double arrow

Я тя люблю, а я тя нет


«Чаттеры считают, что способны подчинить себе любовные отношения, выбирая своих собеседников и рассказывая о себе в свободной и анонимной манере, — продолжает Филипп Бретон. — Но письменное общение предлагает им воображаемое представление об их собеседнике. А всю работу по узнаванию другого человека, которая зиждется на устном общении, им еще предстоит проделать».

Можно ли влюбиться в кого-то, кого никогда не видел на самом деле? «Разумеется, нет, — отвечает писатель Филипп Соллерс. — Быть влюбленным посредством Интернета, это отдает керубинизмом»*5. «Я не верю, что можно отделить чувственное знакомство (через взгляд, прикосновение...) от встречи умов, — подтверждает психоаналитик Элен Веккьяли. — Между чувствами должна возникнуть алхимия, которая связана со встречей двух бессознательных — а как бессознательное может общаться по и-мэйлу?» Под предлогом того, чтобы научиться лучше узнавать друг друга, интернавты главным образом стремятся отдалить момент истины, который представляет собой физическое столкновение с другим человеком. «Другой близкий человек — сосредоточение всех опасностей. Мы голы и беззащитны перед ним. Он может обнаружить наши слабые места. Наши тела говорят о нас гораздо больше, чем любая писанина». В интимных отношениях, даже если один лжет другому, невозможно солгать самому себе: тело — безошибочный барометр. «Виртуальность позволяет сохранить фантазмы и иллюзию удовлетворенности. Решиться на свидание — нынче самое рискованное предприятие на свете», — заключает она.

Двое канадцев из Монреаля, «влюбившихся» по Интернету, убедились в этом на собственном опыте. После трех месяцев переписки и необузданных страстей,

* Керубинизм — от имени инфантильного и склонного к самолюбованию мальчика-пажа Керубино, персонажа пьесы П.-О Бомарше «Женитьба Фигаро».

5 Беседа с Кристин Керделлан 5 ноября 2002 года.


Дети процессора

подогреваемых взаимными посланиями, эти двое поклонников Сети назначили друг другу настоящее свидание в клубе. Увы! Она описала себя как Мэрилин Монро киберпространства, а он — как продвинутого Тарзана. Кто бы сомневался, что в реальности все оказалось далеко не так блестяще. Как бы там ни было, они постарались об этом забыть. Неспособные найти подходящую тему для беседы и еще меньше — страстно поцеловаться, как они делали это по почте, они расстались в смущении, сразу по окончании спектакля. Но история на этом не закончилась. На следующий день он отправил ей послание, не упомянув в нем ни словом об этом вечере. Она ответила, намекнув на их предыдущие диалоги, как будто бы они никогда не встречались. И по обоюдному молчаливому согласию они возобновили свою виртуальную любовную связь.

И что же, мы на пороге формирования поколения влюбленных по переписке, как те японские «отаку»6, которые больше не хотят рисковать, вступая в отношения с другими? И хотя трудно в это поверить: физическая встреча тем не менее остается первостепенной целью в 99% отношений, начатых он-лайн.


Сейчас читают про: