double arrow

Эпатажный текст


Согласно толковому словарю русского языка, эпа­таж — это вызывающее поведение, скандальная выход­ка (Ожегов, Шведова, 1998). Эпатаж есть и в действиях, и в языке. Опишем такие тексты, опираясь на материалы диссертации Е. Репиной, выполненной под нашим ру­ководством (Репина, 2002).

Эпатажный текст является очень ярким по своим лингвистическим и семантическим особенностям, эмо­ционально насыщенным. Он не оставляет никого рав­нодушными, заставляет испытывать порой совершен­но противоположные эмоциональные состояния. К та­кому типу текста можно отнести большинство тек­стов «Демократического союза» (Валерия Новодворс­кая), многие тексты «Национально-патриотического фронта «Память» (Дмитрий Васильев), а также не­которые тексты «Либерально-демократической пар­тии России» (Владимир Жириновский) и «Союза пра­вых сил» (Ирина Хакамада, Сергей Кириенко, Борис Немцов).



Белянин В. Психологическое литературоведение



Приведем пример эпатажного текста:

Встала из мрака младая с перстами* пурпурными, Эос и провалилась (семантическая категория «падение») обратно, стеная ужасно (семантическая категория «тос­ка»). К зрелищам типа таких не привыкли античные боги. Некий ахейский товарищ (ирон.) (уж мужем и зваться не может; мужи, как зайцы, не бегают от КГБ лет на двад­цать в изгнанье) как-то решился разочек смотаться под Трою.




(«Демократический союз»)

Немного другая, но также достаточно яркая в эмо­циональном плане картина в текстах «Памяти». Они представляют собой не «унылые» рассуждения о том, что и как нужно делать, а чисто театральное, художе­ственное динамичное описание.

Сегодня пышным цветом рапустилась политическая проституция (презр.), сменившая комиссарские тужур­ки (аллюзия) и заслюнявленные папиросные «бычки» в углах небритого рта с остатками пищи (еда), на смокин­ги, фраки с официантскими "бабочками", фальшиво ки-ношный звон бокалов, дежурные улыбки, бесконечные фуршеты и прочая лакейская (негат.) «тусовка», как сами «расфранченые» называют свои сборища (разг. неодобр.). Все это происходит в тот момент, когда кру­гом бунты, недовольство (семантическая категория «тоска»).

(«Память»)

В этом тексте часто употребляются просторечные слова. Он близок «агрессивному» типу текста (это еще один тип текстов, тоже вьщеленныи в политических тек­стах), но в то же время отличается от них. Так, предъяв­ление этих текстов испытуемым показало, что они вы­зывают сильную ненависть, озлобленность, раздраже-

* Выделенные курсивом слова относятся к устаревшим или разговорным.


Глава 4. Психологическое воздействие текста...



ние и отвращение, побуждение к активным действиям, нередко к насилию и к мести, но не воодушевляют, не вызывают восхищения. Однако, несмотря на это, испы­туемые также отмечали, что данные тексты представ­ляются им забавными, вызывая у них и некоторую ве­селость.



Результаты эксперимента были дополнены психо­лингвистическим анализом с использованием програм­мы ВААЛ. При этом были выявлены следующие содер­жательные характеристики эпатажных текстов. Лекси­ка в целом нейтральная. Есть и поэтически окрашен­ная и разговорная лексика, архаизмы, историзмы, не­ологизмы, заимствования и сленг, а также вульгаризмы. Это делает язык эпатажных текстов очень ярким, эмо­ционально насыщенным и претенциозным, придает им «вызывающий» характер.

Будет нудегь (прост, неодобр.) нам ахейский това­рищ, что затеяли (разг.) мы зря перестройку (полит, тер­мин), реформы и рынок, и гласность. Благо (разг. ирон.) теперь не ссылают, нет кары (высок.) за это. Ведь «дерь-мократы» (бран.) у нас, в доброте их и слабости умный философ уверен.

(«Демократический союз»)

Нельзя сегодня жалеть народ, предавший идеалы своего Отечества (высок.), свергнувший Царя как выс­шую форму божественной (высок.) иерархии на Земле, и не только допустивший противника в свой дом, но и холуйски (презр.) прислуживающий врагу, уничтожаю­щему его родное Отечество (высок.). Люди русские! Сни­мите с себя пелену (книжн.) сионистского дурмана, впе­ред к победе в деле национально-освободительной борьбы! Не за горами тот день, когда на наших скрижа­лях (стар.) засверкают огненные слова — Бог, Царь, Нация!



(«Память»)

Характерной чертой эпатажных текстов является постоянное обращение к Богу, напоминание о Боге,


280 Белянин В. Психологическое литературоведение

что проявляется в тексте в виде эпитетов (божествен­ная иерархия, Богоспасаемая Москва, жители Богоспа­саемого града), а также частого употребления самого слова «Бог» отдельно или в словосочетаниях, посло­вицах, поговорках, обращениях (человека Божьего; За­поведи Божьи; Бог не в силе, а в правде, не в деньгах, а в совести; помазанник Божий, античные боги; Братья и сестры; обратиться к Богу, богоизбранность, живая бо­жья коровка).

Также много церковной лексики и лексики, нося­щей оттенок божественности (ангел-хранитель, благо и счастье, защитник убогих и страждущих, жертвенная любовь, верующий, Евангельская истина, Царство Веры, гордыня, Богородица).

Есть упоминания о Библии, описание библейских сюжетов (Если царство разделится само по себе, не мо­жет устоять царство то...), сюжетов греческой мифо­логии (...взять Илион, пониманья достигнув, пав, как Ахилл иль Патрокл; ...столько троянских коней напихал он, наш Александр Зиновьев, что в пору бега проводить, то есть скачки; ...Где же Итака была в тот момент? Полагаю, в Париже).

О какой уж тут совести вспоминать! Да и разве ведо­мо хаму, что совесть — это СО (сопричастность) ВЕСТИ, а ЕВАНГЕЛИЕ переводится как БЛАГАЯ ВЕСТЬ, из чего следует простая истина: раз не имеешь отношения к Богу, значит, не имеешь отношения к Евангелию, то есть не име­ешь совести.

(«Память»)

Встречается также употребление слова «Бог» в пе­реносном значении, с оттенком иронии (лубянские боги; на Олимпе-Лубянке).

В противовес этому нередко встречается слово «дьявол» и лексика, связанная с данным словом (мра­кобесы, сионистская вакханалия, их сам черт связал ве­ревочкой, когда они «Письмо 13» писали, злого тролля с дубиной, сатанинская круговерть, дьявольские игрища). Как правило, данная лексика характеризует так назы-








Сейчас читают про: