double arrow

ЗАКЛЮЧЕНИЕ - (ПРИВЛЕЧЕНИЕ К ИЗЛЕЧЕНИЮ)


Да не смутится сердце читателя от некоторой доли иронии в этих заметках на столь возвышенную тему. Покров иронии дает мне возможность преодолевать застарелую боль о тяжкой судьбе российского Православия.

Вот уже тридцать лет я открыто защищаю мою Церковь от разрушающих ее внутренних и внешних врагов, без лицеприятия стремлюсь говорить об ее болезнях, полагая, что язвы, загнанные внутрь, ведут лишь к гибели.

И верующим, православным христианам, которые собственно и составляют Церковь в ее полноте, и всему российскому обществу необходимо знать всю правду о Московской патриархии, незаконно объявившей себя правопреемницей тысячелетнего отечественного Православия.

В 1965 году, после моего первого выступления (вместе с о. Николаем Эшлиманом) с открытым письмом о положении Церкви в СССР, госбезопасность руками патриарха Алексия I запретила меня в священнослужении на 21 год, поступив гуманнее, чем патриарх Алексий II, и его синод, которые по своей собственной инициативе лишили меня сана, а через четыре года в 1993 году, вовсе отлучили от церкви. Эти решения, грубо попирающие каноны вселенского и российского православия, я не признал. Остаюсь священником Церкви православного возрождения и ожидаю справедливого решения высшей церковной инстанции - Поместного собора, единственно правомочного решить мой вопрос,.

Без возрождения Православия нет возрождения и России. Но истинное возрождение - это не статистические отчеты о переданных государством храмах и монастырях, не количество освященных офисов и не демонстративное стояние государственной номенклатуры со свечкой в руках.

Истинное возрождение - это духовное самосознание общества, обретение высших нравственных ориентиров, что немыслимо без покаяния и отречения от преступлений прошлого.

Пример такому устремлению к правде должна была показать Русская православная церковь, которой с избытком есть в чем каяться. Однако Московская патриархия упорно отказывается признать правду о самой себе, в корыстных целях искажает свою историю, сочиняя собственную мифологию для обоснования своего мнимого происхождения от святых князя Владимира, преподобного Сергия, патриарха Тихона.

После опубликования комиссией Верховного Совета России части архивных материалов КГБ об агентурном служении высшего духовенства РПЦ, Патриархия под напором гласности в 1992 году была вынуждена создать свою комиссию по расследованию фактов сотрудничества представителей Церкви со спецслужбами, которую возглавил епископ Костромской Александр. Но за прошедшие годы эта комиссия не представила никаких следов своей деятельности; обошли молчанием результаты расследований и Архиерейские соборы 1994 и 2000 годов. Несомненно, существование патриархийной комиссии (в настоящем времени, так как формально она не упразднена) имеет подлинной целью не раскрытие перед лицом Церкви правды о позорных заслугах руководства РПЦ перед "социалистической Родиной", а, напротив, сокрытие истины.

Лидеры Московской патриархии не признают и не отрицают своей многолетней работы на КГБ, полагая, что их некому заставить говорить. Тем самым патриарх и синод снова и снова обнаруживают преступное пренебрежение и равнодушие к пастве, оторванность от народа. Из иерархов Церкви лишь Литовский архиепископ Хризостом нашел мужество открыто подтвердить свое агентурное прошлое под кличкой "Реставратор".

В 1992 году парламентская комиссия по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП вынесла частное определение (см. Приложение) с предложением запретить использование духовенства в качестве секретных сотрудников спецорганов. По моему предложению Верховным Советом России были приняты действующие и поныне поправки к законодательству, включающие священнослужителей в категорию лиц (в их числе прокуроры, судьи, депутаты), вербовка которых спецорганам запрещена. Однако внесенное парламентской комиссией предложение Церкви самой принять внутренние установления (каноны), не разрешающие духовенству по совместительству заниматься стукачеством, Патриархией приняты не были. В отличие от Моспатриархии Свободная Православная Церковь, возглавляемая Митрополитом Суздальским Валентином (Русанцевым), внесла отказ от сотрудничества со спецслужбами в текст священнической клятвы, произносимой ставленником перед рукоположением.

После крушения СССР Патриархия терпит поражение в "ближнем зарубежье". Общины Украины, Эстонии, Молдавии в значительной части отделились от "московского престола" из-за нежелания Патриархии встать на путь очищения и возрождения. Неудивительно, что в сознании этих церквей РПЦ является двойником коммуно-советского тоталитаризма.

Серьезного духовного влияния на общество Патриархия не имеет ни там, ни в самой России.

Будучи порождением тоталитарного режима, Московская патриархия, отказавшись от соборного устройства, сама является организацией тоталитарного типа. Естественно, что она не находит себе места в свободном демократическом обществе. Этим объясняется ее тяготение к политическим образованиям коммунистического и национал-патриотического толка, имеющим аналогичную тоталитарную структуру в своих организациях.

В многовековой истории Христианские Церкви, неоднократно попадавшие в полосы тяжкого кризиса, выходили из него жизнеспособными только в случае широкого участия в деле церковного возрождения самого верующего народа. Не может быть исключением из этой исторической закономерности и трагическая судьба Русской православной церкви.

Восстановление Православной церкви в России в том виде, какой она по достоинству должна быть, невозможно без глубоких внутренних реформ и возвращения к демократическим принципам Поместного Собора 1917-1918 годов. Необходимо отменить всевластие Патриархии и Священного Синода, возродить каноническую выборность духовенства по всей вертикали иерархии. Сделать это невозможно без люстрации высшего руководства Патриархии: лица, продвинутые на высокие церковные посты по указанию спецслужб, должны ответить перед верующими за свое пособничество безбожному режиму, или хотя бы принести публичное раскаяние за свое Иудино прошлое. Только избавившись от наследия коммунизма, Церковь сможет стать общественной силой, открыть уста для проповеди, служить миру примером своими добрыми делами. Иначе РПЦ окончательно превратится в реликтовый этнографический заповедник, в комбинат обрядово-бытового обслуживания для невежественного и невоцерковленного народа.

Приложение

Частное определение Комиссии президиума Верховного Совета Российской Федерации по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП

Руководителям, иерархам Русской Православной Церкви:

Комиссия обращает внимание руководства РПЦ на антиконституционное использование Центральным комитетом КПСС и органами КГБ СССР ряда церковных органов в своих целях путем вербовки и засылки в них агентуры КГБ. Так, по линии Отдела внешних церковных сношений выезжали за рубеж и выполняли задания руководства КГБ агенты, обозначенные кличками "Святослав", "Аламант", "Михайлов", "Топаз", "Нестерович", "Кузнецов", "Огнев", "Есауленко" и другие. Характер исполняемых ими поручений свидетельствует о неотделеиносги указанного Отдела от государства, о его трансформации в скрытый центр агентуры КГБ среди верующих.

Через посредство агентуры держались под контролем международные религиозные организации, в которых участвовала и РПЦ: Всемирный Совет Церквей, Христианская Мирная Конференция, Конференция Европейских Церквей, Политбюро ЦК КПСС, председатель КГБ СССР Ю.Андропов докладывал ЦК КПСС о том, что КГБ держит под контролем отношения РПЦ с Ватиканом.

Такая глубокая инфильтрация агентуры спецслужб в религиозные объединения представляет собой серьезную опасность для общества и государева: органы государства, призванные обеспечивать как на многомиллионные религиозные объединения, так и через них, на ситуацию в стране и за рубежом. Как показал государственный переворот 19-21 августа 1991 года, возможность использования религии в антиконституционных целях была реальной.

Глубокую обеспокоенность вызывает визит митрополита Питирима (Нечаева) к объявленному Президентом России вне закона государственному преступнику Б.К.Пуго 21 августа 1991 года. На дипломатическом языке - это признание "де-факто". Питательной средой для такого визита явилось то обстоятельство, что Издательский отдел Московской Патриархии контролировался агентурой КГБ. В отчетах 5 управления КГБ СССР по линии Издательского отдела постоянно упоминаются агенты "Аббат" (из иерархов) и "Григорьев", часто ездившие за рубеж и, очевидно, занимавшие (занимающие) высокие посты в этом учреждении.

Несомненная вина в сложившемся положении - на КПСС и подотчетных ей органах государства. Но несомненно и то, что сами религиозные объединения не знают всей правды о своих сотрудниках. Люстрация церковной агентуры могла бы быть жестким, даже жестоким актом по отношению к Церкви, и без того много пострадавшей. Комиссия считает, что лучше если верующие сами найдут способ очищения от привнесенных, антиконституционных элементов.

Но, к сожалению, руководство Церкви до сих пор не высказало официального отношения к проблеме своей деполитизации. Референт Патриарха Алексия II, диакон Андрей Кураев, объявил публикации о материалах Комиссии гонением на Церковь и даже "триумфом" самого КГБ ("Московские новости" № 10 за 1992 год). Однако архиепископ Вильнюсский Хризостом по существу опроверг диакона Кураева и рассказал о своем 18-летнем сотрудничестве с КГБ ("Российская газета" № 52/388 за 1992 год, стр. 7).

В виду отсутствия официальной точки зрения руководства Церкви Комиссия рекомендует внести в канонические и гражданские уставы запреты на тайное сотрудничество ответственных работников Церкви с органами государства, а также изучить предшествующую деятельность своих органов управления и международных отделов в свете соответствия этой деятельности конституционному принципу отделения Церкви от государства. Со своей стороны, для устранения опасности использования Церкви в антиконституционных целях, Комиссия предложила внести поправки в действующее законодательство, воспрещающие привлекать священнослужителей к оперативно-розыскной деятельности. Однако добиться практического исполнения этого положения можно только при запрете с обеих сторон - и со стороны государства, и со стороны самой Церкви.

Комиссия выражает надежду, что РПЦ сможет преодолеть тяжелое наследие прошлого.

1992 г. Председатель Комиссии,

народный депутат П.Пономарев

© Москва 2002, Библиотека «Вехи»


Сейчас читают про: