double arrow

Соотношение имени и литературного направления

3

Выбор антропонимов во многом диктуется принципами того или иного литературного направления (художественного метода), которые разделяет писатель. В особенности типичен данный прием для литературы классицизма, где наиболее прозрачна семантика говорящих имен и фамилий. Писатели, опираясь на внутреннюю форму слова, положенного в основу фамилии героя, награждали своих персонажей выразительными именами-характеристиками: Простаковы, Скотинин, Вральман, Цифиркин, Кутейкин, Милон, Правдин, Стародум (Д.Фонвизин «Недоросль»).

В эпоху сентиментализма грубые имена почти не использовались. Допускалась только благозвучная ономастика. Поэтому в повести Н.М. Карамзина крестьянская девушка носит имя Лиза, употребляемое только в дворянской среде. Впрочем, и поведение, и речь девушки не типичны для крестьянской среды.

Представители романтизма нередко изображали чужую страну или отдаленную эпоху, и ономастика в их произведениях не только соответствовала выбранной теме, она была непривычна для читателя, «экзотична». Например, героини «южных» поэм Пушкина носят имена Зарема и Земфира.

Для писателей-реалистов важнейшей (хотя, конечно, не единственной) становится социально-знаковая функция имени, его соответствие/несоответствие антропонимической норме. Точность воспроизведения в художественной литературе антропонимических норм способствует эффекту достоверности изображения. Отсюда повышенная требовательность к именам персонажей: значимы все компоненты антропонима, а также титулы, к ним присоединяемые (граф, князь), формы обращений (Ваше благородие, превосходительство, сиятельство и пр.). Необходимо было учитывать, к примеру, следующее: в России XVIII в. «крестьянских девочек часто называли Василисами, Феклами, Федосьями, Маврами. Девочка, родившаяся в дворянской семье, такого имени получить не могла. Зато в дворянских семьях бытовали тогда такие женские имена, которые были неупотребительны у крестьянок: Ольга, Екатерина, Елизавета, Александра». [4, С. 115]. На этом фоне значимы разного рода отступления от норм как средство характеристики персонажа. Так, имя Татьяна почти не употреблялось в дворянской среде, и у И.Тургенева в «Муму» это имя звучит органично. А вот в «Евгении Онегине» А.Пушкин дает своей героине имя Татьяна с определенной целью: выделить её из ряда представительниц дворянского круга.






3




Сейчас читают про: