double arrow

Глава 9. Ночь плавно, но уверенно переходила в утро


Ночь плавно, но уверенно переходила в утро. Уже забрезжил рассвет, а легкая серая дымка начала светлеть. Стали петь первые птицы, когда на восточной окраине горизонта появился золотой ореол, а за ним и само небесное светило. Яркий утренний свет наполнял уголки города, изгоняя ночную тьму. Наступил новый майский день.

В домофон квартиры Лейлы Мамедовой кто-то позвонил. Счастливая, наполненная множеством радостных мыслей, девушка поспешила к двери. Тимур ожидал ее под подъездом, а сама Лейла уже собрала вещи и, мгновенно схватив ключи с тумбочки, закрыла дверь и слетела вниз по лестнице.

Встретив друг друга приветственным поцелуем, они уложили вещи в багажник и, усевшись на передние сидения Peugeot 301, в сопровождении приятной музыки направились в аэропорт. Казалось, что сегодня им уже никто не помешает отправиться в незабываемое путешествие в Арабские Эмираты. И это действительно было так. Небо ясное, погода прекрасная, а настроение – лучше не бывает!

Лишь дороги были столь ужасны, что порой музыку заглушал шум подскакивающей машины, но сегодня никто не обращал на это внимание, ведь впереди их ожидали кресла в салоне самолета, а после полета – целый месяц солнца, пляжа, моря и неописуемой роскоши, окутанной незабываемой феерией счастья и радостных впечатлений.




Уже через шесть часов оба сидели в большом авиалайнере, готовящемся к взлету. Впереди длительный перелет, который отнимет много сил, но они надеялись, что Арабские Эмираты вернут и пополнят их душевные силы, а также дадут шанс видеться не пару раз в неделю, а целый месяц.

А в это время хаммер подлетел к одной из парижских больниц. Ариадна Кру бросилась по лестнице к дверям. Она позвала санитаров с каталкой, которые доставили Лью Бовейна в операционную. Молодой доктор принялся зашивать рану, после чего на нее наложили повязку. Вовремя введенные препараты подействовали быстро и кровь начала сворачиваться. Жизни Лью Бовейна ничего не угрожало, но врачи не рекомендовали ему уезжать из города. Лучше было бы ему полежать в больнице, но необходимо было спешить, ведь преследователи могут узнать, куда они поехали.

– Послушайте, нам нужно торопиться, они могут нас найти, проверить списки пациентов во всех больницах не очень сложно. Думаю, мы должны бежать и как можно быстрее, – сказала Ариадна Кру.

– Нет, он мой друг, и я не позволю подвергать его жизнь опасности, пусть пару часов полежит, а за ним присмотрят врачи, – предложил Жан Котлер.

– Защищая его жизнь, мы подвергаем риску свои, а соотношение один к четырем весьма спорно, – согласилась с Ариадной Мерьем.

– Да что это с вами! Он наш друг, а мы должны сделать все, чтобы с ним все было хорошо, – закончила Одри Кляйднер.



– С этим трудно поспорить, но ваш хаммер они уж точно узнают, тем более, что на хромированном покрытии бампера осталась кровь их собратьев по оружию. Они вычислят наше местопребывания в ближайшее время! – настаивала Ариадна. – Защищая его, мы подвергаем опасности всю больницу, ведь эти нелюди ни перед чем не остановятся.

– Ты права, Ариадна! Нужно уходить! – согласилась Мерьем.

– Давайте хотя бы три часа подождем. Через час он отойдет от наркоза, придет в себя. Думаю, что за это время этим людям не удастся нас обнаружить, – предложил Жан Котлер.

– Поддерживаю, – вскинула голову герцогиня.

– Ладно, тогда ждем, но через три часа мы уезжаем, – властным тоном сказала Ариадна.

Мерьем вздохнула, ведь и она, и все ее спутники понимали, что за три часа нападающие найдут их и устроят погром в больнице, уничтожив множество людей.

– Давайте сообщим в полицию, что на ваше поместье напали! – предложила Мерьем Дэвран.

– Мне кажется, что полиция нам вряд ли сможет помочь, хотя сообщить, конечно, стоит, я пойду, позвоню, – согласилась герцогиня, направляясь в регистратуру.

– Интересно, что они сейчас делают, наверное, следят с воздуха, осматриваются, ведь они знают, что у нас раненый и скорее всего уже проверяют списки больных… – Ариадне не дала договорить ее мать.

– Я только что слышала, как в регистратуре произнесли имя Лью Бовейна. Что-то мне подсказывает, что нас уже обнаружили! – тихо сказала Одри Кляйднер.



– Тогда нужно быстро уходить, иначе…

В этот момент входные двери легко вылетели, а на пороге больницы появились несколько десятков вооруженных и одетых в черное людей. Они увидели преферити и начали быстро к ним приближаться. Послушники приказали им поднять руки и выйти на улицу, но герцогиня быстро нашла выход. Все четверо свернули на боковую лестницу и устремились вверх. Послушники оставили двоих на входе, а остальные ринулись следом. Дежурная медсестра попыталась позвонить в полицию, но меткий стрелок «отключил» телефон.

Мерьем свернула в коридор и направилась к лифту, чтобы спуститься на первый этаж. Послушники о лифте забыли, а потому ей и остальным удалось спуститься вниз незамеченными, но постовые послушники были начеку, а потому четверке беглецов пришлось укрыться в палате Лью Бовейна, который как раз пришел в себя.

– Поднимайтесь, мсье Бовейн! Нам пора уходить, – сказала мадам Кляйднер, помогая обессиленному бледному старику встать с постели.

– Постойте… куда вы меня забираете, – прошептал Лью, но в вестибюле послышались крики, послушники узнали, где находится палата Лью Бовейна.

– О, нет! – воскликнула Ариадна, и в следующую секунду створки дверей распахнулись.

– Бежать вам больше некуда, – начал начальник отряда. – Вы пройдете с нами и сядете на борт вертолета. Мы не причиним вам вреда, если вы нас послушаете.

– Зачем нам идти с вами? Кто вы такие? – спросила Ариадна.

– Мадемуазель Кру, об этом после, а сейчас мы должны вас доставить на место, пойдемте! – приказал им начальник. Десять послушников окружили беглецов. – Возьмите этого бедолагу на носилки и отнесите к вертолету, – распорядился начальник.

– Куда вы нас везете?! – пытаясь освободиться из цепких рук послушников, спросила Ариадна.

– Вы едете в замок, но больше вам сказать ничего не могу, – холодным тоном ответил начальник.

– Замок?! Да кто же вы?! – воскликнула Мерьем, когда ее вывели из больницы.

– Скоро вы все сами узнаете, мадемуазель, а пока мы завяжем всем вам глаза, чтобы ничего не смогли видеть, – распорядился начальник. – Лотар будет доволен, – прошептал он, поднимаясь на борт вертолета.

Вскоре машина уже оторвалась от земли и, набирая скорость, устремилась в небеса, озаряемые восходящим солнцем.

На расстоянии в сотне километров оттуда в небе уже летел самолет Киев–Дубай. На борту царило оживленное предвкушение предстоящего вояжа по ОАЭ. Впереди еще четыре часа перелета, после которого наступит долгожданное облегчение, что все прошло хорошо, и самолет коснется земли.

За иллюминаторами плавно проплывали густые хлопья облаков, освещаемых ярким полуденным солнцем. День был просто прекрасным, а напряжение в салоне мало-помалу угасало. Стюардессы любезно обслуживали пассажиров, предлагая им разные напитки и еду. Люди разговорились, повеселели и скоро уже перестали нервничать от жуткого оцепенения при виде далекой поверхности земли.

Внезапно самолет сильно тряхнуло. Пассажиры вцепились руками в поручни и вжались в кресла, испуганными глазами глядя по сторонам в поисках спасения.

Стюардесса сообщила, что самолет вошел в зону турбулентности, а также, что тряска скоро пройдет. Ну, а пока пассажирам Boeing 737 оставалось только надеяться на лучшее и просто ждать, предоставив свои жизни в руки опытных пилотов. Самолет встряхнуло еще пару раз, заставив пассажиров поволноваться, но через пару минут лайнер миновал зону турбулентности и продолжил рассекать пушистое белое пространство облаков.







Сейчас читают про: