double arrow

Вторая причина – банальный страх.


Обращаюсь к двоим самым шумным в классе юношам:

- Тебя как зовут? А тебя?

Потом говорю всему классу:

- Итак, герои нашего рассказа Василий и Алексей. Допустим, у Василия есть странная привычка – в двенадцать часов ночи он часто гуляет по кладбищу (класс хохочет, но быстро успокаивается – самые шумные заинтересованы в быстрейшем продолжении рассказа, ведь именно они егог главнгые герои). И вот как-то раз гулял он по кладбищу, а к нему вдруг алексей подходит: «Привет, - говорит, - который час?» Василий достает телефон, сообщает, что уже полночь, и Алексей быстренько куда-то убегает. И всё. Или другой вариант – гуляет Василий по кладбищу, и вдруг к нему подходит Алексей, а глаза у алексея как фктбольные мячи (рисую перед своим лицом две значительных окружности). И говорит Алексей Василию загробным голосом: «Здорово, Василий, который час?»

Угадайте, что будет с Василием?

Класс хохочет и выкрикивает с мест варианты типа «Убежит», «Ударит Алексея», «Потеряет сознание»…

- То есть сделает всё, чтобы не видеть Алексея. Но почему? Ведь Алексей к нему не с автоматом Калашникова подошёл и даже не с бейсбольной битой! У Василия у самого граза потом такие же две недели были! Почему он его так испугался?

Да потому что у всех у нас в головах есть простейшее, но несправедливейшее убеждение: «Я – такой, а я же хороший, а он другой, значит он …» Какой?

- Плохой!!! – хором говорят ребята.

- А если он плохой, значит, он может напасть и потому опасен! Хапомните, ребятки, этот момент – самыми агрессивными являются те люди, которые себя всегда и во всём считают правыми и убеждены в собственной «хорошести». Они сами на всех нападают, а потом, когда получают в ответ, бегут и жалуются на «плохих» людей.

Класс одобрительно гудит – ябед никто не любит. Но я не даю им побыть и минуты в ощущении самоправедности:

- Что, нехорошие такие люди. Мы с вами – лучше, да? Поэтому всех ябед сегодня же наказывать начнём, так?

Ребята понимают намёк и только улыбаются в ответ. А я продолжаю.

- Третья причина отторжения «иных» - действие так называемого коллективного бессознательного. Видели по телевизору, как стройно и синхронно действуют косяки рыб? Кто ими командует? Или как стая птиц находит дорогу на юг – одна птица всегда заблудится, а стая – никогда? Даже тучи саранчи выступают очень стройными рядами – одновременно начинают жевать или взлетать. У насекомых и рыб нет вожака, у птиц зачастую – тоже. Кто ими комендует? – стая! То есть у многочисленной общности похожих существ в обязхательном порядке образуется коллективное бессознательное, которое управляет поведением каждой особи в стае (в обществе).

Внимание! Сейчас из вас я буду ненадолго создавать дружный класс. Надо только, чтобы вы одновременно представили то, что я буду вам говорить, какой бы дикостью сказанное мной вам не показалось.

Итак, представьте, что все вы – дети из семей уголовных авторитетов.

Ребята довольно улы баются какой-то особо наглой улыбкой «набок» и откидываются на спинки стульев. Все, у кого хоть сто-то было в руках, начинают эти предметы небрежно подкидывать. Я усугубляю воздействие:

- Папы у вас – воры в законе, мамы – Соньки золотые ручки.

Вспоминаю, как такой пример я привела в одном из гимназических классов (шестиклассники) – дети так ликовали, что мне стало неловко. Одна девочка, которая сидела за первой партой, мечтательно посмотрела на меня и промолвила: «Как бы я хотела родиться в такой семье!»

Сразу влиять на их мировоззрение я не стала, чтобы не ломать урок, но следующий классный час в том классе я начала с примера из своей практики: «Живут в нашем городе два близняшки-первоклашки (мальчик и девочка). Папа у них по тюрьмам скитается, мама – воровайка. Дети воспитываются с дедом, опеку над ними оформида добрая соседка. Два года назад их мама выходила из тюрьмы и опять проворовалась. Поэтому сидит снова. Но, пока была на свободе, успела забеременеть и родила в тюрьме мальчика. Ему скоро два годика исполнится. Деда недавно парализовало и соседка ухаживает теперь и за близняшками (уроки проверяет, в школу отправляет) и за больным дедом. Плачет: «Мать скоро выйдет, подкинет ещё одного мальца, в квартиру начнёт мужиков приводить, попойки устраивать. Я не выдержу, наверное. Но и бросить их не могу – по детским домам раскидаюм малышей, а они ведь мне уже не чужие!»

Ну что, всё ещё хотите в семье уголовников родиться?

Потрясенные дети только отрицательно мотают головами, а я довожу мысль ждо конца: «Цените, ребята, своих родителей – они у вас замечательные, прекрасные люди!»

Интересно, почему преступники в глазах наших детей являются героями, а работяги – «лохами»? Преступность в нашей стране будет расти – «ботаники» по возможности пополнят ряды коррупционеров, «гопники» - ряды бандитов.

Вернёмся в колледж.

- На уроках по родному языку вас учат «по фене ботать», на музыке – поёте «шансон», а я – психолог – учу вас, как по понятиям жить. Вы все в наколках и в бесвкусных, но очень массивных золотых украшениях (цепях и печатках). И вдруг во время урока открывается дверь, заходит сотрудник милиции и заводит в класс мальчика вашего возраста: «Здравствуйте, это Вовочка, мой сын. Будет учиться в вашем классе. Прошу любить и жаловать». Ну как, будем любить и жаловать? – я эмоционально потираю руки, а ребячьи ухмылки дружно приобретают зловещий акцент. Кто-то уже ударяет кулаком в ладонь, кто-то с намёкм соглашщается: «Да уж так полюбим – мало не покажется».

- Но ведь вы его не знаете – может, он прекрасный парень, настоящий друг, скорей сам погибнет, спасая товарища, чем другого «подставит»!

Мальчишки перестают улыбаться и растерянно хлопают глазами.

- Вот это, ребята, и есть действие коллективного бессознательного. Смотрите, это общество (рисую на доске круг), это коллективное бессознательное (верхнюю честь круга пересекаю овалом), оно влияет на каждого человека в толпе (ставлю точки в «обществе» и провожу к ним стрелки из «коллективного бессознательного»).

Но, мальчики мои хорошие, запомните очень важный момент - стадный разум не знает понятий любви, милосердия и даже справедливости. Это не человек, а стая. При этом любое образование, обладающее даже самым примитивным разумом, всегда обладает инстинктом самосохранения. А в этом мире выживает кто?

- Сильнейший!

Этот ответ дружно звучит даже из уст первоклассников. Я не спешу опровергать его – для этого будут другие уроки, а пока мне это мнение очень даже «на руку». Поэтому продолжаю.

- Чтобы быть сильнее, общество, во-первых, должно быть большим (именно поэтому нельзя допускать появление партий сексуальных меньшинств или любителей пива – они сразу начнут пропагандировать свой образ жизни), а во-вторых, оно должно быть сплочённым до состояния единодушия, то есть максимально управляемым. Поэтому каждый, кто отличается от большинства, обществом интуитивно отторгается,

Процессы параллельного отсева и притягивания идёт непрерывно. За каждого человека происходит борьба обществ. Так они расширяют своё влияние и пополняют свои ряды. Между собой общества могут договариваться, но по настоящему дружить они не умеют. Чаще враждуют. Например, «гопники» не любят «эмо», «готов» и «неформалов», а те не любят ни «гопников», ни всех остальных. Так?

- Они даже между собой «рамсуют»! -

- Сейчас молодёжных течений много, но когда-то наш город был чётко полелен на два лагеря: «реперов» и «металлистов». Представьте себе такое – эта половина класса – «реперы» (рисую на доске круг с «R» посередине), а эта половина – металлисты (рисую круг с «М»). А (как вас зовут? – Сергей?) Сергей – не «репер» и не «металлист». Он Чайковского любит! (ставлю точку между кругами)

Класс хохочет, а Сергей застенчиво отнекивается. Ещё бы – я самого «крутого» из класса выбрала.

- При этом Сергей – классный парень, его уважают все ребятьа. Поэтому «реперы» зовут его к себе: «Хорош, Серёга, Чайковского слушать! Иди к нам – у нас Есенина на рэп положили: «Ты жива ещё, моя старушка? Йё!» А он им в ответ: «Не-е, ребята, некогда мне с вами, я на тртенировку пошёл».

Сходил наш Сергей на тренировку, возвращается усталый-преусталый. А навстречу – «металлисты»: «Привет, Серёга, заходи к нам, отдохнёшь немножко».

Отдохнгуть Сергею хотелось. Спустился он в подвал к пацанам, а там его в кресло усадили, девчёнкой сверху придавитли, «курнуть» дали он и «поплыл». «Плывёт» и думает: «Что я всё время один да один. Тут вон как классно. Решено, буду «металлистом».

Одевает он соответствующую амуницию: жилетку в клёпках, перчатки без пальцев, цепь на шею, ведро на голову, и приходит в школу. А навстречу ему – вчерашние друзья-«реперы».

Как они его встретят, угадайте?

Класс с места выкрикивает варианты типа «побьют», а я продолжаю:

- Правильно, за цепь по лесенкам потаскают, ведро по самые плечи нахлобучат и выкинут из школы. Куда он пойдёт жаловаться? В милицию или к родителям?

- К «металлистам», конечно!

- И что потом будет!

- Драка! Война! Мордобитие! Стрела! – ребята возбуждены. Тема боёв между подростковыми побоищами в нашем городе чрезвычайно актуальна.

- Правильно (провожу между кругами «М» и «R» двухсторонюю стрелку), «металлисты» должны будут защитить своего адепта, или и он уйдёт от них, и другие уйдут – в более сильные общества.

А теперь я вам скажу простую истину. В старые времена каждого человека могла защитить его семья, потому что она была сильной - большой и сплочённой. Большой, потому, что рождали много детей и не разъезжались далеко друг от друга. Сплочённой, потому, что вели примерно похожий образ жизни, вместе радовались на сводьбах и плакали на похоронах. Если кто-то обижал девочку, к обидчику приходили братья девочки, двоюродные братья, отец, братья отца и т. д.

Современная семья маленькая и разрозненная. С утра папа на одной работе, мама – на другой, один ребёнок в одном классе, кружке, тусовке, другой – в другом классе, кружке, тусовке. Третий, если и родился, живёт в садике. Вечером они собираются под одной крышей, но кто-то сел перед телевизором, кто-то – перед компьютером, кто-то – в телефоне, а кто-то на кухне. Все – «индивидуальности» и только и делают, что «качают» свои права. Поэтому современный ребёнок ищет защиту в другом месте. Где?

- «Впряга» есть у каждого!

Н-да, ребята даже не встревожены. Но это пока.

- «Впряга», конечно, штука нужная, не отрицаю. Но в свободное от «разборок» время чем в «тусовке» занимаются»? Назовите три основных занятия!

- Курят! Пьют! Бензин «пыхают»! Матерятся! Ничё не делают!

- Помните влияние коллективного бессознательного? (показываю на первую схему). Вы просто пропитываетесь тем, что только что перечислили. Или вы не сможете там находиться. Выпивку-то где берёте?

- Сейчас стипендия у нас есть.

- А раньше?

- В магазине воровали. Или матери говорили, что на день рождения двести рублей надо.

- А о времени в тусовке не забывали? О том, что уроки сделать не успеваете, что тренировки прогуливаете?

- Точняк! Ребята, я реально не помнил ни о чём, когда на стройке с пацанами сидели!

Ну, наконец-то, ребята начинают услышанную информацию примерять к своей жизни.

- Ладно бы просто пропитывались. Так ведь толпа обладает ещё одним свойством. Если в «коллективное бессознательное» поступит любая примитивная команда, адепты толпы начинают действовать как зомби, исполняя услышанное. Этим механизмом на митингах провокаторы пользуются. Соберут на площади тысячу студентов или пенсионеров, заплатив каждому по двести рублей, «раскосегарят» их лозунгами, а потом простейшей искры хватает, чтобы эта толпа пошла всё громить. Действующие власти остановят её с помощью полиции (дубинки применят, газ слезоточивый), а телевидение всего мира кричать будет о недемократичных методах управления законного Президента. Хотя по двести рублей на участника событий наверняка откуда-нибудь из-за границы прислали.

Когда в стране беспорядки и руководители боятся принимать меры, страна становится слабой. Государства, кстати, тоже общества, и потому конкурируют между собой. Только их «стрелы» войнами называются.

А война – это явление страшное. Помню, в девяностые в нашем городе случилось такое событие.

Когда-то у нас было всего три школы, и они очень сильно друг от друга отличались. В 1-ой школе учились дети местного населения. Они считали себя хозяевами этой земли, а приезжих нефтяников – чужаками. Во 2-ой школе учились дети пролетариев – нефтяников, шоферов и других рабочих. В 3-ей школе учились дети интеллигенции – бухгалтеров, инженеров, руководителей…

Так как у учащихся 3-ей школы родители в основном имели высшее образование, в их семьях учёбе уделяли большое внимание. Поэтому 3-я школа была очень сильной на олимпиадах, но очень слабой на «разборках». И поэтому её поочереди били то 1-я школа, то 2-я. Но однажды случилось непредвиденное! – 3-я школа «забила стрелу» 2-й школе!

Помню, как возмущённо «гудела» 2-ая: «Эти «ботаны» - и нам «стрелу»?!! Да они совсем «попутали» с кем дело имеют!»

Встреча должна была состояться в перелеске между Восточным и 1-м микрорайонами. «Восточники» прибыли большой толпой, вооруженные палками и цепями (бейсбольные биты тогда у нас не продавались). Их коллективное бессознательное вопияло: «Идём бить «пятаковцев»!

А «пятаковцы» - 3-я школа - (помните? – ребята умные и хитроватые) взяли и не пришли вообще. «Восточники» ждали – ждали, замёрлзи как цуцики, поняли, что «стрелы» не будет, и…

Как по-вашему, ребята, куда они пошли?

- «Пятаковцев бить»!

- Верно. Они так прошлись по 1-му микрорайону: шапок груду поснимали, кошельков несколько забрали, одного бомжа забили до такой степени, что он скончался у нас в реанимации.

Потом тех, кто был старше 14 лет, привлекли к уголовной ответственности. Их мамы плакали и говорили мне: «Л. Н., мой мальчик не мог убивать человека! Он котёнка с кресла не сталкивает – считает, что это негуманно!»

Я верила каждой маме – бил не ребёнок, била толпа, но его ногами и руками!

Кстати, среди «восточников» находился мальчишка, который серьёзно занимался боксом. Он, когда увидел, что «стрелы» не будет, сказал: «Ладно, ребята, я тогда на тренировку», - и ушёл. Вот он под следствие и не попал.

Могу и другой случай из жизни ваших ровесников рассказать. Когда я первый раз его рассказала в одной из школ, на уроке присутствовала учительница. Так вот она встала и сказала, что этого не может быть. Но мой старший брат расследовал это дело, и поэтому я ручаюсь за истинность того, что рассказываю.

Дело было так. Жила-была в нашем городе хорошая джевочкеа. Чистокровная татарка, родители – очень обеспеченные, довольно высокопоставленные люди. Дочку воспитывали в строгости: «Школа, «музыкалка», дома с братиком сидеть». Ни косметикой пользоваться ей не разрешали, ни одёжек шикарных не покупали. Училась девочка на «4» и «5». В Питере и в Москве у семьи были квартиры, места в ВУЗах для девочки были забронированы. Родители готовили её к долгой и счстливой жизни вполне грамотно и и целенаправленно. А в родном классе её всерьёз никто не воспринимал, считали «молью бледной».

Как-то раз один из одноклассников объявил: «Ребята, у меня «денюха» - 16 лет! «Родоки» накрывают «поляну» и уходят до часу ночи! Приглашаю всех!» Ребята кричат «ура» и договариваются о подарке.

Наша героиня приходит домой и просит родителей отпустить её на день рождения к однокласснику. Те – ни в какую! Она вслёзы: «Вы меня никуда не отпускаете! Я – «белая ворона» в классе, со мной никто не дружит! Можно подумать, наша семья – единственная нормальная в этом городе. Да у этого мальчика родители …!»

Фамилия прозвучала заманчиво – с такой семьёй познакомиться не отказался бы никто. Поэтому девочку отпустили. Но сначала подготовили так, чтоб обратить внимание на неё в полной мере: причёска, профессиональный макияж, шикарное вечернее платье, золото на шее, запястьях, пальцах, ушах… Мать шубку норковую свою дала «поносить». Всё предприняли, чтоб завязать полезное знакомство. Не учли одного – того, что родителей мальчтика на вечеринке не будет. Девочка им об этом предусмотрительно не сообщила.

Когда она появилась в квартире именинника, у ребят округлились глаза – им и в голову не приходило, какая королева учится рядом с ними. Девочки тоже изумились, но неприязнь даже и скрывать не стали: «Выпекндрилась моли бледная на родительские денежки!»

Кроме одноклассниц среди гостей оказались две малолетние «воровайки» из местного двора. Они тоже были поражены – столько золота сразу на одной «лохушке» они ещё ни разу не видели. В их головах сразу встал привычный вопрос: «Как золотишко заполучить?» Посовещавшись между собой, они подошли к хозяюну квартиры:

- У вас где аптечка?

- Вам зачем?

- К-н хотим найти.

- Что-то с сердцем?

- Нет, этой цаце вашей в водку накапаем, она выпьет, уснёт. Мы золото снимем. Пусть потом доказывает родителям, что по пьяне не потеряла.

- Ха, это забавно. Действуйте!

Девочка пить отказывалась. Но, ребята, вы же у меня уже грамотные психологи, знаете, как настойчиво действует толпа, требуя от индивидуума стать как все. Если все пьют, на непьющего будет оказано сильнейшее давление: «Да пять капель всего, да ты нас неуважаешь, да за хозяина хоть чуть-чуть…» Девочка выпила и уснула.

Сначала с неё сняли золото, потом – всё остальное и ребята долго забавлялись с ней в спальне. Потом день рождения подошёл к концу, гости стали расходиться, а она спить. Хозяин всполошился: «Я что родителям скажу? – уносите её!»

Завернули девочку в мамкину шубу, сложили туда же её одёжку, вынесли в соседний подьезд и оставили. Она умерла от переохлаждения.

А теперь, ребятки, у меня к вам очень серьёзный вопрос. Вы знаете теперь, как легко толпа, особенно толпа выпивших людей, становится преступниками. Любая пьяная мысль может послужить толчком к необдуманным действиям. И допустим, вы теперь стали взрослыми семейными мужчинами. К вам подходит ваша дочка-подросток или сын-подросток: «Папа, у одного мальчика день рождения на даче с ночёвкой отмечают. Отпусти. Все же идут!» Отпустите?

Мальчишки тяжело задумываются.У меня дальше два варианта общения. Если они говорят: «Нет!», я продолжаю задачу: Другая ситуация – ваши родители вас не пускают на дачу с друзьями с ночёвкой. Ваша реакция (далее кто из дома бежит, кто обижается, ктоскандал закатывает).

Если они говорят: «Да», я обращаю их внимание на то, как тяжело им дался этот ответ, как тревожно становится на душе – а вдруг случится беда? И тут же возвращаю их в «шкуру» их родителей: «Теперь понимаете, почему они нервничают, когда вы неизвествно где и с кем находитесь? Звоните им, держите их в курсе, берегите их сердца. Они же любят вас!»

- Ладно, ребятки, урок подходит к концу. Напоследок решим задачку и я отпущу вас по домам. Задача опять же из жизни. Во время выпускного вечера, когда все стали расходиться по окрестностям для встречи рассвета, одна девочка стояла и скучала. Так долго ждать выпускной, а он оказался настолько скучным. Вдркг к ней подходит другая выпускница: «Привет, что скучаем? Айда с нами. Тут у одного пацана день рождения, собралась хорошая компания. Их три и нас с тобой трое будет. Пойдёшь?»

Девочка согласилась. Позже, у следователа, она рассказала следующее:

«Познакомились, накрыли «стол» - газету на земле. Немного выпили. Девчёнки с пацанами ушли в разные стороны, а Коля начал ко мне приставать. Я не хотела, отталкивала его. Он меня ударил и повалил. Я нащупала на газете нож и воткнула ему куда-то в бок. Он меня отпустил и я убежала. Утром девчёнки сказали, что Коля в больнице, а меня посадят»

Вопросы следующие: преступление она совершила?

- Нет, это самооборона была.

- Верно. Но, если она расскажет о попытке изнасилования, к уголовной ответственности привлекут парня, хотя он и так пострадал, а если не расскажет – привлечена будет она. Она, как вы поняли, рассказала. Юридически она права и закон на её стороне. А законы психологии она не нарушила?

- Нарушила, конечно! Если трое-на-трое компания подбирается, ясно, зачем её зовут. Надо было не идти! На неё и «давили» чтоб она как все была.

Молодцы, ребята. Решили правильно. И последний вопрос: «Мне к вам ещё приходить иногда?»

-Конечно! Обязательно! Как можно чаще!


Сейчас читают про: