double arrow

Понятие государственного суверенитета и его свойства


Государственный суверенитет означает способность государственной власти независимо и самостоятельно осуществлять свои функции как внутри страны, так и в области межгосударственных взаимоотношений с другими странами. Суверенитет государства означает верховенство и независимость государственной власти внутри своей территории и по отношению к другим государствам*1.
_____
*1. По этимологии «суверенитет» восходит к лат. supraneitas, от supra - выше; франц. souverainete - верховенство, верховная власть; термин означает то свойство власти, в силу которого она является высшей, верховной властью в обществе.

Суверенитет государства проявляется в верховенстве государственной власти, ее единстве, независимости и неделимости. Конституция РФ (ст. 4) закрепила новый подход к суверенитету государства. Положение о государственном суверенитете следует сразу же за статьей, в которой закреплен суверенитет народа, - этим подчеркивается их неразрывная связь и исходное значение суверенитета народа. С позиции современных подходов к проблеме государство может считаться суверенным только при условии, что оно реализует волю народа и что его система управления демократична.

Суверенитет Российской Федерации выражается в сфере исключительных прав (прерогатив), закрепленных за ней Конституцией РФ. К ним отнесены: признание верховенства федерального права над правом субъектов Федерации (единство правового пространства); неприкосновенность границ РФ и ее территориальная целостность; единство экономического пространства, бюджетно-финансовой, банковской и денежной систем; наличие единых Вооруженных Сил; право государства на защиту суверенитета и прав граждан, включающее право на оборону, ведение военных действий, введение чрезвычайного положения; право на защиту национальных интересов и интересов граждан вовне (международная политика и связанная с ней внешнеэкономическая и внешнеполитическая деятельность); признание государственной монополии на управление важнейшими отраслями национальной экономики и др. Государственный суверенитет характеризуют такие свойства, как верховенство государственной власти, ее единство и независимость.




Верховенство государственной власти означает неограниченность государственной власти ничем, кроме Конституции, естественного права и законов. Верховенство государственной власти означает, что на территории государства нет другой, конкурирующей власти и над ней нет и не может стоять никакая иная власть. Таким образом, исключается двоевластие и признается единственная легитимность и высшая юридическая сила законов, издаваемых высшими органами государственной власти. Обобщенно можно сказать, что верховенство власти выражается в универсальности - только решения государственной власти охватывают население и общественные организации данной страны; прерогативе - возможности отмены или признания ничтожным любого незаконного проявления другой общественной власти; специальных средствах воздействия (идеологического, принудительного характера и др.), которыми не располагает никакая другая общественная сила. Верховенство государственной власти проявляется и в том, что она определяет весь строй правовых отношений, устанавливает общий правопорядок, правоспособность, права и обязанности государственных органов, общественных объединений, должностных лиц и граждан. В конституционном государстве суверенная власть основана на праве и ограничена правом. Иное дело, что из всех устанавливаемых правом властей суверенная власть является высшей. Верховенство государственной власти делает ее единственной политической властью, исключая тем самым возможность существования наряду с суверенной государственной властью какой-либо иной политической власти. Верховенство государственной власти предполагает неделимость (неотчуждаемость) суверенитета, свойство государственной власти, которого нельзя лишить, разделить и т.д.



Единство государственной власти есть такое свойство государственного суверенитета, которое выражается в наличии единого органа или системы органов, составляющих в своей совокупности высшую государственную власть. Томас Гоббс*1 в трактате «Левиафан» утверждал, что «существует только один способ создать сильное государство - это единство власти». Единство системы государственной власти есть обязательное условие государственной целостности. Юридические признаки единства государственной власти заложены в совокупной компетенции системы органов, составляющих основу высшей государственной власти. Принцип единства государственной власти выражается в единой правовой политике, в особенности в политике законотворчества, государственного регулирования и управления, в наличии механизмов координации государственной деятельности и институтов федерального представительства (для федеративного государства). Единство системы органов государственной власти предполагает также их соподчиненность, централизованность (отображающую в то же время федеративную структуру государства).
_____
*1. Гоббс Томас (Hobbes) (1578-1679 гг.) - английский философ, мыслитель. Основные сочинения: «Левиафан», «Основы философии».

Независимость государственной власти - это исключительное право органов государственной власти самостоятельно принимать нормативные акты, формулировать в них государственную волю, обеспечивать конституционный правопорядок. Никакие политические и иные силы не могут вмешиваться в исключительное право каждого государственного органа действовать в пределах своей конституционной компетенции. Эта самостоятельность государственной власти обеспечивается отсутствием зависимости (финансовой, политической и др.) государственных органов от кого бы то ни было внутри и вне пределов государства.
2. Теории соотношения суверенитета Федерации и ее субъектов

Учения, обосновывающие юридическую природу суверенитета в федеративном государстве, исходя из специфики подходов к пониманию характера взаимоотношений федерации и ее субъектов. Своеобразие подходов к данной проблеме получило выражение в теориях: разделенного суверенитета (делимости суверенитета), несуверенных государств, так называемой сепаративной теории, теории участия и теории остаточного суверенитета.

Теория разделенного суверенитета представляет учение, исходяшее из того, что в федеративном государстве суверенную власть в равной мере осуществляют как федерация, так и ее составляющие (субъекты); соответственно суверенитет принадлежит и федерации и субъектам: каждому в своей сфере. Идею, положенную в основу теории разделенного суверенитета (делимости суверенитета), обосновали в конце XVIII в. авторы американской конституции А. Гамильтон, Д. Мэдисон, А. Токвиль. Сходна с теорией разделенного суверенитета дуалистическая теория, обоснованная российским государствоведом начала XX в. А. Ященко («Теория федерализма»), согласно этой теории, в федеративном государстве центральная и местные власти находятся не рядом друг с другом, а друг в друге. При этом следует различать власть субъектов федерации, не обладающих полнотой государственного суверенитета, но участвующих в образовании общего суверенитета; центральную власть союза, которая также не обладает полнотой государственного суверенитета, но тоже участвует в образовании общего суверенитета; и, наконец, общегосударственную власть, представляющую федеративное государство во всей его целостности. Последняя власть суверенна и образуется из согласованного решения местных и центральных властей.

Согласно теории несуверенных государств (неограниченного, полного суверенитета) государство - член сообщества - может существовать как государство, не обладая суверенитетом. Основатели этой теории (немецкие государствоведы XIX в. Еллинек, Аланд) исходили из того, что на всей территории единого государства существует только один суверенитет - имперский или федеральный. По Еллинеку, государства, вошедшие в федерацию, сохраняют определенный объем власти, но утрачивают суверенитет.

Теория участия основывается на том, что истинно государственный характер имеет федерация, единственно суверенное государство. Субъекты федерации, согласно данной теории, участвуют в образовании суверенной воли федеративного государства и таким образом содействуют образованию федерального суверенитета. Этим принципом субъекты федерации отличаются от самоуправляющихся провинций унитарного государства.

Сепаративная теория исходит из положения, что в федеративном объединении государств возможен суверенитет либо федерации, либо ее субъектов. В первом случае, согласно данной теории, суверенным государством выступает федерация в целом, а ее субъекты - государства-члены - теряют свой суверенитет и представляют собой политические образования, созданные для выполнения конкретных целей. Во втором - федеративное государство, возникшее из договора, не вправе подчинять своей воле государства, его образовавшие. Данная теория возникла в XIX в. в противовес теории делимости суверенитета. Проявления сепаративной теории (ее можно было бы назвать теорией ограниченного суверенитета, поскольку ее основная идея - в признании неполного, ограниченного волей субъектов суверенитета Федерации) имеют место в практике современного российского федерализма. В частности, популяризация регионального суверенитета наблюдалась в 1990-1992 гг., когда не только национальные, но и территориальные образования - составные части РСФСР провозглашали собственный «государственный» суверенитет. После принятия Конституции РФ 1993 г. попытки ограничения суверенитета Федерации ее субъектами выражались провозглашением республиканскими конституциями суверенитета республики в той или иной форме: обозначение республики суверенным государством, всяческое распространение государственного суверенитета республики; закрепление в конституциях республик конфедеративного типа связей, а также права приостановления в одностороннем порядке действия федеральных законов, равно права ратификации субъектом федеральных законов; стремление ряда субъектов в противоречии с федеральной Конституцией определить собственный статус исключительно в индивидуализированной форме посредством заключения договора с федеральными органами государственной власти и др.

Теория остаточного суверенитета основывается на признании за субъектами федерации всей полноты государственной власти за вычетом предметов исключительного ведения федерации и предметов совместного ведения федерации и ее субъектов. Выбор такого варианта взаимоотношений актуален для российского федерализма и его понимания - на территории Федерации не может быть «иных» неограниченных суверенитетов, субъекты Федерации, именующие себя государствами, могут рассматриваться только как имеющие остаточный суверенитет. В соответствии с Конституцией РФ (ст. 73) субъектам Федерации предоставляется «вся полнота государственной власти», но только за вычетом предметов ведения Федерации и ее субъектов. Переданные Федерации суверенные права вернуть назад на конституционной основе односторонне нельзя.






Сейчас читают про: