double arrow

Михаил Зощенко


Волк шумно вздохнул, вытер подбородок рукавом и начал рассказывать:

. — Я, братцы мои, не люблю баб, которые в шляпках. Ежели баба в шляпке или корзиночка у ней в руках, то такая аристократка мне и не баба вовсе, а гладкое мес­то. Встречаю раз одну такую в лесу. Гляжу, стоит этакая фря и разворачивет свою идеологию во всем объеме. И решил я лицом официальным к ейной бабушке на­ведаться. Дескать, как у вас, гражданка, в смысле порчи водопровода и уборной? Действует?

Николай Гоголь

Мрачен и безграничен наш лес в хмурую погоду. Редкая шапочка дойдет до его середины — разве уж самая красная. Ну а которая дойдет, та непременно по­встречается там с Волком. — Волк, волк! Куда несешься ты по бескрайнему лесу? — Нет ответа. — Скучно на этом свете, господа.*

* Автор последнего текста Серафим Семикрылов. Жур­нал ха-ха-тун: http://www.egitara.ru/damir/magazin.htm)

18*



Белянин В. Психологическое литературоведение



Мы привели самые яркие примеры пародий в от­
ношении не самого лучшего в художественном плане
текста. Но и это показательно. В пародии как бы унич­
тожается индивидуальное отношение автора к окру­
жающему миру, он превращается в «еще одно». По­
скольку «знаки культуры могут быть отчуждены от
{ реальной душевной жизни человека» (Братусъ, 1988,




w с. 83), пародист имеет возможность вырвать их из лич-

| костного контекста переживаний и вставить в кон-

I текст иронического отношения к продукту творче-

!• ства.

На поверхностном уровне тексты пародии и ори­
гинала во многом схожи, но на глубинном уровне они
различаются: если подлинный смысл написания худо­
жественного текста в самовыражении, в описании лич-
I ностной картины мира, то смысл, стоящий за пароди-

I ей, — показать несуразность этой картины мира, вы-

1 смеять ее. Характерно, что именно такое представле-

ние задачи, такой фон интеллектуальной работы (Пе­тухов, 1984) являются как бы беспредметными (см. ис­следования Вюрцбургской школы), они могут быть на­правлены на любой объект.







Сейчас читают про: