double arrow

Эрих Мария Ремарк


— Иди ко мне, — сказал Волк. Красная Шапочка
налила две рюмки коньяку и села к нему на кровать.
Они вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом конья­
ке была тоска и усталость — тоска и усталость гасну­
щих сумерек. Коньяк был самой жизнью.

— Конечно, — сказала она. — Нам не на что наде­
яться. У меня нет будущего.

Волк молчал. Он был с ней согласен.

Владимир Сорокин

A propos, я лично встречал Красную Шапочку и пробовал ее кал.

Габриэль Гарсия Маркес

Пройдет много лет, и Волк, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда Бабушка съела столько мышьяка с тортом, сколько хватило бы, чтобы истребить уйму крыс. Но она как ни в чем не бывало терзала рояль и пела до полуночи. Через две недели Волк и Красная Шапочка попытались взорвать шатер несносной старухи. Они с замиранием сердца смотрели, как по шнуру к детонатору полз синий ого­нек. Они оба заткнули уши, но зря, потому что не было никакого грохота. Когда Красная Шапочка осмелилась войти внутрь, в надежде обнаружить мертвую Бабушку, она увидела, что жизни в ней хоть отбавляй: старуха в изорванной клочьями рубахе и обгорелом парике но­силась туда-сюда, забивая огонь одеялом.




Б. Акунин

Эраста Петровича Фандорина, чиновника особых поручений при московском генерал-губернаторе, осо­бу 6-го класса, кавалера российских и иностранных ор­денов, выворачивало наизнанку. В избушке вязко пахло


Глава 4. Психологическое воздействие текста...



кровью и требухой. Подле его начищенных английских штиблет покоилось распростертое тело девицы Бабуш­киной, Степаниды Ивановны, 89 лет. Эти сведения, рав­но как и дефиниция ремесла покойной, были почерп­нуты из детской книжки, аккуратно лежавшей на вспо­ротой груди. Более ничего аккуратного в посмертном обличье девицы Бабушкиной не наблюдалось.

Татьяна Толстая

Вот радость-то какая, светлый праздничек: вышел первый номер журнала «Red Hat -Linux, Embedded Linux and Open Source Solutions». Красивое имя — высокая честь; название представляется мне неблагозвучным для русского уха, а потому буду называть журнал Крас­ная Шапочка. Вообще говоря, после этих слов все про журнал понятно, все предсказуемо и можно прекра­тить писать рецензию.







Сейчас читают про: