double arrow

В сетях закона


Госпожа Руц тем временем удалилась в свою комнату. Работы предстояло много.

Женщине следовало основательным образом подготовиться к поездке, ведь в этот раз она отправлялась на задание без команды, в одиночку. Майе нужно было придумать грамотный отвлекающий маневр, благодаря которому ее корабль сумел бы проскользнуть на Землю под самым носом сибарксов незамеченным. Необходимо было просчитать время прилета и место посадки. Продумать свой образ и легенду появления на даче Ивана. Причем легенд должно быть несколько: и на случай общения с аборигенами, и на случай незапланированной встречи с сибарксами или омдиффами. Кроме всего этого, как заботливо напомнил Майе инспектор, нельзя пускать на самотек и вопрос контроля поведения своего проводника. Независимо от того, кто из землян согласится ее сопровождать и оказывать помощь – Андрей или Иван, женщина должна быть уверена, что ее миссии ничего не угрожает, и она беспрепятственно сможет вернуться назад.

Идеи и планы рождались в голове в огромном количестве, одни лучше других, и все они требовали своего тщательного анализа и обработки. А вместе с тем, Майя мечтала выкроить себе время и на продолжение начатой учебы. Предыдущий урок русского языка на корабле лучитов не прошел бесследно. Строить фразы теперь казалось значительно легче. Усмешек на лицах пленников стало меньше в разы. А как поднялась самооценка! Это приятное, греющее чувство от осознания того, что ты вновь совершил какое-то усилие над собой и чего-то добился, теперь толкало вперед, ведя женщину к новым подвигам. Да почему бы и нет? В отсутствии переводчика, когда приходится рассчитывать только на себя, дополнительный курс русского языка пришелся весьма кстати. А с учетом того, как быстро и легко усваивалась новая информация, появился даже какой-то небывалый азарт.

Госпожа Руц вновь зарегистрировалась в Информационной базе и попросила систему включить для нее блок современных разговорных фраз русского языка.

– Скажи мне, Инба, – обратилась она к электронному переводчику. – Человек говорит: «Распахнул свой баян». Что подразумевается под этой фразой?

– Баян – это музыкальный инструмент. Большая гармонь, со сложной системой ладов…

– В значении ругательства, Инба. Человек употребил эту фразу в значении ругательства.

– Провожу поиск. Именно такого выражения в базе данных нет. Есть похожее – «закрыть свой баян» в значении слова «замолчать».

– Ага! Замолчать! Да, из контекста, очень подходит. Замолчать, значит. А как можно перевести выражение «быть по барабану»?

– Вероятно, в этой фразе допущена грамматическая ошибка. Правильно говорить: «Бить по барабану». Барабан – это есть ударный музыкальный инструмент. Он…

– В значении ругательства, Инба! В смысле грубой критики и порицания. Человек уверяет, что ему по барабану. Это как?

– Вероятно, данная фраза употребляется в значении крайней степени безразличия. Синонимы: «Мне без разницы», «Мне все равно», «Меня это не трогает и не касается».

– Мм! Какой странный язык. Ну, почему бы им так прямо не сказать, как они думают? Зачем эта маскировка одного смысла под другой?

– Это задание для поиска в базе данных?

– А? Нет, Инба! Это мои мысли вслух. Я отвлеклась. Пожалуйста, выбери мне из списка разговорных фраз современного русского языка пару сотен подобных выражений, когда слова могут иметь несколько значений, в зависимости от контекста и интонации. Я хочу понимать то, что говорят эти люди. И не позволю больше ставить себя в неловкое положение.

– Задание принято. Время ожидания – три минуты. Вывести фразы на экран или распечатать?

– Распечатай. Вряд ли я выучу их с одного прочтения. Да, и еще, Инба. Распечатай мне всю грамматику, связанную с произношением глаголов. Надоело каждый раз видеть дурацкую улыбку на лицах некоторых.

В ожидании выполнения своего поручения Майя дошла до зеркала и в раздумье посмотрела на свое отражение.

«Моя кожа только-только восстановила свой природный цвет, и вот – опять надо проходить химиотерапию. Я должна выглядеть, как они. Говорить, как они. Даже думать, как они… Интересно, кто же завтра со мной полетит: Ваня или Андрей?».

– Служба доставки сообщений! – вдруг громко возвестила Информационная база, прерывая повисшую в комнате паузу. – Одно сообщение для госпожи Майи Руц.

– Еще одно сообщение? Мне? От кого?

– Отправитель – господин Керлоу. Клиника женского здоровья. Нельд. Открыть сообщение?

– Господин Керлоу? Вот ерунда! Я забыла ответить ему в прошлый раз. И он теперь, наверно, жутко этим недоволен. Ладно, Инба. Включи сообщение.

Перед затемненным экраном появилось голографическое изображение доктора из клиники женского здоровья. Господин Керлоу был нельдианином, как и Майя. На вид ему было лет шестьдесят. Аккуратно зачесанные назад черные волосы, строгая бородка, проницательный взгляд. Светло-зеленая медицинская форма сидела на нем идеально. Он был активен и полон энергии. По всему внешнему облику было заметно, что доктор отлично себя чувствует. А вот лицо его сегодня казалось сердитым, если не сказать – суровым. Он церемонно кивнул в знак приветствия, и сразу же перешел к сути:

– Здравствуйте, госпожа Майя Руц. Уже скоро исполнится полгода, как я жду Вашего ответа на мое предыдущее сообщение. Очевидно, дело здесь не только в Вашей занятости по работе, но и в обыкновенной забывчивости. А потому я вынужден обратиться к Вам повторно…

– Да помню я, помню! – Майя скривилась, предвидя не очень приятную для себя лекцию. – Но мне совершенно некогда об этом было размышлять! Неужели так сложно самому догадаться?

– … Как Вам известно, – продолжал между тем доктор в записанном электроникой сообщении, – согласно закону Нельда о продолжении рода, каждая женщина должна родить для полноценного развития общества не менее одного ребенка…

– Знаю. Что с того?

– … Вы в настоящий момент находитесь в прекрасной физической форме и в том возрасте, когда Вам уже пора серьезно задумываться о деторождении. Я не хочу на Вас излишне давить, не хочу торопить события, но Вы поймите, Майя, время быстротечно. Ваше отменное здоровье, к сожалению, не будет таким всегда. И промедление в вопросе материнства самым негативным образом может отразиться на Вашем дальнейшем самочувствии, ну и на здоровье ребенка также, без сомнения…

– Вот пристали! Я, между прочим, на службе. Что прикажете? Бросить работу и ложиться к вам в клинику?

– … Каждый год, госпожа Майя Руц, Ваш ответ на наши запросы звучит приблизительно одинаково. Вы уверяете нас, что подумаете. На этом наше с Вами общение заканчивается. У руководства клиники начинает складываться впечатление, что Вы собираетесь уклоняться от возложенной на Вас законом обязанности стать матерью. Именно поэтому нами было вынесено предписание по месту Вашей службы. Как нам пояснили в шестой Ладье Круга, Вы сейчас в командировке и еще не вернулись с задания. Но сразу по возвращении Вас отстраняют от дальнейшей работы и предоставляют годичный отпуск…

– Нет! Вы не можете так поступить! Я еще не готова!

– … Мы будем ждать Вашего прибытия в клинику. Предварительно для себя Вам необходимо будет решить несколько организационных вопросов. Первое. Будете ли Вы сами вынашивать свое дитя или предпочтете выращивание его в медицинском инкубаторе?..

– Ну, если можно не вынашивать, тогда зачем его вынашивать? Я не понимаю. Мне некогда лежать в клинике. Пусть это будет инкубатор.

– … Как доктор женского здоровья я Вам настоятельно рекомендую естественное вынашивание. Это является полезным и для матери, и для ребенка. Малыши, выращенные в инкубаторе, отличаются слабой жизнеспособностью и крайне низким уровнем иммунитета. Считаю себя обязанным напомнить Вам статью закона, согласно которой, если выращенный в инкубаторе ребенок погибнет в возрасте до пяти лет, он будет считаться Вами не рожденным, и Вам придется проходить всю процедуру становления матерью заново…

– Какой ужас! Ну, ладно, ладно. Сама выношу. Убедили. Обойдемся без инкубатора.

– … Второе, госпожа Руц. Ознакомьтесь, пожалуйста, с банком анкет потенциальных отцов. Анкеты обновляются почти ежедневно, и я уверен, Вы сможете найти в них достойного кандидата. Сопоставьте выбранную анкету со своей. Вам необходимо с учетом интересов будущего малыша определиться, какие генетические признаки Вы хотите передать ребенку. Прошу подойти к решению данных вопросов вдумчиво. И, пожалуйста, не затягивайте свой приезд в клинику. Всего доброго.

Голографическая картинка свернулась в маленький светящийся шар, а затем погасла. Конец сообщения. Информационная база, выполняя заранее обусловленные функции, вежливо спросила:

– Желаете записать ответное сообщение?

– Нет. Чтоб им всем пусто было! – прочитала Майя с распечатанного листа с выражениями русского языка первую бросившуюся в глаза фразу. А затем, немного подумав и посчитав, что этого недостаточно, добавила и слышанное от Андрея: – Черт побери! … И что мне делать теперь?

– Это запрос для информационной системы?

– Нет, Инба. Это опять были всего-навсего мысли вслух. Пожалуйста, выведи мне список анкет потенциальных отцов на Нельде. Сколько там человек значится?

– На данный момент в клинике Нельда зарегистрировано четыре с половиной миллиона мужчин, желающих стать отцами хоть сегодня. По каким критериям сортировать анкеты?

Майя недовольно буркнула сама для себя:

– Еще знать бы, по каким критериям… Ладно, Инба. Сейчас соображу. Исключи из поиска анкеты кандидатов моложе двадцати пяти и старше сорока лет. Вычеркни из своего поиска всех мужчин, у которых группа здоровья с индексами «М» и «Д» – у меня с ними возможен конфликт по крови. Игнорируй всех с индексом здоровья больше 20. Я хочу, чтобы мой ребенок родился с хорошим иммунитетом, был крепким и здоровым. Потом, исключи всех меланхоликов и флегматиков. Дальше. Вычеркивай малоросликов. Тех, кто на голову ниже меня – долой! Исключай всех тучных. Больше ста килограмм – в мусорную корзину его анкету! Удаляй тех, у кого анатомически – недобор веса, или кто склонен к облысению. Игнорируй мужчин, у кого в графе «занятия спортом» и в графе «увлечения» стоят прочерки. Вот. Не знаю, что еще, Инба. Сколько там теперь анкет осталось?

– Тридцать девять тысяч двести шестьдесят восемь кандидатов.

– Ужас! Тридцать девять тысяч? Так много? Нет, это не пойдет. Я не смогу просмотреть такое количество анкет. Надо еще сокращать.

– По каким критериям проводить дальнейшую сортировку?

Майя, входя во вкус, усмехнулась:

– По каким критериям? Ну, давай еще что-нибудь придумаем. Мы ведь не ограничены выбором! Удали из поля моего зрения анкеты всех неудачников. Не знаю, передается ли это по наследству, но я хочу, чтобы мой ребенок был активным и везучим.

– В анкетах мужчин нет графы «Неудача».

– Нет такой графы? Очень жалко. Придется вычислять неудачников самим. Значит так, Инба. Тех мужчин, у кого было две и больше двух травм в течение пяти последних лет, мы не рассматриваем. Травматизм – это не есть хорошо. Мы не рассматриваем с тобой тех, кто в течение последних пяти лет более трех раз менял место работы. И еще… Еще анкеты всех мужчин, кто зарегистрирован и числится в базе клиники больше четырех лет, тоже долой. Если за четыре года ни одна из женщин ими не заинтересовалась, тогда они – точно неудачники, и я с ними связываться не хочу. Ну, что у нас получилось? Сколько кандидатов в итоге?

– Восемнадцать тысяч сто девяносто пять анкет.

– Ну вот. Это уже не тридцать девять тысяч. Хотя все равно – очень много. Как же мне выбрать из них подходящего на роль отца для моего ребенка?

– Можно провести сверку каждой анкеты с Вашими персональными данными на предмет наиболее удачных сочетаний для продолжения рода. Как вариант, госпожа Майя Руц, можно ввести те медицинские признаки и критерии, которые Вы желаете видеть у своего ребенка, и опять проводить сверку анкет. Можно включить задание на случайную выборку анкет по номерам, именам или другим произвольным критериям.

Майя задумалась. Она никогда ранее не интересовалась темой материнства. Рождение малыша ей казалось чем-то таким само собой разумеющимся, но, к счастью, далеким. Во всяком случае, пока – не имеющим к ней никакого отношения. И вот – пожалуйста. Ее – уважаемого человека, офицера службы безопасности дипломатического корпуса лучитов, образец нравственного и правового воспитания – подозревают в попытке уклонения от исполнения норм закона. Катастрофа! Теперь женщине необходимо подтверждать свою безупречную репутацию законопослушной гражданки. А для этого, как минимум, надо определиться, кто из кандидатов может стать действительно подходящим на роль отца ее ребенка?

– Инба, проконсультируй меня. Какое сочетание родительских анкет для ребенка считается наиболее удачным?

– Любое, где коэффициент совпадений значится более пятидесяти процентов.

– Мм, вот как? Больше пятидесяти процентов? Что ж, хорошо. Проведи сверку выбранных анкет с моими персональными данными, и выведи на экран мне анкеты мужчин, коэффициент по которым будет равняться ста.

– Стопроцентных совпадений не бывает.

– Ну, ладно. Убедила. Понизим планку. Ищи анкеты, где коэффициент будет от девяносто до ста процентов. Что поделаешь, я идеалистка. Если уж выбирать отца для своего ребенка, то пусть это будет самый лучший кандидат из всех имеющихся.

– Задание принято. Предполагаемое время ожидания – десять минут.

Майя бесцельно прошлась по комнате, распевая себе под нос: «Десять мину-у-ут! Десять мину-у-т». Затем дошла до своей кровати, присела, навалилась спиной на высокие подушки и задумалась, а какого именно ребенка она хочет? Девочку или мальчика? Как ее малыш должен выглядеть? На кого быть похожим внешне и по характеру?

Сначала женщине казалось, что она хочет родить непременно девочку. Такую же, как Диолла. Сильную, пробивную, веселую. В ее памяти тут же всплыли оценки окружающих ее спутницы: «Дил – это настоящий живчик. Непоседа. Девчонка с несгибаемым внутренним стержнем. Она не такая, как ее сверстницы. Растение-сорняк в лучшем смысле этого слова. Я бы очень хотел, чтобы моя дочь была похожей на Диоллу…». Госпожа Руц засмеялась. Она тоже хочет, чтобы ее дочь была похожей на Диоллу!

Однако, поразмыслив еще немного, Майя вдруг поняла, что вовсе не расстроится, если у нее будет и мальчик с такими же характеристиками.

«Почему бы и нет? Для парня даже очень хорошо быть сильным, уверенным, слыть задирой и забиякой. Вон, как этот землянин Андрей. Мне он иногда кажется чрезмерно невыносимым. Но это, скорее всего от того, что у него, как и у Диоллы, тоже есть внутренний несгибаемый стержень. Стержень, который мне не удалось сломить… Да, если у меня будет мальчик, то я не против, если он чем-то будет похож по характеру на этого землянина».

– Обработка данных завершена, – произнес автоматизированный голос информационной системы. – Совпадений анкет на уровне от девяноста до ста процентов – не найдено. Самые высокие показатели следующие. Четыре анкеты с коэффициентом семьдесят пять процентов. Девять анкет с коэффициентом семьдесят один процент. По два кандидата с показателями семьдесят ровно и шестьдесят девять процентов. Триста двенадцать анкет на уровне совпадения с вашими персональными данными на шестьдесят восемь процентов. Далее, в среднем, по восемьсот анкет на каждую нижеследующую ступень процентов…

– Семьдесят пять процентов – это самый высокий показатель???

– В отобранных Вами анкетах – да.

Майя нахмурилась.

– Ладно. Перекинь мне на экран этих почти идеальных мужчин. Я посмотрю на них сперва… Нет, Инба! – женщина застонала, взирая на выведенные на большой настенный экран четыре фотографии претендентов. – Но они же страшные, как не знаю кто?! Что это такое? Нет, мне они не нравятся! А если мой ребенок будет на них похож? Я не согласна. Нет, этих мне не надо!

– Вывести девять анкет с коэффициентом совпадений семьдесят один процент?

– Совсем второй сорт, что ли?

– Сочетание анкет считается удачным при коэффициенте свыше пятидесяти.

– Мм… Ну, давай. Что мне еще остается? Посмотрю на них тоже… Кошмар, какой-то! Инба, ты специально самых безобразных здесь сгруппировала?

– Красота – есть критерий субъективный. В анкетах он отсутствует.

– Весьма заметно. Знаешь, теперь я даже не удивляюсь, почему некоторые женщины бегут в поисках отцов для своих детей куда-нибудь на Землю. … Хм. Слушай, Инба. Просто спортивный интерес. Убери этих чудищ с экрана и найди виртуальную копию информационной базы с корабля дипломатического корпуса лучитов, борт номер 551. В разделе «Задержанные» отыщи анкеты землян Ивана и Андрея. Сопоставь их с моими персональными данными.

Инба замерла в молчании на несколько секунд, а затем, как ни в чем не бывало, доложила:

– Анкеты найдены. Но они не являются полными. Нет сведений о родителях, условиях рождения, наследственных заболеваниях, увлечениях и образе жизни кандидатов.

– Э… Ну, они оба рожденные матерями. Я так полагаю, что их не выращивали в инкубаторе. На Земле медицина слабо развита. Об Иване я немного знаю. А вот Андрей ведет здоровый образ жизни. Спортсмен. Не курит. Не употребляет алкоголь. Два года не принимал никаких лекарств, следовательно, я делаю вывод, что он не болел. В общем, сделай по ним приблизительные расчеты. Я же не серьезно их проверяю. Лишь так, любопытно.

– Коэффициент совпадения Ваших персональных данных с анкетой землянина Ивана – тридцать два процента.

Майя усмехнулась самой нелепости пришедшей ей на ум идеи.

– Ясно. Я, собственно, на большее-то и не рассчитывала. А что по Андрею?

– Коэффициент совпадения – девяносто шесть процентов.

– СКОЛЬКО? Инба, ты ничего не путаешь?

– Путаница в данных исключена. Вы и землянин Андрей имеете девяносто шесть процентов совпадений. Это наиболее подходящий вариант для создания пары из всех проанализированных за сегодня анкет.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ


Сейчас читают про: