double arrow

Жанровые законы в телевизионном сюжете


Вот теперь вернемся к «малому» экрану.

Какие из описанных законов не будут точно так же «работать» в информационном сюжете? «Вес» события? Но ведь сломанная лыжа в нашем сюжете о лыжных соревнованиях, снятом в жанре «полевых испытаний», обретет для зрителя совсем иную значимость, нежели в жанре «зимней сказки». Более того, если мы снимем этот забег как «клоунаду на лыжне», все драматургически значимые детали, нагнетающие напряжение действия в «полевом испытании», могут превратиться в гэги — комические аттракционы в жанре абсурда. (Вот оно, проявление бесконечной путаницы с понятием «жанр» — ведь в данном случае слово «жанр» обозначает, скорее, стиль, конечно, включающий в себя и определенное видение мира; но «жанр абсурда», как и «реализм», «постмодернизм» и прочее, имеет все же мало общего с понятием внутреннего, авторского жанра, о котором сейчас и идет речь.)

«Кровь» и «кремовые торты»? Вряд ли найдется циник, который рискнет в информационном криминальном сюжете обратиться к стилистике клоунады или балагана. Но в то же время несколько смешных сценок могут украсить и «полевые испытания», и «зимнюю сказку», и даже репортаж из зала суда — все сводится к тому же чувству меры и вкусу. И точно так же все жанровые обертоны должны готовится заранее, иначе они просто не будут «считаны» зрителем.

А зависимость от жанра темпо-ритмов, кадрового пространства и времени не увидит разве что совсем «слепой» журналист. Которому в этом случае нужно тут же переквалифицироваться в газетчики или хотя бы уйти на радио — сделать хотя бы просто нечто приличное на экране он, увы, никогда не сможет. А остальные пусть сравнят время и пространство, которые требуют жанры «полевого испытания», «путешествия в сказку» и «клоунады на лыжне», представят их (а еще лучше — поэкспериментируют с камерой) — и на собственном опыте оценят ту характерность, которую придаст съемкам точно найденный жанр.

Другое дело, что не стоит относиться к жанровым законам как к чему-то, что существует само по себе, «автоматически», и не требует авторского внимания. Ведь и то, что в жизни является само собой разумеющимся, на экране приходится выстраивать заново. Даже закон тяготения легко нарушается неудачной склейкой. А примеров нарушений законов жанра можно привести сколько угодно. Один из них просто «академический».

Однажды, в бытность свою режиссером редакции информации, я получил от главного редактора сценарий, который начинался совсем как нравоучительный роман XVIII в. Текст запомнился дословно.

«Ничто в жизни не дается даром. За все приходится платить. И чем легче эта жизнь, тем тяжелее расплата».

Вдоволь насмеявшись, я решил устроить маленький тест и прошел по студии, зачитывая этот перл журналистской словесности. Никто, ни один человек не смог ответить на вопрос, о чем написан этот «шедевр». Не догадаетесь и вы, мой читатель, — это просто невозможно. Ведь мой смех был вызван как раз тем, что я знал, о чем писал автор: это был годовой отчет о работе транспортной милиции города… впрочем, неважно какого, вдруг его автор еще «на плаву» на журналистском поприще. Было это в середине 1980-х гг. прошлого уже века. Но и сегодня последователи этого «моралиста» живут и пишут, нисколько не заботясь о законах не только экрана, но и вообще журналистики.

Вот еще один пример, уже из века XXI.

На одном из семинаров (город и студию я тоже опущу) довелось увидеть сюжет о пожилой паре: люди вспоминают, как несколько лет назад в парке, на танцах под духовой оркестр, устроенных для тех, «кому за сорок», они познакомились, узнали друг друга и создали семью. И вот в этот лирический сюжет, сделанный в жанре, который можно условно определить (сам автор его не знал), как «воспоминание о счастье», вставляется синхрон, в котором некий чиновник на фоне все того же оркестра отчитывается, как и какие деньги тратятся на подобные мероприятия в городе. На вопрос, как согласуется жанр «отчета о проделанной работе» с откровенным романтическим лиризмом всего сюжета, автор убежденно ответил: «Но ведь это они деньги дали!» И только опросив всех слушателей — их тоже «выбила» эта вставка, — удалось этому автору доказать, что в таком сочетании не только теряется информация, звучащая в синхроне, но и сам сюжет «разваливается» на две части, не воспринимаясь как цельный. Так жанровая ошибка по сути развалила симпатичный сюжет.

Список подобных примеров можно длить, наверное, вечно. Внимательный профессионал легко сам их отыщет, увы, на любом телеканале: «от Москвы до самых до окраин». Нам же важнее понять, как избежать хотя бы откровенных жанровых «ляпов» в эфире.

Первое правило здесь: проверять все элементы на соответствие выбранному жанровому «ключу». Понятно, что перед этим сам жанр тоже сформулировать не помешает — иначе на соответствие чему эти элементы проверять? И если в репортаж с праздника дня города, сделанный в жанре «самого счастливого дня», попытается втиснуться какой-нибудь чиновник с отчетом, или в материале «паркетного» сюжета с пресс-конференции мэра окажется подсмотренный скучающим оператором кадр кокетничающей (не с мэром) журналистки, они должны безжалостно удаляться. Не потому что они плохи сами по себе или не соответствуют так называемому «информационному формату», а потому что разрушают зрительское восприятие основного материала. Ведь в обратном варианте и отчет в «паркетном» сюжете, и кокетка в «счастливом дне» будут весьма к месту.

Правило второе: еще перед съемкой точно объясните оператору, что именно он должен искать в материале. Ведь если вы выехали на съемку лирической зарисовки с коллегой, «набившим руку» на криминальной хронике, то даже с хорошим оператором шанс получить нужный видеоматериал без внятно поставленной задачи будет стремиться к нулю.

И, наконец, третье: выявление на экране жанра, как и его нарушения, тесно связано с выбранной мерой условности.

Резюме

Жанровые законы едины и для «большого», и для «малого» экранов.

Нарушение этих законов разрушает восприятие сюжета зрителем и порождает безвкусицу, а то и кич.

Практикум

Внимательно наблюдайте и в жизни, и на экране, какие именно элементы событий дают вам самим возможность сформировать отношение к происходящему, а какие «сбивают». Отслеживайте, в каких ситуациях одни и те же детали поведения, действия, оформления и т. п. воспринимаются как бестактность, дурной вкус, а в каких они выглядят органично. Каждый раз старайтесь анализировать, почему так происходит, и собирайте эту информацию в свою профессиональную «копилку».


Сейчас читают про: