double arrow

Не согласившись с указанными действиями Роспатента, заявители обратились в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании их незаконными.


Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 1384, 1387, 1388, 1389 ГК РФ, пунктами 7, 12.5, 26.4 и 26.5 Регламента, пришел к выводу о том, что оспариваемое действие Роспатента не противоречит нормам патентного законодательства.

Президиум Суда по интеллектуальным правам не согласился с выводами суда первой инстанции и отметил, в частности, следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 68 Конституции Российской Федерации и пунктом 1 статьи 3 Закона от 25.10.1991 N 1807-1 государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык.

Согласно пункту 1 статьи 11 Закона от 25.10.1991 N 1807-1 работа в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления осуществляется на государственном языке Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 16 Закона от 25.10.1991 N 1807-1 на территории Российской Федерации официальное делопроизводство в государственных органах, организациях, на предприятиях и в учреждениях ведется на русском языке как государственном языке Российской Федерации.




В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 1 Федерального закона от 01.06.2005 N 53-ФЗ "О государственном языке Российской Федерации" (далее - Закон о государственном языке) государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык.

Статус русского языка как государственного языка Российской Федерации предусматривает обязательность использования русского языка в сферах, определенных указанным Федеральным законом, другими федеральными законами, Законом от 25.10.1991 N 1807-1 и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, его защиту и поддержку, а также обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации.

Согласно пунктам 1, 6 части 1 и части 2 статьи 3 Закона о государственном языке государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию в деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности, в том числе в деятельности по ведению делопроизводства; во взаимоотношениях федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности и граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, общественных объединений.



В случаях использования в сферах, указанных в части 1 указанной статьи, наряду с государственным языком Российской Федерации государственного языка республики, находящейся в составе Российской Федерации, других языков народов Российской Федерации или иностранного языка тексты на русском языке и на государственном языке республики, находящейся в составе Российской Федерации, других языках народов Российской Федерации или иностранном языке, если иное не установлено законодательством Российской Федерации, должны быть идентичными по содержанию и техническому оформлению, выполнены разборчиво, звуковая информация (в том числе в аудио- и аудиовизуальных материалах, теле- и радиопрограммах) на русском языке и указанная информация на государственном языке республики, находящейся в составе Российской Федерации, других языках народов Российской Федерации или иностранном языке, если иное не установлено законодательством Российской Федерации, также должна быть идентичной по содержанию, звучанию и способам передачи.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 5 Закона о государственном языке обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации предусматривает, в частности получение информации на русском языке в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органах, органах местного самоуправления, организациях всех форм собственности.



В силу статьи 1388 ГК РФ заявитель вправе знакомиться со всеми относящимися к патентованию изобретений материалами, на которые имеется ссылка в запросах, отчетах, решениях, уведомлениях или иных документах, полученных им из Роспатента. Копии запрашиваемых заявителем в указанном федеральном органе патентных документов направляются ему в течение месяца со дня получения запроса.

В соответствии с пунктом 12.5 Регламента производство в Роспатенте ведется на русском языке. К материалам, представляемым заявителем на ином языке, должен быть приложен их перевод на русский язык. В случае отсутствия перевода заявитель уведомляется о необходимости его представления в двухмесячный срок со дня получения уведомления, а также о том, что до представления перевода материалы, представленные не на русском языке, считаются не поступившими.

Президиум Суда по интеллектуальным правам считает, что правила о государственном языке Российской Федерации, предусмотренные Конституцией Российской Федерации, Законом от 25.10.1991 N 1807-1, Законом о государственном языке, распространяются на любые документы, имеющие отношение к материалам заявки, как на представляемые заявителем, так и на документы, которые были исследованы федеральным органом при проведении экспертизы заявки и противопоставлены ей (выделено мной. - В.Д.).

Нормы пункта 5 статьи 1386 ГК РФ, а также пункта 12.5 Регламента не содержат прямого указания на необходимость полного перевода на русский язык копий материалов, противопоставленных заявке, которые Роспатент обязан предоставить заявителю по его запросу. Однако эти нормы следует толковать в совокупности с вышеприведенными нормами Конституции Российской Федерации, Закона от 25.10.1991 N 1807-1 и Закона о государственном языке.

Указывая на наличие в заявке обнаруженных недостатков и аргументируя свои доводы ссылками на источники, выполненные полностью или в части на иностранном языке, Роспатент как в целях соблюдения правил о государственном языке, так и в целях единообразия понимания и толкования органом и заявителем релевантных частей противопоставляемых источников в запросе экспертизы обеспечивает перевод этих частей на русский язык.

В запросе экспертизы от 02.07.2013 по заявке N 2012110101/12 (015121) отсутствует перевод на русский язык абзацев [0013] - [0041] патентного документа JP 3668248, на которые ссылался государственный эксперт, устанавливая факт отсутствия в заявке признаков "новизна" и "изобретательский уровень" и предлагая заявителям внести изменения в формулу изобретения. По требованию заявителя перевод указанных выше источников не был предоставлен.

В связи с изложенным действие Роспатента по заявке N 2012110101/12 (015121), выразившееся в отказе предоставить заявителю перевод на русский язык абзацев [0013] - [0041] патентного документа JP 3668248, является незаконным и нарушающим права заявителей. Кроме того, следует отметить, что представление соответствующего патентного документа в суд без перевода на русский язык противоречит требованиям части 5 статьи 75 АПК РФ.

Поскольку все фактические обстоятельства дела судом первой инстанции установлены, а решение вынесено с нарушением норм материального права, состоящим в их неверном толковании, необходимость исследования дополнительных доказательств отсутствует, президиум Суда по интеллектуальным правам полагает правильным, не передавая дело на новое рассмотрение, отменить решение суда первой инстанции и принять новый судебный акт об удовлетворении требования заявителей в части признания незаконным отказа Роспатента в предоставлении заявителям перевода на русский язык абзацев [0013] - [0041] патентного документа JP 3668248 как нарушающего пункт 12.5 Регламента.

В удовлетворении требования заявителей в части обязания Роспатент приостановить признание заявки N 2012110101/12, отозванной до окончания судопроизводства по настоящему заявлению, следует отказать, поскольку такой способ защиты права не предусмотрен действующим законодательством. Кроме того, как пояснил в судебном заседании представитель Роспатента, в настоящее время заявка N 2012110101/12 (015121) признана отозванной.

Отметим, что заявители не потеряли право оспорить решение о признании заявки на изобретение отозванной путем подачи возражения в Палату по патентным спорам в течение шести месяцев со дня получения ими запрошенного у Роспатента перевода на русский язык указанных релевантных частей противопоставленного японского патентного документа.

Президиум СИП по сути своего Постановления весьма корректно пояснил Роспатенту известную пословицу: "Как аукнется, так и откликнется", отметив, что правила о государственном языке Российской Федерации, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и Законом о государственном языке, "распространяются на любые документы, имеющие отношение к материалам заявки, как на представляемые заявителем, так и на документы, которые были исследованы федеральным органом при проведении экспертизы заявки и противопоставлены ей".

Иными словами, в данном вопросе между заявителем и экспертом поставлен знак равенства. Действительно, если заявитель обязан представлять по заявке любые документы на русском языке, то почему Роспатент, в свою очередь, не должен был этого делать, противопоставляя по этой же заявке иностранные документы, особенно когда заявитель об этом просит?

После принятия названного Постановления СИП вопрос о представлении заявителю соответствующего перевода противопоставленного источника информации решен, но каким может быть или должен быть такой перевод по качеству и всегда ли он нужен в письменном виде?

Как представляется, ответ на указанный выше вопрос дан самим Роспатентом в заключении коллегии Палаты по патентным спорам, являющимся составной частью решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения ООО "ДубльГИС", поступившее в Палату по патентным спорам 06.08.2012, против выдачи патента Российской Федерации на изобретение N 2198433.

На заседаниях коллегии Палаты по патентным спорам патентообладателем были представлены отзыв на возражение и дополнения к отзыву, в которых выражено несогласие с доводами возражения и отмечено, что в возражении имеются лишь рефераты противопоставленных патентов, при этом переводы рефератов представлены не с языка оригинала (японский), а с английского языка и выполнены некорректно. В связи с этим патентообладателем представлены полный перевод на русский язык патентного документа JP 2000059538, опубликованного 25.02.2000, и переводы рефератов патентных документов.

Относительно перевода на русский язык противопоставленных источников информации коллегия Палаты по патентным спорам отметила следующее:

"Что касается некорректности переводов источников информации [1], [3] - [5], указанных в возражении, то патентообладатель воспользовался своим правом и представил свою редакцию переводов упомянутых источников информации.

При оценке соответствия изобретения по оспариваемому патенту условию патентоспособности "изобретательский уровень" во внимание принимались переводы на русский язык патентного документа [1], представленные патентообладателем и лицом, подавшим возражение. При этом целесообразно отметить, что в данной редакции переводов нет принципиальных различий, касающихся существа известного технического решения".

Из написанного можно сделать вывод о том, что Роспатент в лице Палаты по патентным спорам признает право патентообладателя представлять свою редакцию перевода источников информации.

Что можно понимать под своей редакцией перевода? Перевод, осуществленный лично патентообладателем, или перевод, представленный патентообладателем (заявителем) независимо от того, кто непосредственно осуществил перевод?

Полагаем, что возможен только второй вариант, который не исключает автоматизированный машинный перевод, т.к. требование перевода, сделанного именно патентообладателем, лишено смысла, в частности, когда последним является не физическое, а юридическое лицо, которое может лишь представить перевод, но не осуществить его.

Если перевод на русский язык может быть любым, а важно только отсутствие принципиальных различий в переводе, то вполне допустимо и заявителю, и эксперту прикладывать к своему документу отредактированный автоматизированный машинный перевод противопоставляемых иностранных источников информации или их релевантных частей, что уже значительно облегчает участь лиц (эксперт/заявитель), обязанных представлять по каждой заявке перевод иностранных документов (их частей), если таковые используются в процессе рассмотрения заявки.

Отсутствие принципиальных различий в разных переводах по одному делу будет свидетельствовать об их качестве, а в случае несогласия сторон о качестве перевода по содержанию он должен быть рассмотрен в первую очередь в Роспатенте, а в случае спора - в суде.

Последнее весьма гипотетично, но если по каждой заявке эксперт будет прикладывать собственный <262> или машинный перевод иностранной ссылки (ее части) на русский язык, то надо еще радоваться тому, что президиум СИП не обязал Роспатент предоставлять перевод по аналогии с пунктом 5 статьи 75 АПК РФ, в соответствии с которым "к представляемым в арбитражный суд письменным доказательствам, исполненным полностью или в части на иностранном языке, должны быть приложены их надлежащим образом заверенные переводы на русский язык" (выделено мной. - В.Д.).

--------------------------------

<262> Интересно, как эксперт переведет с японского или китайского языков?

 

В повседневной практике нет смысла представления отдельного перевода релевантной части иностранного документа в решении по каждой заявке, но перевод вне всяких сомнений должен быть представлен незамедлительно по просьбе заявителя, а в текущем режиме экспертизы вполне достаточно пользоваться жизненной формулой, определяемой суммой высказанных позиций президиума СИП и Роспатента: единообразие понимания и толкования Роспатентом и заявителем релевантных частей = отсутствие принципиальных различий в разных переводах по одному делу.

3. Требования к документам заявки. Эти требования установлены соответствующими административными регламентами Роспатента <263>, заменившими ранее применявшиеся правила составления, подачи заявки и экспертизы в отношении изобретений, полезных моделей и промышленных образцов.

--------------------------------

<263> Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на изобретение и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на изобретение; Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на промышленный образец и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на промышленный образец; Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на полезную модель и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на полезную модель.

 

Исключение ранее предусмотренного п. 5, согласно которому к заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец должен прилагаться документ, подтверждающий уплату патентной пошлины в установленном размере, или документ, подтверждающий основания освобождения от уплаты патентной пошлины, либо уменьшения ее размера, либо отсрочки ее уплаты, не освобождает заявителя от обязанности уплачивать соответствующую пошлину и прикладывать к подаваемой заявке необходимый документ. Законодатель посчитал достаточным наличие в ГК РФ общей нормы по ст. 1249 "Патентные и иные пошлины", обязывающей заявителя осуществлять соответствующие платежи, в том числе за совершение юридически значимых действий, связанных с патентом на изобретение, полезную модель, промышленный образец.

Документом, подтверждающим уплату патентной пошлины, является, в частности, копия платежного поручения, заверенная уполномоченным банком. В принципе Роспатент обязан принять любой платежный документ, использование которого допускается на территории Российской Федерации в качестве документа, подтверждающего осуществление платежа. В настоящее время Роспатентом совместно с рядом других государственных органов разрабатываются процедура и технология получения сведений о проведенном заявителем целевом платеже без обязательного представления в Роспатент копии платежного поручения <264>. После введения в действие такой государственной системы учета платежей отпадет необходимость представлять в Роспатент копию платежного документа, будет достаточно сообщить реквизиты осуществленного платежа.

--------------------------------

<264> Алексеева О. Новые административные процедуры // Патенты и лицензии. 2013. N 3.

 

Документом, подтверждающим основания освобождения от уплаты патентной пошлины, либо уменьшения ее размера, либо отсрочки ее уплаты, может служить любой официальный документ, подтверждающий соответствующее право.

 

Статья 1375. Заявка на выдачу патента на изобретение

 

Комментарий к статье 1375

 

1.1. Единство изобретения. Пункт 1 комментируемой статьи содержит условие соблюдения единства изобретения, являющееся одним из принципиальных требований к содержанию заявки на выдачу патента на изобретение. Такое условие считается заведомо выполненным, когда заявка относится только к одному изобретению, но при этом одно изобретение должно быть сформулировано в формуле изобретения так ясно, чтобы не было сомнений в том, что в данном пункте формулы изобретения действительно заявлено одно изобретение, а не "закамуфлированная" группа изобретений.

Единство одного изобретения. Под одним изобретением понимается изобретение, охарактеризованное не просто каким-либо набором признаков, а совокупностью признаков, находящихся в причинно-следственной связи друг с другом. Именно в такой совокупности существенных признаков усматривается единство изобретения в отношении одного изобретения. Если между признаками отсутствует причинно-следственная связь, то каждая группа таких невзаимосвязанных признаков представляет собой самостоятельное решение, которое рассматривается как отдельное изобретение, не связанное с другим изобретением, охарактеризованным другой самостоятельной группой признаков. В таком случае правомерно говорить о несоблюдении единства изобретения в формуле на формально заявленное одно изобретение. Об этом было доходчиво сказано в п. 4.02.1 Инструкции по государственной научно-технической экспертизе ЭЗ-2-74, которой пользовались патентные эксперты в советское время.

Одним объектом изобретения признается такое созданное изобретателем целое, т.е. такое единство частей, которое существует только благодаря тому, что эти части взаимосвязаны друг с другом, их связь носит устойчивый характер и в результате этой взаимосвязи у целого появляются новые свойства, не присущие частям в их разобщенности.

Далее в п. 4.05 указанной Инструкции было сказано:

"Единство изобретения будет нарушено всегда (за исключением случаев, оговоренных в пунктах 4.02.4 и 4.03), если в описании и формуле изобретения отображена искусственно собранная в кажущееся целое сумма отдельных предметов (деталей, узлов, устройств, веществ и т.п.), не взаимосвязанных для достижения общего положительного эффекта, свойственного только целому (в определении, данном в пункте 4.02.1)" (выделено мной. - В.Д.).

Именно эти ранее изученные и хорошо известные тезисы нарушения единства изобретения должны лежать в основе последующего отрицания изобретательского уровня при попытке получить патент на средство (продукт или способ), состоящее из известных частей, выбор которых и связь между которыми осуществлены на основании известных правил, рекомендаций, и достигаемый при этом технический результат обусловлен только известными свойствами частей этого средства и связей между ними.

Административный регламент по изобретениям (полезным моделям) должен содержать требование к независимому пункту формулы изобретения, по которому независимый пункт формулы не признается относящимся к одному изобретению, в том числе когда содержащаяся в нем совокупность признаков включает совокупность средств, каждое из которых имеет собственное назначение, без реализации указанной совокупностью средств общего назначения.

Нельзя не отметить, что механизм оценки единства изобретения в независимом пункте формулы изобретения корректнее раскрыт в Правилах составления, подачи и рассмотрения евразийских заявок в Евразийском патентном ведомстве.







Сейчас читают про: