double arrow

BELLA POV. «Трагедии не нужны кровь или смерть; достаточно того, что она переполнена торжественной печалью, в которой и таится наслаждение


«Трагедии не нужны кровь или смерть; достаточно того, что она переполнена торжественной печалью, в которой и таится наслаждение, получаемое нами от трагедии». - Жан Расин

Как и многие другие дни, сегодняшний начался с резкого стука. Точнее говоря, с сильных ударов в дверь, поэтому я сразу поняла, кто был за ней.

- Элис, уйди, - прокричала я, накрыв голову подушкой.

- Нет, дай мне войти.

- Я серьезно, Элис! – взглянув на часы, я увидела, что было всего пол, блядь, седьмого утра.

Да ни за что в жизни я не поднимусь так рано, особенно в воскресенье. И почему только она этого не знала? Вроде в моем прошлом ничего не намекало на то, что я могу вставать в такую рань.

Вчера Эдвард уехал от меня примерно в пять, и весь остаток вечера я провела за учебой. Мне пришлось буквально погрузиться в книги, чтобы восполнить потерю времени, но я не жаловалась.

Наши отношения, казалось, возникли в один миг, и я действительно не знала, как оно пойдет дальше. Поэтому решила просто плыть по течению.

Вчера мы неожиданно признались друг другу. Я была так рада, что мой уход не взбесил его, и он на меня не злился. Несмотря на продолжавшийся в моей голове внутренний спор насчет того, насколько правильными были наши отношения, я не могла отрицать факт, что всерьез влюбилась в этого мужчину, который будто бы украл мою жизнь. Раньше он проникал в мои сны и мысли, а теперь был рядом в эмоциональном, физическом и всех остальных планах.

Он стал моим.

Я прекратила играть, потому что не могла больше сдерживать чувств. Я предоставила себя судьбе – будь то счастливый исход, или нет. Если я пострадаю, так тому и быть, но я собиралась использовать эту возможность. Мне необходимо было находиться рядом с Эдвардом. Без вариантов.

Существовал и бонус – я чувствовала, что Эдвард, как и я, отказался от всяких стратегий. Мы все прекратили. Я даже проклинала себя за то, что выстраивала планы его унижения, вместо того, чтобы наслаждаться общением и встречами. В его взгляде читалось, что я для него действительно важна. Неизвестно, насколько, но я собиралась это выяснить. Теперь пути назад не было.

Громкий стук Элис в дверь вернул меня в реальность.

- Белла, я не шучу. У нас нет времени на твой сон.

- И почему это?

- Потому что мы идем в церковь.

Что?

Под воздействием чистого любопытства, я присела и осмотрела комнату, чтобы убедиться, что не переместилась в параллельную реальность. Нет, всё на своих местах как обычно… кроме демона, барабанящего по двери.

Чувствуя себя зомби, я выбралась из кровати, подошла к двери, чтобы возможно впустить Элис, и выглянула в коридор.

- Что ты сказала? – я осмотрела ее с ног до головы. На ней были пижама и тапки-зайчики.

- Я сказала, что мы идем в церковь. - Она, оттолкнув меня, зашла в комнату, таща за собой огромную напольную вешалку. На ней красовалось около десяти или пятнадцати чехлов для одежды, свисающих с металлической планки. Сама вешалка была на колесиках, поэтому Элис без проблем справлялась с управлением этой штуки.

- Что это за ерунда? – спросила я. Затем, убедившись, что ее никто не видел, закрыла дверь.

- Эдвард меня заставил купить тебе полный набор, - она плюхнулась на кровать. – Ты знала, что у них всех есть черные кредитки? Боже, я бы все отдала…

- Что-что? Эдвард заставил купить мне эти вещи? – переспросила я.

- А…да, - Элис говорила таким тоном, будто это было ясно, как день. – Ты же не думала, что можешь оставаться «особым другом» Эдварда и не посещать церковь, а?

- Особым другом?

- Он использовал такое определение, когда я как обычно начала выпытывать подробности. Он не хотел говорить «моя девушка», но я сразу все поняла.

- Так, мы позже вернемся к теме твоего наглого вмешательства в чужие дела. Так что ты там обо всех этих вещах говорила? – Я передвинула вешалки.

- Ах да, ну, Эдвард мне вчера позвонил и поинтересовался, не могу ли я организовать шопинг в твою честь.

- Для чего?

- Для церкви. Если еще раз заставишь меня повторить это, я закричу, - она закатила глаза.

Во-первых, Эдвард знал о моем неодобрительном отношении к подаркам и о том, что я определенно недолюбливаю шмотки. Придется провести с ним долгую разъяснительную беседу об этой куче одежды. Так дело не пойдет.

Во-вторых, я уже целую вечность не появлялась в церкви. Рене каждую неделю меняла вероисповедание, а Чарли больше времени отводил своей рыбацкой лодке. Поэтому набожность не занимала особо высокого места в списке моих приоритетов. Кроме того, у меня в голове витал длинный перечень фактов, вдребезги разбивающих утверждение, что Эдвард сам был верующим.

Я ничего не имела против церкви, но и много времени ей не уделяла. Моя вера ограничивалась тем, что я была убеждена в существовании высшего Божества, но что там в этом божественном пространстве наверху происходило, не имела понятия.

- Думаю, церковь – не мое, - покачала я головой.

- Я знаю, что по ним не скажешь, но их семья очень чтит религию. Джаспер сказал, что ни разу не пропустил ни одного воскресного похода в церковь с тех пор, как ему исполнилось три.

- Ну, это великолепно, но мне-то туда зачем идти? - Я снова забралась на кровать.

- Как я и сказала, ты не можешь встречаться с Калленом и не появляться в церкви, - Элис сорвала с меня простыню. – Тебе нужно в душ?

Она отошла к вешалке и порылась среди чехлов.

- Нет, вчера вечером ходила.

- Отлично, мне нужно подобрать тебе что-то такое, в чем ты будешь выделяться.

Все так же продолжая лежать в кровати, я насупилась.

- Ты пойдешь?

- Ага, я и на прошлой неделе ходила. Это весело. Сто лет в церкви не была, - она рассмеялась. – И длится всего час.

- Но…они католики, да?

- Да, именно так, - она даже не посмотрела на меня.

- Меня это не особо волнует, но я в последний раз была на службе…очень давно.

Мне вспомнился один семестр в Католической школе, которую я посещала в Фениксе – Рене тогда потребовала, чтобы я туда ходила. Слава Богу, я уехала в Форкс через пару месяцев, поэтому мои мучения длились недолго.

- И я тоже, но пути назад нет, - радостно улыбнувшись, отозвалась Элис и продолжила рыться в нарядах.

Послышалась вибрация моего телефона, лежавшего на тумбочке, и я сердито схватила его.

Доброе утро, красавица. Уверен, ты уже проснулась. – Э.

У него хватило наглости мне писать в такое время?

Не разговаривай со мной. Мне нужно тебе кое-что сказать, но раз уж я обязана сегодня идти в церковь, отложу разговор на потом. – Б.

Спустя две минуты пришел его ответ.

О, Белла. Твой острый ум по утрам еще прекрасней. Я приеду через час. Месса начинается в восемь. Будь готова и улыбайся. – Э.

Я тебя ненавижу. – Б.

Отправив последнее смс, я перевела телефон в абсолютно бесшумный режим, чтобы не слышать, если появится новое сообщение от Эдварда.

Мне бы не помешало небольшое такое предупреждение. Не то, чтобы я злилась на раннее пробуждение. Просто не знала, как поступить. Мне нужно было психологически подготовиться к богослужению, и мне почему-то стало стыдно. Нужно найти четки, и святую воду, и Библию, и…священника. Мне ему о многом надо рассказать.

Поднявшись с кровати, я подошла к Элис.

- Он попросил тебя купить все это? – я попыталась расстегнуть молнию на одном из чехлов, но она шлепнула меня по руке.

- Да, он дал мне воспользоваться своей черной картой, и я оторвалась по полной.

- Сколько это все стоит?

- Он сказал не говорить тебе, - она кинула на меня странный взгляд.

- Потому что знает, что я ему все выскажу, - пробурчала я.

- Нашла, - пропела Элис и вытянула белый чехол.

Затем меня вытолкнули в ванную, чтобы привести себя в порядок. Во мне все еще горело раздражение из-за того, что меня подняли в такую рань, но пришлось смириться. Я хныкала и цокала языком все время, пока Элис работала над моим макияжем. Она же смотрела на меня так, будто картину рисовала.

- Что ты наденешь? – спросила я, с каждой секундой нервничая все больше.

- Что-нибудь милое. Вообще, мне придется вернуться к себе, чтобы переодеться. Я не принесла с собой одежды.

- Ты всю дорогу прошла в этой пижаме?

- Всего-то по кампусу пройтись. Всем плевать.

Я вздохнула, яростно покачивая ногой.

- Думаю, церковь может сгореть дотла.

- Не исключено. Я тут слышала, как кто-то снова в эротические сны путешествовал, - она посмотрела на мое отражение в зеркале. Я ответила недоуменным взглядом.

- Мне было слышно за дверью, - рассмеялась Элис, а я покрылась бурным румянцем.

- Ты можешь меня винить?

- Нет. И если бы ты знала, чем мы вчера с Джаспером занимались, сошла бы за святую, - у нее вырвался влюбленный вздох.

- Отвратительно, - подытожила я.

В короткий срок с моим макияжем и прической было покончено, и затем Элис отправилась к себе. Она потребовала, чтобы я нарядилась в подобранную ею одежду, и предупредила, что если я буду хоть сколько-то неидеальной, она меня убьет. И это несмотря на то, что воскресенье. Я осталась одна только в семь пятнадцать, что оставляло совсем немного времени на сборы.

Мои волосы Элис уложила, закрепив их заколкой, но они свободно ниспадали по спине, и кроме того сделала мне изысканный макияж. Смирившись с таким порядком дел, я просто стала надевать то, что она приготовила.

На бирке платья красовалась надпись «Виктория Бэкхем». С каких пор она одежду создает?

Светло-лиловая ткань облегала мое тело, но не слишком плотно. Платье с короткими рукавами чуть расходилось, начиная с талии, а само заканчивалось чуть выше колен. У него был V-образный вырез, который слегка показывал мои ключицы. Весь образ вышел очень презентабельным, но юным.

-Элис, ты это серьезно? – я выложила перед собой нить жемчуга, которую должна была надеть и, подчиняясь, так и сделала. Я не знала, настоящим ли был жемчуг, но мне даже и не хотелось этого знать.

Туфли были кремового цвета – пара лодочек на платформе с закругленным закрытым носком. Высота каблука равнялась гребаным одиннадцати сантиметрам – я посчитала, прикладывая к нему пальцы. Чуть ли не рыдая, я шагнула в них.

Подойдя к зеркалу в ванной, я признала, что выгляжу безупречно, но я буду ненавидеть Элис до конца своих дней. Я выглядела как жалкое подобие Джэки Кеннеди и молилась, чтобы наряд не оказался слишком пафосным. Иначе я буду выглядеть полнейшей идиоткой. Раз уж я так вырядилась, то решила надеть еще и мамины часы.

Я присела на кровать и стала ждать звонка.

Я немного опаздываю. Скоро подъеду. – Э.

Положив свой мобильник и бумажник в клатч, подобранный для меня Элис, я вышла из комнаты, заперев за собой дверь.

Чтобы не шуметь и не разбудить долбанную Джэнис, я чуть ли не на цыпочках шла по коридору.

Уже в лифте, спускаясь вниз, я нетерпеливо постукивала ногой. Он доехал до первого этажа, и я вышла из здания общежития навстречу прозрачному раннему утру. Воздух был немного прохладным, но не слишком. Я присела на ту же каменную скамью, где обычно ждала Эдварда.

Проверила часы – семь сорок пять. Я начинала беспокоиться. Мне нужно как-то подготовиться или что? Правила католической службы были мне знакомы, и теперь я радовалась, что моя мама научила меня всему. Теперь я не буду выглядеть как полная тупица.

Тяжело вздохнув, я закинула ногу на ногу, ожидая Эдварда.

Через пять минут послышался рев двигателя, который явно должен был принадлежать гонщику, потому что в нормальных машинах такого не бывает.

Красная Saleen Эдварда резко затормозила передо мной, и ее задние колеса слегка подскочили над землей. Выбравшись из машины, он мигом оказался рядом со мной.

- Прости, что опоздал, - он выглядел слегка запыхавшимся, но все равно был прекрасен в темном костюме, который идеально на нем сидел, белой рубашке со светло-фиолетовым галстуком, в тон моего наряда.

Черт, эта Элис!

Поднявшись, я отряхнула платье.

- Все нормально.

- Нет, не нормально. Эсми нас прикончит, - обхватив меня одной рукой за талию, он подвел меня к машине, где открыл пассажирскую дверцу.

- Вот черт, там будут твои родители? – я резко повернулась к нему.

- Естественно, - хмыкнул Эдвард и аккуратно убрал пару локонов, упавших мне на лицо.

- Ты мне не сказал.

- Я не думал, что мне нужно тебе это говорить. Если бы не они, я бы вообще туда не ходил. Поверь, - простонал он.

- Я не могу знакомиться с твоими родителями сейчас, - покачала я головой.

- Прекрати волноваться.

- Они…знают?

- О чем? – невинно поинтересовался он.

- О...нас, - запнувшись, ответила я.

Он вскинул бровь.

- Я особо не распространялся, потому что не знаю, как им рассказать, что у меня впервые появилась… девушка, - он выдавил это слово так, будто оно было ядовитым.

Мне это показалось забавным, и я не смогла сдержать смех.

- Ты такой милый, когда смущаешься.

Он пробежал рукой по волосам.

- Не могу сдержаться. Из-за тебя я превращаюсь в…не знаю даже как назвать.

Я понимающе кивнула – сама чувствовала тоже самое.

- Кстати, ты очень красивая, - Эдвард осмотрел меня. – Невероятно красивая.

- Это все Элис, - сказала я.

- Не думаю, - лицо Эдварда теперь находилось на опасно-близком расстоянии. – Элис никак не повлияла на то, куда я смотрю прямо сейчас.

Он коснулся моих губ едва ощутимым поцелуем. И очень быстро отстранился, за что я вообще-то была благодарна – теперь смогу дышать.

- Ты тоже мило выглядишь, - фамильярно признала я.

- Это все для церкви, - ехидно ответил он. – Садись. Мы уже опаздываем.

Я устроилась на низком сиденье, и Эдвард, закрыв дверь, быстро обошел машину. В одно мгновенье он одновременно сел за руль, закрыл дверь и завел мотор.

А потом так быстро погнал по дороге, что меня впечатало в сиденье. Я тут же проверила, чтобы мой ремень безопасности был крепко пристегнут.

- Кстати, насчет моего красивого вида. Я тут слышала, что ты дал Элис кредитку, чтобы она купила мне вещи? – я повернулась к нему.

Эдвард пожал плечами.

- Я заметил, что у тебя нет никакой приличной одежды, и поэтому решил купить все необходимое.

- Так, во-первых, ничего страшного бы не случилось, если бы ты мне сказал, что я поеду в церковь. И, во-вторых, я не люблю подарки.

- Это не подарки. Нельзя появляться каждое воскресенье в церкви, натянув джинсы, особенно если дело происходит в этой церкви.

Эдвард громко сигналил машинам, мешающим ему проехать.

- Сбавь скорость. Зачем мне ходить в церковь каждое воскресенье?

- Потому что…так положено, - он сказал это, как будто что-то скрывал.

- В смысле? – не понимая, переспросила я.

Он снова пригладил волосы.

- Слушай, я не знаю, как ты нас воспринимаешь, но я считал, что у нас отношения парень-девушка.

Я кивнула.

- Понятно…

- А как ты знаешь, я никогда раньше в таких отношениях не был, но … от меня ждут, что я приведу тебя, раз мы так встречаемся. Для итальянцев главными являются три вещи: вера, еда и семья. Если ты часть семьи, то должна участвовать во всем, что с ней происходит.

Я задумалась над его словами, и на моих губах появилась легкая улыбка.

- Так…ты говоришь…что я теперь часть твоей семьи?

- Ты из всего сказанного только это уловила?

- Значит это не так?

- Я пока привыкаю, Белла. Не торопи события. - Он не отрывал взгляда от дороги, и я откинулась на сиденье, чуя странное злорадство.

Эдвард медленно выбирался из своей раковины. Он становился более…человечным, если так можно было сказать.

Остаток поездки был насыщен криками, жалобами и руганью Эдварда, посылаемыми всему транспорту, через который мы пробирались. Пару раз мне пришлось слиться с дверью, цепляясь за нее в моменты, когда мне начинало казаться, что смерть близка. Я, в самом деле, думала, что умру.

Когда мы завернули за пятый угол, вдалеке можно было рассмотреть величественное каменное сооружение. Я изнывала от желания выбраться из машины и встать на твердую землю.

- Эдвард, нам нужно будет поговорить о стиле твоего вождения,- прохрипела я, когда он завернул на парковку и остановился рядом с очень дорогим на вид мерседесом… на достаточном расстоянии от церкви.

- Почему мы припарковались здесь?

- Легче будет выезжать. Здесь будет около шестисот человек.

- Что? – я чуть не взвизгнула.

- Да, и наши места в первом ряду, - он усмехнулся, зная, что мои нервы и так были на пределе. Плюс ко всему, я встречусь с его родителями.

Потрясно!

-Поверить в это не могу, - открыв дверь, я быстро вышла из машины. Эдвард уже успел перейти на мою сторону, чтобы помочь мне выйти.

- Там не так плохо и длится всего час. Плюс, мы уже опоздали на пятнадцать минут. Еще лучше.

- И вчера ты меня предупредить не мог.

- Нет, хотел удивить, - отшутился он.

- Ты самый невыносимый человек из всех, кого я встречала. – Я собралась пойти вверх по улице, но Эдвард, схватив меня за запястье, развернул к себе.

Он прижался ко мне губами, награждая мягкими, но требовательными поцелуями, расплавляющими мое тело. Его руки спустились к моей талии, поглаживая и массируя, пока мои пальцы запутались в его волосах, притягивая ближе. Неизвестно сколько прошло времени, пока наши поцелуи не стали спокойнее. Влажных движений наших языков хватило, чтобы я забыла собственное имя.

- Тебе должно быть стыдно, Эдвард Каллен, - выдавила я, когда он освободил мои губы. – Прямо перед церковью?

- Не мог сдержаться. Весь контроль теряю, когда рядом с тобой, - он легко поцеловал меня за ухом. – Это очень опасно, Белла.

- Рядом с тобой у меня прекращаются все мыслительные процессы, - я оттолкнула его и сделала пару глубоких вздохов, успокаиваясь.

- Нам придется до конца своих дней читать молитву к Пресвятой Богородице, - признался он и повел меня в сторону величественной каменной церкви, возвышавшейся в конце улицы. Переднюю ее часть украшало огромное витражное окно-роза. Также виднелись шпили и широкие дубовые двери.

Я осмотрелась и невольно выпрямилась, когда Эдвард их открыл передо мной.

Пока я шла, мои каблуки ударяли по гладкому красному ковру, а до ушей доносился чей-то голос – наверное, священника.

- Только не давай им тебя запугать, – прошептал мне Эдвард, когда служители перед нами открывали еще одни двери из темного дерева с позолоченными ручками.

- Кому? – спросила я.

- Всем, - ответил он и почти толкнул меня в помещение.

Я прошла вперед, с помощью Эдварда, а когда осмотрелась, ничего не поняла. Как могло произойти так, что внутри католическая церковь как будто бы выросла в размерах. Где они взяли столько денег?

Первым делом я заметила, что все повсюду было из золота, мрамора или гранита. Можно было поклясться, будто находишься в Европе – эти высоченные потолки, витражные окна и орнаменты, украшавшие церковь.

Мы с Эдвардом прошли к нижним рядам, прямо через главный проход. За нами, на огромном балконе, находилось человек триста. Казалось, мы шли уже целую вечность по красному, атласному ковру, покрывавшему пол, придерживаясь левых рядом, к которым вел меня Эдвард. Там, на темных скамьях сидели семьи, которые, казалось, были полностью поглощены словами проповедника.

Я заметила Элис почти в самом начале, где-то на третьей скамье. Также там сидели Джаспер и громила из Плазмы, светловолосая женщина, блондин и женщина с медовыми волосами. Последняя, скорее всего, являлась матерью Эдварда. Их лиц я рассмотреть не смогла, но мое сердце забилось чаще, когда в голове появилась мысль, что я могу опозориться перед родителями Эдварда.

И вот в тот самый момент, когда я приказала себе успокоиться и ни в коем случае не допустить ошибок, моя нога зацепилась за деревянную ножку скамьи, стоявшей у прохода.

Мало того, что при этом по церкви разнесся оглушительный стук, отдавшийся эхом от каменных стен, так еще и я, будучи по жизни неуклюжей, споткнулась и, причем достаточно серьезно.

Эдвард успел подхватить меня раньше, чем я поцеловалась с ковром. Когда же я выпрямилась, то почувствовала на себе сотню пар глаз. Умолк даже священник, слышался шепот и сдавленные смешки. А стук моего собственного сердца, скорее всего, можно было услышать и в Китае.

Господи, Боже мой!

Люди, сидевшие на передних рядах, уже оборачивались, чтобы увидеть, что за шум прервал их утренние ритуалы, а моя спина горела от пронзительных осуждающих взглядов тех, кто сидел позади.

- Кажется, придется тебя держать, - прошептал Эдвард мне на ухо и, обхватив рукой за талию, повел вперед.

К тому времени, мои ноги стали ватными, все тело пылало румянцем, а в ушах все еще отдавался эхом шум, что я устроила. Плюс я была уверена, что напоминала человека, которого сбил грузовик.

Все взгляды были прикованы к нам с Эдвардом, пока мы двигались к своим местам. Я не поднимала головы, чтобы не пришлось смотреть на людей вокруг, но я чувствовала их взгляды.

Наконец, мне удалось добраться до хихикающей Элис. Эдвард сел рядом, ближе к проходу. Его родители сидели сзади нас, слева от меня были Элис с Джаспером, а еще дальше виднелись Эммет с блондинкой. Мы занимали почти весь ряд. Я чувствовала себя неуютно рядом с Эдвардом и не знала, как с ним себя вести, потому что: мы находились в церкви, и были под зорким оком его родителей.

- Шикарное появление, - прошептала мне Элис, и я прожгла ее взглядом.

Впервые за пять лет я появилась в церкви и уже была на грани приговора к огненному пеклу ада.

На протяжении всей Литургии Слова, я смотрела прямо перед собой, не желая еще как-то подорвать свою репутацию. Я не особо прислушивалась к проповеди, как и все остальные, кто сидел рядом. Эдвард даже не скрывал своего неповиновения, почти каждые пять секунд посматривая на мобильник.

Мне это показалось очень подозрительным – его дыхание перешло в раздраженные вздохи, и он все чаще проводил по волосам. Эммет тоже сидел с телефоном, поэтому я решила, что они слали друг другу сообщения.

Слегка посмотрев влево, я заметила, что рядом с Джаспером находилась самая прекрасная женщина на всей земле. У нее были длинные, светлые волосы и голубые глаза, в которых можно утонуть. Ангельское лицо, слегка круглое, но в то же время утонченное. Пухлые губы, ровный нос, идеальные скулы и белоснежная кожа. Мой взгляд метался от нее к фрескам на дальней стене, где был нарисован ангел. Она могла бы позировать для такой картины.

Большой парень рядом был Эммет. О нем я узнала от Элис. Он был старшим из братьев Каллен, и он создавал именно такое впечатление. Мускулистый, загорелый, но в то же время с аурой невинности. Его темные кудрявые волосы были аккуратно уложены, и, хоть я не видела его глаз, была уверена, что они тоже красивы.

Все в этой семье были прекрасными.

Я слегка поникла, когда поняла, что была Гадким Утенком среди почти греческих богов.

Проклятье!

Взглянув в сторону прохода, я поняла, что многие все еще посматривали на меня. Некоторые девушки, примерно моего возраста, пожирали меня взглядами, которые могли и быка завалить. Некоторые из них сидели с открытыми ртами. Я была на сто процентов уверена, что парочка из них прошептали «чтоб ты сдохла» применительно ко мне.

После Слов, подошло время Евхаристической Литургии.

Если честно, вся месса показалась мне слишком пафосной и раздутой до предела. Что, нельзя было просто тихо помолиться и разойтись? К счастью, я знала все обряды и то, что нужно потом вставать на колени, поэтому пока что не отставала от остальных верующих.

- Ты это каждое воскресенье делаешь? – шепотом спросила я Эдварда.

Он ухмыльнулся.

- Двенадцать лет католической школы и мои родители привили мне убеждение, что религия в моей жизни стоит на первом месте, - он чуть не рассмеялся.

- Не так уж страшно. Это хорошо - жить, согласно моральным принципам.

- Ага, точно. Они влетают в одно ухо и вылетают через другое с тех пор, как мне пять стукнуло.

- Стыдись, - подшутила я.

Спустя десять минут, после некоторых объявлений, служба закончилась. Так как мы с Эдвардом опоздали, мы пропустили большую часть важной информации.

После того, как священник прочитал последнюю молитву, люди стали подниматься со своих мест. Затем все перекрестились.

Везде завязались разговоры, и скамьи начали пустеть. Обернувшись, я наткнулась взглядом на женщину лет тридцати. По моим расчетам, она приходилась Эдварду матерью. Как такое могло быть?

Теперь я ясно видела, что ее волосы скорее карамельные, чем медовые, и они были собраны в аккуратный пучок. На ее лице в форме сердечка горели зеленые глаза, чуть темнее, чем у Эдварда, но сходство было очевидным. Мужчина рядом с ней был статным и величественным. Его сильная линия челюсти и голубые глаза чуть не заставили меня вздрогнуть. В его платиновых волосах отражался свет свечей, и если б я не была уверена в обратном, могла принять его за студента. Я знала, что имена его родителей были Эсме и Карлайл, но только и всего. Эдвард о них никогда не рассказывал.

Прежде чем я успела что-то сказать, Эдвард вытянул меня из толпы и повел в сторону бокового выхода из церкви, ведущему от главного зала к нескольким коридорам.

- Эдвард, что ты делаешь? Я собиралась поздороваться с твоими родителями, - запротестовала я, пока он тащил меня прочь из здания навстречу солнечным лучам.

- Ты с ними встретишься позже, за ужином. Мне нужно тебя сначала кое о чем предупредить, - он говорил серьезно и отрывисто, пока быстро вел меня вниз по улице.

Когда мы добрались до его Saleen, он открыл дверь и толкнул меня внутрь, сразу направившись к своему месту.

- Так, что происходит? - я убрала с лица растрепавшиеся волосы.

Не произнеся ни слова, он завел машину и влился в поток машин на убийственной скорости. Я заметила, что на улице показались Элис и его семья. Они направлялись к той же парковке, с которой мы только что выехали. Эммет с Джаспером, казалось, были в замешательстве, светловолосый ангел - явно раздражен, на лице Элис застыло покорное выражение, Эсми выражала заботу, а Карлайл... ну он был конкретно зол.

Эдвард даже не взглянул на них и вывернул на главную дорогу, оставляя церковь позади.

- Это глупо, что с тобой такое? – спросила я, приготовившись к очередной смертельной поездке.

- Просто заткнись, пока я думаю, - прорычал он.

Он это мне сказал? Так не пойдет!

- Ладно, - откинувшись на спинку сиденья, я скрестила руки на груди, словно ребенок. – Придурок.

Он не откликнулся на мой комментарий, только продолжал гнать машину по шоссе на невероятной скорости.

Я смотрела в окно, пока тихо шло время, а здания скрывались за деревьями. У меня и мысли не было, куда он меня вез – может убить собирался, но, ладно уж, рискнем.

Когда мы доехали до развилки, он начал сбавлять скорость, и затем направился к другой дороге. Мы поднялись на холм, который с двух сторон окружал высокий покров леса, и нам почти не встречались другие машины. Эдвард свернул с каменистой дороги, и машина углубилась в лесную чащу, где он внезапно резко затормозил. Высокие деревья закрывали солнечный свет, поэтому было достаточно темно. Это место напомнило мне Форкс, когда там не шел дождь.

Открыв дверь, я вышла и захлопнула ее со всей силы. Я не знала, куда мы приехали, но готова была идти обратно пешком, поэтому направилась к дороге.

- Белла, - послышался звук открывающейся двери, и затем шорох гравия под его ботинками, который становился все громче по мере его приближения.

- Что? – я быстро развернулась и чуть не столкнулась с ним.

- Мне нужно с тобой поговорить, а ты уходишь.

- Именно.

- Ну, может, дашь мне объяснить?

- Что, твое дурацкое поведение или непонятный срыв в церкви? – я снова скрестила руки.

- Слушай, мне нужно кое-что тебе сказать, и ты будешь стоять на месте и слушать, поняла?

- Да кем ты себя возомнил?

На этот раз он приблизился так, что наши лица разделяли считанные сантиметры.

- Я спросил, поняла ли ты.

- Я слышала, - протянула я.

- Тогда почему не ответила?

- Я не обязана отвечать.

- Нет, обязана, потому что скоро войдешь в клетку со львами, - он отпрянул и стал ходить туда-сюда, вцепившись себе в волосы.

Я, в свою очередь, не двигалась с места и провожала его движения снисходительным взглядом прищуренных глаз.

- Слушай, мне нужно было тебя оттуда увезти. Тебе пока нельзя с ним встречаться, - голос Эдварда был нервозным.

- С кем встречаться?

- С моим отцом, - последовал его простой ответ.

- Не понимаю. Я думала, ты хотел, чтобы я с ним встретилась.

- У меня будут большие проблемы, - Эдвард оперся ладонями на колени. – Каждое воскресенье проводится в определенном порядке. Сначала церковь, потом мы идем на могилу дедушки, а потом ужинаем дома. В данный момент мы пропускаем поход на кладбище, а я такого не позволял последние десять лет.

- Я запуталась.

- Я бы предупредил тебя вчера, но…

- Пару раз глубоко вдохни, Эдвард, - я чуть не бегом бросилась в его сторону, чтобы помочь выпрямиться. Мне уже показалось, что у него в любую секунду может случиться сердечный приступ, и очень испугалась. – Просто говори, что должен.

Он глубоко вздохнул, а затем закрыл глаза.

- Ты итальянка? – спросил он.

- Что?

- Ты. Итальянка?

- Эм…немного, наверное. Не такая уж… во мне в основном течет французская и немецкая кровь. Я только об этих двух знаю. Это имеет значение?

- Имеет, и еще какое, - когда Эдвард открыл глаза, они пылали яростью. – В моей жизни…есть список правил, которым я должен следовать, некоторая иерархия. - Он снова стал ходить туда-сюда.

- Ясно…

- Мой отец, Карлайл, может быть очень любезным человеком…, но он плохой, Белла. Мы все такие.

- Я не…

- Я знаю, что ты не веришь, но это правда. Не могу рассказать тебе всего, но ты готовишься встретиться с самым опасным человеком, - Эдвард говорил так уверено, что я невольно верила ему.

- Что…

- Не перебивай меня, - он поднял вверх руку. – Карлайл не из тех, с кем тебе захочется общаться. Не нужно было знакомить тебя с этой жизнью.

- Я большая девочка, Эдвард. И сама могу о себе позаботиться. И я очень сомневаюсь, что меня отпугнет твой чересчур заботливый отец, - я усмехнулась. - Плюс ко всему, мы встречаемся всего один день. Не то, чтоб мы были женаты.

Он остановился.

- Думаешь, это смешно, Белла? Ты и понятия не имеешь, во что собираешься ввязаться, и не поймешь, даже если я расскажу тебе все подробности.

- Просто скажи, что собирался.

- Не могу! - его крик почти заставил птиц покинуть свои гнезда навсегда.

- Эдвард, ты меня совсем запутал.

Он вздохнул.

- Ты не нравишься моему отцу.

Я слегка расстроилась.

- Но…он меня не знает.

- Это неважно. Из-за того, что ты со мной…ты ему не понравишься.

- Не понимаю.

- У меня есть…обязанности перед семьей и в работе. Обычно, женщины служат хорошим развлечением, но у меня никогда не было…

-…девушки? – закончила я за него.

Эдвард вздрогнул, но кивнул.

- Моя мать считает, что я встретил достойную для меня половинку – она так сказала. Но отец…он не одобрит никакую девушку, если в дом приведу ее именно я, и при этом возникнет, хоть малейший шанс, что она может помешать моему будущему.

- Твоему будущему? Мне кажется, что я задаю все эти вопросы, а на них вообще ответов не существует.

- И так будет еще долгое время, прости за это.

- Ты пытаешься меня предупредить о чем-то? – спросила я, подойдя к нему.

- Да. Я пытаюсь это сделать с тех пор, как тебя встретил, но…я не знаю, что делать, - он снова запустил руки в волосы и нервно отошел от меня.

- Может, нам просто поехать на ужин и посмотреть, как пойдут дела, - предложила я. – Не может же все быть настолько плохо.

- Белла, ты собираешься на ужин, где будет пятьдесят вопящих итальянцев, - хмыкнул он. – Плюс там будет мужчина, желающий сжечь тебя заживо.

- Немногим хуже Дня Благодарения, - я пожала плечами, стараясь разрядить обстановку.

- Мы будем в родительском поместье до конца дня. Тебя это устраивает? – спросил он, на что я кивнула. – Там будет много людей, и я представлю тебе почти каждому.

- Они все родственники?

- Большинство. Во время ужина мне нужно будет доделать кое-какую работу, поэтому я не смогу все время быть рядом с тобой.

- Хорошо, - ответила я, не зная, что еще сказать.

- И да, на следующей неделе я лечу в Россию.

- Россию?

- Да, улетаю в четверг, должен вернуться к воскресенью. Всего пара дней.

В одно мгновенье Эдвард превратился из заботливого и милого, каким он был этим утром, в подозрительного и делового. Его стиль речи, походка, даже осанка выдавали намерение провести важную сделку.

- Обычно воскресенья отводятся для семьи, но ты скоро поймешь, что часто мешают другие обстоятельства, - Эдвард сузил зеленые глаза, немного пугая меня.

- Я все еще не до конца тебя поняла, но все равно хочу познакомиться с твоими родителями, - я положила руку ему на плечо. Чуть дернувшись, он тут же успокоился.

- Ладно, - он кивнул.

Спустя десять минут моих убеждений Эдварда в том, что все обойдется, мы вернулись в машину. Я вообще не понимала, почему он так беспокоился. Разве не я должна нервничать в такой ситуации? Это мне нужно было впечатлить его родителей, но весь путь именно он стальной хваткой сжимал руль.

- Может, расскажешь мне о своей семье? – очень тихо, чтобы не испугать, попросила я. Ему нельзя из-за этого переживать, или я сама перепугаюсь. Он вздохнул.

- У меня огромная семья. Около половины живет здесь, в Чикаго. Еще несколько теток в Калифорнии и пара родственников где-то в Штатах, но большая часть осталась в Италии.

- Знаешь, я всегда думала, что «Каллен» - это ирландская фамилия.

- Ну, это не так, - отрезал он. – Вообще-то так, но…неважно.

Решив, что он не в настроении для разговоров, я замолчала. Эдвард нервничал, и если бы он продолжил грубить, эта беседа ничем хорошим бы не закончилась. Поэтому я просто откинулась на спинку сиденья и расслабилась.

Казалось, поездка заняла вечность, но только потому, что мы пересекали длинное ветреное шоссе. Мы были где-то в часе езды от города, когда Эдвард стал сбавлять скорость и свернул на другую дорогу, окруженную деревьями. Медленно преодолевая каждый поворот, машина спустя пять минут затормозила перед очень высокими, классическими (как из Викторианской эпохи) черными воротами из кованого железа.

Высунув руку через окно, Эдвард набрал какой-то код на датчике. И прямо как фильме, ворота медленно открылись посередине, и перед моими глазами предстал вид на огромное поместье. Мой рот открылся от удивления и не закрывался, пока Эдвард поднимался по дороге, ведущей к громадному особняку. Вокруг, расстилались зеленые поля, среди которых возвышался дом.

- Это…это все твое? – едва смогла выдавить я.

- Родителей, - посмотрев на меня, он рассмеялся. – Смотри, чтобы муха в рот не залетела.

Я закрыла рот. Единственное, что казалось странным, это расставленные повсюду охранники. У некоторых были пистолеты, у других – нет, но будто я попала на военную базу. Странно.

- Поверить не могу. Никогда бы не подумала…

- Что мы настолько богаты? Ну, если тебе интересно, за домом даже озеро есть.

Эдвард объехал дом, который, как мне показалось, тянулся бесконечно, и заехал в гараж. Своими огромными размерами он скорее напоминал ангар для самолетов с гладким, покрытым цементом, полом. Мы проехали мимо Мерседеса, Хаммеров, пары БМВ и Ауди, и еще нескольких авто, марки которых мне были незнакомы. При том, что у меня не наблюдалось особого интереса к машинам, даже я могла с уверенностью сказать, что такая коллекция стоит миллионы. Эдвард умело припарковался позади ряда мотоциклов и заглушил двигатель.

- Надеюсь, ты не чувствуешь себя неловко, - он говорил с долей самодовольства.

- Нет, - соврала я.

- Хорошо, а то у нас много такого добра. - Он вылез из машины, и я тоже открыла свою дверцу. Эдвард помог мне выйти, и, выпрямившись, я полностью осмотрела окружающее пространство, сверкающее в свете люминесцентных ламп над нами.

- Хочешь здесь осмотреться? – поинтересовался Эдвард, взяв меня за руку.

Я посмотрела вниз. Впервые мы держались за руки. Может, кому-нибудь это показалось бы ерундой, но я была уверена, что с другими Эдвард себя так не вел. Мы целовались, трахались, видели друг друга обнаженными, испытали многочисленные оргазмы, но никогда не держались за руки. Увидев, куда я смотрела, он тут же вырвал руку из моей ладони.

- Прости, я зря так сделал?

- Нет-нет, - я снова взяла его за руку, переплетая наши пальцы. – Я просто удивилась.

- Говорил же – я не знаю, что делаю, - казалось, Эдвард сник.

- Ты отлично справляешься, - приподнявшись на цыпочки, я поцеловала его. – Прекрати волноваться по пустякам.

- Хорошо.

- Я бы с удовольствием здесь осмотрелась, - стараясь приободрить его, я улыбнулась.

- Начнем с моих машин, - к нему вернулась знакомая мне самодовольная ухмылка.

- Машин? – переспросила я, пока он вел меня в угол ангара.

- Ага, во множественном числе.

В общем, Эдвард оказался владельцем шести машин, занимавших целый ряд. Естественно, мне уже была знакома Салеен, его последняя красавица, но у него еще были БМВ, красный Эскалада, серебряный Астон Мартин, черный Ламборджини – этот, по его утверждению, мог побить скорость света. Плюс еще одна машина, на которую он мне даже взглянуть не позволил, объясняя этот запрет тем, что я могу ее испачкать. По его словам, он никогда не ездил на этой красно-черной Бугатти Вейрон. Только любовался ей. Я в этом смысла не видела, но не хотела забирать у мальчика конфетку.

Когда экскурсия по гаражу подходила к концу (и мы все еще держались за руки), в гараж на полной скорости заехал черный Хаммер, оглушительно ревя мотором. Если бы Эдвард не оттащил меня с пути, моя жизнь точно бы закончилась под его колесами. Сверкая громадной улыбкой, с водительского сиденья выпрыгнул Эмметт, а с пассажирского выплыла светловолосая богиня.

- Вухууу! Разогнал ее до ста пятидесяти, - Эмметт похлопал капот машины. – Отличная поездка.

- Это мой старший брат, - Эдвард закатил глаза.

- Все верно. Самый старший и самый лучший, Эмметт, - он протянул мне руку, и я ее пожала. Теперь он казался великаном, и как будто вырос раз в десять. Я его, конечно, только пару секунд видела в Плазме, но все-таки.

- Я тебя помню, - он наклонил голову вбок. – Кто знал, что все так обернется, - он указал на меня, а потом на Эдварда.

- Да, забавно все вышло, - кивнула я. – Рада снова с тобой встретиться.

Светловолосый ангел прошел мимо с раздраженным видом. Хоть ее губы были плотно сжаты, а глаза сузились, она все равно была чертовски красива.

- Это моя девушка, Розали, - Эмметт обхватил ее за плечо. Она осмотрела меня с ног до головы и вскинула бровь.

- Нравится то, что видишь? – прошипел ей Эдвард.

- Не особо, - отозвалась она, не отрывая от меня взгляд. Напряжение в воздухе стало ощутимым, но Ангельское Личико все не переставала прожигать нас с Эдвардом взглядом.

- Так, Эдди, почему не приехал на кладбище? – спросил Эмметт, стараясь разрядить обстановку.

- Нужно было кое-что сделать, - ответил Эдвард.

- Отец вне себя, а Ма с ума сходит от беспокойства. Она решила, что ты не хочешь знакомить ее с Беллой.

- Нет, мне просто сначала нужно было кое-что объяснить, - Эдвард сунул руки в карманы. - Вообще-то, мне нужно с тобой переговорить.

Он кивнул Эмметту, и они вместе отошли в дальний угол гаража, о чем-то переговариваясь по пути. Я осталась наедине со светловолосым демоном. Мы тихо стояли лицом друг к другу минуты три, не произнося ни слова.

- Прости, не уловила твоего имени, - она скрестила руки.

- Белла, - я не грубила, но было ясно, что этот разговор мне не по душе.

- Это твой натуральный цвет? – она указала на мои волосы.

- Да, я никогда их не красила.

- Может, тебе нужно корни подправить, - прошипела она.

- С моими корнями полный порядок, - огрызнулась я.

Я не понимала, в чем проблема этой сучки, но ее поведение оставляло желать лучшего.

- Давно с Эдвардом трахаетесь?

- Не твое дело, Розали, - появившись сзади, Эдвард обнял меня за талию.

- Посмотрим, - она ехидно ухмыльнулась и, громко стуча каблуками, пошла в дом. Эмметт последовал за ней.

- Что я сделала не так? – спросила я у Эдварда.

- Ничего, она всегда была первоклассной сукой. Не переживай.

- У тебя все в семье такие? – в его взгляде мелькнуло сожаление наверно о том, что он привез меня сюда.

- Нет, только она и мы с отцом. Мы очень…оберегаем нашу семью.

- Ты не такой.

- Не рядом с тобой, - он громко выдохнул. – Ты не видела меня настоящего.

Я не поняла, что это значило, но сами слова мне не понравились. Эдвард провел меня в дом из гаража, и в дверях я встретилась с уже знакомым мне человеком.

- Здравствуйте, мисс Свон, - Джерри, которого я встретила на яхте Эдварда, радостно мне улыбнулся. – Приятно снова видеть вас

- И мне тоже. Почему вы здесь?

- Я работаю на мистера и миссис Каллен с тех пор, как вот этот в подгузниках ползал, - он указал на Эдварда.

- Моя мать не принимает служанок, но есть пара людей, которые остаются с нами годами, - усмехнулся Эдвард.

- Желаете чего-нибудь выпить? – поинтересовался у меня Джерри.

- Нет, все нормально, - ответила я, осматривая комнату. Назвать это особняком язык не поворачивался.

Дом был очень большим, и вся отделка была в темных оттенках – начиная от деревянного паркета и заканчивая коврами и шторами. Казалось, будто я попала на страницы «Унесенных ветром». Достаточно хорошо мне все рассмотреть не удалось, потому что Эдвард тут же потянул меня в другом направлении.

- Если поторопимся, может, успеем перехватить маму без Карлайла, - объяснил он, и мы последовали за прекрасным ароматом, разносившемся по дому.

Спустя две минуты и пары извилистых переходов, дверей и лестниц, мы пришли на кухню, где Эсми буквально порхала над кастрюлями и сковородками. Я нахмурилась, когда увидела, что за столом, спиной ко мне, опираясь на мраморную столешницу, сидела Розали. Эдвард прочистил горло, и его мать резко обернулась. На ее лице тут же появилась счастливая улыбка.

- Должно быть, ты Белла, - она вытерла руки, а затем обошла стол, чтобы меня обнять. - "Benvenuta" (Добро пожаловать).

- Спасибо. У вас прекрасный дом, - честно призналась я, стараясь не глазеть на ее шикарную кухню.

- Да ерунда, - махнув рукой, она потянула меня к стулу, стоявшему рядом с Розали. - Поверить не могу, что мы, наконец, встретились. Элис с мальчиками столько всего о тебе рассказывали.

- Надеюсь, только хорошее.

- Конечно. И Эдвард постоянно о тебе говорит, - она посмотрела на него, стоящего у холодильника и пьющего пиво. – Он тобой одержим.

- Ма… - простонал Эдвард.

- Ой, прости, - Эсме захихикала. – Я не хотела его смутить. Ты очень красива.

Розали раздраженно хмыкнула.

- Спасибо, - я покраснела. – И вы невероятно красивы. Больше тридцати не дашь.

- О Боже, мне уже давно тридцати не было, - подмигнув, она вернулась к своим кастрюлям.

- Так приятно пахнет. Может, чем-то помочь?

- Нет, конечно. Я все делаю сама, хотя отец Эдварда настаивает на прислуге, - покачав головой, она усмехнулась. - Любишь готовить?

- Не на профессиональном уровне, но на протяжении восьми лет я не давала своему папе погибнуть голодной смертью.

- Отлично, - она счастливо улыбнулась. - Нам с тобой нужно будет поговорить насчет кое-кого, кто там стоит, - она указала на Эдварда.

- Пока что он вел себя хорошо, - сказала я, и Эдвард ухмыльнулся, слегка отстранившись от бутылки, прежде чем сделать очередной глоток.

- Он не всегда такой.

- Вы уверены, что моя помощь точно не нужна? Кажется, у вас тут много дел.

- Чепуха, мне только нужно закончить с лазаньей, отбить и обжарить телятину, смешать базиликовый салат, засолить помидоры для соуса «маринара», проследить, чтобы не подгорел ягненок, и испечь яблочный крамбл. Всего-то.

Я и половины из сказанного ею не поняла.

- Кажется, это много.

- И людей будет много, - она достала что-то из духовки. – Гости прибудут примерно через два часа, и мы весь день посвятим еде.

- И так каждое воскресенье? – я не могла в это поверить.

- И субботу, будь то дождь или солнце.

- Ничего себе.

Эсме собиралась сказать что-то еще, но тут послышался звук приближающихся шагов.

- О, отлично, ты пришел, - она хлопнула в ладоши. - Белла, познакомься, это отец Эдварда, Карлайл.

Взяв за руку, она подвела меня к светловолосому мужчине с непроницаемым лицом. Он выглядел почти как Эдвард, только от него сильнее исходила уверенность, и он не казался таким нервным, в отличие от Эдварда, который уже чуть ли не кипел от злости.

- Очень рад знакомству, - бесстрастно заявил он. Его стиль речи был вежливым и старомодным, но в то же время пугающим.

- Я тоже. Эдвард мне столько о вас рассказывал, - солгала я.

Когда его взгляд перешел от меня к Эдварду, Карлайл даже улыбнулся.

- Надеюсь, не так много. Некоторые темы могут быть слишком опасны для ушек такой красивой девушки.

Чтоб мой румянец провалился. Покраснев, я тихо рассмеялась. Он совершенно не попадал под описание Эдварда, только может чуть-чуть. И да, он вел себя отчужденно, но не как Розали. Вот она действительно грубила. А Карлайлу, казалось, требовалось время, чтобы привыкнуть к новому человеку.

- Эдвард, не забудь, что у нас сегодня вечером дела, - обратился к нему Карлайл.

- Карлайл, не сегодня, - фыркнула Эсми, - К нам гости приедут.

- Мы здесь управимся. Обещаю, никуда не уедем, - он поцеловал ее в лоб, прежде чем снова повернуться ко мне. – Белла, приятно познакомиться. Извините, у меня есть дела, - кивнув нам, он ушел.

Эсми напряженно улыбнулась.

- Он не такой плохой. Просто устал сегодня.

- Он совсем не вел себя плохо, - я обращалась ко всем, но в основном мои слова предназначались Эдварду, чтобы он хоть немного успокоился.

- Рад, что он тебе понравился, - процедил Эдвард сквозь сжатые зубы.

В следующий час события развивались с бешеной скоростью. Вернулись Элис с Джаспером, которых Эсми посылала за какими-то продуктами, и я нервничала все сильнее по мере того, как подходило время ужина.

Я в одиночестве бродила по гостиной, рассматривая картины, когда меня нашел Джаспер.

- Вот ты где. Элис все мучилась вопросом, куда ты пропала, - рассмеялся он.

- Я разглядывала все эти шикарные вещи, что у вас есть. Этот дом как огромный город.

- Да, когда мне было четыре, я потерялся в подвале. Они меня весь день искали.

- Наверное, страшно было.

- Ты не представляешь, насколько, - он быстро покачал головой. – Но неважно. Я пришел сюда, чтобы снова представиться. В этот раз не как придурок, флиртующий с тобой, - он подал руку, и я ее пожала.

- Я иногда забываю, как мы впервые встретились.

- Кажется, что слишком много времени прошло, да?

- Ага, - вздохнула я, и мы продолжили идти. – Так…вы с Элис, а?

Он расплылся в улыбке.

- Она такая замечательная и полна жизни. Не думаю, что когда-нибудь встречал кого-то вроде нее.

- Из-за нее хочется быть счастливым, - я знала, о чем он говорил.

- Она невероятна. Пришла в церковь и все такое. Я удивился, что тебя там не было.

- Нет, мы с Эдвардом тогда…не были настолько близки.

- Парень и девушка?

- Только при нем этого не произноси, - посоветовала я.

- Да ладно, я знаю своего брата лучше, чем он сам себя. Он никогда раньше не смотрел на других женщин так, как на тебя, - Джаспер сделал глоток своего напитка.

- Твоему отцу нравится Элис? – действительно желая знать, спросила я, а Джаспер рассмеялся.

- Ты с ним уже встретилась? - Я кивнула.

- Он не так плох, когда знает, кто перед ним. Ты итальянка?

- Почему меня все об этом спрашивают? Это что, правило такое?

- В нашей семье, да. – Кивнул он, на что я раздраженно вздохнула.

- А Элис?

- Ее мать была наполовину, значит, в ней, по крайней мере, четверть, - он пожал плечами.

- Черт. Только мне придется впечатлять Карлайла старым добрым способом.

Когда гости начали прибывать, Эдвард повел меня знакомиться. Все казались очень милыми, и я нисколько не чувствовала себя неловко. Никто на самом деле не знал, кто я такая, потому что Эдвард ни разу не использовал слов «моя девушка», чего я и не замечала, пока одна тетушка не решила уточнить. Она не понимала, какое отношение я имела к семье, а у меня не было ответа. Потом ее лицо прояснилось, и она принялась кричать, что я «девочка Эдди». Какие-то пожилые женщины начали трепать меня за щеки, и казалось, что они никогда не успокоятся. Все происходило очень быстро и эмоционально, но все были довольно спокойными. Я совершенно не знала итальянского, поэтому была абсолютно бесполезна. Но мне было забавно наблюдать за Эсми, кричащей на того, кто подходил к ее кастрюлям. Она злилась и кричала слова, которые Эдвард обозначил как ругань. Тем не менее, ее радостное настроение невозможно было унять, и со мной она всегда говорила мило.

Я старалась как можно чаще пересекаться с Элис, так как знала здесь только ее, но она всегда находилась рядом с Розали, которая не скрывала своего враждебного ко мне отношения. Она всегда скалилась или фыркала, если я что-то говорила, и очень часто я была готова свернуть ей шею. Мешало нежелание испортить ее кровью ковры Эсми.

В общем, в дом прибыло полсотни человек. Они были везде и создавали много шума, но почему-то место не казалось загруженным. Только создавалось впечатление очень дружной семьи. Мне это нравилось.

Я часто посматривала на Эдварда. Как он здоровался с кузенами или шептался с братьями. Его поведение менялось, когда он общался с другими людьми. Он становился холоднее и резче, не то, что рядом со мной, когда он проявлял определенную заботу. Мне было ясно, что он никогда не станет мега-любящим человеком. И рядом с кем-то, кроме его родителей и братьев, он пытался руководить.

В четыре дня мы все сели за чересчур длинный стол, тянущийся почти через весь обеденный зал, где, после очень длинной молитвы, произнесенной Карлайлом, была подана еда. Я сидела между Эдвардом и Элис, поэтому не знала недостатка в собеседниках, но едва могла перебить шум всеобщего разговора. Хотя мне это не мешало. Там было так много еды, что я чуть не лопнула, но Эдвард все продолжал класть мне на тарелку новые порции, объясняя это тем, что мне нужно лучше питаться.

Как я и думала, за ужином отношение ко мне Карлайла улучшилось, не намного, но все-таки. Он поспрашивал меня про школу, и о том, где я учусь, но в ответ только кивал головой. Пару раз он улыбнулся мне, но не настоящей, а вежливо-фальшивой улыбкой.

Когда подошло время десерта, я толкнула Элис локтем.

- Эй, я что-то сделала не так? – спросила я ее.

- Ты о чем?

- Карлайл, он когда-нибудь … вел себя с тобой резко? – тихо произнесла я.

Она сморщила лоб.

- Нет, он очень милый.

- Правда? По-моему я ему не очень нравлюсь.

- Тебе, скорее всего, показалось. Он просто пока узнает тебя.

- Ты уверена?

- Естественно. Когда-нибудь он отойдет, - она похлопала мне по спине, и я кивнула, убеждая себя в том, что это правда.

После десерта, все вернулись к делам, которыми занимались до ужина. Мне поднесли бокал красного вина и, притворившись, что пью его, я присела на огромную скамью рядом с Эсми, Роуз и Элис. На заднем дворе бегали дети, мужчины курили сигары, пожилые женщины рассказывали истории, и это все казалось сценой из фильма.

- Так, Белла, как тебе Чикаго? – спросила Эсми, когда солнце уже стало садиться.

- Он великолепен. Я росла за городом, поэтому такая столица для меня - шок.

- Ты вроде сказала, что из Вашингтона? – чуть ли не прошипела Розали.

- Да, - таким же тоном ответила я.

- Уверена, там очень красиво, когда начинается осень, - вздохнула Эсми.

- Не особо. Только дожди постоянные и каменистые пляжи, - рассмеялась я.

- То же самое и здесь в Чикаго. Все пляжи такие, но это лучше, чем ничего, - она пожала плечами.

Появившись за моей спиной словно призрак, Эдвард прошептал мне на ухо, что скоро вернется.

- Ты куда? – я повернулась к нему.

- Просто разберусь с одним делом, - отозвался он, натягивая пару черных кожаных перчаток. На его губах играла легкая улыбка. - Обещаю, я ненадолго.

- Ладно.

Казалось, он хотел меня поцеловать, но потом передумал, и, бормоча что-то себе под нос, пошел к заднему двору. Я взглянула туда, куда он направлялся: у кромки леса его ждали Джаспер, Эмметт и Карлайл. Затем они быстро исчезли.

- Куда они? – поинтересовалась Элис, пытаясь высмотреть что-то еще.

- Любят охотиться, - откликнулась Розали.

- В такое время? Разве не поздно? – она вскинула бровь.

- Для охоты никогда не поздно, - Роуз с Эсми как-то подозрительно переглянулись, но я ничего не сказала.

Еще пару минут мы продолжали беседовать, обсуждая совершено незначимые, но все же веселые темы. Я наблюдала за людьми, стараясь понять, как они смогли составить такую большую семью. Эсми пыталась рассказать семейную хронологию, но я сбилась где-то на 40-х годах. Нереально было запомнить, кто на ком женился, и кто кого родил. Слишком запутанная история.

Вскоре нашей темой для разговора стало сравнение рецептов лазаньи, и тут из леса послышался выстрел. Вскрикнув, над деревьями взмыли птицы и улетели, оставляя за собой тишину. Люди умолкли и посмотрели в сторону раздавшегося звука.

- Что это было? – слегка испуганно спросила я.

Прежде, чем кто-то мог ответить, воздух разорвало еще два выстрела, отдавшись эхом о стены дома. Никто не вздрогнул и не сказал ни слова. Роуз с Эсми снова переглянулись, и, перекрестившись, Эсми тяжело вздохнула.

- Не о чем волноваться, дорогая, - она положила мне на колено ладонь. – Как и сказала Роуз, мальчики любят охотиться.

- Вы уверены, что с ними все в порядке? – я попыталась высмотреть что-нибудь среди деревьев, но не вышло.

- Все с ними будет нормально, - Розали лениво пригубила вино из бокала.

В одно мгновенье все вернулись к своим делам. То, что никто не вызвал полицию или не проверил лес было действительно странно. Дети возобновили свои игры, мужчины принялись курить, и полились истории. Я будто попала в сумеречную зону, где только мне и послышались выстрелы. Но если они охотились, наверное, все было хорошо.

Почувствовав, как к моему плечу притронулись, я повернулась. Передо мной стояла очень миниатюрная женщина со светлыми волосами, собранными в хвост. На ней была стандартная форма служанки с фартуком и чулками.

- Извините, вы мисс Свон? – спросила она с легким акцентом.

- Да.

- Мистер Карлайл желает видеть вас у себя в кабинете. Извольте идти за мной, - она развернулась, даже не дожидаясь моей реакции. Элис пожала плечами в ответ на мой взгляд, и я, подскочив, последовала к дому за служанкой.

Внутри мы пересекли уже знакомые комнаты и коридоры. Затем, минуя дорогие картины на стенах и изысканную мебель, подошли к двум темным дубовым лестницам, которые спиралями вели ко вторым или третьим этажам... туда, что было наверху. Она осторожно стала подниматься по ступенькам, пока я следовала за ней. На третьем этаже я уже тяжело дышала, но нам нужно было преодолеть еще один, поэтому я потянулась дальше за женщиной, которой было под семьдесят, но ее физическая форма явно была лучше моей. Как печально.

- Он присоединиться к вам через минуту, - она провела меня к очередным дверям и открыла их, позволяя мне зайти.

- Спасибо, - поблагодарила я, пока она закрывала меня в кабинете Карлайла.

Он весь был уставлен книжными шкафами высотой до потолка, полки которых были заставлены старыми изданиями классиков, а некоторые книги даже были написаны на иностранных языках. Посередине возвышался широкий стол, перед которым стояло пухлое кресло вингбэк из черной кожи, а за ним – окно, открывающее вид на задний двор. Пол был покрыт «восточным» ковром, а за креслом виднелся семейный портрет. Я взглянула на него и не смогла сдержать улыбку от картины с Эдвардом и его семьей. Все казались такими молодыми.

- Эдвард нарисовал ее, когда ему было десять, - послышался голос позади меня. Резко развернувшись, я наткнулась на стоявшего там Карлайла, и ахнула, когда заметила, что его руки были в крови, капавшей на пол. Он вытирал их полотенцем, но металлический запах все еще вызывал отвращение.

- Вы…вы в порядке? – спросила я, стараясь не смотреть на кровь и не вдыхать ее запах.

- В порядке, - он расплылся в безумной улыбке. – Дай-ка я приведу себя в порядок и потом мы поговорим.

Карлайл распахнул дверь в задней стене комнаты, откуда вскоре послышался шум воды. Глубоко дыша, я старалась избавиться от запаха крови.

- Итак, как проходит посещение Резиденции Калленов? – спросил он, выходя из ванной с новым полотенцем в уже вымытых руках, но они все еще отдавали красноватым цветом.

- Отлично, - твердо ответила я. – Спасибо за приглашение.

- Оно не мое, это все Эдвард, - ответив, Карлайл присел за свой стол и указал на стул перед ним. Потом окинул меня взглядом - не издевательски, но все равно было неприятно.

- Как прошла охота? – поинтересовалась я, стараясь завязать разговор.

- Ох, Белла, уже слишком поздно для охоты, - его улыбка почти отдавала злобой, - если стрелять в такой темноте, кто-то может пострадать.

Продолжая сидеть на месте, я старалась не встречаться с ним взглядом и прекратить стучать ногой. В комнате воцарилась полная тишина.

- Белла, почему бы тебе не рассказать о себе? – Карлайл сложил руки на столе.

- Эм…вы о чем? – я теребила подол своего платья.

- Я о тебе ничего не знаю, и хочу убедиться, что Эдвард с той, кому я могу доверять. Мы этот процесс можем сделать менее сложным.

Сзади меня распахнулись двери, и затем послышался стук каблуков. Передо мной возникла Розали, и, пройдя дальше, встала по левую сторону от Карлайла с ручкой и блокнотом в руках. На ее лице застыло выражение лютой ненависти со злорадной ухмылкой.

Сука!

- У меня неприятности? – спросила я, переводя взгляд с нее на Карлайла.

- Совершенно никаких, - ответил он. – Просто хочу знать, кто ты. Имя.

- Изабелла Свон. - Дружеской беседы явно не получится.

- Место рождения.

- Форкс. Вашингтон.

- Как зовут отца.

- Чарли Свон.

- Честно говоря, Изабелла…- начал Карлайл.

- Просто Белла, - поправила я.

- Хорошо, Белла. Мой сын…отличается от многих других мужчин.

- Я знаю.

- Правда? – он поднялся и подошел к камину. – Я не пытаюсь тебя обидеть. Просто мне нелегко доверять другим.

- Понимаю.

- Куришь?

- Нет.

Легко срезав конец новой сигары, он зажег ее предыдущей, и выпустил облако дыма.

- Эдвард стремится к совершенству, и я не пытаюсь контролировать его жизнь или что-то такое. Просто хочу убедиться, что он не будет отвлекаться, - в голосе Карлайла не было и намека на враждебность, но я ощутила, что моему присутствию здесь не рады.

- Так я отвлекаю? – уточнила я. Может, это прозвучало слегка резко, но я не собиралась позволять Папе Каллену себя запугать.

- Именно, - глухо ответил он. – Я просто хочу удостовериться, что мой сын в хороших руках.

Я, в самом деле, не знала, что говорить дальше. Я так не нравилась отцу Эдварда, что он предлагал мне уйти? Я что настольно недостойная? Мне казалось, я произвела хорошее впечатление, но, очевидно, я ошибалась. И мне все еще было неясно, зачем здесь была нужна Розали. Почему бы ей просто не провалиться куда-нибудь.

Карлайл обошел вокруг стола, все еще покуривая сигару.

- Эдвард очень влиятельный человек, и я знаю, что он не посвятил тебя во все, что в действительности здесь происходит, но кто попало с моим сыном встречаться не будет. Я этого не допущу, понимаешь.

- Естественно, - кивнула я.

- Ты итальянка? – спросил он, как и предупреждал Эдвард.

- Эм…немного, по линии матери, но в основном во мне французская и немецкая кровь.

Шумно выдохнув, он сглотнул и приказал Розали:

- Узнай, как много в ней крови старого света, когда будешь проводить проверку.

- Стойте, проверку?

- Конечно. Как я и сказал, мне нужно убедиться, что ты подходишь моему сыну.

- А что если найдется что-то, чего вы не одобрите? – я уже начинала злиться.

- Ну, тогда… - он намеренно не закончил предложение.

Дверь позади меня распахнулась.

- Мисс Коуп проводит вас, - сообщил Карлайл.

- Сюда, мисс, - послышался тихий голос, и я поднялась, готовая уйти.

- Было очень приятно познакомиться, - кивнул мне Карлайл.

Слишком шокированная, чтобы отвечать, я просто позволила Мисс Коуп увести себя из комнаты.

Что это была за хрень?

Мне не удалось с кем-нибудь обсудить эту сумбурную встречу, потому что на первом этаже у лестницы меня ждал Эдвард с взволнованным выражением лица.

- Что он сказал? – последовал его наполненный тревогой вопрос.

- Я не знаю, что только что произошло, - туманно ответила я, будто под гипнозом.

- Вот сукин сын! – Эдвард стал яростно подниматься вверх по лестнице, что вывело меня из транса.

- Эдвард, не надо, - я схватила его за руку. – Я не хочу, чтобы ты ссорился со своим отцом.

- Он не имел прав тебя запугивать, - его взгляд был опасным.

- Он этого не делал.

- Белла, не лги мне. Ты белая как простыня и едва можешь дышать. Что он сказал?

- Ничего, - я покачала головой.

- Прекрати мне врать, Белла, - почти грубо сказал Эдвард.

- Я в порядке.

Посмотрев на меня некоторое время, Эдвард, казалось, успокоился. Он обнял меня за талию, притянув к себе, и поцеловал в лоб, как Карлайл Эсми пару часов назад.

- Прости.

Сказав только это, он повел меня к гаражу и посадил обратно в Салеен, чтобы отвезти домой. Я тоже молчала, пока мы выезжали на темное, окруженное лесом шоссе, потому что все еще не понимала, как кто-то может меня так сильно ненавидеть. Элис сказала, что она Карлайлу понравилось, так что же со мной не так?

Проверка?

Господи Боже, вот это уже серьезно. Я задумалась над тем, что в нее входит: дата рождения, которую у меня не спросили, но точно проверят. И это проблема.

Я посмотрела на Эдварда, который был сейчас более спокоен, чем за весь день, но все еще немного злился.

- Эдвард, мне нужно тебе кое-что рассказать, - собравшись с силами, призналась я.

- Не стоит. Я знаю, что мой отец может быть уродом. Ему просто нужно к тебе привыкнуть.

- Ну, да, это был занятный вечер, но я не об этом говорю.

- В смысле, что у него, на хрен за проблемы? Ты ему ничего не сделала, а он вот так набросился на тебя? – продолжал говорить он.

- Эдвард…

- Он такой лицемерный ублюдок. Никогда себя так грубо не вел с Элис или с Розали,


Сейчас читают про: