double arrow

Загадка мегалитов


С распространением протоберберских племен по огромной области от Северной Европы до Восточной Африки связана загадка так называемых мегалитов (мегалит – «большой камень»), много лет не дающая покоя исследователям. Проблема мегалитов – одна из узловых проблем первобытной истории. Сравнительно однотипный характер этих древнейших архитектурных сооружений, примерно одинаковое время их появления в Европе, их огромное количество (только во Франции их насчитывается около четырех тысяч) и необычайно широкое распространение свидетельствуют о существовании каких-то однородных верований, бытовавших у различных народов, воздвигавших эти гигантские монументы повсюду от Ирландии и Скандинавии до Кавказа и Малой Азии.

Известны три типа мегалитических построек:

Менгиры – каменные столбы от одного метра и более, стоящие отдельно или группами.

Дольмены – стоповидные сооружения из больших каменных глыб.

Кромлехи – сложные сооружения, имеющие округлую форму и составленные из грубо отесанных каменных блоков, которые поддерживают перекрывающие их плоские каменные плиты. Самое крупное сооружение такого типа, Стоунхендж (графство Уилтшир, Англия), датируется началом II тысячелетия до н. э.




Стоунхендж – один из самых величественных памятников, оставленных культурой мегалитов

В пользу гипотезы о какой-то единой древней культурной традиции говорит также и то, что в это время распространение получает не только сама идея таких сооружений, но и связанные с ними символы и декоративные элементы, в том числе солярные (солнечные) знаки. На возможность связи мегалитических сооружений с культом солнца указывает и то, что такие сооружения, как Стоунхендж, ориентированы своей главной осью к точке восхода солнца в день летнего солнцестояния.

Итак, однотипные памятники, единовременность их появления, общая культурная традиция на огромном пространстве… Но мы уже видели в предыдущей главе, что в это время в Европе бытовал и относительно однородный язык – скорее всего протоберберский! Неужели протоберберы и создали эти величественные памятники древности, включая знаменитый Стоунхендж?

Приблизительно около 5000 года до н. э. на Иберийском полуострове зародились две культурные традиции, в относительно короткий срок распространившиеся на всю доисторическую Западную Европу. Первой была так называемая мегалитическая культура; вторая – культура бикеров, оставившая свои археологические следы повсюду в Европе.

Мегалитическая культура зародилась, как установлено, на западе Иберийского полуострова, на территории современной Португалии, около 4500 года до н. э. Хотя в ней присутствовал несомненный североафриканский компонент, мегалитическая культура в целом явилась продуктом местного развития. Эта культура быстро распространилась по всему атлантическому побережью Европы и Северной Африки, от Канарских островов на юге до Ирландии на севере. Ее удивительная однородность свидетельствует о том, что носителем культуры мегалитов был один народ, а ее ярко выраженная «прибрежность», тяготение к прибрежным зонам, говорит о том, что это был народ мореплавателей, а точнее – народ земледельцев, по каким-то неизвестным причинам вдруг отправившийся в море!



Традиция строительства мегалитов шла рука об руку с сельским хозяйством. В 4000–3000 гг. до н. э. неолитические мореплаватели распространили свою культуру от Иберии до Франции, Итальянских Альп, Сицилии, Сардинии, Корсики, Балеарских Островов, Швейцарии, Нидерландов, Германии, Южной Скандинавии и Британских островов. Что заставляло этих людей уходить на своих утлых лодках буквально за тридевять земель? Сколько-нибудь вразумительного ответа на этот вопрос нет, и причина распространения мегалитической традиции остается одной из самых больших загадок древности. По мнению английского ученого Иана Макки, разгадка этой тайны вообще может лежать в иррациональной плоскости: мегалитизм мог быть неким активным религиозным движением, руководимым кастой профессиональных священников и волхвов. Стремясь повсюду распространить свою религию, эти волхвы, подобно ирландским монахам раннего средневековья, небольшими группами или даже поодиночке уходили в плавание, селились среди неолитических земледельцев Атлантического побережья, обращали их в свою веру и обучали строительству мегалитов, живя в своеобразных «монастырях» и получая содержание от земледельцев.[27]



На каком языке говорили строители мегалитов? По мнению Макки, они были иберийскими берберами. Г Адаме более осторожно определяет их как «хамиты», т. е. выходцы из Северной Африки, и считает идею относительно берберского происхождения строителей мегалитов «разумной рабочей гипотезой».[28] Доктор Глин Даниел пишет, что с уверенностью можно говорить о том, «что строители мегалитов не говорили на инодоевропейском языке. Мы должны ожидать, что они говорили скорее на средиземноморском языке – некоем доиндоевропейском языке, который, возможно, сохранился по сей день как берберский или как баскский».[29]

Мегалитические памятники повсюду на огромной территории – от Северной Европы до Средиземноморья – имеют общие признаки, роднящие их с местом происхождения этой культуры – западным побережьем Пиренейского полуострова. Но, собственно говоря, произошли ли дольмены в Португалии, Испании или в другом месте, даже менее важно, чем очевидный факт тесных культурных контактов между западом Европы и Восточным Средиземноморьем на рубеже позднего неолита и раннего бронзового века.

Несмотря на свои выдающиеся достижения в области строительства, мегалитическая культура была довольно консервативной и архаичной. Приблизительно в Европе начинает применяться медь, и каменный век уступает место так называемому халколиту – медному веку (от греческого халкос – медь). Однако культура строителей мегалитов не приняла металл, и осталась в каменном веке. Быстро вытесненная на обочину истории, она приблизительно с 2600 года до н. э. прекратила своё существование. Дольше всех мегалитическая культура продержалась на Британских островах, исчезнув около 2000 года до н. э. и оставив здесь свой самый великолепный памятник – Стоунхендж (ок. 2000–1900 гг. до н. э.).

Аллея менгиров в Карнаке. Бретань, Франция

Наследником традиций дальнего мореплавания в Атлантике, заложенных строителями мегалитов, долгое время оставался полулегендарный город Тартес (Тартесс), располагавшийся там, где и зародилась мегалитическая культура – на крайнем западе Иберийского полуострова, где-то на атлантическом побережье Испании, скорее всего – в устье реки Гвадалквивир. Точное его местоположение неизвестно. Он возник, по всей видимости, на месте одного из центров распространения древней мегалитической культуры. С этапом становления Тартесской цивилизации исследователи связывают так называемую «культуру Эль-Аграр», зародившуюся на юге Испании и распространившую свое влияние на север Португалии и на северо-восток Испании вплоть до Балеарских островов.

Исторический Тартес, согласно А. Шультену[30] был основан около 1150 года до н. э. Его расцвет приходится на начало бронзового века (ок. 2500 г. до н. э.), когда этот город держал в своих руках практически всю европейскую торговлю оловом и многими другими металлами. «До VI в. до н. э. Тартес был самым богатым торговым городом Европы, «воплощением богатства металлами», – пишет известный немецкий историк Р Хенниг. – В этом качестве он был центром Средиземноморья по добыче руд и по торговле металлами. Сам чрезвычайно богатый серебром, медью, свинцом, которые в больших количествах добывались в горах Сьерра-Мо-рена, Тартес, кроме того, вместе со своим безыменным предшественником на протяжении почти 1500 лет был главным посредником при вывозе олова из Британии и при изготовлении бронзы для всех стран Средиземноморья».[31] По всей видимости, морской путь к богатым оловом Британским островам жители запада Иберии узнали именно в эпоху мегалитов. «Обычным было для жителей Тартесса вести торговлю в пределах Эстримнид», – отмечал много столетий спустя Руфий Фест Авиен, римский писатель второй половины IV века нашей эры. Название Эстримниды, или Эстримнидские (Эстримнийские) острова, относилось к Британским островам и, возможно, к побережью Бретани (Франция). Разработка олова здесь началась ещё в 2100–2000 гг. до н. э. В эпоху бронзового века олово играло роль жизненно важного металла, так как бронза, как известно, представляет собой сплав меди с оловом. Между тем месторождений олова нет нигде в Средиземноморье, и все великие цивилизации древности, включая древнеегипетскую, были вынуждены импортировать его из Испании, где, помимо привозного олова с Британских островов, имелись собственные месторождения этого металла.







Сейчас читают про: