double arrow
А вот теперь я вам расскажу самую убийственную вещь. Мы с командиром над этой вещью смеялись весь обратный путь - в редких перерывах между рыданиями по нашим обманутым надеждам.

Из материалов Первой экспедиции я хорошо запомнил случай с прогрессором Крайстосом. В тот великий - для землян, конечно, - день почти вся Первая экспедиция собралась на орбите, чтобы отметить чей-то день рождения. На планете осталось всего несколько непьющих иисусов, Крайстос в том числе.

Что там вышло у Крайстоса с местными - не совсем понятно. Возможно, Крайстос их сам спровоцировал. Говорят, он пытался преподавать аборигенам основы нашей коммунистической морали: не убивай, не кради, люби окружающих, как самого себя.

Этим полудикарям - коммунистическую мораль, до которой мы из дикости тринадцать тысяч лет поднимались! Понятно, многие из местных на Крайстоса обиделись. И уж особенно - те, для кого коммунистическая мораль могла обернуться полным разорением и необходимостью трудиться в поте лица.

Ляпнуть же им такое: золото, мол, годится только отхожие места украшать!

Произошел конфликт. Толпа кинулась громить сторонников Крайстоса. Пару местных коммунистов, подвернувшихся под руку, прикончили прямо на месте, но иисуса решили убить с почетом - где-нибудь на возвышении. Чтоб все видели, чем коммунизм заканчивается. Чтоб никому впредь неповадно было клозеты из золота проектировать. Ишь, какой нашелся: "не убий"!

В наблюдательности Крайстосу не откажешь. Знал, паршивец, что в том селении наши неряхи бросили на центральной площади новый радиомаяк. Видимо, техники слишком торопились на день рождения. На планете у всей контактной группы "сухой закон" - зато на звездолете, да еще в день рождения...




Уж сотня-то граммов всяко перепадет. Возможно, даже полторы.

И вот Крайстос - сам! - придумывает себе казнь. Местные его идею с радостью подхватили - им страшно хотелось, чтобы он сначала вдоволь помучился. В итоге он берет тот радиомаяк, весом 167 килограммов, взваливает его на плечи и тащит на гору. Один. Обычно мы такие маяки носим

Вчетвером - они в форме креста, беремся с четырех концов. Очень удобно.

Помучился, но донес. Весь в мыле, шатается, разогнуться не может…

Местные рады. Плохо иисусу.

А дальше будет еще хуже.

Вернее, лучше. Висеть – это ведь не тяжести таскать?






Сейчас читают про: