеливийская письменность, остававшаяся в употреблении на протяжении нескольких сотен лет, начинает затухать к концу существования Римской империи. Самые поздние ее памятники, датируемые VI столетием нашей эры, находят в основном севернее гор Атласа. К этому же времени относятся надписи на берберском языке, сделанные латинским и неопуническим алфавитом.

С XII столетия берберские языки перешли на арабскую систему письма «абджад» («abjad»). До наших дней дошли также берберские тексты на так называемом еврейском абджад, написанные берберскими евреями. Однако одно из берберских племен юга Сахары, туареги, сохранили и продолжают сохранять в упрощенном варианте древнеливийскую письменность как живую традицию, используя ее в повседневной жизни. Частично видоизмененная, эта письменность получила название тифинаг (Tifinagh), и, несмотря на попытки (в Нигере и Мали) заменить ее латинским алфавитом, она широко используется и сегодня. Так как туареги – один из самых грамотных народов региона, их письменность время от времени применяется и в других западноафриканских языках. Интересно, что тифинагом чаще пользуются туарегские женщины, чем мужчины: статистика показывает, что им владеет две трети туарегских женщин и лишь треть мужчин, которые вместо тифинага предпочитают осваивать арабский язык и арабскую письменность, чтобы иметь дело с внешним миром. Тифинаг же используется преимущественно в частной жизни (обычно для написания писем), памятники литературы, написанные на тифинаге, можно буквально пересчитать по пальцам.

Детали развития тифинага от ливийского неизвестны. Некоторые древние наскальные надписи в пустыне Сахара содержат знаки, которые не сохранились в современном тифинаге, что позволяет выявить некоторую степень исторической связи; надписи на том же самом «промежуточном» алфавите (это тифинаг в любом случае) были найдены на Канарских островах.

В последние годы в связи с ростом национального самосознания берберов делаются попытки создать на базе тифинага новый общеберберский алфавит. Так в конце 1960-х годов группа сторонников берберского возрождения создала так называемый академический берберский алфавит (Agraw Imazighen), сформированный из тифинага и древнеливийского, и хотя лингвисты крайне недовольны им, за истекшие годы он завоевал относительно прочные позиции, однако сколько людей могут сегодня в реальности читать на нем – неизвестно. Помимо «академического», сегодня создан ещё ряд берберских алфавитов, в том числе так называемый Guanche-Tamazight, изобретенный специально для Канарских националистов и произвольно основанный на сохранившихся остатках языка гуанчей – коренного населения Канарских островов.

Повсюду одни берберы…

В наше время нет недостатка в псевдонаучных теориях, ставящих во главу угла чуть ли не всей человеческой культуры какой-либо один народ или регион, а то и просто что-нибудь фантастическое, типа Атлантиды. К ним, в частности, относятся «афроцентрисгские», «ивдоцентристские», «германоцентристские» и прочие (список можно продолжить) концепции, имеющие в своей основе не научные факты, а политические амбиции. Берберам в этом отношении повезло: бедный народ, живущий в буквальном смысле «на краю ойкумены», всегда находился в стороне от большой политики, что дало возможность ученым из разных стран мира и с самыми разными политическими взглядами относиться к нему абсолютно беспристрастно, без ненужного «бербероцентризма». За два истекших столетия объем этих абсолютно беспристрастных исторических, этнографических, археологических, лингвистических, антропологических, палеогеографических и прочих данных накапливался и рос. Наконец, наступило время, когда ведущие ученые всего мира сначала вполголоса, а затем все громче и громче заговорили о том, что североафриканское, а точнее берберское, происхождение имеет… едва ли не вся европейская цивилизация, и уж точно – практически все древние культуры Европы!

«Проблема археологии состоит в том, чтобы знать, когда прекратить смеяться», – сказал как-то всемирно известный специалист по истории Древнего мира, профессор из Оксфорда доктор Глин Дэниел. В случае с берберами смеяться прекратили довольно быстро. Карл-Вильгельм Гумбольдт еще в начале 1820-х годов выступил с аргументированным предположением, что выходцы из Северной Африки – иберы, заселившие в VIII тысячелетии до н. э. Испанию и говорившие на языке, отличавшемся от современных индоевропейских языков, в дальнейшем распространились на Сицилию, Сардинию, Корсику, Южную Францию и британские острова и что современные баски представляют собой остатки этого древнего населения Западной Европы. Основным аргументом, на который опирался Гумбольдт, является большое число доиндоевропейских топонимов, распространенных в Испании и на юге Франции, которые имеют лингвистические корни в языке басков.[17]

Противники Гумбольдта, в частности Л.-Ф. Граслин, выступили с утверждениями, что название «Иберия» представляет собой всего лишь искаженный греческий термин, обозначающий Испанию, и что нет никаких доказательств тому, что баски когда-либо занимали более обширную область чем та где они живут в настоящее время, договорившись в итоге до того, что никаких иберов никогда не было и вся баскско-иберийская теория является вымыслом. После долгих споров мнение Граслина и его коллег широкой поддержки не получило, и сегодня основной поток исследований идет в русле, обозначенном в свое время Гумбольдтом.

Действительно, сходство этнонимов «берберы» и «иберы» бросается в глаза. Напомним, что этноним «бербер» не является самоназванием народа, а его происхождение традиционно выводится от греческого «barbaroi» («варвары»). Точная этимология этого слова не ясна, и вполне возможно, что все как раз наоборот: термин «варвар» происходит от этнонима «бербер». В основе же слов «ибер» и «бербер» лежит один и тот же корень «бер», только в первом случае ему предшествует древнеливийский артикль «i» («i-ber»), а во втором элемент «бер» удваивается («ber-ber»).[18]

Разумеется, никто не утверждает, что берберы и иберы – это один и тот же народ; но это народы, происходящие от общего североафриканского корня, а именно – от капсийской культуры, процветавшей на Севере Африке и в Сахаре в VIII–V тысячелетиях до н. э. Напомним, что именно в это время начался последний этап высыхания Сахары. И именно 8 тысяч лет назад Север Африки, особенно его западная часть, начинает выходить из изоляции и устанавливает связи с народами Средиземноморья и Западной Европы. И вероятно, именно с начавшимся высыханием Сахары связана очередная волна протоберберских переселенцев из Северной Африки в Испанию.

Мы говорим «очередная» потому, что исход населения Северной Африки в Европу наблюдался и ранее, и связан он был также с масштабными климатическими изменениями. Первая волна переселенцев пришла в Европу в конце последнего ледникового периода, идя вслед отступающему на север леднику. Негостеприимная тундра, занимавшая Пиренейский полуостров в ледниковую эпоху, уступила место более мягкому климату. Североафриканские пришельцы смешались с охотничьими народами, жившими здесь многие сотни лет.

Последующие переселенцы с Севера Африки принесли с собой в южную и восточную Испанию элементы капсийской культуры. Капсийская культура, имеющая ряд отчетливых характеристик, первоначально распространялась вдоль восточного, средиземноморского побережья Испании. Тогда же, 8–5 тысяч лет назад, в восточной Испании появляется особая группа памятников наскального искусства, получившая в научном мире название «левантийского искусства». Разительно отличающиеся от всех находящихся с ними в территориальной близости наскальных росписей так называемого франко-кантабрийского стиля (Альтамира, Ла Мут и др.), эти памятники ясно свидетельствуют о появлении здесь неких пришельцев, принесших с собой новые культурные традиции.

Впервые наскальные рисунки этого стиля были открыты в 1903 году близ города Теруэль. В 1910 году были обнаружены росписи пещеры Альпера, затем последовали открытия в долине Валь дель Чарко дель Агуа Амарга и в ущелье Вальторта. В 1920 – 1930-х годах был обнаружен и исследован еще ряд важных памятников левантийского искусства. Эти в основном одноцветные, небольшие (до 30 см высотой) изображения имеют явное стилистическое сходство с памятниками наскальной живописи Северной Африки. Наиболее распространенные сюжеты – охота, военные и жанровые сцены, композиции культового характера. Изобилующие изображениями людей, левантийские рисунки донесли до нас облик новых обитателей Испании. Женщины изображены обычно одетыми в длинную колоколообразную юбку, с обнаженной верхней частью тела. Подобные одеяния встречаются в древнем искусстве Северной Африке и Крита. На ногах и руках мужчин и женщин видны какие-то кольца – видимо, браслеты, изготовленные из кожи или растительных волокон. Мужчины большей частью представлены обнаженными, иногда – в коротких, до колен, штанах, охваченных поясом или поддерживаемых ремешками. Головы некоторых фигур украшены особыми прическами или перьями.

Пришельцы из Северной Африки – иберы – принесли в Испанию традиции изготовления микролитов – маленьких кремневых лезвий геометрической формы, пастушеского скотоводства и примитивного сельского хозяйства. Миграции народов с Севера Африки на Пиренеи имели место и в более поздние времена. Последняя волна иберов пришла в Испанию уже в конце бронзового века. По названию этого народа и весь Пиренейский полуостров, на котором сегодня расположены Испания и Португалия, часто именуется Иберийским полуостровом, или Иберией. Во времена Геродота название «Иберия» распространялось не только на Пиренейский полуостров, но и на юг Франции вплоть до Роны.

Зоны распространения франко-кантабрийского (.) и левантийского (+)искусства

Первые письменные упоминания об иберах в греческих источниках относятся к V] веку до н. э. Иногда высказывается мысль, что термин «ибер», так же как и «варвар» (т. е. бербер), имеет греческое происхождение и происходит от греческого названия нынешней реки Эбро в Испании – Iberus (возможно, что это название связано с баскским «ibay-erri» – «речная страна»). Это нисколько не противоречит высказанной выше гипотезе о близком родстве этнонимов «ибер» и «бербер».

Подобно современным берберам, иберы говорили на многочисленных диалектах, восходящих к одному общему корню. «Коренной» областью расселения иберов стало восточное побережье Испании и долина реки Эбро; в других областях полуострова жило смешанное население, объединявшее потомков мадленских охотников верхнего палеолита и ранних переселенцев с Севера Африки.

Люди и животные. Левантийская наскальная роспись. Провинция Лерида, Испания

Анализ многочисленных костных останков свидетельствует, что иберы имели тот же антропологический тип, что и предшествовавшие им капсийцы и современные берберы: они были невысокого роста, с яйцевидными или эллипсоидными черепами. Предполагается, что они имели медный цвет кожи. Этот антропологический тип, известный как евроафриканская или средиземноморская раса, с небольшими вариантами встречается среди народов Древней Греции, Италии, Малой Азии, Египта, Эфиопии и Северной Африки. К близкому типу принадлежат живущие сегодня в Испании баски. Останки людей североафриканского происхождения обнаружены и на западе Пиренейского полуострова. Примером тому могут служить находки в Муге, приблизительно в тридцати милях к северо-востоку от Лиссабона. Здесь в древних захоронениях археологи обнаружили скелеты невысоких длинноголовых людей, очень близких древним ливийцам.

Название «иберы» к середине 1 тысячелетия до н. э. распространялось на все население Пиренейского полуострова. О ранней истории иберов, их отношении к другим народам древней Испании, о распределении иберийских племен и связях между ними, о лингвистических, социальных и политических характеристиках и истории мы сегодня имеем только самые общие, фрагментарные и довольно противоречивые сведения. Во всяком случае, очевидно, что к приходу греков (VI в. до н. э.) в Испании жило множество отдельных племен, находящихся на разных уровнях цивилизации, но связанных между собой очевидной расовой идентичностью, схожим (но не идентичным) языком, и по своим этническим признакам отличающихся от финикийцев, италийских народов и кельтов.

Лучник из Вальторты. Наскальная роспись. Восточная Испания

О языке иберов мы сегодня знаем преимущественно из надписей на монетах той поры, широко находимых в Испании и Южной Франции, а также крайне немногочисленным надписям, высеченных в камне. Это был неиндоевропейский язык, имеющий много параллелей с языком современных басков; прослеживаются его связи с другими неиндоевропейскими языками Западного Средиземноморья и Атлантического побережья Европы. В VI–IV веках до н. э. иберы употребляли в письме алфавит, схожий с древнегреческим, но имеющий заимствования и из пунического алфавита. В письменности иберов сохранилось также несколько знаков, имеющих гораздо более древнее происхождение и родственных критскому линейному письму «А» и древнеливийской (североафриканской) письменности. Испанский филолог Антонио Товар указывает, что иберийские и «ливийские» (то есть берберские) надгробные надписи-эпитафии подобны друг другу и часто включают в себя слово «eban» (берберск. «камень») или «teban» (иберийск. «камень»), различающиеся лишь наличием определенного артикля «t».

Своего пика цивилизация иберов достигла в IV столетии до н. э. Позднее их культура подверглась сильному пуническому влиянию в результате карфагенской колонизации побережья Испании. Около IV века до н. э. начались кельтские вторжения в Испанию, вызвавшие крах иберийской культуры. Индоевропейские пришельцы-кельты, согласно сообщению Диодора Сицилийского, смешались с иберами, образовав единую кельтиберскую народность. Остаток доиндоевропейского населения сохранился в Пиренеях, и его наследниками в наши дни являются баски. После римского завоевания Испании кельтиберы постепенно восприняли римскую культуру.

Однако пришельцы с севера Африки не ограничились освоением лишь территории Пиренейского полуострова. Принесенные ими элементы капсийской культуры, как установили археологи, распространяются вплоть до северной Франции. Характерные для этой культуры миниатюрные кремневые орудия находят среди инвентаря азилийской и тарденуазской археологических культур, распространявшихся на территории Франции, Бельгии и Британских островов. По мнению X. Обермайера,[19] эти западноевропейские культуры почти наверняка развились в Африке и оттуда были принесены в Европу переселенцами. Другой известный ученый, доктор Фрэнсис Оуэн[20] утверждает, что выходцы из Южного Средиземноморья (то есть из Северной Африки), пришедшие в эпоху мезолита в Европу, были носителями культуры микролитов, относящейся к поздней стадии капсийской культуры. Эти люди, известные как «тарденуазцы» (название этой культуре дано по имени города Фер-ан-Тарденуа во Франции), использовали характерные наконечники стрел, рыболовные крючки и другие инструменты. Сегодня следы этой культуры находят повсюду в Европе, вплоть до Германии и Польши. По заключению американского исследователя Дж. Кларка, появление тарденуазской культуры в Центральной Европе явилось «почти наверняка результатом движения людей с Севера Африки».[21]

Между 6800 и 5000 годами до н. э. тарденуазская культура достигла своего расцвета в Северной Европе, где она известна как культура маглемозе – по названию местности в Дании, где впервые были обнаружены ее памятники. Эта культура, приспособленная к жизни среди северных лесов и равнин, распространялась на северо-восточную Францию, Англию, Ирландию, Голландию, Данию, южную Швецию, северную Германию, Польшу, Эстонию и Финляндию. После детального изучения всех свидетельств, уже упоминавшийся Дж. Кларк пришел к выводу, что источник культуры маглемозе, по крайней мере частично, «находился, вероятно, на Севере Африки». Маглемозианское искусство использовало те же самые геометрические образцы, которые характеризуют североафриканское берберское искусство. Реалистические изображения животных в маглемозианском искусстве фактически идентичны с иберийским искусством и, по мнению Дж. Кларка, происходят «в конечном счёте с Севера Африки». Эта удивительная однородность культуры, распространяющейся от Северной Африки до Финляндии, как считает Дж. Кларк, «может быть объяснена только на этническом основании». Давно замеченные параллели между ливийским (берберским) и древнегерманским искусством в свое время вынудили некоторых немецких археологов на «дикие» гипотезы касательно перемещений древних германцев на Север Африки, но сегодня мы знаем, что на самом деле влияние шло в противоположном направлении. Профессор Игорь Диаконофф даже высказывает убеждение, что мезолитические обитатели Европы говорили на протоберберском языке.[22]

В VI–V тысячелетиях до н. э. происходит становление земледельческо-скотоводческого хозяйства в Европе. Пришедшие с Севера Африки переселенцы привели с собой из Сахары и стада крупного рогатого скота. Сегодня доказано, что дикие буйволы, обитавшие в Европе в эпоху палеолита, вообще не были способны к доместикации (одомашниванию), и все поголовье современного европейского рогатого домашнего скота имеет своей протосновой один из видов североафриканского «древнего буйвола».

К концу IV тысячелетия, накануне прихода первых индоевропейских племен, на территории всей Европы уже существовали разнообразные и сложные культуры отчетливо производящего облика. Индоевропейцы, в III тысячелетии до н. э. начавшие движение в Европу, частично вытеснили и истребили жившее здесь бербероязычное население, частично смешались с ним. По мнению Ф. Оуэна, доиндоевропейские обитатели Европы – выходцы из Южного Средиземноморья «являются частично предками германцев». Индоевропейцы, продолжает Оуэн, вторглись в Германию с юго-востока около 3000 года до н. э. и, смешавшись здесь с местными жителями, создали множество смешанных культур, простершихся «далеко к югу вплоть до Швейцарии».

Антропологические исследования, проведенные на протяжении последних ста лет такими светилами европейской науки, как Брока, Дэвис, Хаксли, Вирхов, Тубино и другими, неопровержимо доказали, что в эпоху неолита на территории Европы обитала раса низкорослых людей с яйцевидными или овальными черепами – то есть все те же самые «евроафриканцы» или средиземноморцы. Их останки, помимо Испании, найдены в Бельгии и Франции, Англии и Германии. Если в Испании эту неолитическую расу принято считать иберами, то что мешает распространить это название на всех обитателей тогдашней Европы?

Эти невысокие меднокожие люди, которых еше иногда называют «черными кельтами», в VII–III тысячелетиях до н. э. населяли огромные пространства от Испании до Прибалтики и от Британских островов до Греции. Многие исследователи полагают, что пикты, населявшие Шотландию к моменту прихода кельтов, также имели иберийское происхождение, как и древние жители Уэльса. В эту эпоху едва ли вся Европа, вероятно, говорила на протоберберских языках и диалектах.

Учёными давно было признано, что в современных германских языках присутствует существенный доиндоевропейский компонент. По оценке итальянского исследователя Пьер-джузеппе Скардильи, около 40 % древнегерманского словаря составляли неиндоевропейские слова, происходящие из некоего иного источника. Эдгар Полом[23] находит «очевидным», что современные германские языки сохраняют следы языка, на котором говорили доиндоевропейские жители Дании и Северной Германии.

Имеются ли в действительности лингвистические связи между берберским языком и германскими языками? На основе сохранившихся в германских языках следов, исследователи попытались восстановить язык доиндоевропейских обитателей Европы. Оказалось, что в этом языке имелась система четырех гласных без «о», и в нем использовались одни и те же обозначения для личных и относительных местоимений. Но современный берберский язык как раз имеет систему с четырьмя гласными без «о» и использует те же самые обозначения для личных и относительных местоимений! Многие корни доиндоевропейских слов, сохранившиеся в германских языках, могут быть прослежены назад, к афроазиатскому источнику. Этот древнеберберский (древнеливийский) язык оказал глубокое воздействие на индоевропейские племена, поселившиеся в Западной Европе. Он, в свою очередь, вероятно, включал в себя элементы еще более древних языков, на которых говорили племена, населявшие Европу в эпоху палеолита. Некоторые исследователи даже пытались разделить доберберские и берберские элементы в этом языке, однако немецкий лингвист Йоханнес Хубшмид убежден, что в данный момент сделать это невозможно.

Германцы – не единственное западноевропейское племя, на которое глубоко повлияла североафриканская культура. Кельтский язык особенно богат берберизмами. По мнению известного ученого Юлиуса Покорни, «с любой точки зрения невозможно», что кельты были самыми ранними жителями Ирландии; первоначальным ее населением являлись длинноголовые средиземноморцы – те самые, которые «все еще составляют основной элемент в населении Севера Африки». Лингвистический анализ доказывает «близкие отношения между берберами и островными кельтами».[24] Помимо кельтского и древнегерманского языков, присутствие одного и то же «хамитского», т. е. североафриканского, языкового субстрата сегодня выявлено в испанском, баскском, каталанском, португальском, французском и английском языках.

Пеласги – доиндоевропейский народ, населявший Грецию до прихода ахейцев, также, возможно, были протоберберами. Когда известный ученый Дж. Серджи в 1901 году высказал эту гипотезу, он был подвергнут осмеянию. Однако относительно недавно американский лингвист Эрик Хамп привел большее количество свидетельств в ее пользу. По его мнению, пеласгский язык принадлежал к той же самой совокупности языков, что и язык доиндоевропейских жителей Северной Европы.

Движение протоберберских (протоливийских) племен в VIII–VI тысячелетиях до н. э., вызванное начавшимся высыханием Сахары, имело место не только в северном, европейском, но и в восточном, египетско-нубийском направлении. Древние капсийцы расселились по огромным пространствам Севера Африки, вплоть до крайнего востока Кении и Танзании, где найдены те же самые орудия труда и обнаружены следы использования красной охры. Эта так называемая кенийско-капсийская культура была создана людьми средиземноморского кавказоидного типа, которых ряд исследователей именует «протохамитами». Их потомками скорее всего являются современные жители Эфиопии. По оценкам исследователей, основные народы, населяющие сегодня эту страну – амхара и тигре – приблизительно на 60 % африканцы и на 40 % – кавказоиды. Л. Кавали-Сфорца[25] предполагает, что берберы, как и арабы, были «кавказоидными родителями» населения Эфиопии. Он же отмечает, что нубийцы Судана генетически ближе к марокканским берберам, чем к какой-либо иной народности Африки. Даже в наши дни названия некоторых городов Востока Африки, возможно, отражают название древних обитателей этого региона – Иса-Бербер в Судане, Бербера в Северном Сомали.

Множество фактов свидетельствует и о связях протоберберского населения постепенно усыхавшей Сахары с Древним Египтом. Сам факт возникновения раннегосударственных образований в Древнем Египте может быть связан с необходимостью противостоять усиливавшемуся давлению с запада. Протоберберские племена, гонимые засухой, стремились уйти в более благополучные области, и ближайшей и наиболее благоприятной из них была долина Нила. Естественно, что ее население было вынуждено защищать свои земли от пришельцев, что и вызвало усиление военных вождей и привело в итоге к формированию первых государств (военно-политических образований) в долине Нила.

Древнее население Египта составляли местные племена Северной и Восточной Африки. К ним присоединились пришельцы из Северо-Западной Африки, покинувшие родные места из-за начавшегося высыхания Сахары. Древнеегипетский язык сложился уже к рубежу IV–III тысячелетий до н. э., и наряду с ливийско-берберскими, кушитскими и семитскими (финикийским, вавилонским, ассирийским, древнееврейским) языками он входил в общую языковую семью, которую сегодня принято называть афро-азиатской или афразийской (устаревшее название – семито-хамитская).

Вероятно, на первых порах миграция населения из сохнущей Сахары в долину Нила шла беспрепятственно, и лишь когда возникла угроза перенаселения, появилась необходимость в противостоянии этой миграции. На рубеже V–IV тысячелетий в Египте появляются признаки социального расслоения населения. Традиционные вожди общин, которые должны были обеспечивать защиту от пришельцев, а также их воины постепенно выдвигаются в разряд привилегированного класса, в интересах которого формируются первые, зачаточные формы государственной власти. Гробницы вождей этого, так называемого додинастического периода истории Египта, длившегося приблизительно до 3000 года до н. э., резко выделяются среди захоронений рядовых общинников. И хотя древняя цивилизация Сахары в этот период еще окончательно не угасла, Египет вскоре обогнал ее в развитии. «В IV–II тысячелетиях, – отмечает Ю. М. Кобищанов, – в центре и на востоке Сахары существовало не менее трех очагов относительно высокой земледельческо-скотоводческой культуры: на обильно орошаемом дождями, лесистом в те времена нагорье Хоггар и его отроге Тассилин-Аджер, на не менее плодородных нагорьях Феццана и Ти-бести, а также в долине Нила. Материалы археологических раскопок и особенно наскальные изображения Сахары и Египта свидетельствуют о том, что все три очага культуры имели много общих черт: в стиле изображений, формах керамики и пр. Повсюду – от Нила до Хоггара – скотоводы-земледельцы почитали небесные светила в образах солнечного барана, быка и небесной коровы. По Нилу и по ныне высохшим руслам рек, протекавшим тогда по Сахаре, местные рыболовы плавали на тростниковых лодках сходных форм. Можно предполагать весьма сходные формы производства, быта и общественной организации. Но все-таки с середины IV тысячелетия Египет начал обгонять в своем развитии и Восточную и Центральную Сахару».[26] Можно констатировать, что этот рост связан прежде всего с притоком населения и связанных с этим социальных изменений в раннеегипетском обществе.







Сейчас читают про: