double arrow

Глава V. ПРОБЛЕМА ЦЕРКВЕЙ.


Заглавие этой главы отражает не проблему религии, а всего лишь проблему людей и организаций, которые пытаются обучать религии, претендуют на то, чтобы представлять духовную жизнь, духовно направлять человеческую душу к Богу и устанавливать правила духовной жизни. Когда пишешь на эту тему, вступаешь на опасную почву.

К религиозному духу нет никаких упреков: он есть и существенно важен для полной, подлинной жизни на земле. Мы признаем вневременность веры и свидетельства Духа на протяжении бессчетных веков о факте существования Бога. Христос живет и наставляет народы мира, причем не из смутного отдаленного центра под названием "одесную Бога" (символическая фраза), нет, Он находится в непосредственной близи к человечеству, которое всегда любил. Произнеся: "Се, Я с вами во все дни до скончания века", Он имел в виду лишь то, что сказал. Приближение человеческого Духа к своему Источнику, к духовному Центру, где правит божественность, к Тем, Кто ведет, направляет это приближение, будет неизбежно продолжаться; дорога всегда открыта для странников, и все странники, все души в конечном счете находят дорогу в Дом Отца.

Факт существования Бога, факт существования Христа, факт духовного приближения людей к божественности, факт бессмертия Духа, факт духовной возможности и факт связи человека с Богом и своими собратьями, — на все их мы можем опираться. Надо акцентировать также эволюционное представление истины и ее постоянную адаптацию к нуждам человечества в любой период истории.

Христианство это выражение — по существу, если еще и не фактически — любви Бога, имманентного в Своей сотворенной вселенной. Однако христианство навлекало на себя нападки и все мыслящие люди знают об этом; к сожалению, мыслящие люди составляют незначительное меньшинство.

Ради ясности, чтобы лучше прояснить факты и возможности, разделим предмет на следующие части, начиная с самой неприятной и спорной и заканчивая нотой надежды, цели и видения.

I. Неудача церквей. Можно ли со всей искренностью и в свете мировых событий утверждать, что церкви преуспели?

II. Благоприятная возможность церквей. Распознают ли они ее?

III. Сущностные истины, в которых человечество нуж-дается и которые оно интуитивно принимает. Како-вы они?

IV. Возрождение церквей. Возможно ли оно?

V. Новая Мировая Религия.

Сегодня отчетливо обозначается безотлагательная нужда рода человеческого, и шаги, которые предлагают предпринять церкви для удовлетворения этой нужды, также ясны. Поэтому важно видеть ситуацию точно такой, какая она есть, подчеркивать истины, существенные для человеческого прогресса и просвещения, и устранять факторы противоречивые и незначительные; также необходимо определить путь спасения, которому церкви должны следовать; если церкви и церковники будут мыслить и работать по-христиански, спасение человечества гарантировано. Прежде всего необходимо, чтобы представляемое видение было видением для всех людей повсюду, а не просто прекрасным упованием сектанской группы или фанатичной удовлетворенной собой организации. Важно, чтобы мы вернулись к Христу, к Его вести и к образу жизни, пример которой Он показал.

Церковникам нужно помнить, что человеческий дух больше, чем церкви, больше, чем их учения. В конце концов человеческий дух оттеснит их и торжественно пройдет в царство Божье, оставив их далеко позади, если они не войдут вместе с людьми как смиренная часть их массы. Помпезным прелатам и церковным администраторам нет места в этом царстве. Христу не нужны прелаты и администраторы. Ему нужны кроткие наставники истины, способные служить примером духовной жизни. Ничто под небом не может остановить прогресса человеческой души в ее долгом странствии от тьмы к свету, от нереального к реальному, от смерти к бессмертию и от невежества к мудрости. Если крупные организованные религиозные группы церквей в каждой стране, представляющие все вероисповедания, не предложат духовного водительства и помощи, человечество найдет другую дорогу. Ничто не может увести дух человеческий от Бога.

I. НЕУДАЧА ЦЕРКВЕЙ

Будем помнить: Христос не потерпел неудачу. Неудачу потерпел человеческий элемент, который отверг Его намерения и проституировал представляемую Им истину. Теология, догмы, доктрины, материализм, политика и деньги образовали плотное, свинцовое облако между церквями и Богом; они застили подлинное видение любви Бога, и именно к этому видению любящей реальности и жизненно важному распознаванию того, что за ней стоит, мы и должны вернуться.

Есть ли какой-нибудь шанс, что вера, какая была у Христа, вернется? Достаточно ли в церквях людей, обладающих видением, чтобы спасти день наш, — видением того, как удовлетворить нужду человечества, а не того, как усиливать и возвеличивать церкви? Такие люди есть в каждой религиозной организации, хотя их прискорбно мало. Даже если они объединятся (что пока кажется совершенно невозможным из-за доктринальных различий), их группа будет неэффективной по сравнению с организованной властью, материалистическим блеском, неотчуждаемыми правами и имуществом; фанатической решимостью реакционных священнослужителей всех вероисповеданий. Обычно только борющееся меньшинство (в нашем случае немногие духовно мыслящие люди) хранит подлинное видение и в конечном счете добивается его осуществления; это те, кто ходит по улицам, над которыми зыблется марево страданий, ходит вместе с агонизирующими людьми и, потому, остро сознает необходимость возрождения церквей.

Наши церковные платформы, наши кафедры, наши религиозные периодические издания вовсю испускают призывы к людям вернуться к Богу и найти в религии выход из нынешней хаотической ситуации. Однако человечество никогда прежде не было столь духовно выстроенным, сознательно и конкретно ориентированным на духовные ценности и необходимость духовных переоценок и осуществления. Призывы должны быть направлены к церковным вождям, к священнослужителям всех вероисповеданий, к церковным работникам повсюду; именно они должны вернуться к той простой вере, какая у Христа. Именно они нуждаются в возрождении. Люди повсюду требуют света. Кто его даст?

Имеются два главных фактора, ответственных за неудачу церквей:

1. Узкие теологические интерпретации Писаний.

2. Материальные и политические амбиции.

В любой стране на протяжении веков люди стремились всучить свои личные религиозные интерпретации истин Писания и Бога массам. Они брали Библии мира и пытались их объяснять, пропуская встречающиеся там идеи через фильтр собственного ума и мозга и тем самым неизбежно занижая смысл. Не довольствуясь этим, их последователи навязывали такие человеческие толкования людям немыслящим и невежественным. В каждой религии — буддизме, индуизме в его многочисленных аспектах, мусульманстве и христианстве — формировался круг выдающихся умов, которые старались (обычно совершенно искренне) понять, что именно Бог, по их мнению, сказал, которые формулировали доктрины и догмы на основании того, что, как они полагали, Бог имел в виду, и потому их слова и идеи стали религиозными законами и неопровержимыми истинами для бесчисленных миллионов людей. Но, в конечном итоге, что мы имеем? Представления того или иного человеческого ума — в категориях его эпохи, его традиций и его уровня развития — о том, что Бог сказал в том или ином Писании, в которое столетиями вкрадывались неточности и ошибки из-за постоянных переводов — переводов, часто делаемых со слуха.

Доктрина об устной передаче Писаний мира (как полагают, особенно приложимая к христианской Библии) сегодня полностью дискредитирована, а вместе с ней и непогрешимость интерпретаций; сейчас видно, что все мировые Писания состоят исключительно из переводов и ни одна их часть не сохранилась — после тысяч лет переводов — в том виде, в каком была изначала, если она вообще существовала в виде оригинальной рукописи, а не являла собой, в действительности, чьи-то воспоминания о том, что было сказано. В то же время необходимо помнить, что общая направленность и базовое учение Писаний, так же как и значение символов, обычно правильны, хотя опять же, сами символы должны переводиться на современный язык, а не подвергаться невежественной интерпретации. Суть в том, что догмы и доктрины, теология и догматические утверждения не обязательно доносят истину, которая в уме Бога, с каковым умом большинство интерпретаторов догм полагают себя знакомыми. Теология это всего лишь то, что, как человек думает, содержится в уме Бога.

Чем древнее Писание, тем сильней искажения. Доктрина о мстительном Боге, доктрина о возмездии в некоем мистическом аду, учение, что Бог любит только тех, кто интерпретирует Его в терминах той или иной школы теологической мысли, символизм кровавого жертвоприношения, принятие креста как христианского символа, учение о непорочном зачатии и картина гневного Божества, ублажаемого только смертью, являются неудачными следствиями собственного мышления человека, его собственной низшей природы, его сектанского изоляционизма (питаемого еврейским Ветхим Заветом, но, как правило, отсутствующего в восточных вероисповеданиях) и чувства страха, унаследованного от животной стороны его природы, — все они питаются и прививаются теологией, а не Христом, Буддой или Шри Кришной.

Малые умы людей на прошедшей и нынешней стадиях эволюции не могут сегодня, да и никогда не могли постичь ум и цели Единого, Кем мы живем и движемся и существуем. Они интерпретируют Бога, исходя из самих себя; поэтому, когда люди бездумно принимают догму, они лишь принимают точку зрения другого, способного ошибаться человеческого существа, а вовсе не божественную истину. Именно этой истине пора наставлять в духовных семинариях, чтобы питомцы их обучались мыслить самостоятельно и помнить, что ключ к истине лежит в объединяющем могуществе Сравнительной Религии. Только принципы и истины, которые универсально признаются и находят себе место в любой религии, действительно необходимы для спасения. Второстепенные и спорные представления истин обычно не нужны или имеют значение лишь постольку, поскольку они подкрепляют первичную, сущностную истину.

Именно искаженное представление истины заставило человечество сформулировать свод доктрин, о которых Христос, по-видимому, ничего не знал. Христос заботился лишь о том, чтобы люди признали, что Бог есть любовь, что все — дети одного Отца и, потому, братья, что дух человеческий вечен и что смерти нет; Он жаждал, чтобы Христос в каждом человеке (внутреннее Христово сознание, объединяющее нас друг с другом и с Христом) расцвел во всей своей славе; Он учил, что служение есть ключевая нота духовной жизни и что воля Бога будет открыта. Вот об этом-то массы комментаторов и не писали. Они до тошноты спорили, сколько у Христа от Бога, сколько от человека, о природе непорочного зачатия, о функции Св. Павла как наставника христианской веры, о природе ада, о спасении кровию и о степени достоверности и историчности Библии.

Сегодня в умах людей брезжит свобода; они уясняют, что каждому человеку надо позволить поклоняться Богу по-своему. Это не означает что каждый будет выбирать себе (в грядущем новом веке) теологическую школу, к которой и будет принадлежать. Нет, его собственный, озаренный Богом ум будет искать истину и интерпретировать ее для себя. Дни теологии сочтены, а дни живой истины близки. Это ортодоксальные церкви отказываются признавать. Истина, по существу, бесспорна; где возникает спор, там концепция обычно второстепенная и олицетворяет главным образом человеческие представления об истине.

Люди сегодня значительно преуспели в отказе от догм и доктрин, и это хорошо, правильно и ободряет. Это означает прогресс, хотя церквям пока не удается видеть в этом влияние божественности. Свобода мысли, сомнения в представляемых истинах, отказ принимать учения церквей в терминах старой теологии и неприятие навязываемого церковного авторитета являются отличительными чертами творческого духовного мышления в наше время; это рассматривается ортодоксальными церковниками как указание на опасные тенденции, как отвращение от Бога и, следовательно, потеря чувства божественного. Но это означает как раз обратное.

Возможно, столь же пагубными по своему действию на бесчисленные тысячи наиболее невежественных людей являются материалистические и политические амбиции церквей. В восточных вероисповеданиях они не столь заметны; в западном мире эта тенденция быстро приводит к вырождению церквей. В восточных религиях преобладает гибельная негативность; представляемых истин недостает для того, чтобы улучшить повседневную жизнь верующих или творчески закрепить истину на физическом плане. Действие восточных доктрин в большой степени субъективно и негативно в отношении ежедневных дел. Негативность теологических интерпретаций буддийских и индусских Писаний удерживала людей в статическом состоянии, из которого они медленно начинают выходить. Мусульманская вера, как и христианская, является позитивным представлением истины, хотя и очень материалистическим; оба вероисповедания отличались воинствующим характером и политической активностью.

Великая западная вера, христианство, была чисто объективной в своем представлении истины; так было необходимо. Она была воинствующей, фанатичной, грубо материалистической и амбициозной. У нее были и политические расчеты, и пышные церемонии, и большие каменные здания, и власть, безжалостно давящая своим авторитетом.

Ранняя христианская церковь (бывшая относительно безупречной в представлении истины и жизненных процессов) в конце концов раскололась на три главные ветви: на римско-католическую церковь, которая сегодня стремится набрать капитал на том, что она, якобы, является материнской церковью; на византийскую или греческую православную церковь и на протестантские церкви. Все откололись из-за доктринальных расхождений, все были первоначально искренними и достойными, сравнительно безупречными и незапятнанными. Все постепенно выродились, и сегодня налицо следующая серьезная, прискорбная ситуация:

1. Римско-католическая церковь характеризуется тремя факторами, которые все противоречат духу Христа:

а. Крайне материалистическая позиция. Церковь Рима считает необходимым возводить огромные каменные здания: соборы, церкви, институты и монастыри. Чтобы их строить, она веками проводила политику выжимания денег из карманов как богатых, так и бедных. Римско-католическая церковь это чисто капиталистическая церковь. На деньги, собираемые в ее казну, содержатся могущественная церковная иерархия и ее многочисленные институты и школы.

б. Далекоидущая, дальновидная политическая программа, целью которой является преходящая власть, а не благо маленьких людей. Нынешняя программа католической церкви имеет определенную политическую подоплеку; ее отношение к коммунизму взращивает семена еще одной мировой войны. Политическая активность католической церкви не несет мира, под какой бы маской она ни выступала.

в. Планомерная политика, посредством которой массы людей держатся в интеллектуальном невежестве и вследствие невежества естественно оказываются в рядах реакционных, консервативных сил, которые до последнего противятся наступлению нового века с его новой цивилизацией и более просветленной культурой. Слепая вера и полное доверие к священнику и Ватикану считаются духовными обязанностями.

Римско-католическая церковь мобилизована и сплочена против любого нового эволюционного представления истины людям; корни ее в прошлом, и к свету она не тянется; ее гигантские финансовые ресурсы позволяют тормозить будущее просвещение рода человеческого под покровом патернализма и колоритной внешности, скрывающим кристаллизацию и интеллектуальную тупость, которые неизбежно приведут ее к гибели, если слабые ростки новой жизни, появившиеся после избрания папы Иоанна XXIII, не смогут укорениться и взойти.

2. Греческая православная церковь дошла до такой стадии коррупции, лихоимства, жадности и сексуального зла, что в русскую революцию она на время была упразднена. То было мудрым, необходимым и правильным действием. Акцент этой церкви был исключительно материальным, хотя она никогда не обладала (и не будет обладать) таким могуществом, каким обладала в прошлом римско-католическая церковь. Отказ революционной партии в России признавать эту коррумпированную церковь был мудрым и целесообразным; он не нанес вреда, ибо чувство Бога никогда не может быть изгнано из человеческого сердца. Если бы все церковные организации исчезли с лица земли, то чувство Бога, распознавание и знание Христа возросли бы, получив свежий, новый импульс. Церковь в России вновь получила официальное признание и новую благую возможность. Она еще не играет роли в делах мира, но есть надежда, что в конце концов она станет возрождающей духовной силой. Велики требования, предъявляемые ей людьми, и она не может быть реакционной, какими могут быть — и являются — церкви в других частях мира.

3. Протестантские церкви. Церковь, носящая общее название "протестантская", характеризуется множеством ответвлений; она бывает широкой, узкой, либеральной, радикальной и всегда протестует. Она вмещает в себя кучу церквей, больших и малых. Эти церкви тоже гонятся за материальным. Они относительно свободны от такой тяги к политике, какая обусловливает римско-католическую церковь, но объединяет в себе ссорящихся друг с другом, фанатичных и нетерпимых верующих. Дух размежевания неистовствует, между людьми нет единства или сплоченности, но витает ядовитый дух отвержения, злобствует партийная пристрастность; плодятся сотни протестантских культов, упорно насаждается узкая теология, которая не учит ничему новому, но снова и снова возобновляет споры относительно доктрин, церковных дел или процедур. Протестантские церкви создали прецедент желчных препирательств, которые не свойственны старшим церквям с их иерархической структурой управления и централизованным авторитарным контролем, хотя недавно обозначились и могут набирать силу первые попытки добиться какого-нибудь единства и сотрудничества.

Возникает вопрос, будет ли Христос в церкви как дома, если Он вновь будет ходить среди людей. Ритуалы и церемонии, пышные облачения, свечи, золото и серебро, иерархия пап, кардиналов, архиепископов, каноников и обычных приходских священников, пасторов и духовенства будут, по-видимому, мало интересовать простого Сына Божьего, которому — будучи на земле — негде было преклонить голову.

Есть глубоко духовные люди, чей удел связан с давящими стенами церковности; их много во всех церквях и вероисповеданиях. Жребий их труден; они осведомлены о существующих условиях и борются, стараясь представить здравые христианские религиозные идеи ищущему, страждущему миру. Они истинные сыны Божьи; ноги их вязнут в самых неприятных местах; они осведомлены о "гнили", подтачивающей церковные структуры, фанатизме, эгоизме, жадности и скудомыслии, которые их окружают.

Они отлично знают, что теология никого никогда не спасала, а спасает только живой Христос и пробужденное Христово сознание в каждом человеческом сердце; они внутренне отвергают материализм своего окружения и в церквях видят мало надежды для человечества; они отлично знают, что духовные реальности были забыты за материальным развитием церквей; они любят своих собратьев и хотят направить деньги, идущие на содержание церковных структур и накладные расходы, на создание Храма Бога "нерукотворенного, вечного". Они служат духовной Иерархии, что стоит — невидимо и безмятежно — за всеми человеческими делами, не испытывая никакого пиетета к внешней церковной иерархии. Введение человеческого существа в сознательную связь с Христом и духовной Иерархией — вот что для них самое важное, а не возрастание посещаемости церкви и ее власти над маленькими людьми. Они верят в Царство Божье, выдающимся Администратором которого является Христос, но не испытывают доверия к преходящей власти, на которую претендуют и обладают папы и архиепископы.

Такие люди встречаются в любой крупной религиозной организации как на Востоке, так и на Западе, во всех духовных группах, официально исполняющих духовную цель. Они простые, праведные люди, ничего не просящие для своего отдельного "я", воистину жизнью своей представляющие Бога и реально остающиеся в стороне от церкви, где работают; церковь сильно проигрывает по сравнению с ними и редко позволяет им занимать видное положение и допускает до власти; их преходящая власть ничтожна, но их духовный пример дает просветление и крепость тем, кто с ними. В них надежда человечества, ибо они соприкасаются с Христом и являются составной частью Царства Божьего; они представляют Божество так, как редко удается крупным священнослужителям и так называемым владыкам церкви.

II. БЛАГОПРИЯТНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ЦЕРКВЕЙ

Нечто весьма важное произошло в мире. Дух истребления пронесся по земле, оставив мир прошлого и цивилизацию, определявшую нашу современную жизнь, в руинах. Города и дома разрушены; царства и правители сгинули в месиве войны; идеологии и культивируемые верования оказались неспособны удовлетворять нуждам людей и сокрушены испытаниями времени; голод и отсутствие безопасности повсюду; семьи и социальные группы распались; смерть собрала свою дань от каждой нации, миллионы погибли в ходе бесчеловечных военных операций. В общем, любой чувствует ужас, страх и безнадежность, думая о будущем; каждый спрашивает себя, что готовит ему грядущее, и ни в чем не видит опоры. Человечество возвышает свой голос, требуя света, мира и безопасности.

Некоторые ищут их в создании новых идеологий; они рассчитывают на политические решения, надеясь получить облегчение и избавление благодаря действию правительства, придерживаясь какого-либо политического кредо, состоя в какой-либо партии. Другие требуют лидера, но в наше время лидеры редки. Те, кто есть, это представители групп полных благих намерений людей, да немногие государственные деятели, похоже, так же сбитые с толку, как и те, кому они силятся помочь; они оказываются почти бессильными перед величием задачи, с какой сталкиваются, ибо речь идет о перестройке, переобустройстве, перевоспитании всего мира. Третьи, более терпеливые, разрабатывают новые образовательные процессы и системы, чтобы пытаться готовить нынешнее поколение детей к жизни в полноте в мире завтрашнего дня, мире, чьи очертания уже смутно проглядывают. Некоторые погружаются в отчаяние, изолируются от мира и ждут — по возможности, философски — избавления, которое принесет смерть, довольствуясь лишь скромной пищей, теплом, несколькими книгами и необходимой одеждой. Многие совсем отказываются думать, вместо того отдаваясь благотворительной деятельности. Все испытывают реакцию, которая следует за войной, мирные процессы неведомы никому, потому как настоящего мира никогда не было и он, очевидно, еще очень далек.

Кроме всего прочего, бесчисленные миллионы людей во всем мире регистрируют глубокую духовную надобу, чувствуют позывы духа и распознают, что это такое. Они могут выражать эту надобу во множестве форм и использовать многообразные терминологии; они могут искать в разных направлениях, пытаясь удовлетворить свою жажду, но одно налицо — это повсеместное требование того, что по-настоящему ценно, в отличие от всего, что обусловливало прошлое, а также требование добродетелей, духовных импульсов и побуждений, которые люди по-видимому утеряли и которые являются совокупностью сил, подталкивающих человечество вперед, к духовной жизни.

Сегодня люди везде готовы к свету, они ожидают нового откровения и нового домостроительства; человечество настолько продвинулось по пути эволюции, что его запросы и ожидания облечены не только в термины материального улучшения, но и в термины духовного видения, истинных ценностей и правильных человеческих отношений. Люди требуют наставления и духовной помощи наряду с необходимой пищей, одеждой и возможностью работать и жить в условиях свободы; они сталкиваются с голодом на обширных территориях мира и все же чувствуют (такой же пугающий) голод души.

Однако большая трагедия в том, что они не знают куда обратиться и к чьему голосу прислушиваться. В них шевелится духовная бессмертная надежда. Эта надежда, это требование достигли внимающего слуха Христа и Его учеников там, где Они живут, работают и наблюдают за человечеством. При чьем посредстве будут силы духа работать над восстановлением мира? Как именно духовные Водители расы введут людей в больший свет и новый век? Род человеческий стоит перед Дорогой Воскресения. Кто поведет его по этой Дороге?

Распознают ли организованные религии и церкви во всем мире такую благоприятную возможность, откликнутся ли на зов Христа и духовное требование бессчетных миллионов людей? Или будут работать для организаций и церквей? Заслонит ли в сознании церковников учрежденческий аспект мировых религий нужду людей в простом представлении жизнедательной истины? Будут ли интересы и могущество церквей направлены на восстановление материальных структур, финансовой надежности, возвращение своим перезрелым теологиям статуса и новое утверждение преходящей власти и престижа? Или церкви обретут видение и мужество оставить худые старые пути и обратиться к людям с вестью, что Бог есть Любовь, доказывая существование этой любви собственной жизнью простого любящего служения? Скажут ли людям, что Христос извечно жив, и предложат ли отвернуться от старых доктрин смерти, крови и ублажения божества и сосредоточиться на Источнике всякой жизни, живом Христе — ждущем, готовом изливать на них "жизнь с избытком", которой они так долго ждали и которую Он им обещал? Будут ли учить, что истребление старых форм было необходимо и их исчезновение является гарантией того, что новая, более полная и неограниченная духовная жизнь стала сейчас возможной? Будут ли напоминать людям, что Сам Христос сказал: не вливают вина молодого в мехи ветхие? Откажутся ли властители церквей, гордые священнослужители публично от своих недостойных материальных расчетов, своих денег и своих дворцов, "что имеют, продадут ли" и последуют ли за Христом по пути служения? Или они — подобно богатому молодому человеку Евангельской истории — опечалившись, отвернутся? Будут ли тратить имеющиеся деньги на облегчение боли, как делал Христос, уча детей тому, что относится к царству Божьему, как делал Христос, и являя пример простой веры, доверчивой радости и надежного знания Бога, как делал Христос? Способны ли церковники всех вероисповеданий в обоих полушариях достичь внутреннего духовного света, который сделает их светоносцами и пробудит больший свет, каковой несомненно будет принесен новым ожидаемым откровением? Могут ли быть сметены материализм церквей и неумение их представителей учить людей правильному? Именно они ответственны за мировую войну (1914-1945 гг.). Войны могло бы не быть, если бы жадность, ненависть и обособленность не раздирали землю и людские сердца; эти катастрофические прегрешения объяснялись тем, что духовным ценностям не было места в жизни людей, а последний факт вытекал из того, что в течение столетий они занимали мало места в жизни церквей. Ответственность за это только на церквях.

Таковы вопросы, с которыми сталкиваются организованные церкви. Сегодня в церквях есть люди, отзывающиеся на новый духовный идеализм, на безотлагательную благоприятную возможность и необходимость перемен. Но благоприятная возможность контролируется реакционными умами. Движения во имя реорганизации, которые сейчас ширятся по всей земле, все еще заправляются церковными сановниками, синодами и конклавами. Формируемые в мире планы показывают, что у власти пока не те люди.

Нет более или менее массовых свидетельств, что в церквях происходит базовое изменение отношения к теологическим учениям или церковному управлению. Нет указаний, что великие восточные религии берут на себя активное руководство во имя создания нового, лучшего мира. Человечество пока в ожидании. Человечество хочет прежде всего уверенности в том, что Бог Есть и существует божественный План — План, который соответствует схеме вещей и дает надежду и крепость. Люди хотят убедиться, что Христос жив; что Грядущий — тот, Кого все ждут — придет и что Он не будет ни христианином, ни индусом, ни буддистом, но будет принадлежать всем людям повсеместно. Люди хотят быть уверенными в том, что великое духовное откровение должно прийти и не может быть остановлено, что у них впереди духовное будущее, так же как и материальное. Именно с этим требованием и этой благоприятной возможностью сталкиваются церкви.

К чему должна привести эта сложная, запутанная ситуация во всем мире? К новому представлению истины, ведь Бог не фундаменталист; к новому приближению к божественности, потому что Бог всегда доступен и не нуждается сегодня во внешних посредниках; к новому способу интерпретации древних духовных учений, ибо человек эволюционировал и то, что подходило для человечества младенческого, сегодня не годится для человечества взрослого. Таковы настоятельные перемены.

Ничто не может помешать конечному появлению новой мировой религии. Так всегда было на протяжении веков, и так всегда будет. Выдача истины никогда не прекращается; она развивается и растет, чтобы удовлетворять крепнущему человеческому требованию света. И она будет осуществляться и развиваться духовно мыслящими людьми всех вероисповеданий, чьи умы открыты для новых вдохновений, исходящих из Ума Бога, кто свободен и добр, чьи индивидуальные жизни чисты и преисполнены устремления. Ей будут препятствовать фундаменталисты, узко мыслящие люди и теологи всех мировых религий, те, кто отказывается отбросить старые интерпретации и методы, кто любит старые доктрины и человеческие мысли о них, кто ставит акцент на формах, на обрядах и церемониях, на пышных ритуалах, на власти и возведении каменных зданий в нынешние дни крайнего человеческого отчаяния, голода и нужды.

Римско-католическая церковь стоит перед своей величайшей благоприятной возможностью, но и перед своим крупнейшим кризисом. Католицизм зиждется на древней традиции, настойчиво утверждает церковную власть, падок на внешние формы и ритуалы и — несмотря на свою широкую благотворную филантропическую деятельность — совершенно неспособен оставить своих детей в покое. Если католическая церковь сможет изменить свои техники, отказаться от власти над душами людей (которой у нее никогда по-настоящему не было) и действительно последовать по дороге Спасителя, кроткого плотника из Назарета, то она сможет включиться в мировое служение и явить пример, содействующий просвещению последователей любой религии и любого ответвления христианства.

Проблема свободы человеческой души и ее индивидуальной связи с Богом Имманентным и Богом Трансцендентным это духовная проблема, стоящая перед всеми мировыми религиями в наше время. Церкви — со своей властью и своими интерпретациями — не должны более вклиниваться между Богом и человеком. Их время прошло. Эта проблема медленно, столетиями, назревала, возрастая с ростом человеческого интеллекта и самосознания человеческого существа, и сейчас громко требует своего решения.

III. СУЩНОСТНЫЕ ИСТИНЫ

Есть некоторые ключевые ноты — олицетворяющие будущую религию — которые должны определять мышление просвещенных церковников всех вероисповеданий в наше время. Они пригодны как для Востока, так и для Запада. Это Мировая Религия — Откровение — Распознавание. Они не будут признаваться мелко мыслящими христианами или верующими любой конфессии.

Брезжит день, когда все религии будут рассматриваться как исходящие из единого великого духовного источника; все будут видеться как образующие единый корень, из которого неизбежно возникнет универсальная мировая религия. Тогда не будет ни христианина, ни язычника, ни еврея, ни нееврея, а будет одно великое тело верующих, последователей всех сущих религий. Они будут признавать одни и те же истины, не как теологические концепции, а как истины, важные для духовной жизни; будут стоять вместе на единой платформе братства и человеческих отношений; будут признавать божественное сыновство и стремиться сообща сотрудничать с божественным Планом, насколько Он им открывается через духовных лидеров расы и насколько указывает следующий шаг, который необходимо сделать на Пути к Богу. Такая мировая религия — не праздное мечтание, а то, что сегодня конкретно формируется.

Вторым проступающим ориентиром духовной жизни является надежда на откровение. Никогда прежде нужда человека не была столь насущной, а уверенность в откровении — столь бесспорной; никогда дух человека так громко не призывал божественную помощь, как в наши дни, и потому никогда еще не было на подходе большего откровения. Каким будет это откровение, мы знать не можем. Откровение о природе Бога было медленно раскрывающимся процессом, сопутствующим эволюционному росту человеческого сознания. Наше дело — не конкретизировать и не ограничивать его своим конкретным мышлением, а готовиться к нему, раскрывать интуитивное восприятие и жить в ожидании света откровения.

Мировая религия, ожидаемое откровение, затем развитие привычки духовного распознавания! Задача церквей именно в том, чтобы учить людей раскрывать скрытую способность распознавания — распознавания красоты божественности во всех формах, распознавания того, что грядет и о чем древний индусский видящий говорил как об "облаке познаваемых вещей", парящем над человечеством и готовом осадить чудеса, хранимые Богом для тех, кто знает смысл любви. Именно по этим трем направлениям должна быть развернута работа церквей в будущем; исполнение сей задачи действительно восстановит церкви и устранит все неудачи прошлого.

В этих трех установках есть определенные базовые истины, которые церкви могут представлять людям повсюду — истины, присущие всем мировым религиям.

1. Факт существования Бога, имманентного и трансцендентного

В восточных вероисповеданиях акцент всегда ставился на Боге имманентном, находящемся глубоко в человеческом сердце, "ближе чем руки и ноги", на "Я", Едином, Атме, малейшем из малых, но и всеобъемлющем. Западные вероисповедания представляли Бога трансцендентного, сущего вне Своей вселенной, Наблюдателя. Изначально Бог трансцендентный удовлетворял человеческой концепции Божества, ибо действия трансцендентного Бога наблюдались в процессах природы; позднее, в еврейском домостроительстве Бог представлялся как родовой Иегова, как душа (довольно неприятная) нации. Затем Бог рассматривался как совершенный человек, и божественный Богочеловек ходил по земле в Лице Христа. В наше время быстро возрастает акцент на Боге имманентном в каждом человеческом существе и в каждой сотворенной форме. Сегодня у нас должны быть церкви, представляющие синтез обеих идей, подытоженный для нас в заявлении Шри Кришны в "Бхагавад Гите": "Утвердив этот мир, целокупно стоящий, частицей Себя, Я остаюсь неизменным". Бог больше, чем сотворенное целое, но и присутствует в каждой части; Бог трансцендентный гарантирует наличие плана для нашего мира и является Целью, обусловливающей все жизни, от мельчайшего атома через все царства природы до человека.

2. Факт бессмертия и вечного стояния на своем

Дух в человеке не умирает; он вечен, прогрессируя от точки к точке и от стадии к стадии на Пути Эволюции, упорно и последовательно раскрывая божественные атрибуты и аспекты. Эта истина необходимо подразумевает осознание двух великих законов природы: Закона Возрождения и Закона Причины и Следствия. Церкви на Западе официально отказываются признавать Закон Возрождения и тем самым попадают в теологический тупик, в безвыходное положение, из которого не выбраться. Церкви на Востоке излишне акцентируют эти законы, так что прививают людям негативное, всепрощающее отношение к жизни и ее процессам с расчетом на постоянно возобновляющуюся благоприятную возможность. Христианство подчеркивает бессмертие, но ставит вечное счастье в зависимость от согласия с теологической догмой: Будь настоящим христианином и живи на бессмысленных небесах или отказывайся быть послушным, негативным профессиональным христианином и отправляйся в невозможный ад — ад, вытекающий из теологии Ветхого Завета с его представлением о Боге, исполненном ненависти и ревности. Обе концепции отвергаются сегодня нормальными, искренними, мыслящими людьми. Никто, наделенный хоть какой-то способностью к мышлению или истинной верой в Бога любви, не признает небеса церковников и не имеет ни малейшего желания туда попасть. Еще меньше он признает "озеро огненное, горящее серою" или вечные муки, которым Бог любви, якобы, подвергнет всех, кто не верит в теологические интерпретации средневековья, современных фундаменталистов или немыслящих церковников, силящихся — при помощи доктрин, страха и угроз — удержать людей в оковах устаревшего, изжившего себя учения.

Сущностная истина находится где-то в ином месте. "Что посеет человек, то и пожнет" — вот истина, которую нужно повторять и повторять. В этих словах Св. Павел излагает для нас подлинное древнее учение о Законе Причины и Следствия, называемом на Востоке Законом Кармы. К ним он добавляет в другом месте предписание "совершайте свое спасение" и — так как оно противоречит теологическому учению и, кроме всего прочего, его невозможно осуществить в одной какой-либо жизни — безоговорочно утверждает Закон Возрождения, представляя школу жизни как постоянно возобновляющийся опыт, накапливаемый до тех пор, пока человек не исполнит наказ Христа (который относится к каждому человеку): "Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный". Распознавая результаты действия — хорошего или плохого — и постоянно обновляясь на земле, человек в конце концов достигает "меры полного возраста Христова".

Факт его врожденной божественности объясняет наличествующую в сердце каждого человека тягу к улучшению, к опыту, к прогрессу, к возрастающему разумению и к неуклонному движению вперед, к той далекой вершине, которую он провидел. Нет других объяснений способности человеческого духа выходить из тьмы, из зла и смерти — в жизнь и благость. Из таких выходов и складывается история человека. Что-то всегда происходит с человеческой душой, что продвигает ее ближе к Источнику всякого блага, и ничто на земле не может остановить движения к Богу.

3. Христос и Иерархия

Третьей великой духовной, сущностной истиной является факт существования Христа, живого Христа, сущего среди Своего народа, исполняющего Свое обещание: "Се, Я с вами во все дни до скончания века", и делающего Свое присутствие все более ощутимым по мере того, как люди приближаются к Нему и Его группе учеников и работников мира. Церковь ставила акцент (и ставит сегодня) на умершем Христе. Люди забыли, что Он жив, хотя и стараются проникнуться надеждой и верой в это во время Пасхи, в основном потому, что Его воскресение гарантирует наше собственное "воскресение из мертвых", "ибо Он живет, и мы будем жить". Факт того, что Он жив и присутствует сегодня — здесь и сейчас — на земле, не акцентируется, за исключением туманных обнадеживающих утверждений общего характера. Люди забыли Христа, Который живет с нами на земле, окруженный Своими учениками, Учителями Мудрости, доступный для тех, кто правильно идет, и спасает людей силой Своего примера и выражением жизни, которая в Нем и которая — невыраженная и большинством еще не открытая — в каждом человеке.

В грядущей мировой религии акцент будет ставиться на этих истинах. Провозглашаться будет жизнь, а не смерть; рекомендоваться будет достижение духовного статуса благодаря духовной жизни; присоединение к тем, кто его уже достиг и работает с Христом ради помощи и спасения человечества, станет целью. Факт существования духовной Иерархии планеты, способность рода человеческого соприкасаться с ее Членами и сотрудничать с Ними, существование Тех, Кто знает, что такое воля Божья, и работает, познавая, над исполнением этой воли — вот истины, на которых будет основано будущее духовное учение.

Факт существования Иерархии и ее верховного Главы, Христа, сознается сегодня сотнями тысяч людей, хотя все еще отрицается ортодоксами. Столь многие знают эту истину, так много целостных и достойных людей сознательно сотрудничают с Членами Иерархии, что церковные противодействия и умаляющие комментарии конкретного ума становятся бессильными. Люди стряхивают с себя власть доктрин, чтобы обратиться к непосредственному, личному духовному опыту; они отдаются той непосредственной власти, что всегда даруется контактом с Христом и Его учениками, Учителями.

Христос в каждом человеке, гарантия нашего конечного духовного достижения; Христос как живой пример этого достижения, Который вошел ради нас за завесу, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его; Христос, Который вечно живет и Который пребывал с нами два тысячелетия, наблюдая за Своим народом, вдохновляя Своих работающих учеников, Учителей Мудрости, "праведников, достигших совершенства" (как называет их Библия); Христос, демонстрирующий возможности раскрывающегося живого духовного сознания (которому было дано несколько неопределенное название "Христово сознание"), ведущий каждого человека — по Законам Возрождения и Причины и Следствия — к конечному совершенству, — таковы истины, которые церковь будет в конце концов утверждать, наставлять и выражать жизнью и словами своих представителей. Изменение доктрин приведет к появлению человечества, совершенно отличного от нынешнего; человечеству, которое будет признавать божественность во всех людях, на всех стадиях выражения; человечеству, не только ожидающему возвращения Христа, но и уверенному в Его пришествии, новом явлении — причем не с каких-то далеких Небес, а из того места на земле, где Он находился всегда, известный и доступный тысячам людей, но удерживаемый на расстоянии теологиями и нагнетающей страх тактикой церкви.

Пришествие его выразится не столько в триумфальном возвращении к победоносной церкви (победоносной, ибо церкви проделали весьма внушительный объем работы), сколько в распознавании Его фактического существования теми, кто прежде был слеп и невосприимчив к Его присутствию среди них, к непрерывному исполнению Им Своей должности и видов активности на земле. Он возвращается не для того, чтобы править, ибо Он никогда не переставал править, работать и любить; просто люди научатся распознавать знаки Его активности и Его присутствия, и узнают, что именно Он ниспровергает церкви силой Своего влияния на сердца и жизни людей. Люди тогда уразумеют, что слово "духовный" имеет малое отношение к религии, хотя прежде связывалось с ней самым непосредственным образом, но что оно означает божественную активность в каждой фазе человеческой жизни и человеческого мышления; люди уловят ту грандиозную истину, что здоровая экономика, бескорыстный гуманизм, эффективное образование (поскольку оно подготавливает людей к мировому гражданству) и наука, посвященная человеческому улучшению, — все они глубоко духовны и их совокупная полезность и составляет тело религиозной истины; они обнаружат, что организованная религия является лишь фазой этого всеобщего переживания божественности.

Поэтому Христос непременно придет тремя путями. Он придет, когда люди распознают, что Он воистину здесь, как и всегда был с той поры, как по-видимому покинул землю; Он придет и в том смысле, что будет осенять, вдохновлять, непосредственно руководить и лично советоваться со Своими продвинутыми учениками по мере того, как они будут трудиться в поле мира, стараясь установить правильные человеческие отношения, и получать известность как направляющие Агенты воли Божьей; Он войдет в сердца людей повсюду, проявляясь как внутренний Христос, пробивающийся к свету и влияющий на жизни людей, чтобы они сознательно распознавали божественность. Люди будут толпами проходить через опыт Вифлеема, в них будет рождаться Христос, они будут становиться "новыми людьми".

Именно над распространением этих сущих истин и будет работать церковь будущего, содействуя великому возрождению тела человечества, воскресению в жизнь и восстановлению жизни Бога на земле через человечество с Христовым сознанием.

Когда все это будет происходить и истины эти будут распознаваться в мировом масштабе, мы засвидетельствуем восстановление Мистерий и последующее уразумение того, что Царство Божье находится на земле и что человек на самом деле и воистину сотворен по образу Божию и неизбежно должен — со временем и при дисциплинировании жизни — явить свою сущностную божественность, как это сделал Христос.

4. Братство людей

Многое написано, проповедовалось и говорилось о братстве. При всем, что было сказано, братство так мало практиковалось, что слово это пользуется дурной репутацией. Все же оно констатирует происхождение и цель человечества, и является ключевой нотой четвертого царства природы, человеческого царства.

Братство есть великий естественный факт; все люди братья; различаясь своими цветом кожи, убеждениями, культурой и цивилизацией, они все же образуют единое человечество, без всяких расхождений, несходств по своей сущностной природе, своему происхождению, своим духовным и ментальным задачам, своим способностям, качествам и своему способу развития, эволюционного раскрытия. По этим божественным атрибутам (ибо именно таковыми они и являются) все люди равны между собой; только в категориях времени и прогресса в открытии врожденной божественности во всей ее полноте становятся очевидными преходящие различия. Именно преходящие различия и грехи, объясняющиеся невежеством и неопытностью, поглощали внимание церквей вместо проницательного, зоркого выявления божественного в каждом человеке. Именно с фактом существования братства должны знакомить людей церкви, и не под углом трансцендентного Бога, внешнего непознаваемого Отца, а под углом божественной жизни, извечно сущей в каждом человеческом сердце и извечно силящейся выражать себя через индивидуумов, нации и расы.

Истинное выражение этого осуществленного братства должно неизбежно утверждаться благодаря установлению правильных человеческих отношений и культивированию доброй воли. Церковники забыли последовательность в песне ангелов: "Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение". Им не удается уразуметь и потому они не в состоянии учить, что лишь по мере того, как добрая воля проявляется в каждодневной жизни людей, устанавливаются правильные человеческие отношения и мир может настать на земле; им не удается также уразуметь, что нет славы Богу, пока нет мира на земле благодаря доброй воле среди людей. Церкви забыли, что все являются сынами Отца и потому братьями; что все божественны, что одни уже сознают Бога и выражают божественность, а другие нет; они проглядели, что благодаря своей точке эволюции одни знают Христа, потому как Христос в них активен, тогда как другие пока стараются привести Христову жизнь в активность; третьи же совершенно не осведомлены о божественной Сущности, скрытой глубоко в их сердцах. Различия только в степени сознания; нет различий по природе.

5. Божественные Приходы

Ко всем вышеприведенным истинам, существенным для человеческого раскрытия, надо добавить еще одну. Она пока лишь смутно ощущается, поскольку является более объемлющей, чем любая истина, до сих пор представлявшаяся сознанию рода человеческого. Она более объемлюща, ибо связана с Целым, а не только с индивидуальным человеком и его личным спасением. Она расширяет индивидуальное приближение к истине. Назовем ее истиной о великих Циклических Приходах божественного к человеческому; все мировые Спасители и Учителя являются их символами и гарантиями. В некоторые великие моменты на протяжении веков Бог приближался к Своему народу, а человечество в то же время совершало огромные, хотя зачастую и бессознательные усилия, чтобы приблизиться к Богу. Под определенным углом это можно рассматривать как признание Богом трансцендентным Бога имманентного и как тягу Бога в человеке — к Богу в Целом, Который больше, чем Целое. Усилия Бога, работающего через Главу духовной Иерархии и Ее членов, были намеренными, сознательными, обдуманными; усилия человека были в прошлом в основном бессознательными, к ним толкали трагические обстоятельства, отчаянная надоба и упорная тяга имманентного Христова сознания.

Такие великие Приходы прослеживаются на протяжении столетий; каждый раз они приносили более ясное понимание божественной цели, новое, свежее откровение божественного качества, утверждение какого-то аспекта нового мирового вероисповедания и ноту, которая создавала новую цивилизацию и культуру или способствовала лучшему распознаванию отношений между Богом и человеком или человеком и его братом.

Давным-давно, в глуби исторических времен (на которую намекают символизм и Библии мира) имел место первый главный Приход, когда Бог обратил внимание на человека и произошло нечто — под действием и по воле Бога Творца, Бога трансцендентного, — что затронуло первобытного человека, и "он стал душею живою". Когда грызущая тяга к неопределенному, нераспознаваемому добру заявила о себе в зачаточных томлениях немыслящего человека (буквально немыслящего на той стадии), она вызвала отклик Божества; Бог приблизился к человеку, и человек наполнился жизнью и энергией, которые со временем позволят ему распознавать себя как сына Божьего и в конце концов в совершенстве выражать свое сыновство. Этот Приход ознаменовался появлением у человека ума. В человека была внедрена зачаточная способность мыслить, рассуждать и знать. Универсальный Ум Бога стал отражаться в крошечном уме человека.

Нам говорят, что позднее, когда развились ментальные способности первобытного человечества, стал возможен другой Приход Бога к человеку, духовной Иерархии к человечеству, и дверь в Царство Божье открылась. Люди уяснили, что на дорогу, ведущую в Святилище, можно встать благодаря любви. К ментальному принципу был добавлен — опять же, благодаря силе призыва и ответного отклика — другой божественный атрибут или принцип, принцип любви.

Оба великих Прихода сделали возможным для человеческой души выражать или проявлять два аспекта божественности: Познание и Любовь. Познание сегодня расцветает в виде знания и науки; однако оно пока не раскрыло более-менее наглядно скрытую красоту мудрости; любовь в наше время лишь начинает привлекать человеческое внимание; ее низший аспект, Добрая Воля, только сейчас начинает распознаваться как божественная энергия и остается пока предметом теории и надежды.

Будда пришел, воплощая Собой божественное качество мудрости; Он стал манифестацией Света и Наставником дороги просвещенности. Он демонстрировал Собой процесс просветления и стал "Просветленным". Свет, мудрость, разум — как божественные, но и человеческие свойства — были фокусированы в Будде. Он призывал людей прокладывать Путь Просветления, аспектами которого являются мудрость, ментальное восприятие и интуиция.

Затем пришел следующий великий Наставник, Христос. Он воплощал Собой еще более объемлющий божественный принцип, больший, чем Ум, — принцип Любви; в то же время Он нес с Собой весь свет, который был в Будде. Христос был выражением как света, так и любви. Христос обратил внимание людей на три в высшей степени необходимые концепции:

1. Чрезвычайную ценность индивидуального сына Божьего и необходимость совершать интенсивные духовные усилия.

2. Представляемую человечеству возможность предпринять большой шаг вперед и получить новое рождение.

3. Метод, посредством которого человек может войти в царство Божье, изложенный Им в словах: "Люби ближнего твоего, как самого себя". Индивидуальное усилие, групповая благая возможность и отождествление друг с другом — такова весть Христа.

Таким образом, имели место четыре великих Прихода божественного к человеческому: два главных и два малых. Малые Приходы прояснили для нас истинную природу великих Приходов и показали, что дарованное нам в отдаленнейшей истории расы составляет божественное наследие и семя конечного совершенства.

Пятый великий Приход возможен сейчас и будет иметь место, когда человечество приведет свой дом в порядок. Новое откровение парит над родом человеческим, откровение, к которому человечество подготовили четыре предыдущих Прихода. Новое небо и новая земля на подходе. Слова "новое небо" означают совершенно новую концепцию о мире духовных реальностей и, возможно, о природе Самого Бога. Разве не могут наши нынешние представления о Боге, как об Универсальном Уме, Любви и Воле, обогатиться каким-нибудь новым представлением и качеством, для которых мы еще не имеем названия или слова и ничуть их не понимаем? Все три концепции о природе божественности — ум, любовь и воля — были абсолютно новыми, когда впервые представлялись человечеству.

Что принесет человечеству пятый Приход, мы не знаем и знать не можем. Он несомненно внесет такие же конкретные результаты в человеческое сознание, что и предыдущие Приходы. Уже нескольких лет духовная Иерархия планеты приближается к человечеству, этим объясняются великие концепции свободы, столь близкие сердцам людей повсюду. Мечта о братстве, товариществе, мировом сотрудничестве и мире, основанных на правильных человеческих отношениях, проясняется в наших умах. Мы провидим и новую назревшую мировую религию, универсальную веру, корнями уходящую в прошлое, но несущую с собой новую красоту и жизненное откровение.

В одном мы можем быть уверены: пятый Приход неким — глубоко духовным, но совершенно реальным — образом докажет истину имманентности Бога и докажет также тесную связь между Богом трансцендентным и Богом имманентным, ибо оба выражения Бога истинны.

IV. ВОЗРОЖДЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ

Могут ли церкви как на Востоке, так и на Западе, возродиться, очиститься и прийти в согласие с божественной истиной? Смогут ли действительно взяться за задачу, которую громко провозглашают, и стать подлинными носителями истины и представителями царства Божьего на земле? Ответ — да. Изменения могут произойти и возможности церквей могут демонстрироваться после уяснения некоторых часто упускаемых из виду факторов.

Глубокий здравый оптимизм можно сохранять даже в обескураживающих условиях. Сердце человечества здоровое; Бог по самой Своей природе и во всем Своем могуществе присутствует в каждом человеке, еще не открытый большинством, но извечно сущий и идущий к Своему полному выражению. Ничто не может и никогда не могло помешать упорному движению рода человеческого от невежества к знанию и от тьмы к свету. Первое великое предложение древнейшей молитвы в мире: "Веди нас от тьмы к Свету", — уже в основном исполнено. Сегодня мы близки к ответу на второе предложение: "Веди нас от нереального к Реальному". Он может быть выдающимся следствием грядущего пятого Прихода.

Бог не такой, каким Его представляют; спасение достигается не так, как учат церкви; человек не жалкий грешник, как заставляет его верить духовенство. Все, чему наставляют, нереально, но Реальное существует; оно существует и для церквей и профессиональных представителей организованной религии, как и для любых людей или групп. Церковники, по сути, так же божественны, так же безупречны и так же на дороге к просвещенности, как и любая иная группа людей на земле. Спасение церквей так же несомненно зависит от человечности их представителей и их врожденной божественности, как и спасение масс людей. А это суровое речение для церкви.

Великие и благие, святые и смиренные люди есть в каждой церкви. Они служат священниками, безмолвно и спокойно стремятся жить, как заповедал Христос, являют пример Христоподобного сознания и демонстрируют тесную признанную связь с Богом.

Пусть эти люди поднимутся и, собрав свою духовную мощь, изгонят из церкви материально мыслящих узких доктринеров, которые делают церковь тем, что она есть в наши дни; пусть раздуют огонь в своем сердце и приблизятся — обдуманно и с пониманием — к Христу, Которому служат; пусть подведут ближе к Иерархии тех, кому пытаются помочь; пусть отбросят — без борьбы, комментариев или гнева — доктрины, держащие людей в ментальном заточении, и представят те немногие истинные учения, на которые откликаются сердца людей повсюду. Пусть обретут смелость и бодрость, оптимизм и радость, так как силы зла значительно ослаблены и массы людей быстро пробуждаются к подлинным духовным ценностям; пусть узнают, что Христос и настоящая внутренняя церковь на их стороне, поэтому победа уже за ними.

Процессы эволюции могут быть долгими, но они обоснованны, надежны и ничто не в силах остановить движения вперед, в Царство Божье. Человечество должно прогрессировать; стадия за стадией, цикл за циклом приближается оно к божественному, открывает все более яркий свет и достигает все возрастающего знания Бога. Бог, в лице Христа и Его учеников, также приближается к людям. Что было в прошлом, воистину будет и в будущем; откровение будет следовать за откровением, пока великая Насыщающая Жизнь нашей планеты (именуемая в Библии Ветхим Днями) не откроется, наконец, во всей Своей славе; тогда Она Сама придет к Своему возрожденному очищенному народу.

Другой пункт, который необходимо помнить, состоит в том, что в новом поколении заключена надежда — надежда по той причине, что оно отбрасывает старое и нежелательное; надежда ввиду его непрестанного требования духовного света, надежда при виде быстроты, с какой им признается истина, где бы она ни встречалась (в церкви или вне ее), и надежда благодаря тому, что, будучи рожденным в руинах опрокинутого мира, посреди всеобщего хаоса, оно готово к перестройке.

В итоге церковь провозгласит, что человек может приблизиться к Богу не через посредничество, отпущение грехов или заступничество священника или церковника, но по праву своей врожденной божественности. И долгом каждого церковника станет вызывать ее отклик, служа примером, излучая энергию действенной, практической любви (не в виде усыпляющего патернализма) и добавляя свою лепту в совместные усилия духовенства всех конфессий мира.

Церквям на Западе необходимо уяснить, что, по сути, есть лишь одна церковь, но она не только ортодоксальный христианский институт; Бог действует многими способами, через многие вероисповедания и многих религиозных агентов, и вместе они явят полноту истины. Вот одна из причин отвержения несущественных доктрин.

V. НОВАЯ МИРОВАЯ РЕЛИГИЯ

Какую форму примут новая религия, ее новые ритуалы и церемонии? Ее новое представление глубоко желанно и с надеждой ожидается теми, для кого фундаментально важен религиозный настрой. Каковы знамения ее пришествия? Каковы должны быть первые подготовительные шаги? Есть ли какие-либо признаки тенденций, которые побуждали бы верить, что она в конце концов появится?

Возникает груда таких вопросов. Многое, что хочется сказать в ответ, может рассматриваться скептиком и ортодоксом как чистая спекуляция. Нынешняя позиция церквей, похоже, отвергает любую возможность универсальной религии в наше время — если не в будущем; расхождения в доктринах и в отношении к Богу мешают выработать единый подход. Несомненно, внешняя структура Новой Мировой Религии будет проявляться долго; мало шансов на то, что она полностью оформится в нынешнем поколении. Однако знамения ее восхода уже видятся на горизонте, рассвет подлинного мышления их открывает; чертежи уже прорисовываются. Внутренний настрой человечества и некоторые внешние события указывают на безошибочное внутреннее распознавание необходимости пересмотреть ортодоксальную религию и возродить ее духовное влияние. Таковы всегда подготовительные шаги к созиданию. Субъективное разумение всегда предшествует объективной манифестации, и сегодня видим то же самое.

Человечество чувствует необходимость более эффективного и понятного приближения к Богу; люди устали от доктринальных и догматических споров и пререканий; изучение Сравнительной Религии демонстрирует, что фундаментальные истины любого вероисповедания идентичны. Благодаря своей универсальности они вызывают признание и отклик всех людей повсеместо. В действительности только один фактор препятствует духовному единству всех людей в мире — это нынешние клерикальные организации с их непримиримым отношением ко всем религиям и конфессиям, кроме собственной.

Несмотря на это, структура Новой Мировой Религии воздвигается группами в составе господствующих церквей, которые расходятся с ними во взглядах, множеством мировых групп, представляющих концепцию Бога имманентного, даже если они делают это с эгоистическим мотивом и с нездоровым акцентом на способности внутренней божественности обеспечивать совершенное здоровье, денежное изобилие, идущий как по маслу бизнес и неувядаемую популярность!

Новая Мировая Религия также приводится в выражение работой эзотерических групп во всем мире с их особым акцентом на факте существования духовной Иерархии, на службе и работе Христа и на техниках медитации, посредством которых может быть достигнута душевная осведомленность (или Христово сознание). Молитва расширяется до медитации; желание возвышается до ментального устремления. Последнее сменяется чувством единства и распознаванием Бога имманентного. Это в конечном счете ведет к единению с Богом трансцендентным.

Именно поэтому Наука Призыва и Отклика может со временем вытеснить предыдущие техники. Человечество в массе своей движется вперед, к ментальному пониманию. Стяжательный характер молитв среднего человека (основанных на желании что-то получить) давно тревожил человека интеллигентного; зыбкость медитации, которой учат и практикуют на Востоке и на Западе (с ее откровенно эгоистической нотой, жаждой личного освобождения и личного удовлетворения), также вызывает возмущение. Регистрируется нечто большее, чем индивидуальное желание и жажда освобождения. Многие группы борются за изменения, что само по себе весьма обнадеживает.

В совокупности этих групп — в составе церквей или вне их — скрыто ядро Новой Мировой Религии. К их деятельности необходимо добавить таковую спиритуалистического движения, не ту, что акцентирует феномены (большинство из которых не настоящие, объясняются воображением, но некоторые реалистичны и подлинны), а ту, что исходит из уверенности в бессмертии человека и его собранных свидетельствах. Спиритуалистам еще не удалось доказать бессмертие; им удалось доказать посмертное существование и тем самым внести ценный вклад в структуру Новой Мировой Религии.

Медленно развивающиеся способности телепатического общения и признание экстрасенсорного восприятия наукой также играют свою роль в демонстрации мира нематериальной жизни и ценностей; все эти факторы неизбежно выдвигают и "стоят за" требованием нового представления религии, которая была бы включающей, а не исключающей, как сегодня. Религия будущего обеспечит исторический прогресс человечества в ходе распознавания божественного Плана. Научное дисциплинирование и подготовка позволят роду человеческому функционировать под контролем внутренней божественности или внутреннего духовного человека; она будет открывать факт существования Бога имманентного во всех формах и позволит участвовать в великом планетарном движении — сейчас медленно набирающем силу, — в ходе которого Бог имманентный вступает в более тесную связь с Богом трансцендентным через посредство духовной Иерархии земли.

Ключевой нотой Новой Мировой Религии станет Божественный Приход. "Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам" — вот предписание, новыми, чистыми тонами исходящее от духовной Иерархии в наше время. Великой темой Новой Мировой Религии будет признание великих божественных Приходов; обязанностью церквей станет готовить человечество, через организованные духовные движения, к пятому предстоящему Приходу; метод будет состоять в научном использовании — как познании — Призыва и Отклика и в распознавании их исполинской мощи; задача грядущего Прихода, подготовительной работы и призыва это откровение — откровение, которое всегда циклически давалось и которое сегодня готово для принятия человеком.

Призыв бывает трех видов. Есть, прежде всего, массовое требование, издаваемое бессознательно, настойчивая просьба, исходящая из сердец людей во все времена кризисов, таких как нынешний. Этот призывный зов непрестанно слышится от всех, живущих в пучине бедствий; он адресован тому внешнему могуществу, которое, как они чувствуют, может и должно прийти на помощь в момент крайней нужды. Такой великий бессловесный призыв поднимается сегодня повсюду. Есть еще призывный дух, выказываемый искренними людьми, когда они участвуют в обрядах своей религии и пользуются преимуществом совместного богослужения и молитвы, чтобы изложить Богу требования о помощи. Эта группа вместе с массой людей образует огромную армию призывных единиц, и в данное время их массовое намерение очень явно выражено и их призыв поднимается к Всевышнему. Наконец, есть тренируемые ученики и стремящиеся мира, которые используют определенные словоформы, определенные тщательно составленные призывы и которые — тем самым — фокусируют призывный зов, призывный клич двух остальных групп, правильно его направл


Сейчас читают про: