double arrow

ВНЕШНИЙ ОБЛИК ОРАТОРА


Лектор Сэм Сэнфорд однажды рассказал о случае, происшедшем в фойе гостиницы городка, где он дол­жен был выступать. Молоденькая продавщица табач­ного киоска, где он покупал газету, радостно объявила ему, что вечером собирается послушать лекцию профес­сора Сэнфорда. Узнав, что перед ней сам Сэнфорд, де­вушка внимательно окинула его взглядом и сказала: «Ну что ж... Все-таки я пойду». К счастью для хороших ораторов (не для плохих), мнение о них составляется по внешним данным во время выступления. Во всяком случае, хорошая речь на добрую четверть воспринимается чисто зрительным пу­тем. Слушатели присматриваются к оратору: как он стоит, какое у него выражение лица, какая походка, что он делает с руками. Слушатели хотят знать, что он пред­ставляет сам по себе. Наивно, движимые любопытством, они хотят сразу составить мнение об ораторе—поло­жительное или отрицательное — и, сами того не созна­вая, хотят решить, будут ли их симпатии на стороне ора­тора и воспримут ли они то, что он им скажет. Высту­пить публично — это значит дать слушателю возмож­ность познакомиться с вами, как говорится, и на ра­достей на горе. Если не на радость, если внешние дан­ные не только не помогут, а скорее навредят, то, надо думать, вы еще не овладели всем необходимым для публичного выступления. Но прежде всего следует подтвердить основной прин­цип: подлинно движущая и направляющая сила внеш­них данных и приемов оратора Заключается в его глубоком переживании взаимного общения с аудиторией. Настоятельная внутренняя потребность выполнить свой долг перед слушателями даст для правильного внешнего поведения гораздо больше, чем нарочитые технические приемы. Всякие ухищрения в осанке, манерах, жестах никогда не создадут настоящего облика оратора, вооду­шевленного мощной идеей и желанием поделиться ею с аудиторией


Сейчас читают про: